1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Первые люди, поселив­шиеся на острове Пас­хи, были выходцами из Вос­точной Полинезии, кото­рые назвали его Рапа-Нуи - Большой Рапа. Даже само­му ничтожному человеку хо­чется считать себя центром Вселенной. А 7 апреля 1722 года, когда этот остров от­крыл остальному миру гол­ландский адмирал Якоб Рог- гевен, он нарек его островом Пасхи. С тех пор именно так он и известен.

Рапануйцы - воители

Моряки Роггевена первы­ми увидели своими глазами главную достопримечатель­ность острова Пасхи - ги­гантских каменных исполи­нов с огромными головами и бесформенным телом, кото­рые стояли повсюду. Рост не­которых достигал 20 метров. Кто создал этих каменных истуканов и каким образом они доставлялись из каме­ноломен к берегу - остается главной тайной острова Пас­хи и по сей день.

Исследователи отмеча­ли, что их не покидало ощу­щение, будто люди десяти­летиями усердно работали, поставив на конвейер изго­товление и транспортиров­ку каменных изваяний, а по­том в один момент все бро­сили и ушли. Все это похо­же на некую кару, ниспос­ланную островитянам свыше за грехи. И, вероятнее всего, за их каннибализм. Порази­тельно, но древние обитате­ли острова Пасхи, понимав­шие толк в красоте и искус­ствах, создавшие свою ори­гинальную письменность, были при этом дикарями- каннибалами.

В1Х-Х веках остров начал заселяться прибывавшими на него полинезийцами. Об­разовавшуюся на нем народ­ность называют рапануйцами. В то время остров Пас­хи был покрыт пальмами. А в его лесах обитало много разной живности. Однако раем для жителей этот остров не стал. Рапануй­цы были чрезвычайно воин­ственны и постоянно враж­довали. Война практически не прекращалась  и  шла между двумя могуществен­ными союзами: хоту-ити, ко­торый составляли жители восточной части острова, и ту’у - из представителей за­пада. Те и другие были настоящими дикарями и канниба­лами.

В этой связи любопыт­на одна из легенд о причинах очередного военного кон­фликта на острове. Согласно ей двое молодых людей Ма­кита и Рокехауа как-то на­несли дружественный визит Каинге, великому воину со­юза хоту-ити. Тот расстарал­ся и приказал принести сво­ему младшему сыну для до­рогих гостей местный дели­катес - внутренности кури­цы. Однако Рокехауа шутки ради отказался их есть, ска­зав, что он любит внутренно­сти человека. Каинга понял шутку буквально. Он убил своего младшего сына и по­дал гостям его приготовлен­ные внутренности. Макита и Рокехауа перепугались и убежали. Но самое порази­тельное, что Каинга разгне­вался на них не из-за того, что убил сына, а из-за того, что гости не отведали его угощения. Он собрал своих воинов и отправился в по­ход против ту’у. Рокехауа и Макита вместе со своими со­племенниками уплыли на остров Моту-Нуи. Но Каин­га достал их и там. Напал на них со своим отрядом и всех перебил. А Рокехауа он под­жарил в земляной печи, по­сле чего закусил им вместе со своими воинами.

Так что блюда из убитых врагов были обычными в ра­ционе рапануйцев. Уже упо­минавшийся Каинга как-то уничтожил племя тупа-хоту на острове Маротири. А по­том каждый день отправ­лял туда каноэ за провизией. Лодка возвращалась гружен­ной трупами людей, которых победители с удовольствием поедали.

Вождь на закуску

Но, надо полагать, все же не все островитяне занима­лись людоедством. Не слу­чайно для обозначения кан­нибалов у них появилось осо­бое название - каи-тангата («пожиратели людей»). Ви­димо, в основном любителя­ми человечинки были воины, поскольку поедали на Пас­хе преимущественно плен­ников. А способствовала превращению воинов в кай- тангата жестокость, с которой велись боевые действия.

Ору­жие островитян было прими­тивным, а средствами защиты они попросту пренебрегали. Когда враждующие племе­на сходились в битве, то сна­чала забрасывали друг друга камнями, потом по мере приближения начинали метать дротики с наконечниками из вулканического стекла и, на­конец, сходились в рукопаш­ной, где безжалостно кроши­ли друг другу черепа деревян­ными палицами. Особо нена­вистных врагов, попавших в плен, предавали мучительной казни.

Прыгали у них на жи­вотах, пока те не лопались и из них не вываливались вну­тренности. Прочих пленни­ков, их жен и детей сгоняли в хижины, находившиеся возле священных камней. Оттуда их по мере надобности извле­кали и поедали. Особым ла­комством считались пальцы рук и ног. Если среди пленни­ков оказывался вождь, то его участь была наиболее печаль­ной.

Вождя не толь­ко съедали, но еще и сжигали его голову. По преданию, это должно было навлечь на него и всех членов его семьи гнев богов загробного мира. А что­бы унизить каждую частичку тела мертвого вождя, остав­шиеся после него обглодан­ные кости пускались в про­изводство. Из них делались швейные иглы и рыболовные крючки. Такие крючки назы­вались мангаи-кахи, и счита­лось, что при их использова­нии рыболову передавалась «манна» (сила) погибшего человека. Особенно хорошие крючки выходили из бедрен­ной кости человека. Их ис­пользовали обычно при лов­ле тунца.

Длинноухость имеет значение

Может быть, войны и ра­стущее людоедство приостановили совместный труд по изготовлению каменных истуканов. Племенные раз­личия потеряли остроту, по­скольку главным призна­ком стала длина ушей. В то время на острове Пасхи сло­жилось две народности: ха- нау момоко (короткоухие) и ханау еепе (длинноухие). Длинноухие стояли ран­гом выше.

Они много време­ни уделяли искусственно­му вытягиванию собствен­ных ушей, а работали за них короткоухие. О том, что ка­менные истуканы создава­лись в период сосущество­вания этих народностей, го­ворит то, что некоторые из­ваяния тоже имеют длинные уши. Потом, как это часто бывало в человеческой исто­рии, «чернь» взбунтовалась.

Малочисленные длинноу­хие бежали на полуостров Пойке, где укрылись за ши­роким рвом длиной в два километра. А чтобы против­ник не смог преодолеть пре­граду, длинноухие пустили под корень кучу пальм, ко­торые свалили в ров, что­бы поджечь в случае опасно­сти. Но короткоухие в тем­ноте обошли врагов с тыла и сбросили их в горящий ров. Власти длинноухих пришел конец. Все они были истре­блены. А поскольку сдела­но это было с чрезвычайной жестокостью, то остров по­стигло еще одно проклятие.

Оно настигло сначала де­ревья, которые невольно ока­зались символом трагедии длинноухих людей. Оконча­тельному уничтожению де­ревьев на острове поспособ­ствовали крысы, которые съели все семена пальм. Остров превратился в каменисто­травянистую пустыню.

С исчезновением лесов люди лишились стройма­териалов для изготовления хижин и лодок. А посколь­ку с истреблением длинноу­хих были уничтожены луч­шие мастера и агрономы, то жизнь на острове Пасхи вскоре превратилась в каж­додневную борьбу за суще­ствование, спутником ко­торой был опять начавший набирать обороты канниба­лизм.

К счастью, миссионеры путем христианизации на­селения уничтожили в нем склонности к поеданию себе подобных. А помощь с ма­териков помогла туземцам с острова Пасхи выжить. Ка­жется, что проклятия пе­рестали тревожить жизнь островитян, а 887 каменных статуй лишь печально взира­ют пустыми глазницами на них и на туристов, зачастив­ших в этот уголок в поисках ответов за загадки острова Пасхи.

Автор: Олег Логинов

Остров Пасхи возвращение в прошлое


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить