1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

«Он зверь и убийца!» – говорим мы о преступниках. Между тем убийство зверем своего сородича – случай исключительный. Как правило, убийцей становится или больной или крайне напуганный зверь. Да, именно напуганный, а не обозленный. Потому что против естественной агрессии хищника природа выработала мощное противоядие.

Практически нет «нравственных ориентиров» только у животных-одиночек. Медведь, встретивший медвежат, с большой вероятностью убьет их и съест, если мама-медведица на свою беду куда-нибудь отлучилась. Одинокий лев-самец, который набредает на гарем львиц, первым делом убивает всех львят – чтобы избавиться от чужих генов в своем прайде. Потом он будет без малейшего зазрения совести отбирать добычу у львиц-охотниц, пользуясь тем, что почти в полтора раза массивнее своих кормилиц и наложниц. А вот его родным львятам ничего не угрожает – почуяв знакомый запах, лев меняет гнев на милость и позволяет львятам хватать куски мяса перед самым его носом. Словом, поведение даже самых «нецивилизованных» зверей подчинено жесткой внутренней логике. Никто из них не руководствуется правилом «всех убью, один останусь» ― наоборот, они идут на убийство сородича лишь в случаях, «строго оговоренных» эволюцией.

В стае нравы обычно гораздо более цивилизованные. Понаблюдайте как-нибудь за собачьей сварой на улице. В девяти случаях из десяти она закончится в считанные минуты и совершенно бескровно. Пес, имевший несчастье рассердить более сильного сородича, просто принимает защитную позу переворачивается на спину, подставляя живот, или припадает к земле, открывая шею. И противник, которому на языке жестов сказали «Хочешь – убей! Я беззащитен», тут же отступает, а иногда даже начинает дружески вылизывать побежденного.

Ничего удивительного в этом нет. Хищники, вооруженные могучими клыками и легко впадающие в буйство, быстро истребили бы весь свой род, если бы не своеобразная «инстинктивная» мораль. У животных, менее вооруженных и не способных к самостоятельной жизни ни при каких условиях, мораль становится коллективной.

В лесах Южной Америки живут крохотные мартышки-гремлины. Чтобы держаться вместе в густой листве джунглей, они метят ветки пахучими каплями мочи и, передвигаясь по веткам, обнюхивают и слизывают такие же капельки-метки своих приятелей. Когда мартышки спускаются на землю, чтобы поохотится на насекомых, они обязательно оставляют на деревьях нескольких дозорных, которые криком предупреждают об опасности.

В стае гремлинов не бывает больше одной беременной самки. Единственная беременная самка выделяет с мочой специальный фермент, который служит контрацептивом для прочих самок. Поэтому двух младенцев (гремлины как правило рожают двойню) воспитывает вся стая.

Особую роль играет при этом отец – во время родов он охраняет самку, перегрызает пуповину у малышей, съедает послед. Через несколько дней он уже берет малышей на руки, а вскоре вся семья по очереди начинает носить малышей и делится с ними пищей.

Практически для всех обезьян очень важным является ритуал вычесывания – одна обезьянка ищет в шерсти другой насекомых. Эта взаимопомощь эмоционально окрашена: обезьяны одной стаи выказывают таким образом друг другу приязнь и уважение. Такое вычесывание – лучший способ утихомирить агрессивного самца, который сегодня встал не с той лапы.

Шимпанзе придумали еще два способа погасить агрессию между членами стаи. Первый – секс, второй – дележ добычи. К первому обычно прибегают самки, ко второму – самцы. Удачливый шимпанзе-охотник, который сумел поймать птицу или мелкого зверька, отрывает куски еще теплого мяса и раздает их своим самцам-друзьям, близким родственникам, старшим самцам и беременным самкам.

Крупные обезьяны способны использовать свой коллективный дух в борьбе за выживание и завоевание новых территорий. Шимпанзе ходят дружным коллективом на войну против других шимпанзе, нарушивших границы участка. Причем боевые действия начинаются, как правило, с митинга-накачки, на котором заводилой выступает самый истеричный и неуравновешенный шимп. Вот только боевой арсенал у шимпанзе достаточно скуден. Они могут толкать друг друга, бить кулаками, царапаться, кидать друг в друга грязью или мелкими камнями. Поскольку все шимпанзе самцы находятся примерно в одной весовой категории, то особой опасности для жизни такой бой не представляет.

Попадаются среди обезьян и самые настоящие преступники. Правда, очень редко. Знаменитый зоолог Джейн Гудолл провела почти двадцать лет в национальном парке Гомбе-Стрим (Танзания), изучая жизнь человекообразных обезьян на воле. Все эти годы она была уверена, что перед ней если и не кроткие вегетарианцы (обезьяны изредка охотились на птиц и более мелких обезьянок), то по крайней мере цивилизованные существа, умеющие вовремя остановиться и погасить свою агрессию. Представьте себе, как она была шокирована, когда среди обезьян появилась парочка каннибалов. Мать и дочь, объединившись, отбирали малышей у только что родившихся самок и поедали их. Характерна реакция остальных обезьян – они явно были шокированы... шокированы настолько, что даже не пытались утихомирить преступниц.

Однако исключения только подтверждают правило – поведение преступной парочки аномально и, возможно, было связано с изменением экологических условий и голодом в заповеднике. Когда через несколько лет мать умерла, дочь не пыталась ни повторить нападение, ни сколотить новую банду.

А что же прямые потомки обезьян и прямые наши предки – первобытные люди? У многих из нас еще со школы осталось впечатление, что в те времена безраздельно господствовали право сильного и всех, кто не сумел отстоять свою жизнь с дубинкой в руках, мгновенно убивали и пожирали.

Ход событий представляется примерно так. Однажды самая сообразительная обезьянка додумалась, что если взять в руку тяжелый камень и использовать его для расправы с ненавистным противником, эффект будет ошеломляющим. Вторая догадалась, что камень, который слабо бьет, можно и заострить. А потом третья сообразила, что если такой острый камень привязать к палке, то можно поражать противника на расстоянии, оставаясь при этом в относительной безопасности. И с тех пор пошло-поехало...

Их нравы

Еще римлянин Лукреций Кар считал, что костяные орудия были первыми помощниками и защитниками человека. Сначала археологи его поправляли – костяные орудия вроде ножей или наконечников стрел появляются гораздо позже каменных – в самом конце каменного века. Однако потом оказалось, что это не совсем так. С теорией первых костяных орудий связано много версий, в том числе и гипотеза о том, что человек – врожденный убийца. Ее авторство принадлежит англичанину Раймонду Дарту, который в 1924 году исследовал кости, доставленные в Йоханнесбург из местности Таунг. Дарту удалось собрать 13 черепов и около 200 зубов австралопитеков – первобытных людей, живших около 4 миллионов лет назад. Некоторые черепа были пробиты. Возможно, это первое в истории человечество убийство?

Однако каким же орудием оно совершилось? Рядом с костями австралопитеков ни разу не было найдено каменных орудий. Сразу возникли сомнения: человек ли это? Ведь предок человека и ранний человек должны были делать орудия. Дарт и его помощники внимательно пересмотрели все, что было найдено вместе с останками австралопитеков, и заметили, что рядом с ними всегда лежит много костей бабуинов. Причем у обезьян-бабуинов черепа, как правило, тоже раздроблены. Дарт исследовал 42 черепа бабуинов. Оказалось, что по 27 из них удар был нанесен спереди, 7 бабуинов были убиты ударами слева. У некоторых австралопитеков черепа были раздроблены тем же способом. Кто же убийца?

Дарт передал некоторые черепа судебным медикам. Они подтверждают – животные были убиты сильным ударом дубинки или трубчатой кости. Дарт снова обследовал все находки из пещер. Оказывается, что чаще всего с разбитыми черепами встречаются верхние плечевые кости антилопы. Эта кость точно входила в отверстие в черепе бабуина. Значит, убивали орудиями из длинных костей антилоп. Австралопитеки были охотниками и убийцами, вооруженными дубинками?..

В 1965 году Джонатан Лики нашел в Олдувае (Африка) череп и остатки скелета мальчика 11-12 лет, жившего около 2,5 миллионов лет назад. Мальчик передвигался не на четырех, а на двух ногах; строение его кисти было таково, что он мог удерживать в ней орудия сложной формы. Это была уже не обезьяна, а человек. Археологи назвали новый вид Человеком Умелым. Можно ли назвать его также Человеком Преступным? На черепе ребенка красовалась огромная дыра, пробитая ограненным и заостренным орудием. Был ли это кремниевый наконечник?..

Реабилитация к первобытным гоминидам пришла буквально в последние годы. Знаменитые отверстия в их черепах идеально совпали с клювами высокогорных орлов, которые, вероятно, часто спускались в долины, чтобы поохотится на австралопитеков.

Пока имеется слишком мало данных, чтобы точно судить о том, насколько же  агрессивны были наши предки. Бесспорно одно – они сделали несколько изобретений, которые заложили основу нашей социальной системы, способной бороться с преступными намерениями отдельных особей, и тем самым способствовали выживанию человека как вида.

Так, например, у шимпанзе все самки принадлежат старшему самцу. Молодые самцы вынуждены либо уходить из стаи, либо, если старший самец уже сдает, бросать ему вызов. Подобная система подходит для экваториального леса, где пищи всегда достаточно и охотничья добыча составляет не более 5% от общего рациона. Но гоминидам пришлось выживать в степях, и они не могли позволить молодым сильным самцам уходить. И тогда они изобрели экзогамию – обмен женщинами. Одна семья отдавала своих женщин мужчинам другой семьи и получала взамен невест. Таким образом сохранялись права старейшины на родственных ему женщин, и одновременно молодые мужчины могли не опасаться конкуренции. Разум в очередной раз справился с властью инстинктов.

Ритуальные убийства

Прошло много тысяч лет. На плодородных равнинах Синайского полуострова первобытные охотники начали экспериментировать со скотоводством и земледелием. Уже стояли стены «вечного города» Иерехона, древнейшие постройки которого археологи относят к VII веку до нашей эры. Рядом с ним вырастали и другие поселения. А как вели себя люди той поры? Уже как люди? Или все еще как животные?

Удивительное открытие сделал британский археолог Роберт Макалистер в одном из древнейших могильников Гезера на синайском полуострове. В пещере лежало 14 мужских скелетов. Вероятно, это была братская могила воинов, погибших в бою. Нашли также скелет девушки, которой было примерно 16 лет. Сохранилась только верхняя часть туловища. Ниже ребер тело было отсечено. Тазовые кости и ноги исчезли ― в пещере не нашли даже их следа.

В другом месте, под фундаментом одной из стен, Макалистер нашел останки двух мужчин. Около их ног стояли кувшины, вокруг была разбросана другая посуда. Рука одного из мужчин сжимала чашу, в которой, очевидно, когда-то была пища. Около останков этих трупов лежал расчлененный скелет. Он принадлежал юноше в возрасте примерно 17 лет. Тело его также было отсечено ниже ребер: нижняя часть и конечности отсутствовали.

Возникла неожиданная параллель с Европой. На погребальном поле конца каменного века в Галльштадте (Австрия) европейские археологи зафиксировали тот же необычный способ погребения, причем более чем в двенадцати случаях.

Результаты раскопок Макалистера всколыхнули весь мир. Гезер стал излюбленным местом археологических раскопок в Ханаане. Последовали новые удивительные открытия. Так, в одной из пещер нашли большое количество детских трупов. Они похоронены в кувшинах. Всем этим детям было не более восьми дней. Ни у одного из них на теле не обнаружили следов какой-либо травмы или насильственной смерти. Только у двух младенцев можно было заметить следы ожогов. Наверное, их еще живыми втиснули в кувшины, в большинстве случаев головами вниз. Потом детей похоронили в «святом месте».

Здесь уже сомнений быть не может. Перед нами ― убийство. Не ради еды, не ради спасения жизни, не в качестве наказания за преступление.

Возможно, эта страшная смерть должна была имитировать возвращение новорожденных в лоно матери. Таким же символом материнского рода для первобытных охотников была пещера. Для первобытных же земледельцев всеобщей матерью была Земля, в лоне которой созревали семена.

Еще несколько тысяч лет спустя появится знаменитая египетская легенда об Осирисе – боге, научившем людей сеять злаки, сажать виноград, выпекать хлеб, изготавливать пиво и вино, обрабатывать медную и золотую руду. Осириса убил его завистливый брат Сет. Убийца заколотил саркофаг, залил его свинцом и бросил в воды Нила. Божественная супруга Осириса Исида нашла мужа. Тогда Сет расчленил тело Осириса на 14 частей и разбросал их по всему Египту. Но Исида вновь собрала их и погребла в Абидосе. В египетских мистериях в честь Осириса фигуру мертвого бога делали из земли, смешанной с зернами ячменя. Когда зерна прорастали, считалось, что умерший ожил. Части тела Осириса, разбросанные по Египетской земле, даруют ей божественное благословение. Осирис воскресает, и Нил заливает египетскую землю, пропитывая ее плодородным илом. Так мотивы убийства, расчленения, погребения и воскрешения сводятся воедино. С тех пор этот сюжет бесконечно повторяется в человеческой культуре – от народных сказок до евангельских преданий.

Вернемся в пещеры Гезера. Убийства, случившиеся там, произошли не по рациональным мотивам, а по соображениям «высшего порядка» – ритуальным, религиозным. И с тех пор история бесстрастно зафиксировала немало подобных смертей.

Неужели «бессмысленные» убийства ―  это необходимый элемент культуры? И какая сила нужна для того, чтобы выкорчевать этот кровавый ритуал из коллективного бессознательного человечества? На этот вопрос каждый ищет свой ответ...

Автор: Первушин А.И. Книга "Тайны мировой истории"


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить