1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Свирепые янычары не щадили ни врагов, ни своих султанов

О духовных рыцарских орденах Запада, наверное, слышал каждый из наших читателей. А вот информация о том, что и на Востоке существовали подобные структуры, для многих станет откровением. Хотя речь пойдет о воинах, назва­ние которых давно уже стало нарицательным. Это янычары - гвардия турец­ких султанов, которые на протяжении нескольких веков считались лучшими пехотинцами мира.

 

«Налог кровью»

Кто такие янычары? Считается, что основате­лем корпуса янычар стал сул­тан Орхан, но лишь в 1365 году султан Мурад I своим фирманом приказал из детей своих христианских поддан­ных сформировать «новое войско». По-турецки «новый воин» - «еничери». Отсюда и название - янычары.

Из-за чего же султан Му­рад решил создать корпус из людей, чуждых ему по вере? Дело в том, что тогдашнее турецкое войско состояло из отрядов пехоты и конницы, которые приводили с собой правители провинций, под­властных султану. Боеспо­собность таких частей была довольно низкая, к тому же часто командиры этих отря­дов плели заговоры против падишаха, что было смер­тельно опасно в военное вре­мя.

Султан Мурад хотел, что­бы в его непосредственном подчинении были профес­сиональные воины, лично ему преданные, прекрасно обученные и умело владею­щие всеми видами тогдаш­него огнестрельного и холод­ного оружия. За образец Му­рад взял европейские рыцар­ские ордена, славящиеся сво­ ей железной дисциплиной и боевой выучкой.

В качестве духовных на­ставников янычары получи­ли дервишей из суфийско­го ордена бекташи. Соглас­но легенде, глава ордена Хад­жи Бекташи на церемонии основания отряда оторвал от своего белого одеяния ру­кав, возложил его на голо­ ву одного из воинов (при­чем так, что часть его свеши­валась на затылок). С это­го времени янычарский кор­пус формально считался ча­стью ордена бекташи, а Хад­жи Бекташи - его святым по­кровителем. Шейх (настоя­тель) ордена стал почетным командиром 99-й роты яны­чарского корпуса. Члены ор­ дена служили войсковыми священниками, а головным убором янычар стала шапка с куском ткани, свисающим сзади.

С покоренных христиан­ских народов турки собира­ли множество налогов. Сре­ди них был и такой налог, как девширме - «налог кро­вью». Суть его заключалась в следующем. Каждый пятый- седьмой год (позднее - еще чаще) особые султанские чи­новники отбирали в каждой христианской общине одно­го из пяти мальчиков в воз­расте от семи до четырнадца­ти лет для службы в янычар­ском корпусе.

Всех отобранных отправ­ляли в Стамбул, где обраща­ли в ислам. Затем в присут­ствии султана происходи­ли «смотрины». Самых спо­собных и физически креп­ких зачисляли в султанскую школу, которая была кузни­цей кадров для дворцовых служб, государственной ад­министрации и конного вой­ска. Большую же часть детей направляли в корпус янычар.

На первом этапе их посы­лали для воспитания в се­мьи турок, которые вноси­ли за них небольшую пла­ту. Там они учили турецкий язык и мусульманские обы­чаи, приучались к тяжелому физическому труду и привы­кали переносить голод и ли­шения. Через несколько лет их возвращали в Стамбул и зачисляли в состав ачеми оглан («неопытные юноши») - подготовительный отряд янычарского корпуса.

Эта стадия обучения про­должалась семь лет и состояла из военной подготовки и тяжелых физических ра­бот. Ачеми оглан жили в ка­зармах подразделениями по двадцать-тридцать человек, подчинялись суровой дисци­плине и получали небольшое денежное содержание. Они не покидали пределов Стам­була и не участвовали в во­енных действиях. В них вос­питывались исламский фа­натизм, абсолютная предан­ность султану, слепое пови­новение командирам. Выход своей энергии они давали во время религиозных празд­ников, когда совершали на­силие против стамбульских христиан и иудеев, на что их командиры смотрели сквозь пальцы.

По достижении двадцати пяти лет наиболее физиче­ски крепкие юноши, доказав­шие свое умение в обраще­нии с оружием, становились янычарами. Остальные - чикме («отвергнутые») - на­правлялись на вспомогатель­ные общественные службы.

Под грохот котлов

Основной боевой еди­ницей корпуса янычар был полк (орт). Число их дохо­дило до 196. Полки разли­чались по происхождению и выполняемым функциям. Число воинов в орте не было постоянным. В мирное вре­мя оно варьировалось от 100 в столице до 200-300 воинов в провинции; в период войны оно увеличивалось до 500.

Верховным командующим янычарского корпуса считал­ся сам султан, но фактически командовал им ага. Своим рангом он превосходил ко­мандующих всех других ро­дов войск и гражданских са­новников и являлся членом дивана (государственного со­вета). Ага обладал абсолют­ной властью над янычарами.

В рамках полка- орта существовали следующие чины: сакабаши («началь­ник водного снабжения»), баш каракуллукчу (букваль­но - «старший помощник по­вара»), ашчи уста («старший повар») и чорбаджи (бук­вально - «суповар»). Обилие терминов, связанных с при­готовлением пищи, не слу­чайно. Знамя в корпусе яны­чар заменял священный ко­тел. Каждый орт имел боль­ шой бронзовый котел (ка­зан) для варки мяса. Свой небольшой котел был и у каждого отряда янычар. Во время похода казан несли перед ортом, в лагере же его ставили перед палат­ками. Потерять котел, осо­бенно на поле боя, считалось самым большим позором для янычар - в этом случае всех офицеров изгоняли из орта, а простым воинам запреща­ли участвовать в официаль­ных церемониях. В мирное время каждую пятницу орты, дислоцированные в столице, шли с казанами к султанско­му дворцу, где получали про­довольственный пилаф (рис и баранину).

Если орт отказывался принимать пилаф, опроки­дывал котел и собирался во­ круг него на ипподроме, это означало отказ от повино­вения властям и начало мя­тежа. Казан также считался святым местом и убежищем: спрятавшись под ним, вино­вный мог спасти свою жизнь.

В мирное время янычары не проводили общих воен­ных занятий, каждый из них упражнялся со своим оружи­ем самостоятельно. На мар­ше янычары не придержи­вались никакого особого по­рядка, однако в бою каждый воин занимал свое место в строю.

В казармах янычар цари­ла суровая дисциплина, в них поддерживалась абсо­лютная чистота, туда не до­пускались женщины (кста­ти, жениться янычарам тоже было запрещено). Дисци­ плина обеспечивалась суро­вой системой наказаний: от телесных и карцера до уволь­нения, ссылки в погранич­ную крепость, пожизненно­го тюремного заключения и смертной казни. Самыми тя­желыми проступками счита­лись дезертирство и трусость на поле боя. Янычара нельзя казнить; поэтому виновного сначала изгоняли из корпуса и лишь затем лишали жизни.

Во время сражения яны­чары строились клином и, стреляя из ружей, шли в ата­ку. Среди янычар были осо­бые ударные подразделения, называвшиеся серденгетчи (буквально - «рискующие головой»), численностью до 100 добровольцев.

В начале XVII века яны­чары стали ведущей полити­ческой силой Османской им­перии, главным источником мятежей и заговоров, фак­тически присвоив себе пра­во низлагать и возводить на престол султанов. Попытка Османа II в 1622 году рефор­мировать корпус стоила ему жизни. В 1623 году яныча­ры свергли Мустафу I, в 1648 году - Ибрагима, в 1703 году - Мустафу II, в 1730 году - Ахмеда II, в 1807 году - Се­лима III. Еще чаще их жерт­вами оказывались высшие сановники государства.

Только султан Махмуд II смог провести военную ре­форму. 28 мая 1826 года он издал указ о создании регулярных армейских соединений из части яны­чарского корпуса. В ответ 15 июня янычары подняли вос­стание, которое было жесто­ко подавлено. Янычар рас­стреляли из пушек карте­чью, корпус был упразднен, казармы разрушены, свя­щенные котлы уничтожены, а само имя янычар предано вечному проклятию.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить