1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Тема подлинности цветного скульптурного портрета Нефертити, хранящегося в Египетском музее Берлина, уже затрагивалась на сайте Sceptic-Ratio, но мимоходом. На странице О подделке бюста Нефертити рассказывалось о вполне оправданном подозрении искусствоведа Анри Штирлина (Henri Stierlin), что знаменитый бюст царицы не был творением древнеегипетского скульптора Тутмоса, а был изготовлен современным немецким скульптором Герхардом Марксом (Gerhard Marcks) по просьбе археолога Людвига Борхардта (Ludwig Borchardt) в начале прошлого века. Доводы, высказанные искусствоведом, остаются в силе до сегодняшнего дня. Более того, появилась новая информация, которая только усиливает подозрения исследователя.

Часть 1

Сейчас нас будет интересовать не только бюст найденный Борхардт в 1912 году, но и другие скульптурные портреты Нефертити и подозрительные рисунки. Чтобы не запутать читателя, присвоим каждому портрету соответствующий номер.

Нефертити-1, зрелая Нефертити Нефертити-2, юная Нефертити Нефертити-3, цветная Нефертити 
Нефертити-4 Нефертити-5 Нефертити-6 
Нефертити-7 Нефертити-8 Нефертити-9 
Нефертити-10 Нефертити-11 Нефертити-12 
Нефертити-13 Нефертити-14 Нефертити-15

Краткая характеристика этих портретов:

1 — подлинник, найденный Борхардтом в Амарне (Ахетатон), который получил название «зрелая Нефертити» (Older Nefertiti);
2 — подделка, получившая название «юная Нефертити» (Youthful Nefertiti);
3 — подделка, получившая название «цветная или окрашенная Нефертити» (Painted Nefertiti);
4-6 — подделки из коллекции Мансура;
7-9 — подделки времен Третьего Рейха («Нефертити Гитлера»);
10-12 — необычные подделки Нефертити;
13-15 — примеры копий, сделанных с цветной Нефертити, которые хранятся по разным музеям мира или продаются в торговой сети оптом и в розницу. 

 
 
 

Подлинность зрелой Нефертити

Наибольший интерес вызывают, конечно, три первых портрета. Прежде всего, сосредоточим свое внимание на скульптуре царицы в зрелом возрасте, известной широкой публике куда меньше, чем юной и цветной.

Голова Нефертити-1 в зрелом возрасте (анфас) Голова Нефертити-1 в зрелом возрасте (профиль) 

Гранитная голова Нефертити-1 в зрелом возрасте.
Подлинник XIV век до н.э. Египетский музей в Берлине.

Ее меньшая популярность объясняется серьезными изъянами: отколотым кончиком носа и странным загривком, отчего скульптура Нефертити-1 сильно проигрывает с эстетической точки зрения перед скульптурами Нефертити-2 и Нефертити-3. Два последних портрета считаются эталоном женской красоты; их называют «лебедиными песнями» древнеегипетского искусства по причине «лебединых» шей у этих скульптурных женщин.

Барри Кемп (Barry Kemp) 

Барри Кемп (Barry Kemp)

Чем же заинтересовала нас голова пожилой женщины с невзрачной бычьей шеей? Дело в том, что эта находка не так давно участвовала в научно-документальном фильме «Одиссея Нефертити» [1]. В нем, первым же сюжетом шел рассказ о сенсационной находке группы археологов, которую возглавляет директор Амарнского Проекта (Amarna Project), профессор Кембриджского университета археолог Барри Джон Кемп (Barry John Kemp). Оказывается, Борхардт работал в Амарне несколько небрежно, а если сказать откровенно, самым варварским способом. Он извлек из грунта только гранитную голову Нефертити-1, хотя тут же находилось ее туловище и туловище мужа, фараона Эхнатона, которые, увы, оказались в мусорных свалках, которые накопились после деятельности археологов-первопроходцев.

Голова Нефертити-1 из фильма «Одиссея Нефертити» 
Голова Нефертити-1 в зрелом возрасте,
показанная в фильме «Одиссея Нефертити»

Создатели фильма показали, как Борхардт (на самом деле, конечно, актер) медленно и аккуратно извлекает из песка знакомую нам голову зрелой царицы. Но вряд ли что-то похожее происходило в реальной жизни. Борхардт был нетерпеливым и алчным человеком. Получив в молодости архитектурно-строительную специальность, он переквалифицировался в археолога, так как нутром почуял, что эта модная в то время профессия сможет принести ему известность и богатство. В фильме Борхардт-актер постоянно прикрывал своими руками шею и загривок — главную интригу фильма. Однако эта интрига сохранялась недолго.

Барри Кемп (Barry Kemp) вместе с помощницей на месте раскопок Людвига Борхардта
План строений, где работал древнеегипетский скульптор Тутмос Мастерская Тутмоса (вид сверху)

Барри Кемп на месте раскопок Борхардта.
Мастерская Тутмоса, южный пригород Ахетатона.
Кадры из фильма «Одиссея Нефертити» [1].

Когда археологи почти сто лет после этой находки Борхардта прибыли на место раскопок в Амарну, они обнаружили там недостающие части сложной скульптурной композиции — восседающих на троне Нефертити и Эхнатона. Идентичность гранитного материала установить было несложно. Но это сходство еще не давало основания считать, что голова, найденная в начале 20-го века, принадлежит обломкам туловища, найденного в начале 21-го века. Чтобы доказать это, в Берлинском музее была изготовлена точная копия головы, которую отлили из гипса. В фильме показано, как Кемп приставил гипсовую голову к собранному из кусков туловищу, и стало сразу же ясно, что они когда-то образовывали единое целое.

Туловище от скульптуры Эхнатона
Голова подошла к туловищу Нефертити-1

Кадры из фильма [1]. Как это не покажется кому-то странным, но на первом кадре здесь представлена грудь Эхнатона (общая композиция показана ниже). На втором кадре видно, что голова Нефертити-1, хранящаяся в Берлине, в точности подошла к туловищу, найденному археологами 21-го века (здесь показана копия головы, сделанная из гипса).

Осколки от парной композиции царской четы обнаружил и приступил к ее реконструкции Кристин Томпсон (Kristin Thompson) в 2001 году. За год до этого он начал сортировку и регистрацию «бесхозных» скульптурных осколков, большинство из которых было найдено в двух больших свалках, «Южной» и «Северной», оставленных от раскопок экспедиций конца 19-го — начало 20-го века. После того, как были найдены 188 обломков из темно-серого гранита-диорита, стало ясно, что все они принадлежат одной незаконченной скульптурной композиции. С этого момента началась ее реконструкция.

Иллюстрация из работы [2]«В июле 2002 года Томпсон посетил Египетский музей в Берлине, чтобы изучить коллекцию Борхардта, привезенную из Амарны: он также внимательно изучил его дневники. В записи от 13 декабря 1912 года Борхардт сообщал о "кусках черного гранита", принадлежащих незавершенной скульптурной паре царской четы, размером 2/3 от их натуральной величины, расколотой на множество частей и лежащих в комнатах 6, 10 и 12 дома P47.3, маленькой пристройки к мастерской скульптора Тутмоса. Возле обломков команда Борхардта нашла голову Нефертити из того же самого материала и тоже в незавершенном виде. Эта известная голова была привезена в Берлин в 1913 году и теперь выставлена под инвентарным номером 21358» [2].

В статье [2] Томпсон ничего не говорит об удивительном совпадении. Знатокам-египтологам не нужно напоминать, что 6 декабря 1912 года Борхардт нашел знаменитый бюст цветной царицы именно в доме P47.3. Такое совпадение наводит на вполне определенные размышления. Почему статуя, сделанная из гранита, самого прочного материала, была вдребезги разбита и заметно выветрилась, а хрупкий бюст, покрытый тонкой гипсовой штукатуркой и затем расписанный цветными красками, остался почти невредимым? Однако мы не станем сейчас развивать эту «крамольную» мысль и сосредоточимся на результатах, полученных Томпсоном.

Грудь Эхнатона
Грудь Эхнатона, найденная в 2001 году на «Южной свалке»,
оставленной после поисковых работ Борхардта в 1912 году.

Голова Нефертити-1 была изготовлена в Берлине и привезена в Амарну в 2003 году. В тот же самый сезон было осуществлено доказательство того, что «статуя из гранита-диорита была действительно сделана в мастерской Тутмоса и найдена командой Борхардта» [2]. Позднее к работе, начатой Кристином Томпсоном, подключились Димитри Лабоури (Dimitri Laboury) и Коринна Росси (Corinna Rossi), которые работали над компьютерной программой по созданию цифрового образа парной скульптуры. Для обработки камня в мастерской Тутмоса использовалось ручное приспособление, работу которого изучил Делвен Самюэль (Delwen Samuel). В 2004 году реконструкция парной скульптуры Эхнатона и Нефертити была в основном завершена — насколько это позволяли найденные от нее осколки.

Парная скульптура Нефертити и Эхнатона (вид спереди) Скульптурная композиция царской четы (вид сбоку)
Компьютерная сборка скульптурной композиции царской четы [2]

В Северной свалке к 2003 году было обнаружено 210 скульптурных фрагментов, главным образом, из розового гранита и кварцита, которые были рассортированы и зарегистрированы Томпсоном. Если Южная свалка осталась от археологических раскопок Борхардта, проходивших на протяжении четырех сезонов 1911 – 1914 гг., то Северная свалка осталась после двух экспедиций Джона Пендлебери (John Pendlebury) 1934 – 36 гг. Анализ скульптурных фрагментов Северной свалки дал более ясную картину того, какие типы статуй создавались и выставлялись в зданиях древнего города. Собственно, частей скульптурных изображений человека нашлось немного, в основном это были плоские поверхности, подвергшиеся простой обработке.

Большой палец ноги Пластина с надписью
Скульптурные фрагменты, выброшенные на
свалку предшествующими археологами [2].

Стоит также отметить, что количество фрагментов, найденных на территории самого города, оказалось несоизмеримо меньшим, чем на свалках. В 2004 и 2005 гг. нашлось еще несколько сот мелких осколков, в том числе, оставшихся от работ 1891 – 1892 гг., проведенных знаменитым археологом Говардом Картером (Howard Carter).

 
 
 

Причины разрушения артефактов

В этом подразделе мы начнем рассмотрение одной из основных причин, по которой нужно признать цветной бюст фальшивкой. Этой причиной является материал, из которого он сделан. Борхардт о своей находке говорил как о каком-то чуде. Очевидно, он отдавал себе отчет в том, что изделие из гипса и известняка не может сохраниться в абсолютно неповрежденном виде столь длительное время. Но чудес на свете не бывает, бюст Нефертити-3 через три с лишним тысячи лет должен был иметь самый удручающий вид. Почему данный артефакт не несет на себе следов времени, нам необходимо выяснить.

В этой научно-просветительской статье мы не станем поддерживать широко распространенные в обществе мифы об уникальных условиях пребывания изделий, найденных якобы в Амарне. Наша задача прямо противоположная: дать читателям всю имеющуюся у нас информацию, причем в той ее предельно открытой форме, которая позволит им самим вынести свой собственный вердикт в отношении «египетской красавицы».

Бюст Нефертити-3 не имеет следов контакта с грунтом

Странным образом бюст Нефертити-3 не имеет следов контакта с грунтом. Создается впечатление, будто он находился в вакуумном термостате. Между тем экзогенные условия его пребывания были далеки от идеальных. В любом случае, мягкий известняк и покрывающий его гипс за 3360 лет должны были испытать внутренние структурные изменения и внешнюю эрозию, которая повредила бы окраску лица и создало бы неровности его поверхности. Они почему-то отсутствуют, что входит в противоречие с физико-химическими законами природы. Мы видим лишь небольшие механические повреждения на ушах и в других местах головы, появившиеся не иначе как при разрушении мастерской мифического Тутмоса (горькая шутка, никакой мастерской Тутмоса, конечно же, не было; миф о мастерской придумал Борхардт).

О механизмах разрушения

Тема материалов, из которых выполняются скульптуры, отлично знакома художникам-реставраторам. Им, например, известно, что построенные из известняка памятники итальянской архитектуры разрушаются в среднем со скоростью 5 кв. мм ежегодно, а в промышленном Милане эта цифра удваивается, так что их реставрация превращается в непрерывный процесс. Они также знают, при каких условиях гипсовая лепнина может сохранять свою форму в течение тысячелетий (в частности, в древнеегипетских гробницах), а при каких нет. По данному вопросу существует масса литературы, где рассказывается, как и по каким причинам происходит деструкция.

Так, в статье [3] авторы обсуждают факторы, влияющие на разрушение известняковых скульптур Ростральных колонн, установленных на берегу Невы, пути их восстановления и защиты от дальнейшей эрозии.

Деструкция известняковых скульптур Нептуна и Сфинкса

Слева фигура известнякового Нептуна, установленного у основания Ростральной колонны в Санк-Петербурге (в левом нижнем углу цветная фотография восстановленного Нептуна). Справа Большой Сфинкс, сделанный из известняка и установленный в Гизе. Неравномерное разрушение его основания говорит об изменениях климата. Несколько тысяч лет назад климат в Египте был намного мягче — нередки были дожди, росли деревья и обитало множество животных. Интенсивное наступление засухи, которое мы сегодня наблюдаем в Африке, началось сравнительно недавно, после окончания так называемого Малого Ледникового периода, в конце 18-го века (см.: Когда начали исчезать африканские ледники).

Реставраторы знают, что старение памятника, стоящего на открытом воздухе и находящегося в земле, происходит по-разному: на скорость разрушения влияет множество факторов, главными из которых является влага и колебания температуры. Мы не станем обсуждать их сейчас в полном объеме; наша задача дать самые общие сведения о материалах, из которых изготовлены выше представленные скульптурные портреты Нефертити. Таким образом, написанный ниже текст предназначен не для профессионалов, а для любителей древних памятников, которые хотели бы разобраться с проблемой подлинности шедевров, как думают, принадлежащих эпохи правления Эхнатона. Полезным в этом отношении сайтом является «Мастерская Art Conservation». Это — «Социальный ресурс, призванный содействовать специалистам, занятым в сфере сохранения, реставрации и консервации предметов материального искусства и памятников старины» [4]. На одной из его многочисленных страниц можно найти ценную информацию, в частности, следующего содержания:

«Воздействие всей суммы природных факторов, вызывающих структурное разрушение камня, называется выветриванием. … Выветривание начинается с эрозии каменной поверхности, которая сначала проявляется в утрате полировки, появлении сети мельчайших трещин и раковин, расслаивании и шелушении поверхностного слоя, затем, по мере распространения процесса внутрь каменного монолита, — в полной утрате структурных связей между зернами (кристаллами). Такое поражение каменного материала называется грануляцией, которая характеризует крайнюю степень его деструкции. Порой гранулированная скульптура удерживается от рассыпания только за счет более уплотненной корки на ее поверхности» [5].

Деструкция мрамора: грануляция и трещины эрозия поверхности мрамора: «дикая» патина

Фотографии разрушения мрамора парковой скульптуры из Государственного музея-усадьбы «Архангельское» (конец XVIII в.), которые привел А.С. Антонян, автор статьи [5]. Слева видна сильная грануляция и трещины, которые обычно возникают у скульптур, находящихся на открытом воздухе. Справа — эрозия поверхности мрамора, которую называют «дикая» патина.

Далее А.С. Антонян пишет: «Объемное насыщение пор кристаллами солей (представляющих собой твердый налет или игольчатые щеточки) и возникающее по мере их роста внутреннее давление, которое способно вызывать разрывы и выкрашивание поверхностного слоя камня (последнее особенно характерно для мягких и пористых пород известняка и песчаника).

Однако не всякое видоизменение поверхности угрожает сохранности скульптуры или ухудшает ее экспозиционный вид. Так, на некоторых карбонатных породах (мраморе, известняке) при определенных условиях может формироваться тончайшая защитная пленка, называемая естественной (или "благородной") патиной.

В отличие от "дикой", естественная патина образуется в течение длительного времени, покрывая скульптуру тонкой, равномерно окрашенной минеральной пленкой (чаще теплых оттенков). Естественная патина мрамора обычно не нарушает его светопроницаемость и даже усиливает его декоративную выразительность.

В общих чертах механизм образования патины можно объяснить химическим взаимодействием углекислого газа из воздуха, растворенного в конденсирующейся на скульптуре влаге с веществом камня — углекислым кальцием. В результате этого процесса углекислый кальций переотлагается в виде кристаллизованной пленки, уплотняющей наружные поры камня. Если этот процесс протекает в присутствии небольшого количества трехвалентного железа, поверхность приобретает теплый оттенок, а в присутствии двухвалентного железа или меди — холодный.

Несколько иначе происходит формирование естественной патины на археологических объектах. В процессе ее образования скульптура иногда покрывается неравномерными, интенсивно окрашенными пятнами и даже корковыми наростами. По существу, этот процесс аналогичен приведенному выше, с той лишь разницей, что протекает он значительно активнее из-за избыточного количества воды и растворенных в ней железистых соединений. Корковые наслоения и наросты могут вызывать разрывы поверхности, но обычно, после просушки и переноса скульптуры в музей, они стабилизируются и не проявляют разрушительного действия.

Естественная патина высоко ценима не только за ее защитные свойства природного консерванта, но и за эстетические качества, и потому должна бережно сохраняться. Не менее важно и то обстоятельство, что патину можно рассматривать как один из объективных критериев подлинности, первичности авторской моделировки, как бы "зафиксированной" временем» [5].

Знания о появлении защитной патины для нас важны в связи с проблемой подлинности коллекции Амарны, первоначально принадлежащей Мансуру. Многие его «находки» разошлись по музеям мира. Но позже выяснилось, что почти все они были сделаны из искусственного известняка, на поверхность которого наносилась «естественная» патина. Фотографии поддельных скульптур и рельефов Эхнатона и Нефертити из его коллекции часто мелькают в Интернете. Об этом более подробно мы поговорим позже, а сейчас несколько слов о климате и местном ландшафте в районе Амарны.

Считается, что условия пребывания бюста Нефертити-3 были идеальными. Ведь как-то же сохранились амарнские мумии, субстанция которых куда менее стойкая, чем любой даже самый мягкий скульптурный материал. Но это не так. Мумии в Амарне помещали в скальные гробницы, которые находились в горах в двух замурованных захоронениях — Северном и Южном (ниже на карте они обозначены как North Tombs и South Tombs). Снаружи воздух туда не пободал, влага тоже и температура держалась постоянной. Такие почти идеальные условия существовали практически во всех египетских гробницах — вот почему в них сохраняли первозданную форму даже гипсовые изделия. Так называемая мастерская Тутмоса находилась на открытом воздухе, в ней условия пребывания скульптурных изделий были совершенно иные.

О Ниле и его разливах

Неблагоприятные условия для сохранения бюста Нефертити-3 создавала река и распространяющаяся от нее влага. Нил менял свое русло в пределах более широкого фарватера, образовавшегося в результате ежегодных разливов реки. Асуанской плотины в верховьях реки не существовало и затопления равнинной территорий во время паводков были огромными. Ширина фарватера во время паводка в районе Амарны составляет порядка 20 км.

Карта Нила в районе Ахетатона (Амарны)

Чуть выше Ахетатона (Амарны) Нил делится на два рукава, текущих в границах широкого фарватера, который заполнялся водой во время паводков.

Чуть выше Амарны река делилась на два рукава; левый рукав впадает в озеро Моэрис, предварительно разделившись еще на два рукава. Севернее этого озера начинается Дельта Нила, где река делится на множество рукавов. Все население Египта жило в пойме реки; из-за ее многочисленного ветвления древние историки называли Египет островным государством.

Геродот, Страбон, Плиний Старший — оставили нам описания этой великой реки. Последний из указанных здесь авторов писал в своей «Естественной Истории», что «Нил прячется на несколько дней пути под землю, словно он считает недостойным течь по песчаным и пустынным местам» [6, п. 10.52]. Действительно, эта река, протекая по ровной песчаной поверхности, сохраняя огромный объем воды на большой глубине. На своем длинном пути Нил образовывал множество озер, болот и проток.

Далее Плиний Старший пишет: «он создает леса и перерезает центр Африки под названием Астап, что на языке местных народов означает "вода, вытекающая из темноты". Он омывает такое множество островов, и некоторые из них настолько велики, что, несмотря на быстрое течение, он минует их не меньше, чем за пять дней пути. Около самого известного из островов, Мероэ, левый рукав Нила называется Астабор, то есть струя воды, текущая из мрака, а правый Астузап, что значит скрытый. Река получает название Нила только после того, как снова собирает в одно русло все свои воды» [6, п. 10.53].

«…Натыкаясь на острова, стремительный из-за встречаемых им препятствий и, наконец, более бурливый среди скал, чем в каком-нибудь другом месте, Нил несет свои быстрые воды до той области Эфиопии, где живут катадупы; кажется, что он не течет, а с ужасным шумом низвергается новым водопадом среди встречных скал. Потом немного утомленный длинным путем, укротив свою необузданность и ослабив течение, он впадает многими рукавами в Египетское море. А в определенное время, сильно разлившись, Нил распространяется по всему Египту и оплодотворяет землю» [6, п. 10.54].

Паводок на Ниле 

Паводок на Ниле

«Нил начинает прибывать медленно и постепенно в новолуние после летнего солнцестояния, когда солнце проходит через знак Рака; сильно прибывает, когда солнце проходит знак Льва, и понижается до того же уровня, с которого поднялся, когда солнце проходит знак Девы. На сотый день, в созвездие Весов, как передает Геродот, он полностью восстанавливается в своих берегах. Известно, что когда уровень воды подымается, царям и префектам не разрешается плавать по Нилу. Степень подъема определяют при помощи колодцев со специальными знаками. Нормальный прирост 16 локтей; если воды меньше, то она не все орошает; если больше, то вода, медленнее отступая, задерживается» [6, п. 10.57].

Геродот сообщает [II, 149-150], что египтяне уже в эпоху Среднего царства умели строить ирригационные сооружения, снабжающие сельскохозяйственные земли водой. Несомненно, трудолюбивые жители Амарны строили плотины, каналы и пруды, чтобы сохранять паводковые воды на длительное время.

О местности и климате Амарны

За два-три последних десятилетия наука о климате сделала ряд важных открытий. Теперь климатологи отчетливо понимают, что во времена Эхнатона и Нефертити почти вся Восточная Африка была покрыта растительностью. С гор, окружающих Амарну, стекали ручьи и небольшие реки. Город утопал в зелени. Но за прошедшие тысячелетия плодородная почва полностью выветрилась, на месте некогда цветущего оазиса образовалась пустыня. Ветры, палящее солнце и поначалу не столь уж редкие дожди (следы от ливней можно найти и сегодня) превратили строительные кирпичи и блоки в труху.

В фильме «Одиссея Нефертити» [1] показаны стены мастерской Тутмоса, сделанные из глинобитных кирпичей. Их не было, когда в конце 19-го века в Амарну пришли первые археологи. Разрушенный город был почти полностью погребен под песком. Его восстановлением особенно интенсивно занялись лишь в самые последние годы.

Восстановленный квартал
Здесь хорошо видны восстановленные
стены домов в северной части города

Возрожденная Амарна

Возрожденная Амарна. За три с лишним тысячелетия Город Солнца превратился в выжженную пустыню, где не видно было даже фундаментов — всё засыпал песок. Сегодняшние строители возвели из глинобитных кирпичей стены древних домов, вымостили площади известняковыми плитами, какие были раньше, и разбили парки, которые росли во времена Эхнатона и Нефертити.

Ниже приведена карта Амарны (Tell el-Amarna) или Ахетатона. С восточной стороны город окружен невысокими известняковыми горами (ближние не выше 100 метров), с западной он ограничен рекой, за которой простирались обширные илистые земли, используемые под сельскохозяйственные нужды. Видно, что город располагался в непосредственной близости от реки, так как часть разрушенных построек западной стороны города заметно пострадала от вод разлившегося Нила.

Карта Амарны (Tell el-Amarna) или Ахетатона 

Карта Амарны (Tell el-Amarna) или Ахетатона

Город Амарна (Tell el-Amarna) стоял на самом берегу Нила на небольшом плоскогорье, так что мастерская Тутмаса находилась примерно в 150-200 метрах от воды. Время от времени паводки на реке были столь сильными (5-7 метров высотой), что водой заливалась вся территория, окрашенная на карте в зеленый цвет. Гипсовые изделия, которые якобы нашли в мастерской, включая цветной бюст Нефертити-3, во время паводка находились, если не в воде, то в насыщенной влагой атмосфере.

Со временем русло реки в этом месте сдвинулось на запад примерно на километр или полтора. В нижнем левом углу карты показано местоположение египетских городов от Александрии до Луксора (древней столицы Фив). Климат в среднем течении Нила три-четыре тысячи лет назад был мягким и влажным, город утопал в зелени садов и парков. В период паводка по всей длине реки шли тропические дожди, которые в течение трех летних месяцев поддерживал высокий уровень воды.

Река изобиловала рыбой, крокодилами, бегемотами и прочей живностью. В камышах прибрежных проток полно было уток, гусей и других видов водоплавающей птицы. В степях за рекой паслись бесчисленные стада газелей и антилоп — добыча для львов, леопардов, Урейпантер, волков, гиен и шакалов. Бродили там жирафы и слоны, которые позже ушли на юг. А вот верблюды и лошади в Египет раньше не жили; их туда завезли египтяне примерно 2000 – 1800 лет до н.э., поэтому их нет на более древних росписях гробниц.

В горах и на равнине вокруг Амарны водилось много ядовитых змей. Самой опасной считалась египетская гадюка, достигавшая двух метров в длину, известная под названием урей (Uræus). Перед броском для устрашения она раздувает горло, подобно кобре. Укус ее смертелен, если сразу не предпринять специальных мер. Урей стал царским символом могущества и власти. Гипсовый обломок ее хвоста наподобие кокарды можно видеть и на короне Нефертити-3.

Земельные владения новой столицы Древнего Египта образовывали прямоугольник со стороной вдоль реки, т.е. с юга на север, 13 км и со стороной поперек реки, т.е. с востока на запад, 20 км. Восточная и западная границы обозначались стелами. Большую часть стел разыскал в 1891/2 гг. Флиндерс Петри (Flinders Petrie, 1853 – 1942), которого англичане называют отцом научной археологии.

Ф. Петри (Petrie) 

Флиндерс Петри
(Flinders Petrie)
1853 – 1942

Петри обозначал стелы заглавными буквами английского алфавита. На западной стороне прямоугольника были найдены 3 стелы — A, B, F, на восточной 11 — J, K, L, М, N, P, Q, R, S, U и V. Стелы A и F находились в углах прямоугольника, стела B — вблизи A. Буквы C, D и E Петри зарезервировал под стелы, которые, как он предполагал, найдутся в будущем. Но на западной стороне прямоугольника других стел не нашли.

Владения Амарны с пограничными стелами

Владения Амарны лежат внутри прямоугольника со сторонами 20 × 13 км, границы которого были отмечены стелами, обозначенными здесь буквами A, B, F, J, K, L, М, N, P, Q, R, S, U, V, X и H.

В южном углу восточной стороны находилось сразу 3 стелы — J, K, М, зато в северном углу этой же стороны долгое время ничего не могли отыскать. И вот в 1901 году Норману де Гарису Дэвису (Norman de Garis Davies, 1865 – 1941), наконец, повезло: на южном мысе, где река подходит к самым горам, он нашел стелу, которую обозначил буквой X. Как ни старались археологи, но после него других стел обнаружить не удавалось. Лишь в 2006 году рядом со стелами R и S Фенвик (H. Fenwick) неожиданно наткнулся на стелу, которую обозначил буквой H (видимо, по начальной букве своего имени).

Что представляет собой пограничная стела? Это выточенная в скале из цельной известняковой породы скульптурная композиция. Посредине — вертикально стоящая плита с торжественно-декларативным текстом, автором которого являлся фараон. В верхней части плиты вытачивался типичной для Амарны рельеф: супружеская пара вместе с детьми прославляет солнечный диск. По бокам располагались скульптуры Эхнатона и Нефертити с дочерями. Ниже приводятся фотографии и рисунки стел, взятые с сайта Амарна-Проекта [7].

стела H, фото 2006 г. Стелу H трудно было обнаружить, так как она находилась внутри холма, который, казалось, плохо подходил для вытачивания стелы. Вообще, стелы делали в скалистых известковых породах. Фото 2006 г.
стела N, 1908 Пограничная стела N, фото Дэвиса, 1908 [8, Pl. XL].
Реконструкция стелы N Реконструкция стелы N. Аналогичную композицию имели почти все стелы.
фигуры Эхнатона и Нефертити стелы U Уцелевшие фигуры Эхнатона и Нефертити стелы U. Фото 1983 г.
Верхняя часть стелы R Верхняя часть стелы R, фото Дэвиса, 1908 г. [8, Pl. XLII].
Стела R 2006 год Еще в начале 20-го века с левой стороны стелы R стояли скульптурные фигуры Эхнатона и Нефертити. Грабители археологических ценностей украли их, хотя они были сильно повреждены естественной эрозий. Фото 2006 г.
Cтела S, 1908 Пограничная стела S, фото Дэвиса, 1908 г. [8, Pl. XL].
Верхняя часть стелы S Верхняя часть стелы S, фото Дэвиса, 1908 г. [8, Pl. XL].
Стела S, 1984 Стела S, фото 1984 г. Рельеф и верхний слой плиты с надписью спилены грабителями для продажи частным коллекционерам.
Стела S, 2004 Еще через 20 лет от стелы S, простоявшей три с лишним тысячи лет, остался только уродливый разлом в скале. Фото 2004 г.

На примере стелы S, R и других видно, что причиной разрушения бесценных артефактов может быть не только воды Нила или природное выветривание, но и человек. К счастью, большинство стел находится в труднодоступных местах, так что причиной их разрушения была одна природа. Сегодня некоторые стелы закрыты от посетителей, некоторые открыты, но надежно охраняются с помощью технических средств и специальной службы охраны.

Грабители археологических ценностей, несомненно, творят большое зло. Но еще большее преступление совершают те, кто производит поддельные вещи и выдает их за бесценный антиквариат. Тем самым ничего не подозревающая публика вводится в сильнейшее заблуждение сфабрикованными ими «культурными ценностями». Некоторые «ученые-египтологи» считают ниже своего достоинства заниматься разоблачением мошенников. Из меркантильных и репутационных соображений они предпочитают скрывать правду от общественности и, таким образом, становятся соучастниками преступлений, которые совершались в массовом порядке в начале 20-го века.

В 1907 году Гарис Дэвис передал на хранение в Каирский музей голову Нефертити, которая первоначально находилась на стеле Q. Возможно, именно она послужила Борхардту прототипом для изготовления фальшивого бюста Нефертити-3 (обозначим ее как Нефертити-3а). Степень разрушения этой головы демонстрирует реальное воздействие окружающей среды на известняковую породу.

Известняковая голова Нефертити-3а, возможный прототип бюста Нефертити-3

Известняковая голова Нефертити-3а, которая, возможно, послужила Борхардту прототипом для изготовления фальшивого бюста Нефертит-3. Деструкция мягкого известняка столь существенна, что мы едва можем разглядеть исходные контуры скульптурного портрета царицы. Однако рисунок левого глаза можно видеть довольно отчетливо. Первоначальное местонахождение головы — пограничная стела Q; размеры головы — 35,8 × 17,1 × 21,7 см. Голова передана в дар Каирскому музею, который сделал Гарис Дэвис в 1907 году. Снимок взят с сайта [10].

Дэвис — серьезный исследователь, не чета Борхардту. Он автор многотомного труда по древнеегипетским гробницам с текстами и барельефами. Шесть томов, с 13-го по 18-й, рассказывают о стелах и скальных гробницах Амарны [8]. По словам Б.А. Тураева, ему принадлежит открытие «мумии Эхнатона, перенесенной его преемниками в Фивы и помещенной в гробницу Тии» [9]. Он первым перевел знаменитый гимн Солнцу, сочиненный Эхнатоном, и многие другие древнеегипетские тексты. Однако не станем более отвлекаться на посторонние для нас темы и перейдем к горным породам, которые использовались в качестве материала для скульптур.

 
 
 

Материалы скульптурных портретов

Наиболее важные портреты Нефертити-1, 2 и 3 сделаны, соответственно, из гранита, песчаника и известняка с гипсом. Чтобы судить о сохранности изделий нам нужно знать некоторые характеристики этих материалов, в частности, плотность (единицы измерения: кг/куб.м), прочность (1МПа = 10 кгс/кв.см), истираемость (г/кв.см), пористость (%), водопоглощение (%). Например, обыкновенный тяжелый бетон имеет плотность 2300 кг/куб.м и прочность 60 МПа или 600 кгс/кв.см, что в три с лишним раза меньше прочности гранита, хотя по плотности они сопоставимы.

Прочность — наиважнейший параметр материала: чем она выше, тем долговечнее изделие. Например, для базальта этот показатель составляет порядка 500 МПа. Однако вместе с ростом прочности увеличивается хрупкость материала, что затрудняет его обработку. Для изготовления скульптур базальт используют редко. По степени убывания плотности и прочности материалы, пригодные для скульптуры, можно расположить в следующий ряд: гранит, песчаник, мрамор, известняк, туф и гипс.

Обычно горные породы классифицируются по их происхождению, при котором естественным образом учитываются и свойства и условия их образования. Магматические породы дают наиболее прочные материалы группы гранитов. В зависимости от процентного содержания полевого шпата, кварца, слюды и других ингредиентов различают такие граниты как диорит, габбро, сиенит и прочие разновидности.

Декоративный гранит имеет зернисто-кристаллическую структуру плотностью порядка 2600 – 2700 кг/ куб.м. Прочность сжатия находится в пределах 100 – 250 МПа, прочность растяжения в 20 – 30 раз меньше (такое же соотношение примерно у всех пород). В диорите, габбро или габбро-диорите кварц присутствует, а в сиените он практически отсутствует, но при этом его плотность и прочность не меняютсят; эти параметры у него примерно такие же, как у большинства гранитов.

Красный гранит питерлит Диорит мелкозернистый
Красный гранит питерлит
Состав: Кварц – 43%, калиевый полевой шпат (микроклин) – 30%, плагиоклаз – 18%, биотит – 7%, акцессорные примеси – 2%. 
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2600 кг/куб.м, прочность на сжатие – 180 МПа, истираемость – 0,17 г/кв.см, водопоглощение – 0,15%
Диорит мелкозернистый светло-серый
Состав: кварц – 36%, калиевый полевой шпат – 18%, плотный Плагиоклаз – 37%, биотит – 6,5%, мусковит – 1%, акцессорные минералы – 1%.
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2600 кг/куб.м, прочность на сжатие – 190 МПа, истираемость – 0,18 г/кв.см, водопоглощение – 0,13%.
Диорит крупнозернистый Диорит среднезернистый
Диорит крупнозернистый темно-серый
Состав: кварц – 14%, калиевый полевой шпат – 23%, Плагиоклаз – 40%, биотит – 14%, амфибол – 6%, мусковит – до 3%. 
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2700 кг/куб.м, прочность на сжатие – 160 МПа, истираемость – 0,19 г/кв.см, водопоглощение – 0,1%
Диорит среднезернистый серый
Состав: кварц – 36%, калиевый полевой шпат – 12%, Плагиоклаз – 37%, биотит – 13%, акцессорные минералы – до 2%. 
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2700 кг/куб.м, прочность на сжатие – 187 МПа, истираемость – 0,17 г/кв.см, водопоглощение – 0,13%.

Цветные граниты бывают красными, зелеными, желтыми, коричневыми и других цветов. Практически все диориты (гранит-диориты или гранодиориты) черно-белые с оттенками розового, желтого, голубого и т.п. цветов. Они различаются по величине зерна, составу и физико-механическим характеристикам. Выше приведены четыре гранитных образца: один — типичный цветной гранит (красный питерлит) и три диорита с крупным, мелким и средним зерном [11].

Статуя Нефертити-1 сделана из среднезернистого диорита серого цвета. За 3360 лет ее поверхность испытала заметную эрозию, хотя — судя по розовой окраске губ — работа над лицом была полностью завершена. А это значит, что его поверхность подверглась шлифовке, все грани — линии ушей, век, носа — первоначально были заостренными. Теперь этой четкости, конечно, нет, линии расплылись.

Гранитная голова Нефертити-1
Гранитная голова Нефертити-1 за 3360 лет подверглась
эрозии. Очертания ее физиономии сделались нечеткими.

Наиболее прочной составляющей гранита является кварц. При эрозии гранита в первую очередь выветривается слюда и полевой шпат, зерна кварца покидают гранитную поверхность в последнюю очередь. Кварцевый песок является основным компонентом песчаника, занимающего промежуточное положение между мягким известняком и твердым гранитом. По сути, песчаник — это сцементированный песок. Цементом для него выступают такие вещества как кремнезем, карбонат кальция, оксиды железа, глинистые и известняковые материалы, которые определяют его прочность и цветность. Цементация происходит в результате осаждения на земной поверхности или на дне естественных водоемов органических и неорганических веществ.

Близкими по природе с песчаниками является кварциты. Если песчаник это однажды сформировавшаяся структура, то кварциты это песчаники, испытавшие вторичную или многократную перекристаллизацию на микро- и макро-уровне. Таким образом, песчаники и кварциты относятся не к магматическим породам, а к осадочным. Они залегают среди разнообразных метаморфических горных пород в виде сплошных пластов большой протяжённости. Именно такие пласты залегают с западной гористой стороны Амарны. Как мы уже видели, известняк широко использовался жителями города для мощения площадей, изготовления стел и в качестве строительных блоков.

Особенно широко песчаники и кварциты распространены в отложениях протерозоя. Обычно их плотность лежит в пределах 1800 – 2500 кг/куб. м, а прочность варьирует в широких пределах — от 30 до 150 МПа. У отдельных пород песчаника прочность может достигать 300 – 400 МПа, который, однако, тяжело обрабатывать. Такой разброс прочности объясняется разбросом двух других важных параметров — пористость (от 0,5 до 2 %) и водопоглощение (от 0,3 – 10 %). Чем выше прочность и меньше пористость (водопоглощение), тем долговечнее камень. Цвет этой горной породы в зависимости от месторождения может быть белым, светло-серым, темно-серым, желтым, темно-желтым, коричневым, красным, зеленым или сине-зеленым.

С точки зрения химии, известняк — карбонатная осадочная порода, состоящая почти на 100% из карбоната кальция (CaCO3) или кальцитовых скелетных остатков организмов. Его обычный состав 56% CaO и 44% CO2. Часто известняк включает органические и глинистые примеси, которые определяют его физико-химические свойства и название. Так, например, в его состав может входить от 5 до 15% доломита (MgO), тогда его называют доломитовым известняком. (Некоторые образцы известняка, взятые из [11], приведены ниже.)

Песчаник кварцевый обломочный Известняк мелкозернистый белый
Песчаник кварцевый обломочный
Состав: Кварц, обломки кварцитов – не менее 90–95%, остальное — зерна окислов железа, рутил, турмалин, циркон; связующее — железисто-кремнисто-глинистый поровый. 
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2700 кг/куб.м, прочность на сжатие – 80 МПа, истираемость – 0,39 г/кв.см, водопоглощение – 4,06%
Известняк мелкозернистый белый с розовым оттенком
Состав: Кальцит – 89%, доломит – 5%, глинистое вещество, мергель – 6%.
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2000 кг/куб.м, прочность на сжатие – 14 МПа, пористость – 17,9%, водопоглощение – 7,9%.
Мраморизованный известняк Известковый туф
Мраморизованный известняк органогенно-обломочный
Состав: Кальцит – 92%, доломит – 4%, глинистое вещество – 2%, глауконит и прочие примеси – 2%. 
Физ.-мех. хар-ки: Плотность – 2600 кг/куб.м, прочность – до 100 МПа, пористость – 1,8 %, истираемость – 1,9 г/кв.см.
Известковый туф с мелкими раковинами моллюсков
Состав: Кальцит – 99,5-99,9%, Кварц – 0,5-0,1%. 
Физ.-мех. хар-ки: Прочность – около 5 МПа, пористость – до 50%; прочие характеристики сильно колеблются.

По структуре он может быть обломочным, кристаллическим или смешенного типа. Кристаллические известняки более прочные, причем зерна кристаллов также подразделяются по величине на крупные, средние и мелкие. Обломочные известняки включают обломки кремния и кварца; они имеют множество пор, что делает их менее прочными, чем песчаник. Бывают рифовые и ракушечные известняки. Ракушечник состоит из целых или дроблёных раковин, скреплённых карбонатным, глинистым или другим природным цементом.

Диапазон физико-химических свойств известняков очень широк и простирается от мраморовидных известняков до известнякового туфа. Так, ракушечник имеет плотность порядка 800 кг/куб. м, а доломитовый известняк достигает 3000 кг/куб. м. Соответственно, распределена у них и прочность: у ракушечника она составляет 0,5 МПа, у доломитового известняка она доходит до 250 МПа. Но в скульптурном деле используется известняк с прочностью от 10 до 100 МПа. Такой известняковый камень легко обрабатывать и, как следствие, он быстро стареет. За счет большой пористости и водопоглощения на открытом воздухе во влажном климате известняк часто покрывается мхами, которые его окончательно разрушают. Цветовые вариации известняка тоже разнообразны: от белого до черного с гаммой цветовых оттенков.

По прочности между известняком и песчаником находится мрамор, а между известняком и гипсом — туф. «Стареющий» мрамор во влажном климате может покрыться зеленью (особыми видами мелких мхов). На туфе уже через года три начинает расти трава и появляться побеги деревьев. Мрамор не годится даже для изготовления ступенек, так как при каждодневном большом потоке людей они заметно стираются в течение 10 – 15 лет. Лестничные пролеты из известняка прослужат и того меньше, потому что он плохо сопротивляется истиранию.

Гипс представляет собой водный сульфит кальция (CaSO4 × 2 Н2О); его классический состав: 33% СаО, 46% SO3 и 21% Н2О (в природный гипс могут быть включены разнообразные глинистые и органические соединения). Таким образом, вода в связном виде присутствует в этом материале. Она приводит к появлению анионных (SO4) 2– и катионных Ca 2+ групп, проявляющих высокую степень химической активности. В силу этого гипс выполняет цементирующее действие в процессах образования кварцитов и песчаника. При попадании в воду гипс набухает и затем постепенно растворяется в ней на составляющие его анионы и катионы. При обезвоживании гипса появляется ангидрит, т.е. безводный сернокислый кальций.

Как очень податливые и недолговечные материалы известняк, туф и гипс идут на изготовления временных скульптур, т.е. являются промежуточным материалом. Сделав из них пробную форму, ваятель далее переходит на более прочный и благородный материал — мрамор, гранит или бронзу. Известняковый бюст Нефертити-3 покрыт слоем гипсовой штукатурки, которая не слишком хорошо защищает его от действия влаги. Покрывающие гипс природные пигменты вроде окислов железа, марганца, хрома и других металлов, а также некоторые виды глин и цветных известняков тоже не защищают гипс от разрушения под воздействием химически агрессивной внешней среды.

Бюст Нефертити-3Музейные работники, египтологи, специалисты по истории древности, как правило, принадлежат к гуманитариям, т.е. к людям далеким от понимания физико-химических процессов. Поэтому им сложно судить о подлинности скульптурного портрета Нефертити-3. Между тем, с точки зрения естествознания вопрос о долговечности материала здесь решается однозначно. За три с лишним тысячелетия изделие из известняка и гипса подвергнется необратимым структурным изменениям. Оно ни в коем случае не сохранится в первозданном виде. Голова Нефертити-3а, переданная в 1907 году Гарисом Дэвисом в дар Каирскому музею, это нам демонстрирует. Голова Нефертити-3aВместе с тем, находясь в схожих условиях, бюст Нефертити-3 совершенно необъяснимым для науки образом сохранил свой первоначальный вид. Он имеет лишь незначительные механические повреждения, не связанные с физико-химическими процессами внутри вещества.

Борхардт сообщает, что бюст Нефертити-3 лежал в песке на небольшой глубине менее метра. Место, где его нашли (см. выше карту Амарны), находилось на берегу Нила, следовательно, воздух там был достаточно влажным. Кроме того, африканский климат в эпоху Эхнатона был менее засушливым, нередко случались дожди (см.: Когда начали исчезать африканские ледники). В этих условиях надеяться на то, что известняковый бюст, покрытый гипсом, сможет пролежать в земле 3360 лет и при этом останется совершенно невредимым — значит, поверить в чудо. Такой факт будет противоречить всем законам естествознания.

Какой бы консервативной ни была среда, в которой находился бюст, рано или поздно она оставила бы на нем неизгладимый след. Достаточно самого незначительного колебания температуры — а оно было и не маленькое — чтобы начался процесс деструктуризации известняка и гипса, их перекристаллизация и взаимодействие с окружающей средой, которая никогда не бывает химически нейтральной. Борхардт и его подельники явно недооценили фундаментальные законы природы.

Часть 2. Забудем о материале, поговорим о форме

Cкульптура не несет на себе следов эрозии, что противоречит всем физико-химическим законам, применимым к горным породам. Это обстоятельство служит основание для вполне однозначного вывода: данный археологический артефакт является ненастоящим.

Бюст Нефертити-3 не имеет следов контакта с грунтом

Бюст Нефертити-3 не имеет следов эрозии, что противоречит физико-химическим законам природы. Видны лишь механические повреждения левого глаза, ушей и основания скульптуры.

Но забудем на время об отсутствии следов выветривания у материала и зададимся вопросом: что еще может указывать на фальшивость бюста? В данной части работы собраны аргументы, не касающиеся свойств известняка и гипса или условий возникновения в них деструкции.

Бюст Нефертити-3Очевидно, если изготовителю подделки не удалось состарить материал, он должен был подумать об имитации следов разрушения. В самом деле, нельзя осуществить естественную деструкцию материала, которая имела бы возраст три тысячи лет, но можно создать видимость для несведущих людей, которые бы искусственно нанесенные скульптуре раны приняли за раны, нанесенные временем.

Голова Нефертити-3aПричем эти раны не должны быть слишком глубокими и тотальными, чтобы не испортить эстетический вид скульптуры. Кто согласится купить изуродованную временем голову Нефертити-3а, подаренную Дэвисом Каирскому музею? А ведь цель всякой подделки — извлечение некой выгоды, иначе, зачем затевать преступление.

Борхардт решил ввести в заблуждение общественность тем, что лишил бюст левого глаза, который якобы выпал при разгроме мастерской Тутмоса, и обломал ей уши. Обыватель должен был подумать: бюст настоящий, повреждение естественное, скульптор не стал бы отпугивать потенциального покупателя пустой глазницей и сломанными ушами.

Аналогичным мошенническим приемом пользовались фальшивомонетчики. Изготавливая монету из какого-нибудь дешевого металла, они сначала слегка надрезали край монеты и только потом золотили ее поверхность. Глядя на этот выщербленный уголок, продавцы и покупатели думали, что до них кто-то эту монету уже проверял на подлинность материала, и расплачивались с чистой совестью.

Так и здесь, нанятый Борхардтом скульптор, Герхард Маркс (Gerhard Marcks) — личность, установленная Анри Штирлином (Henri Stierlin) — добросовестно выполнил просьбу заказчика: он изготовил одноглазую царицу. Однако вряд ли исполнитель находился в полном неведении относительно преступной затеи заказчика. Поэтому сомнительно, чтобы данную просьбу выполнил честный скульптор, каковым считается Герхард Маркс (позже будет названо другое имя).

Глаза Нефертити-3
Правое ухо Нефертити-3

Одноглазие было запланировано с самого начала, о чем свидетельствует различная обработка поверхности левой и правой глазницы на уровне гипса. Повреждение ушей осуществлено на уровне заготовки. Снимки сделаны с помощью компьютерного томографа и показаны в фильме [1]. Поверх правого уха наложена координатная сетка с мм и см делениями, которые позволяют произвести точные измерения всех частей бюста Нефертити-3 и установить отклонения от строгой симметрии. В частности, правое ухо оказалось больше левого за счет мочки с отверстием для серьги; у левого уха мочка почти отсутствует (о нарушениях симметрии читайте ниже).

Разумеется, в то время никто и не думал, что в 21-м веке появится компьютерная томография. С ее помощью удалось заглянуть под горный хрусталь, из которого сделан правый глаз. Оказалась, что поверхность левого и правого глаза изначально обработаны по-разному: у левого глаза плоская поверхность, у правого — выпуклая. Таким образом, стало понятно, что левого глаза никогда в глазнице не было.

Увечья ушным раковинам тоже нанесены искусственно. Сначала повреждения были выточены на заготовке, далее сверху покрыты тонким слоем гипса, так что известняк снаружи не виден. Наконец, поверх искусственно процарапанных трещин на гипсе нанесен красящий пигмент.

Естественно, у всякого честного эксперта возникает два резонных вопроса. Первый: как можно сломать известняк, чтобы не раскрошился гипс? Второй: как мог растрескаться гипс, чтобы внутрь одной широкой трещины затекла краска? Эти вопросы обсудим позже, а сейчас особо отметим заслугу Анри Штирлина в деле раскрытия преступления века.

Анри Штирлин (Henri Stierlin)Он обратил внимание на левый глаз четверть века назад прежде, чем изложить свои сомненья на бумаге. Еще Борхардт писал, что «в левой глазнице никогда не было инкрустации», так как «никаких следов склеивающего вещества не было обнаружено в глазнице; внутренняя поверхность глазницы выполнена тщательно и не была предназначена для инкрустации», «в левой глазнице никогда не было инкрустации» [2] и [8]. Эти слова часто цитируют в популярных статьях. Но фактически они служат фиговым листом, который появился сразу после того, как нечистого на руку археолога, переигравшего самого себя, прижали к стенке.

Словам Людвига Борхардта столько же мало веры, сколько и словам Зигмунда Фрейда. Австрийский врач-авантюрист использовал свой дневник и опубликованные письма как инструмент для манипуляции психиатрическими данными. Немецкий археолог-авантюрист тоже оставил после себя письменные тексты, полные загадок. Они далеки от сухих научных протоколов, где ученые регистрируют голые факты. Как и у Фрейда, в записях Борхардта много эмоционально окрашенных оценок, что девальвирует научную ценность сообщенной им информации и сеет сомненья в умах придирчивых исследователей.

Впрочем, не так важно, что и когда писал Борхардт. Факт остается фактом: отсутствие у царицы глаза и хитро сломанные уши, безусловно, воспринимаются кощунственно древним египтянином, который в религиозном свете отождествлял скульптуру с двойником человека (о двойнике читайте в разделе Критика теории А.О. Большакова о Двойнике).

Тутмос — или, кто там был вместо него? — никогда б не решился на изображение столь тяжких увечий для всякой женщины, тем более, для красавицы-царицы. В Египте не существовало и в принципе существовать не могло обычаев изображать супругу фараона одноглазой и со сломанными ушами (есть в нашей стране египтологи, которые допускают это). Ваятель наверняка расстался бы с жизнью, если бы пошел на это издевательство над ее образом.

Люди с ленивым мышлением, думающие нечеткими категориями, скажут: «Ну и что? Отсутствие глаза и неправильно сломанные уши — это еще не повод отказываться от подлинности артефакта». Настоящий же ученый встанет перед этим фактом как вкопанный и не сдвинется с места, пока не найдет ему разумное объяснение.

А объяснение этому может быть только одно: мы имеем дело с фальшаком, как выражаются современные эксперты. Вот этим-то сверлящим мозги сомнением Анри Штирлин поделился с Дитрих Вилдунг (Dietrich Wildung)директором Египетского музея в Берлине, Дитрихом Вилдунгом (Dietrich Wildung), с которым был знаком накоротке.

Какие он при этом приводил дополнительные аргументы, не столь уж важно. Отсутствие глаза (об ушах Штирлин ничего не знал) перевешивает все прочие доводы вместе взятые. Вне всяких сомнений, намеренно вылепить у царицы пустую глазницу и, добавим мы, повредить ей ушные раковины мог только злоумышленник, который согласился выполнить некрасивую работу ради больших денег. Здесь и думать нечего. Существует ясное как божий день объяснение действиям жуликоватого Борхардта (о нем речь впереди), но нет никаких объяснений действиям древнеегипетского мастера.

Анастасия Рахманова рассказывает: «В беседе с корреспондентом газеты "Вельт" Вилдунг вспоминает историю двадцатилетней давности: он сидел со своим приятелем, Анри Штирлином, в маленьком женевском кафе. Пропустив по рюмке, они придумали план: а что если выпустить книгу с каким-нибудь скандальным разоблачением, например, о том, что бюст Нефертити — подделка. "Я не думал, что эта идея окажется для него столь привлекательной, — говорит Вилдунг. — Но, мне кажется, он и сейчас не слишком всерьез относится к собственному утверждению"» [3].

Ох, уж эти журналисты! Не имея собственного мнения, они начинают пересказывать какие-то басни. Здесь мы столкнулись с типичным уходом от решения принципиального вопроса. Штирлин обозначил реальную и очень актуальную проблему. И вот, вместо предложения по ее решению мы слышим желтую историю про глупого швейцарского искусствоведа, над которым весело посмеялся мудрый директор музея.

Не только незадачливая Рахманова, но и другие журналисты без конца цитируют чисто эмоциональные высказывания Вилдунга, лишенные каких бы то ни было рациональных аргументов. Например, приводят его фразу, сказанную относительно книги Штирлина: «Замечательная научная фантастика, прекрасная романтическая история»; или: «Красивая женщина и скандал — это всегда хорошо продается» и т.д. Но почему нет глаза — так и остается тайной за семью печатями.

Henri Stierlin (Анри Штирлин) 

Анри Штирлин читает лекцию

Ранее уже рассказывалось (см. О подделке бюста Нефертити), что бюст царицы имеет не свойственное древнеегипетским скульптурам вертикальное отсечение плеч. Такой формы бюсты стали делать в эпоху модерна, наступившую в конце 19-го века. Бюст Нефертити-3Их изготовляли в самом массовом порядке для магазинных витрин с целью демонстрации головных уборов, бус, ожерелий, сережек и прочих украшений. Именно с этой целью, по словам искусствоведа Штирлина, Борхардт попросил знакомого ему немецкого скульптора Герхарда Маркса изваять бюст цветной Нефертити. Археолог хотел, таким образом, показать широкой публике ожерелье царицы, найденное им при раскопках в Амарне, а заодно опробовать краски, сохранившиеся якобы в мастерской Тутмоса.

Штирлин, я думаю, слегка ошибся. Он выставлял Борхардт чуть ли не жертвой. Можно подумать, что немецкий археолог не имел никакого злого умысла и цветной бюст Нефертити-3 оказался в центре скандала случайно. Рассказ швейцарского искусствоведа о бусах и пробе пигментов, по-видимому, является его собственным сочинением. Вилдунг отчасти прав, когда называет Штирлина фантазером. Далее будет видно, что подделка появилась на свет далеко не случайно, во всяком случае, не как безобидная подставка для бус. Есть веские основания полагать, что афера века готовилась Борхардтом заранее, очень тщательно, причем совместно с его покровителем, магнатом Джемсом Симоном.

Но посмотрите, даже эта щадящая репутацию Борхардта версия вызвала в мире волну негодования. На Штирлина обрушился град обвинений. В первую очередь они шли от руководства музея, где многие годы экспонируется подделка, но не только. Великий русский египтолог, В.В. СолкинПрезидент ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ» и действительный член Международной Ассоциации египтологов Виктор Викторович Солкин тоже осудил версию Штирлина, причем в самых резких выражениях. Это произошло в мае 2009 года на сайте газеты «Аргументы и факты» во время он-лайн конференции под названием «Незнакомый Египет».

На ней произвучал вопрос Алексея Морозова (13.05.2009 23:47) о подделке скульптурного портрета Нефертити-3. Солкин ответил так: «Конечно же, он подлинный. Автор нашумевшей "книги", которому гипотеза о "поддельном шедевре" принесла, думается, большие деньги, таким образом построил PR своей публикации. Его книга не имеет никакого отношения к египтологии; сам автор — не египтолог, издал до этого только несколько красочных альбомов о Египте, почти без текста. Совсем недавно специалисты Египетского музея в Берлине, где хранится этот памятник, провели сложнейшие анализы с помощью нового томографа и других технических новинок. Он подлинный.

Кроме того, в Берлине хранится архив Людвига Борхардта, археолога, нашедшего Нефертити, в котором есть кадр, где Нефертити только что вынули из песка на развалинах Ахетатона. Это противоречит рассуждениям автора [Штирлина] о том, что, якобы, нет никаких документальных свидетельств, подтверждающих находку бюста непосредственно в Египте. Мысль о том, что Нефертити не соответствует египетскому канону скульптуры, просто смешна и выдает низкий уровень знаний автора. Официальные заявления по этой "книге" сделали и Египетский музей в Берлине и Высший совет по древностям АРЕ, подтвердив, что памятник подлинный, а автор — шарлатан» [4].

В связи с этим высказыванием известного российского египтолога заметим, что автор книги Анри Штирлин (Henri Stierlin) родился в Египте, но сейчас живет во Франции, хотя его по инерции продолжают называть швейцарским историком искусств. Он много фотографирует, а его жена Анна занимается фотографией профессионально. Она нередко устраивает выставки и иллюстрирует книги мужа. Объектом их общего внимания являются культурно-исторические достопримечательности.

Анри Штирлин Анна Штирлин

Симпатичная пара — Анри и Анна Штирлины. Оба увлеченно занимаются историей искусств и фотографией. Они много путешествуют, много фотографируют и много пишут об увиденном, сравнивая между собой художественные стили разных эпох и разных цивилизаций.

Ими совместно написано и проиллюстрировано около полусотни тематических книг, посвященных живописи, скульптуре и архитектуре народов мира, в частности, древнегреческому и древнеримскому изобразительному искусству, искусству американских индейцев и мусульманского мира. Сегодня можно купить такие их книги как «Дворцы, замки и виллы», «Теотиуакан», «Искусство и архитектура мамлюков», естественно, книги о древнеегипетском искусстве, например, «Золото фараонов». В 2008 году вышла книга Анри Штирлина «Бюст Нефертити — обман египтологии» [5], о которой так нелестно отозвался Виктор Солкин.

Нет более мелкого замечания со стороны профессионала, чем указания на отсутствия у любителя пропуска в профессиональный союз. Сколько мы знаем профессионалов-дураков; их точно не меньше, чем любителей-умниц. Это хорошо, что Штирлин не является египтологом, т.е. специалистом в узкой области знаний. Напротив, как раз за счет своей широчайшей эрудиции он смог заметить то, чего не увидел сонм профессиональных египтологов, а именно: несоответствие бюста Нефертити-3 древнеегипетским канонам.

Слепленная Борхардтом разукрашенная фальшивка действительно выпадает из египетской традиции. Кто этого не заметил, тот не знает этой традиции. Но главная его заслуга заключается в том, что он первым обратил внимание истинных исследователей на странное устройство глаз Нефертити-3. Хорошему детективу одной этой улики будет достаточно, чтобы изобличить преступника.

Каких-то глубоких знаний по египтологии в деле обнаружения фальшивки не требуется. Здесь важен свежий взгляд на бесконечные ахи-вздохи по поводу «уникальности шедевра». С точки зрения изобразительного искусства Штирлин, несомненно, обладает развитым чувством на распознавание культурно-исторической эпохи.

Скульптурные лики американских индейцев

Не всегда умея точно описать словами скульптуры американских индейцев, мы, тем не менее, легко отличим их от египетских скульптур, а также от ассирийского, китайского, индийского и прочих видов искусств. Даже школьник мог бы сказать, что эти изваяния не характерны для древнеегипетской цивилизации. Если бы не гипноз массового обмана, мы безошибочно сказали бы, что лик Нефертити-3, а также лики Нефертити-2 и других подделок, принадлежит другому времени, а именно, современному европейскому искусству.

Слова Солкина о том, что подлинность цветного бюста Нефертити подтверждена в результате «сложнейшего анализа с помощью нового томографа и других технических новинок», будто «есть кадр, где Нефертити только что вынули из песка на развалинах Ахетатона», требуют отдельного рассмотрения, которым мы займемся в последующих подразделах. Там же мы выясним, насколько «смешна» мысль Штирлина, «что Нефертити не соответствует египетскому канону скульптуры» и чей «низкий уровень знаний» здесь в действительности проявился.

Относительно заранее спланированного отсутствия глаза Солкин сочинил фантастическую легенду, которую слово в слова пересказала Колмыкова (к ним также примкнул Ларченко). Вместе они думают, что «отсутствие одного глаза имело под собой магическую причину: если бы оба глаза были бы инкрустированы, то бюст, изготовленный на основе гипсовой маски, снятой непосредственно с лица, имел бы огромное сходство с живой царицей и, в случае гибели, мог нанести вред ее "двойнику", обитающему в скульптурных изображениях» [6], [7], [8] и [2]. Во всех источниках эти слова приводятся без кавычек, так что авторство «магического» объяснения установить невозможно.

По логике этих трех мыслителей все без исключения статуи Нефертити, Эхнатона, их шестерых дочерей, а также бесчисленное количество статуй других египтян, когда они сколько-нибудь похожи на самих себя, должны иметь один глаз или сломанные уши, в общем, должны отсутствовать какие-нибудь органы, чтобы в случае чего обезопасить «двойника». Почему бы изобретателям этой чудной интерпретации не привести парочку примеров одноглазых цариц.

Абсурдность этой гипотезы просто поражает. И почему авторы решили, что гипсовая маска царицы непосредственно снята с ее лица. Они что — видели живую Нефертити или нашли ее хорошо сохранившуюся мумию? Добавим также, что в отношении двойника, якобы «обитающего в скульптурных изображениях», среди египтологов существует большая неопределенность (см. Критика теории А.О. Большакова о Двойнике), так что цепляться за него не стоит. Это скорее языковой феномен, чем религиозный. В любом случае, древний египтянин особо не переживал за двойника.

 
 
 

Эпилог фильма «Одиссея Нефертити»

В начале второй части было объявлено, что нас не будет интересовать материал, из которого сделан бюст Нефертити-3. Мы не собираемся и впредь обсуждать сложную естественно-научную проблему деструкции известняка и гипса по прошествии более трех тысяч лет. Но это вовсе не означает, что мы отказываемся с помощью компьютерного томографа заглянуть внутрь скульптуры на предмет выяснения ее содержимого. Этому во многом посвящен фильм «Одиссея Нефертити» [1]. В эпилоге главные действующие лица фильма, Барри Кемп и Дитрих Вилдунг, произносят свои важнейшие монологи, которые фиксируют их принципиально различные позиции по проблеме с бюстом. Прежде чем приступить к их обсуждению, приведем несколько кадров и текст, прозвучавший в эпилоге фильма.

Известняковой заготовка бюста Нефертити-3 Гипсовая штукатурка бюста Нефертити-3

Диктор: «Вот другое лицо Нефертити. Ученые просканировали бюст миллиметр за миллиметром и использовали эти данные, чтобы сделать объемные модели внутренней части. Внутри бюста спрятана вторая скульптура. Это удивительное явление, которое остается загадкой для археологов».

Дитрих Вилдунг (Dietrich Wildung)Вилдунг: «Результаты компьютерной томографии указывают на то, что бюст состоит из известняковой заготовки, которую путем добавления слоев гипса толщиной в несколько сантиметров в критических точках адаптировали для создания видимой внешней формы. Это многослойный технологический процесс: когда художник сначала работает с камнем, а потом вытаскивает свой горшок с гипсом и начинает шаг за шагом создавать идеальную форму на этой каменной заготовке».

Неужели это истинное лицо Нефертити?

Диктор: «Слой за слоем компьютер снимает гипсовый макияж, обнажая портрет старой женщины со сгорбленными плечами, тонкой шеей и глубокими морщинами вокруг рта. Неужели это истинное лицо Нефертити?»

Кемп (Kemp)Кемп: «Перед вами настоящее, истинное лицо Нефертити. Это становится более абстрактным образом. Действительно ли это портрет? Я не уверен. Он обнаруживает суровость ее лица».

Диктор: «Для ученых этот бюст до сих пор полон загадок. Но в одном можно быть точно уверенным: скульптор довел ее лицо до совершенства при помощи самого лучшего макияжа. Это не изображение вечной молодости, а портрет бессмертной красоты».

Вилдунг: «Был кто-то, кто хотел, чтобы Нефертити была изображена именно так. Возможно не она сама, а царь, который сказал: "Моя Нефертити — не девушка с обложки без морщин. Моя Нефертити родила шестерых детей... или, быть может, семерых или восьмерых? Ее лицо несет отпечаток жизни — именно так я хочу, чтобы она выглядела"».

Нефертити-3, кадр-1
Нефертити-3, кадр-2 Нефертити-3, кадр-3 
В начале фильма «Одиссея Нефертити» показано, как в разрушенной
мастерской Тутмоса из-под сухого песка извлекается бюст Нефертити-3.

Диктор: «Даже для тех, кто видит Нефертити каждый день, она остается загадкой. Но здесь, на Музейном острове, лицо царицы представлено в новом свете. Многие десятилетия ее подсвечивали спереди, так что зрители видели перед собой совершенный портрет молодой женщины. Изменив освещение, профессор Дитрих Вилдунг обнаружил скрытые черты Нефертити. Вечно-молодая девушка с обложки оказалась женщиной, которая прожила жизнь, с морщинами вокруг глаз и рта».

Дитрих Вилдунг (Dietrich Wildung)Вилдунг: «Раньше я думал, что у Нефертити — здесь я, конечно, сильно преувеличиваю — была вульгарная внешность. И это, наверное, из-за того, что в прошлом ее использовали в коммерческих целях: совершенно молодое лицо без морщин, которое казалось безжизненным. А сейчас я обнаруживаю так много следов, которая оставила на ней жизнь. И у нее появляется характер. Она становится личностью».

Диктор: «Путешествие Нефертити подошло к концу. Она вернулась в старый музей неповрежденной. Прошло почти три с половиной тысячи лет с тех пор, когда гениальный скульптор в темной хижине использовал свое магическое прикосновение для создания одного из самых известных женских портретов всех времен. В руинах той мастерской Людвиг Борхардт нашел ее вновь — одно из величайших произведений мирового искусства на сегодняшний день. Борхардт провернул хитроумную операцию и привез Нефертити в Берлин. И там египетская икона находится по сегодняшний день — величественное лицо давно потерянного мира».

Вилдунг: «Она находится в столице Германии и представляет древнюю культуру, символ величия, который есть у старого мира, для демонстрации новому. Будучи послом Египта Мухаммед эль-Араби говорит:"Разве это не удивительно, что достопримечательностью столицы Германии, по мимо других символов, является древнеегипетская царица"».

Кадр из кинофильма: Борхардт и египтяне

В конце фильма режиссер показал сцену, как Борхардт с чувством исполненного долга передал «найденный» им бюст Нефертити-3 египтянину и они вместе с оживленной группой других египтян двинулись по дороге в Амарну. Обратите внимание, крайний слева человек держит скульптурную голову Эхнатона, которую он выточил прямо во время съемок фильма. Очевидно, ее цена ровно такая же, как и цена цветного бюста Нефертити-3, «найденного» Борхардтом в 1912 году.

Диктор: «Возможно, одиссея Нефертити еще не завершена и однажды она вернется туда, откуда она родом».

Кемп (Kemp)Кемп: «В душе я немного романтик. Возможно, в будущем приятно будет видеть, что Нефертити вернулась домой, а ее истинный дом Телль-эль-Амарна. Египетская антикварная организация строит здесь небольшой музей; он мог бы стать идеальным домом для нее. Ну, наверное, пока я жив, этого не произойдет. Я так думаю».

Диктор: «Самая красивая женщина мира до сих пор остается объектом вожделений».

Конец фильма, пошли титры на фоне идущего Борхардта с группой египтян, несущих по дороге в Амарну две скульптуры, Эхнатона и Нефертити.

титры-1титры-2титры-3 
титры-4титры-5титры-6

Итак, в самом начале эпилога диктор сообщает нам, что спрятанная за гипсом вторая скульптура «остается загадкой для археологов». В самом деле, археологи никогда не сталкивались с вложенными друг в друга скульптурами. А это как раз и есть важнейший аргумент в пользу криминального происхождения бюста.

Мы обещали не говорить о материале — и не будем, только читатель должен помнить о нем следующее. Настоящий мастер испытывает истинное наслаждение от сопротивления твердой породы инструменту. Он уважает гранит и не станет унижать себя лепкой из пластилина, глины или гипса. Эти презренные материалы служат ему для скульптурных набросков. Выдавать гипс за готовое изделие не станет даже ученик. А прикрывать им грубо сработанную заготовку — просто стыдно. Кто не понимает этого, тому не стоит писать о достоинствах цветного бюста Нефертити и, вообще, об искусстве ваятелей.

Только невежда может не видеть, что в «найденной» Борхардтом скульптуре используется современная технология подделок. Ни один из древних мастеров не пользовался столь постыдной технологией изготовления скульптур. В торговых палатках Луксора и Гизы сегодня можно купить сотни сувениров, изготовленных по такой фальшивой технологии. Вам не дорого продадут изящную пластмассовую вещицу с куском железа внутри, говоря, что она выточена из базальта.

Несколько слов о нравственно-эстетических позициях наших героев.

Вилдунг приводит слова посла Египта в Берлине о древнеегипетской царице как достопримечательности столицы Германии. Понятно, директор Египетского музея в Берлине выступает за то, чтобы Нефертити-3 осталась в Германии. Наш директор ГМИИ ведет себя аналогично: ни за что не отдадим золото Шлимана немцам, ведь они столько русских убили во время Второй Мировой.

Кемп придерживается противоположной позиции: он за возвращение бюста в Амарну. Но только ли потому, что он считает вывоз Борхардтом бюста незаконным? Ведь Кемп современный человек и понимает, что место, где хранится находка мирового значения, не столь уж важно, главное обеспечить ее сохранность. Но разве «небольшой музей» в Амарне, на который он указал, сможет обеспечить надежную защиту от природных катаклизмов и грабителей. Нет, не сможет. А кто поедет в Амарну любоваться бюстом — пусть даже неземной красоты? Никто, в крайнем случае, горстка фанатиков. Значит, Кемп невольно выразил в этих немногих словах свое более широкое видение ситуации с бюстом Нефертити-3.

Он честный ученый, ему противны игры музейных чиновников, желающих заработать на фальшивке. Кемп затеял расследование аферы Борхардта как раз с целью его разоблачения. Но открыто сказать, что немецкий археолог преступник, ему никто не позволит. Слишком серьезные деньги крутятся вокруг этой фамилии.

К счастью, создатели фильма нашли мудрое решение: фабулу фильма выстроили так, что сторонники подлинности бюста ясно слышат то, что они хотят слышать. Позиция же противников этой точки зрения выражена визуальным рядом. Внимательный зритель видит намного больше, чем слышит.

Вслушайтесь, что говорит директор музея: «Раньше я думал, что у Нефертити … была вульгарная внешность», потому что «ее использовали в коммерческих целях: совершенно молодое лицо без морщин, которое казалось безжизненным. А сейчас я обнаруживаю так много следов, которая оставила на ней жизнь». В фильме были еще слова о «девушке с обложки без морщин» до томографии, и о матери шестерых детей «со сгорбленными плечами, тонкой шеей и глубокими морщинами вокруг рта» после томографии.

Нефертити-3 чрезвычайна примитивна с точки зрения развитого художественного вкуса. Но где Вилдунг увидел согбенную женщину, умудренную жизненным опытом? Скульптор-фальсификатор абы как высек из мягкого камня заготовку. Он знал, что далее на известняк ляжет слой гипса, поэтому особо не переживал, что одно плечо получилось выше другого — гипс всё исправит.

Глубокие шероховатости на лице, шее и груди, которые Вилдунг назвал морщинами, фальсификатор сделал только для того, чтобы обеспечить надежное сцепление известняка с гипсом. Ровно так же поступает плиточник, когда для лучшего крепления на стене кафельной плитки предварительно наносит «морщины» на штукатурку.

Разумеется, ни о каких «отпечатках жизни» или «сгорбленных плечах» царицы ваятель не думал. Рождение шести, семи или восьми детей здесь тоже не при чем. Всё это досужие фантазии престарелого директора, который либо не понимает элементарных вещей, либо устроил дымовую завесу. Кому здесь не понятно, что шлифовать поверхность известняковой заготовки бессмысленно, если на нее собираются нанести гипсовый слой?

Кемп осторожно высказал сомненье: «Действительно ли это портрет? Я не уверен». Еще он что-то пробормотал об «абстрактном образе» Нефертити. Неизвестно, сколько произнесенных им слов вырезал режиссер. Но суровая правда состоит в том, что стоящий в Египетском музее Берлина за пуленепробиваемым стеклом бюст бесчувственной женщины — это случайная игра воображения нанятого Борхардтом изготовителя скульптурных подделок.

Но посмотрите, как умно смонтирован фильм! Под аккомпанемент слов директора музея о «морщинах» матери-героине Нефертити-3 нам демонстрируют потрясающие кадры. Одним из таких кадров является снимок правого уха. Крупным планом в течение длительного времени оператор показывает нам сфальсифицированное повреждение ушной раковины. По ходу фильма этот кадр демонстрировался несколько раз. Зритель отчетливо видит, что широкая трещина в гипсе, возникшая, по замыслу Борхардта, в результате механического удара, который произошел в момент разрушения мастерской Тутмоса.

Имитация повреждения правого уха

В Интернете полно четких фотографий цветного бюста, на которых более зримо видна работа фальсификатора. Он демонстративно оставил следы от реконструкции поврежденного уха. Но даже неспециалист заметит, что реконструкция понадобилась ему лишь для того, чтобы нанесенные им же самим повреждения выглядели как можно более естественно. Главная его ошибка заключается в том, что это ухо не имеет следов тысячелетней эрозии. Мы видим, например, что краску на нем соскоблили будто вчера, кусочек гипса был отколот и тут же приклеен, т.е. он не лежал отдельно в песке три с лишним тысячи лет.

Сообщалось, что на месте обнаружения скульптуры были найдены частицы гипса, отколовшиеся от ушных раковин. Крупные фрагменты были затем приклеены к известняковой заготовке. На фотографии правого уха, размещенной выше, можно разглядеть, что гипсовые кусочки ушной раковины плотно подходят друг к другу. При сжатии фрагмента от средней части ушной раковины клей выступили в виде небольших капель, отчего щель кажется широкой. Но там, где капель нет, щель едва заметна. Всё это указывает на то, что гипсовые осколки уха за 3,5 тысячи лет почему-то не испытали никакой эрозии. Другими словами, нас бессовестно обманули: ушная раковина была разбита, а через неделю или того меньше ее уже склеили.

Ухо Нефертити-1 Нос Нефертити-1

Посмотрите внимательно на ушную раковину и сломанный нос Нефертити-1, которая сделана из гранита-диорита. По ним сразу видно, что этой скульптуре не одна тысяча лет. Длительная естественная эрозия твердого материала оставляет следы особые, отлично видные как раз на острых изломах. Такое выветривание породы невозможно подделать.

Посмотрите, кукую сильную эрозию испытала голова Нефертити-1, а ведь она сделана из гранита-диорита — одного из самых прочных материалов. Границы раковины настолько расплылись, что мы едва можем угадать в ней ухо царицы. Если бы от этой гранитной ушной раковины откололся крохотный кусочек величиной с ноготок, он весь был бы изъеден эрозией и мы не смогли бы его так легко вернуть на прежнее место. В естественных условиях, если бы кусочек гипса такой же величины пролежал в песке три с лишним тысячи лет, то от него вообще ничего бы не осталось. Зато мы отчетливо видим следы от ножа или какого-либо другого острого инструмента, которым фальсификатор соскабливал краску с ушных раковин.

Повреждения левого уха и затылка

Мочка левого уха отсутствовала изначально. Обломанный сверху край ушной раковины, сделанный из известняка прикрыт гипсом, что сразу выдает искусственность повреждения. Из-за плохого сцепления гипса с известняковой заготовкой на затылке за левым ухом произошло отслоение штукатурки. Причем облупившиеся края раскрашенной штукатурки создают впечатление, будто кусок отвалился совсем недавно.

А куда делись кусочки от «плеши» образовавшейся на короне египетской царицы возле ее левого уха? Спросите, почему их не нашли в «мастерской Тутмоса»? Да потому что они остались в мастерской Борхардта. Взгляните на четкие границы отслоения гипсовой штукатурки. На них, как и на ушных раковинах, время тысячелетий не оставило никаких следов.

Таким образом, внимательному зрителю становится понятно последовательность изготовления фальшака. Уши наряду с левым глазом являются наиболее уязвимым местом для критики. Кажется, чего проще: вылепи бюст без повреждений, потом в нужных местах аккуратно нанеси ему легкие механические увечья и дело в шляпе. Увы, такая операция невозможна по одной простой причине. Свежий слом известняка позволит в два счета определить, что его произвели месяц назад или около того.

Создатели фильма продемонстрировали нам всю технологическую цепочку изготовления искусственных повреждений ушей. Сначала скульптор выточил повреждения на известняковой заготовке: у левого уха отсутствует небольшая верхняя часть раковины, у правого оторвана несколько большая часть по всей длине ушной раковины. Затем скульптор наложил слой гипса, закрывающий целиком все ушные раковины, включая обломанные кромки известняка. Повороты головы на экране дисплея позволяют рассмотреть существенные различия в форме ушей.

Обе глазницы у заготовки одинаковые, их различие исполнено с помощью гипса (см. фото выше). Повреждения ушных раковин сделаны уже на заготовке и это понятно. Уши, вылепленные из чистого гипса, не выдержали бы даже собственного веса бюста, если его положить набок. Поэтому скульптор создал для них жесткий каркас из известняка. Но известняк он не хотел показывать зрителю, тот должен был видеть в местах повреждения только неокрашенный гипс: на нем время не оставляет заметных следов деструкции.

Может случиться, что какой-нибудь прославленный специалист-египтолог никогда не задумывался об отсутствующем глазе и сломанных ушах, поэтому всю жизнь считал бюст Нефертити-3 подлинным. В этом нет большого греха, так бывает, возможно, его интересовали другие важные проблемы истории Египта. Но если он узнает о фактах фальсификации и продолжает настаивать на своей прежней позиции — вот тут его репутации как ученого приходит конец. Честный исследователь обязан склонить голову перед неумолимой логикой фактов и сказать: «Извините, не знал».

Теперь мы все знаем, что томограф обнаружил искусственность повреждения ушей и тем самым выявил факт фальсификации бюста более убедительно, чем это доказывает отсутствующий глаз. Ведь невозможно сломать ухо заготовки, чтобы при этом не выкрошился гипс. То, что фальсификатор полностью замазал обломки ушных раковин гипсом, его не спасает. Отсюда можно легко сообразить, что эти повреждения были сымитированы.

 
 
 

Вердикт о подлинности бюста Нефертити вынес консилиум врачей

Параллельно с фильмом «Одиссея Нефертити» [1] писалась статья «Неразрушающее проникновение внутрь скульптуры египетской царицы Нефертити с помощью компьютерной томографии» [10]. Авторский коллектив состоял из семи человек, включая археолога Барри Кемпа и директора Египетского музея Дитриха Вилдунга, с точкой зрения которых мы более или менее знакомы. Остальные пять человек являются специалистами в области медицины, где применяется компьютерная томография.

Следует особо подчеркнуть, что среди авторов не было ни одного специалиста по скульптурным материалам, реставратора древних скульптур или просто скульптора, который смог бы, наверное, сказать, чем отличается гранит от гипса. Но, быть может, самое главное, отсутствие историка науки, который бы честно рассказал, кем был на самом деле Борхардт и какие события произошли на раскопе 6 декабря 1912 года, делает вывод о подлинности бюста Нефертити-3 фиктивным, более того, специально сфабрикованным.

Присутствие Кемпа не делает ему чести в деле фабрикации статьи [10], но его можно понять и простить. Очевидно, он вынужден был помалкивать в обмен на разрешение снять фильм «Одиссея Нефертити», в котором всё-таки сделано разоблачение амарнской аферы. Престарелый Вилдунг — человек, конечно, заинтересованный в исходе дела, его вообще нельзя было включать в исследовательскую группу. Возможно, именно директор музея, с квалификацией PhD, далекой от специальности естествоиспытателя, сколотил группу из четырех медиков с квалификацией MD и помощницы Тани (Tanja Nentwig), чтобы оправдать преступную деятельность Borchardt & Co, орудовавшей на территории Амарны в период с 1911 по 1914 год.

Впрочем, цель статьи [10], заявленная в «Abstract» (см. подраздел «Purpose»), выглядела вполне безобидно. Из соображений сохранности статуи (conservation status) группа авторов должна была с помощью компьютерной томографии (КТ) исследовать внутреннюю структуру «бюста царицы Нефертити, который считается одним из величайших сокровищ древнего египетского искусства». («bust of the pharaoh-queen Nefertiti, considered to be one of the greatest treasures of ancient Egyptian art») То есть, авторы статьи нисколько не сомневались в подлинности этого «шедевра», благодушно уверовав в чудесную сказку, распространяемую мошенниками с момента появления на свет этой фальшивки.

В подразделе «Results» без единой тени сомнений упоминается имя Тутмос, как реально жившего в Амарне скульптора. Там же используется такой вот литературно-художественный оборот: «В соответствии с идеалами красоты амарнского периода …». Таким образом, авторы даже не догадываются, что эти самые «beauty ideals of the Amarna period» в начале 20-го столетия были навязаны общественности всё той же преступной группировкой фальсификаторов, во главе которой стояли Симон и Борхардт.

Между тем, авторы статьи [10] имели право на констатацию только таких твердо установленных фактов, как: «слой штукатурки на лице и ушах был очень тонким, толщиной не более 1-2 мм. Задняя часть реконструированной короны показала, что процесс создания скульптуры был многоэтапным, поскольку она состояла из двух толстых слоев штукатурки с различной степенью ослабления проникающего излучения» [10] и т.д. Вопрос же, кто именно использовал этот указанный «multistep process was used to create the sculpture» — Тутмос или подельники Борхардта — никем из авторов статьи не изучался. Следовательно, все предыдущие утверждения являются откровенными домыслами авторов статьи [10]; они выдают желаемое за действительное и не более того.

Два слоя штукатурки на короне царицы

Фрагмент фотографии fig 2c из статьи [10], на которой видно два слоя штукатурки на задней части короны. Причем первый слой (*), прилегающий к заготовке, обладает меньшей плотностью, чем наружный второй слой (#). Возможно, из-за этой разности в плотности произошло отслоение большого куска штукатурки (площадью примерно 99 × 60 мм) от короны возле левого уха (см. фото вверху).

Естественно, окончательное заключение статьи [10] (подраздел «Conclusion»), где есть слова, будто бы проведенные исследования в отношении бюста Нефертити способствовали «пониманию художественных приемов, используемых при создании этого шедевра искусства 18-ой династии» («for an understanding of the artistic methods used in the creation of this masterpiece of art of the 18th dynasty»), являются совершенно необоснованными. Авторы статьи [10] ничего не сделали для того, чтобы доказать, что эти «художественные приемы» («artistic methods») использовались мастером, жившим в эпоху 18-ой династии. Напротив, далее в нашей статье будет доказано, что этими приемами не только могли, но реально воспользовались фальсификаторы, жившие в начале 20-го столетия.

В основном тексте статьи [10] тоже высказывается множество тенденциозных предложений. Например, в разделе, где говорится о различии правого и левого глаза («Right and Left Eyes»), авторы пишут: «Хотя этот результат выглядит очень необычно по нынешним меркам, вероятно, на момент создания бюст был просто рабочей моделью (just a working model), выступавшей в качестве модели-копии (copy model). Тутмос продемонстрировал, как делают глазное углубление, куда затем будет вставляться вырезанный камень [горного хрусталя]» [10].

Это более чем смелое предположение выдвинул, наверное, директор музея. Ведь именно Дитрих Вилдунг на основании единственного обломка шоры из слоновой (!) кости наивно верит не только в реально жившего скульптора Тутмоса, но он также на все сто процентов верит в портретное сходство цветного бюста, сделанного якобы с живой египетской царицы. В любом случае, кто бы ни фантазировал из авторов, после того, как PhD вместе с четырьмя MD поставил подпись под позорной фабрикацией в виде наукообразной статьи [10], ему не следовало называть Анри Штирлина фантазером. Швейцарский искусствовед безнадежно отстал в деле выдвижения фантастических гипотез.

И что только не выдумают алчные стяжатели, паразитирующие на музейных подделках, ради того, чтобы мошеннику Борхардту сохранить репутацию честного археолога. Это надо же так придумать (!): найденный бюст царицы служил наглядным пособием ученикам Тутмоса. Примите на основании вопиющих фактов, что Борхардт был аферист, и множество противоречий и натяжек в вашей картине на эти события мигом исчезнут. И не надо будет предполагать, что помимо этой одноглазой ученической модели существовала еще одна уже двуглазая «модель-копия», выполненная с натуры Нефертити, которую — вы уж их простите — сподручные Борхардта не нашли.

Сечение головы Нефертити-3

Сечение головы Нефертити-3 (фото fig 2f из статьи [10]) демонстрирует существенные различия в изготовлении ушей и глаз. Асимметрия ушей возникла в результате отсутствия у человека, который их сделал, самого минимального таланта ваятеля. Без соответствующего навыка трудно сделать не только одинаковые уши, но и одинаковые глаза. Возможно, именно по этой причине фальсификатор не стал вставлять левый глаз: пускай все думают, что он выпал во время разрушения «мастерской Тутмоса».

А что скажите в отношении ушей ученической модели? Чему обучал Тутмос своих учеников на их примере — как изготовлять подделки? Ответьте, дорогие авторы статьи [10], почему обломанные края ушных раковин оказались покрыты тонким слоем гипса?

В разделе «Разоблачение второго, скрытого лица» отмечается, что лицо заготовки («the face of the core»), покрытое 1-2 мм гипсовой штукатурки, «отличалось в некоторых важных деталях от видимой внешней поверхности (Fig 3c)». Далее авторы разъясняют, в чем именно состоят эти различия; относительно ушей они написали следующее.

Два уха бюста Нефертити-3

По конфигурации правое и лево ухо сильно отличаются друг от друга (фото fig 3g и fig 3h из [10]). Это говорит о торопливости их изготовления. Вряд ли «гениальный скульптор» мог позволить себе такую небрежность. Но этот промах мог вполне допустить шарлатан-ремесленник, вздумавший всех нас обдурить. Что ж, поздравим мошенника, у него всё превосходно получилось.

«Уши демонстрируют особенности реконструкции (Figs 2f, 3g). Они базировались на очень детализированной известняковой структуре. При изготовлении ушных каналов, вероятно, использовались различные инструменты. Асимметрия их формы была, кажется, изначальной, причем более всего она видна по левому уху (Fig 3h). Правый ушной канал выглядит завершенным, отверстие просверлено инструментом вроде дрели, тогда как левый ушной канал остался не просверленным» [10].

Создается впечатление, что мошенник, приступая к изготовлению левого уха, вдруг неожиданно понял, что во времена Эхнатона не существовало дрелей и свёрл с победитовым наконечником, чтобы можно было высверлить глубокие ушные каналы в камне.

Левое ухо, гипс Правое ухо, гипс
Поворот левого уха Поворот правого уха

Кадры из кинофильма «Одиссея Нефертити» [1], на которых видно полное покрытие гипсом ушных раковин, закрывающих и кромки повреждений, аккуратно выточенные на известняковой заготовке. Здесь приведены четыре кадра непрерывного вращения головы Нефертити-3, при котором прекрасно видна асимметрия левого и правого уха.

Отсутствие отверстия и мочки ушной раковины левого уха, причем непосредственно у известняковой заготовки, лишний раз подтверждает небрежность работы шарлатана-ремесленника, которому Борхардт поручил сделать фальшак. Миллиметровый слой штукатурки не выправил асимметрию левого и правого уха. Зато искусственно обломанные ушные раковины известняковой заготовки оказались под тонким слоем гипса. Вопрос на засыпку: какие цели преследовал учитель Тутмос, показывая ученикам на своих занятиях эти неестественные дефекты ушей?

Уродливая заготовка бюста Нефертити-3

Эту уродину с перекошенными плечами не мог выточить мастер, сделавший скульптурную композицию царской четы с головой Нефертити-1. Причина асимметрии плеч та же, что и причина асимметрии ушей, а именно, неаккуратность изготовителя фальшивки и неумение его делать качественные скульптуры.

Еще раз взгляните на ранее приводимый кадр из фильма [1]. Так вот, источником асимметрии левого и правого уха является небрежность фальсификатора. Эта же его торопливость привела к асимметрии левого и правого плеча бюста царицы, показанная Кемпом в фильме [1], но вполне намеренно опущенная в статье Александра Гупперца (Alexander Huppertz) и Дитриха Вилдунга [10].

Читатель дорогой, непременно разыщи в Интернете кинофильм «Одиссея Нефертити» [1] и внимательно посмотри его (лучше, не один раз). Но ко всему, что написано в статье [10], кроме прямых фактов, отнесись максимально критически. Гупперц с помощью своего КТ, может быть, и сумеет отличить толстую кишку от тонкой, но он понятия не имеет о строгости и добросовестности научного доказательства.

Испачканная статуя Нефертити-3

Надпись под фотографией fig 1a: «Открытие 6 декабря 1912 года бюста Нефертити. Испачканная статуя в руках руководителя раскопок в Амарне, Германа Ранке (Hermann Ranke, он слева), и его помощника» [10]. Но позвольте узнать, почему эти «открыватели» еще не очищенного от грязи «шедевра» не прыгают от радости и даже, кажется, отворачиваются от объектива фотоаппарата? Не потому ли, что они испытывают жгучий стыд за то, что им приказал сделать Борхардт?

В самом начале статьи [10] приводится знаменитая фотография от 6 декабря 1912 года, на которой Герман Ранке — руководитель амарнских раскопок и доверенное лицо Борхардта — держит в руках только что выкопанный из земли бюст Нефертити-3. Почему никто не ставит под сомненье подлинность этого конкретного артефакта и всей театральной пьесы, написанной и прекрасно поставленной Борхардтом?

Потому что в Германии трудятся профессиональные вруны (имена вы их теперь знаете), готовые ради большущих денег — не для себя, конечно, для Великой Германии (!) — пойти на подлую манипуляцию снимками. Спасибо Кемпу, показавшему в фильме [1], помимо снимка fig 1a [10] еще одну фотографию, на которой тот же Генри Ранке оглядывается на человека, держащего у себя в руках голову Эхнатона.

Итак, 6 декабря была откопана не только голова царицы, но и голова самого царя. Чудный выдался денек, богатый на открытие «шедевров». И всё это на глазах у прибывшей из Саксонии делегации! На этой фотографии, как и на предыдущей, руководитель раскопок ведет себя так, будто он чем-то озабочен; во всяком случае, Ранке почему-то не испытывает никакой радости.

Человек держит голову Эхнатона

Во время приезда большой делегации из Саксонии Борхардт воспользовался моментом. Чтобы «легализовать» свои подделки, он попросил фотографа снять их на фоне прибывших в Амарну гостей, прогуливающихся по местам археологических раскопок. Здесь мы видим человека, держащего голову Эхнатона, на которого оглянулся и внимательно посмотрел Герман Ранке. Он как бы убеждается: так ли всё идет, как приказал Борхардт.

Будничность данной обстановки объясняется тем, что Борхардт якобы заранее планировал вывести их из Египта тайно. Но ведь бюст Нефертити-3 был откопан только что, может быть, несколько часов назад. Любой археолог был бы несказанно рад такой удаче. Мы должны были видеть радостное лицо Ранке, который, непременно, гордился бы своей удачей перед важными персонами, прибывшими в Египет вместе с герцогом Саксонским. Но никаких счастливых улыбок мы почему-то не наблюдаем. Ответьте, уважаемые авторы статьи [10], почему?

Египтянин вытачивает голову Эхнатона 
Египтянин вытачивает голову Эхнатона [1].

Теперь мы понимаем, почему в эпилоге фильма [1] Кемп включил эпизод с египтянином, который вырезал из камня голову Эхнатона. На последних кадрах фильма, по которым скользят титры, мы видим этого египтянина, несущего в руках выточенную им голову Эхнатона (этот кадр см. выше). Тем самым, Кемп хотел напомнить нам, что открытие скульптуры царя произошло в один день с открытием царицы. Этот его message мы услышали и поняли. Действительно, в конце 19-го — начале 20-го века подобные подделки изготовлялись в массовом порядке в Каире и других городах Египта.

Египтянин вытачивает голову Эхнатона 
Борхардт откапывает такую же голову Эхнатона [1].

В фильме рассказывается, что Борхардт тесно контактировал с мафиозными кланами, торговавшими фальшивыми артефактами. Разумеется, нельзя верить заверениям Корнелиуса фон Пилгрима (Cornelius von Pilgrim) о том, будто немецкий археолог с дурной репутацией на самом деле был честным поставщиком артефактов-экспонатов для музеев Берлина и других городов, будто ничего фальшивого он не приобретал у них и, даже напротив, он тщательно изучал технологию фальсификации, чтобы не попасться на удочку бесчестных спекулянтов. По глазам Пилгрима можно было заметить, что он сам не верит в то, что говорит.

Герцог Иоганн-Георг и герцогиня Мария Иммакула

Брат короля Саксонии, герцог Иоганн-Георг (Johann Georg) рядом со своей второй женой, герцогиней Марией Иммакулой (Maria Immaculee di Borbone, Principessa di Borbone delle Due Sicilie), которая вышла за герцога замуж в 1906 году. Иоганн-Георг был большим поклонником древнеегипетского искусства и страстным собирателем археологических находок.

Самым подозрительным в событиях дня 6 декабря 1912 года было, конечно, поразительное совпадение: прибытие саксонской делегации и обнаружение бюста Нефертити-3. В фильме Кемп берет интервью у Корнелиуса фон Пилгрима, который, не моргнув глазом, сообщил зрителям: «Совершенно случайно в день, когда был обнаружен бюст Нефертити, на место раскопок прибыла группа из Саксонии». Сразу видно, этот Пилгрим никогда не имел дело с теорией вероятности, иначе, он бы смог правильно оценить огромную вероятность того, что это «совпадение» было специально подстроено жуликоватым Борхардтом для «легализации» его подделок.

Герцогиня Мария Иммакула вместе с Борхардтом наблюдают за раскопками

На этом кинокадре можно разглядеть, как герцогиня Мария Иммакула пристально наблюдаем за процессом откапывания какого-то артефакта, возможно, бюста Нефертити-3. Склонившийся мужчина справа — Людвиг Борхардт. В этот момент он, возможно, говорил ей: «Вот так просто, дорогая Мария, делаются открытия величайших произведений амарнского искусства; и в этой древнеегипетской земле их навалом».

В игровой сцене фильма [1] Мими, жена Людвига Борхардта, с саркастической улыбкой выговаривает мужу: «Какое удивительное совпадение, что из всех дней именно сегодня [6 декабря 1912 года] герцог Саксонии и его жена приедут сюда». Под женой герцога Иоганн-Георг подразумевается его вторая супруга, герцогиня Мария Иммакула, которая фигурирует на двух, представленных здесь фотографиях. Первая жена герцога умерла в 1904 году; второй раз он женился в 1906. Иоганн-Георг занимался коллекционированием антикварных произведений искусства; с этой целью он много путешествовал по свету.

Борхардт что-то показывает и рассказывает герцогине 
Борхардт что-то показывает и рассказывает Марии Иммакуле.

Во время посещения им и его супругой Египта поднялся невообразимый ажиотаж вокруг обнаруженного в Амарне необыкновенного артефакта. Но герцог, видимо, заподозрил Борхардта в обмане и не захотел приобретать у него бюст Нефертити. По причине разразившегося скандала этот «шедевр» был надолго спрятан от посторонних глаз в доме Джеймса Симона.

После свержения монархического строя и отъезда из Германии всех монарших семей Борхардт и Симон решились, наконец, показать бюст Нефертити и другие свои подделки широкой публике. На язвительный вопрос «почему же они столько времени укрывали бесценный артефакт от общественности» до сих пор дается официально установленный стандартный ответ: «Борхардт опасался гнева египетских властей», что было, конечно же, только фальшивым предлогом с его стороны.

В фильме [1] Кемп показал несколько фотографий из архива Борхардта, на которых можно разглядеть герцогиню Марию Иммакулу и Борхардта, который открыто использовал приезд важных персон в своих корыстных интересах. Впрочем, для раскрытия аферы 20-го века требуется провести более тщательный анализ ситуации вокруг раскопок в Амарне, чем демонстрация нескольких фотографий, и мы его сделаем в последующих разделах данной работы. А пока скажем несколько слов о критике метода КТ, изложенного в статье [10].

Срезы левого плеча бюста 
Сравнение снимков среза левого плеча бюста Нефертити [11].
Срезы верхней части короны бюста 
Сравнение изображений среза верхней части короны бюста [11].

В статье [11] производится сравнение результатов томографии в отношении бюста Нефертити-3, проведенной в 1992 году, с аналогичной томографией, проведенной в 2006 года. На фотографии сечения бюста на уровне плеч 1992 года хорошо видны пустоты в толстом гипсовом слое (черные пятна). Очевидно, эти пустоты существуют реально. На фотографии 2006 года пустоты как будто бы исчезли; граница гипс/известняк сделалась более отчетливой, а в короне обнаружилось странное слоистое строение известняка в виде концентрических колец. Отвечает ли всё это реальности?

Изображений fig 2b среза на уровне плеч [10]

Если фотографию fig 2b [10] сделать более контрастной, то черные пятна, соответствующие пустотам в толстом слое гипса на уровне плеч будут хорошо видны. На одно такое пятно показывает стрелка; звездочками обозначены неоднородности в известняке. Обратите внимание, сколь несимметрична заготовка бюста на уровне плеч.

В общем, конфигурация более светлой зоны для известняка и более темной зоны для гипса в обоих экспериментах — 1992 и 2006 гг. — совпали неплохо. Однако авторы статьи [11], перечисляя упущения эксперимента 2006 года, замечают, что было бы желательно изготовить контрольный образец для КТ. То есть, взять известняковый образец со сложной поверхностью, нанести на него гипсовую штукатурку различной толщины и определить с помощью томографа, насколько точно изображение на экране компьютера соответствует действительному рельефу контрольного образца. Если бы это было сделано, то оценка «второго лица Нефертити», скрывающегося под слоем гипсовой штукатурки, была бы более надежной.

Что ж, это замечание о контрольном образце справедливо, но оно касаются всё же узко технической стороны дела. Наша задача лежит несколько в иной плоскости, более широкой и даже совсем не технической. Дело в том, что в конце статьи [10], по своему содержанию узко технической, авторы сделали далеко не технический вывод. Он выглядит так: «Результаты КТ-экспертизы поддерживают интерпретацию, что бюст Нефертити является шедевром искусства 18-ой династии, которая в ее лучших творениях образует пересечение реализма и традиционной стилизации». («The CT examination findings support the interpretation that Nefertiti's bust is a masterpiece of the art of the 18th dynasty, which in its best creations constitutes an intersection between realism and stylization» [10].)

Это тенденциозное заключение выдает явную обеспокоенность Дитриха Вилдунга и Александра Гупперца в неминуемом разоблачении подлинности бюста Нефертити, хранящегося в Египетском музее Берлина. Понятно, что с помощью технического анализа нельзя подтвердить эстетическую ценность объекта исследования. В действительности, предмет исследования или объект КТ-экспертизы, рассмотренный в статье [10], является дешевой подделкой нанятого Борхардтом скульптора-фальсификатора.

Гупперц, Вилдунг и другие заинтересованные лица прекрасно знают об этом преступлении Борхардта, но из своих корыстных побуждений упорно называют фальшивку чрезвычайно драгоценным предметом искусства (extremely precious art object), редким сокровищем искусства (rare art treasure) и прочими цветистыми эпитетами, вводящими обывателей в заблуждение. Однако им следует помнить: те, кто покрывает преступников, сами становятся преступниками.

 
 
 

Анализ позиции египтолога В.В. Солкина

В.В. СолкинЕще раз спросим — теперь уже Виктора Солкина — как компьютерный томограф подтвердил подлинность бюста Нефертити-3? В предыдущем подразделе мы выяснили, что этот прибор раскрыл нам нехитрую технологию обмана. Наличие гипсового покрытия заставляет задать еще и такой вопрос. Какому сумасшедшему мастеру Древнего Египта взбредет в голову изваять муляж царской особы? Египтяне всегда думали вечными категориями. А сколько может простоять гипс на открытом воздухе? Лет десять, не больше, если его не уронят. Быть может, бюст предназначался для гробницы? Тогда покажите из сотен найденных в гробницах изделий хоть одну изготовленную по этой плутовской технологии.

Есть у Солкина статья, где он с каким-то наигранным пафосом музейного экскурсовода рассказывает о прелестях цветной Нефертити. Почитайте, что писал действительный член Международной Ассоциации египтологов вскоре после опубликования материалов по компьютерной томографии.

«Если все же остановиться на общепринятой в египтологии гипотезе, гласящей, что бюст Нефертити в синем парике — это скульптурная модель, то это как нельзя лучше объяснит высочайшее, исключительное качество этого произведения, которое должно было наилучшим образом передавать индивидуальность царицы. Как было установлено, портрет идеально отвечает египетским представлениям о мерах. Специалисты много говорили о симметрии лица Нефертити, половины которого поразительным образом зеркально идентичны друг другу: подбородок, рот нос и урей царицы расположены точно по сторонам предполагаемой центральной вертикальной линии лица. Некоторые отступления от этого правила имеются в области короны, левая часть которой несколько шире правой и в области спины, где левое плечо уже правого» [8].

«Специалисты» не могли много говорить «о симметрии лица Нефертити», поскольку в нем как раз очень много несимметричного (проблеме асимметрии бюста уделено немало места в предыдущем подразделе). Если бы этот пассаж Солкина прочитал изготовитель подделки, он умер бы со смеху. Президент Российской ассоциации многословно описывает очень простую по исполнению скульптурную работу, абсолютно не представляя себе, какими, вообще, навыками обладает юноша средних способностей, окончивший обыкновенную художественную школу по специализации художник-скульптор.

Нос Нефертити-1

Вся фигура этой женщины слегка перекошена. Если провести вертикальную линию, ориентируясь на середину между обрубленными плечами, то хвост урея на короне царицы окажется правее этой линии. Пусть читатель сам посчитает клеточки и убедится в несимметричности лица. Пусть также крутанет колесико мышки и поднимется вверх по странице, где показаны косые плечи. Гипс многое исправил, но говорить о строгой симметрии нельзя. Впрочем, строгая симметрия скульптурных фигур вовсе не означает их высочайшую художественную ценность.

Уровень мастерства, на котором сделан поддельный бюст Нефертити, соответствует примерно первому году обучения в такой школе. Уже в первом классе будущий скульптор обязан доводить лица до полной симметрии. Если он не способен добиться симметрии — значит, у него не всё в порядке с глазомером. Дальше ему нечего делать в школе.

К сожалению, фальсификатор не овладел элементарными навыками первокурсника: бюст Нефертити-3 далек от идеальной симметрии. Оправданием здесь может стать только то, что симметрия фигуры, как таковая, не является гарантией для ее художественной ценности.

Срез на уровне носа
Срез на уровне шеи
Срез на уровне загривка
Срез на уровне груди

Просвечивание бюста, показанное в фильме [1], проходило 3 июля 2006 года в Институте визуальной информации при университетской больнице «Шерите». Это — серия горизонтальных срезов бюста на уровне кончика носа, середины шеи, загривка и начала груди. Белый цвет показывает непрозрачный для рентгеновских лучей известняк. Гипс для этих лучей полупрозрачен; он дает синий цвет на экране компьютера. Эти четыре фотографии демонстрируют, сколь несимметрична была выточена заготовка.

Как уже не раз отмечалось, бюст Нефертити-3 сделан очень неаккуратно. По внешнему виду и, особенно, по внутреннему КТ-анализу можно уверенно сказать: художник-фальсификатор испытывал чувство настоящего презрения к своей работе. Фактически он обманул и заказчика, и нас с вами, зрителей. Его изделие ни в коем случае нельзя считать произведением искусства. Своим фальшивым видом оно оскорбляет взор истинного ценителя; он брезгливо отведет взгляд от этого уродливого творения.

Кстати, интересно, где Солкин вычитал, что на голове Нефертити не корона, шапка или шляпа, а именно парик. Париком принято называть некий головной убор, к которому снаружи прикреплены волосы или нечто заменяющее их. Ничего подобного мы здесь не видим. Головной убор с золотым уреем на месте кокарды и обвязанной вокруг него лентой не производит впечатления прически. Однако продолжим цитировать Солкина.

Дитрих Вилдунг (Dietrich Wildung)«Дитрих Вилдунг, директор Египетского музея в Берлине, где хранится Нефертити, с помощью компьютерной томографии выявил те интереснейшие детали, которыми на ранних этапах создания памятника достигалась балансировка его частей. Теперь известно, что изначально известняковая основа бюста имела более длинную и тонкую шею, плечи разной высоты, более прямую заднюю часть парика и другой угол верхней его плоскости, которая резче уходила вниз спереди назад. Чтобы исправить эти ошибки и достичь итогового равновесия, скульптор использовал гипсовую массу, которая была добавлена на плечи, на заднюю часть шеи и головной убор. Впрочем, еще Борхардт предполагал, что отдельные части лица царицы были выполнены с добавлением тонкого слоя гипса» [8].

Лебединая шея Нефертити

Вертикальный разрез бюста Нефертити-3 (фото-рентген из статьи [10], fig 2b). Этот снимок прославленной «лебединой» шеи Нефертити, воспетой лицемерными ценителями искусства, демонстрирует ничем неприкрытое уродство ремесленника, изготовившего данный «шедевр». Здесь мы отчетливо видим, как этот бездарный «скульптор» штукатурил известняковую заготовку двумя сортами гипса. Левая стрелка указывает на гипс более плотной консистенции; правая — на пустоту между слоями гипса.

Это единственное место, где Солкин хоть что-то сказал о компьютерной томографии. Но как с ее помощью можно установить подлинность бюста, он нам не объяснил. Таким образом, получается, что Президент ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ» просто-напросто обманул Алексея Морозова, который в мае 2009 года на АиФ-сайте задал ему вопрос о подлинности бюста. В следующем абзаце цитируемой статьи Солкин касается вопроса равновесия бюста. Эту важную проблему мы разберем подробно.

«"Исправления" высоты и объема плеч, — пишет Солкин, — а также задней части головного убора были особенно важны для создания равновесия в структуре бюста, которое особенно хорошо видно, если на портрет Нефертити смотреть в профиль, когда лицо оказывается на вершине угла, стороны которого образованы шеей и париком. Кроме того, голова в парике имеет значительный вес, который уравновешивается [у]стремленной вперед линией шеи. Эта поза головы царицы создает внутреннее напряжение, жизненность и изыск памятника, которые подчеркиваются отчетливой проработкой длинных мышц в задней части шеи» [8].

Корона Нефертити

Фрагмент фотографии fig 2a [10], где видно наложение двух слоев гипса различной плотности. Их назначение: добиться приемлемого равновесия головы. Балансировка проводилась в два этапа. Сначала был наложен менее плотный гипс, однако фигура осталась неустойчивой. Затем был добавлен еще один слой гипса, более плотный. Фигура стала более устойчивой, но недостаточно: при небольшом толчке она теряла равновесие. Поэтому было решено вмонтировать в ее основание два металлических штифта. Этот крепеж придумал тоже Тутмос? К какому месту во дворце Эхнатон прикручивал бюст своей любимой супруги?

Вес не может уравновешиваться линией, но не будем придираться к словам. Фигура действительно получилась плохо уравновешенной, неустойчивой. Высота бюста Нефертити-3 около полуметра; стоит его слегка задеть, и он грохнется об пол. А ведь этот «шедевр» сделан из тяжелого камня и покрыт слоем легко разрушающейся штукатурки, которая от малейшего удара разлетится на мелкие кусочки. Мог ли опытный скульптор рисковать своим произведением, над которым трудился долгие месяцы? Вряд ли.

Два стержня в основании Нефертити-3 Стержни уходят глубоко внутрь бюста

Тутмос, изваявший якобы бюст Нефертити-3, должен был подумать о креплении его к какому-то прочному основанию, чтобы обеспечить устойчивость. Это необходимо было предусмотреть, поскольку собственное основание бюста невелико, его можно закрыть двумя ладошками; между тем, высота изделия довольно приличная (48 см). На этих фотографиях показаны два крепежных штифта, соответственно, снаружи и внутри бюста [1]. Риторический вопрос: мог ли Тутмос рассчитывать на такое крепление?

Отсюда также понятно, почему в Берлинском музее бюст Нефертити-3 крепко прикручен к постаменту с помощью двух штифтов (это показано в фильме [1], фото вверху; есть соответствующее фото и в статье [10]). Теперь спросите себя, мог ли Тутмос в 14-м веке до н.э. рассчитывать на такое крепление? Ответ очевиден.

Нет сомнений, люди из страны вечных пирамид мыслили образами совершенно иной конфигурации. Гибкие линии «лебединых шей» Нефертити-3 и Нефертити-2, которыми так восхищаются нынешние эстеты, там просто не могли бы прийти никому на ум в силу их чисто механической ненадежности. Это — к вопросу, поднятому В.В. Солкиным, о том, «что Нефертити не соответствует египетскому канону скульптуры» [4]. Помните, он там назвал Анри Штирлина «шарлатаном», который продемонстрировал «низкий уровень» знаний по «египетским канонам скульптуры».

Парная скульптура Нефертити и Эхнатона (вид спереди) Скульптурная композиция царской четы (вид сбоку)
Компьютерная сборка скульптурной композиции царской четы

Взгляните на компьютерную сборку скульптурной композиции царской четы, восседающей на троне, которую реконструировал Кристин Томпсон. Она выполнена в древнеегипетской традиции, которая не могли измениться в течение короткого периода царствования Эхнатона. Взгляните на Эхнатона и обнаженную Нефертити-10 (правда, ее подлинность под большим вопросом). Их фигуры тоже оказались прямо-таки пригвожденными к столбам.

Эхнатон Нефертити-10

На левой фотографии — Эхнатон, его высота без шапки-короны равна примерно высоте статуэтки Нефертити-2, т.е. 21 см. На правой фотографии — обнаженная Нефертити-10 в полный рост. Обе фигурки крепятся к вертикальным опорам, придающим устойчивость изделию. Сами фигуры исполнены в традиционной для древнеегипетских мастеров статичной манере — никаких «лебединых» шей и «устремленных вперед линий» здесь нет.

Приведем также два ракурса скульптурной композиции, хранящейся в Лувре. Кажется, что Эхнатон и Нефертити прислонились к стенке, чтобы не упасть. Такова была философия именно скульптурного искусства Амарны. Философия резьбы по камню и рельефа там была противоположной, о чём свидетельствуют, в частности, рельефы на стелах. Далее мы увидим, что образ Нефертити-3 — калька с этой египетской царицы, изображенной на Алтарном рельефе. Именно отсюда происходит ее «устремленная вперед линия шеи» и «жизненность» (об этом в следующей части).

Эхнатон и Нефертити, статуэтка из Лувра (E15593, вид спереди) Эхнатон и Нефертити, статуэтка из Лувра (E15593, вид сзади)

Посмотрите, с каким запасом устойчивости сделана эта статичная композиция царской четы. Любой древнеегипетский мастер прекрасно ощущал механическую устойчивость своего творения, у него и в мыслях не было слепить нечто изящное, легкое, воздушное. Он делал вещи на долгие века, которые не могли опрокинуться от случайного дуновения ветра. Бюст Нефертити-3 входит в противоречие с этими традициями.

В древнем искусстве Греции и Рима есть Лаокоон, множество воюющих мужчин, борцов, метателей копий и дисков. Там в граните и мраморе запечатлен порыв, движение, жизненность, эмоциональное и физическое напряжение. Быть может, поэтому оно зовется пластическим. В Древнем Египте всё наоборот. В этой более древней стране мы уже не найдем таких динамических скульптур, сделанных из непластичных материалов.

Фараоны, сфинксы, кошки — в принципе, живые существа. Но они, как в детской игре, застыли по мановению волшебной палочки, замерли в ожидании магического слова, расколдовывающего их окаменелость и скованность. Всякое «шевеление» фигуры считается непростительной ошибкой, явным проигрышем скульптора. Таким образом, сказанные Солкиным слова о «внутреннем напряжении» и «жизненности» Нефертити-3 на самом деле означают для нее смертный приговор.

*
*   *

По поводу вкусовых предпочтений египтян расскажем любопытную историю. В 2003 году директор Египетского музея в Берлине дал согласие на видео-инсталляцию тела Нефертити, показанного на Венецианском фестивале современного искусства. Устроители этого действа хотели не только воздать должное известному бюсту, но и показать полную совместимость скульптурных форм Древнего Египта с современными канонами изобразительного искусства.

Если закрыть глаза на скандал, поднятый официальными представителями и музейными работниками Каира, такое соответствие тоже говорит не в пользу подлинности древней находки. Эта история попала в Википедию и исчерпывающе освещена Виктором Солкиным на сайте «МААТ», принадлежащему возглавляемой им Ассоциации по изучению Древнего Египта [9].

Два венгерских художника, Андрас Галик (Andras Galik) и Балинт Хавас (Balint Havas) из творческого объединения «Малая Варшава» («Little Warsaw») отлили бронзовое тело Нефертити, на котором едва угадывалось платье. Голова и тело были совмещены фотооптическим способом, а не фактическим. Однако создавалась полная иллюзия почти нагой красавицы, что вызвало волну негодования в египетской столице.

Осовремененная и худая Нефертити-3

Директор Египетского музея в Берлине Дитрих Вилдунг наедине с творением венгерских скульпторов Андреса Галика и Балинта Харваса. Тонкая «лебединая» шея Нефертити-3 только и может подойти к такому хрупкому худому телу, которое изваяли современные художники.

Такая совместимость нового и древнего искусства указывает на то, что древнее на самом деле не принадлежит тому далекому времени, когда била ключом жизнь в Амарне. Скульптурная голова и шея Нефертити-3 реально принадлежат современной форме изображения женщин, далекой от нагой Нефертити-10, а тем более от формы парной скульптуры с головой Нефертити-1, выполненной в классическом древнеегипетском стиле.

Скандал возник не только на почве спора о древней и новой традиции. Существует нерешенная проблема, которая была обозначена в репликах Кемпа и Вилдунга, произнесенных в эпилоге фильма [1]. Дело в том, что Каир давно и тщетно требуют от Берлина вернуть цветную Нефертити на родину на том основании, что царица является величайшим символом страны и неотъемлемой частью ее истории.

Не обошлось, естественно, без упоминания о нелегальности вывоза бюста за пределы Египта. Эта дискуссия тянется без малого сто лет. С самого начала Берлин занял беспроигрышную для себя позицию. Он обвиняет Каир в узко национальном и даже националистическом взгляде на шедевр мирового значения и доказывает, что в действиях Борхардта по вывозу бюста не было ничего противоправного. Немецкий археолог действовал не без хитрости, но тогдашние таможенники сами виноваты в том, что упустили из рук свое «сокровище».

Когда произошла «бесстыдная акция» по демонстрации почти обнаженного тела великой царицы на увеселительном фестивале в Венеции, министр культуры Египта Фарук Хосни добавил к двум уже звучавшим аргументам третий — оскорбительное и безответственное использование древней находки. В интервью «Аль-Ахрам» он сказал, что «это позор», «мировой шедевр находится в ненадежных руках», «такое поведение руководства Египетского музея в Берлине является неприемлемым» и «оскорбляет египтян».

Эта «безрассудная, безответственная и неэтичная акция», добавил он, должна быть немедленно остановлена, в противном случае «Египет на самом высоком уровне будет требовать возвращения памятника, так как музей показал себя в очень дурном свете». Министр иностранных дел Египта, Ахмед Махер, в свою очередь, заявил о нарушении конвенции ЮНЕСКО по защите культурного наследия. Египетский посол в Берлине, Мухаммед эль-Ораби, тоже выразился возмущено: «Мы не приемлем, что такая важная статуя была подвергнута опасности в столь дурацком (silly) проекте» [9].

Возвращение похищенной статуэтки Эхнатона в Каирский музей

Во время революционных беспорядков в феврале 2011 года произошло проникновение в здание Каирского музея нескольких взбунтовавшихся человек из бесчинствующей толпы. Ими были нанесены повреждения бесценным экспонатам и два десятка похищены. К счастью, статуэтка Эхнатона впоследствии была найдена и возвращена музею. Еще раз обратите внимание на высокую степень ее устойчивости и механической прочности.

Но в последнее время и на этот довод сам собой нашелся контраргумент. В ходе революции начала 2011 года Каирский музей подвергся налету со стороны вандалов, воспользовавшихся нестабильной ситуацией. Несколько бесценных экспонатов было похищено. В списке из двух десятков украденных предметов числилась та самая статуэтка Эхнатона, фотография которой была приведена выше, а еще около сотни экспонатов так или иначе оказались повреждены. Следовательно, музейные службы Каира и в будущем не могут гарантировать сохранность своего фонда. При уличных беспорядках в Берлине такой неконтролируемой ситуации никогда бы не возникло. Однако вернемся к нашей теме о подлинности бюста Нефертити-3.

Часть 3. Предтеча цветного бюста Нефертити

В первой части рассказывалось о материале, во второй о форме поддельного бюста Нефертити-3. В этой третьей части мы сосредоточимся на мероприятиях, которые были проведены Борхардтом и его сообщниками, чтобы заставить поверить широкую общественность в подлинность фальшивки. В этом нам поможет Виктор Викторович Солкин, В.В. СолкинПрезидент ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ» и действительный член Международной Ассоциации египтологов.

«"Новый образ" Нефертити, — пишет Президент, — известен нам не только по круглой скульптуре, но и по рельефу. Небольшой прямоугольный известняковый блок — скульптурная модель, обнаруженная в закладной траншее стены Великого храма Атона, — сохранил на одной из плоскостей простершуюся на земле фигуру, а на другой — портрет Нефертити, невероятно похожий на ее полихромный бюст. Царица изображена в профиль, по плечи, в высоком парике; единственное иконографическое отличие — это включение двух уреев поверх ленты, обвивающей парик, одного — поднимающего голову в центре короны, и второго — свисающего перед ухом царицы.

Нефертити-12. Рельеф. Каирский музей
Рельеф Нефертити-12. Подделка на блоке б/у,
найденном в районе Великого храма Атона.
Известняк. Египетский музей, Каир.

В целом этот портрет царицы очень напоминает ее изображение на знаменитой семейной стеле из Берлинского собрания и, скорее всего, датируется тем же временем. Схожесть рельефного портрета и полихромного бюста потрясает. Линия устремленной вперед шеи и форма челюсти, лицо и глубоко прорезанный контур задней части головного убора делают рельефный портрет практически двухмерной версией бюста. Однако, если присмотреться к тому, как на этих памятниках отображено лицо царицы, то становится ясно, что рельеф — несколько более грубый, изображающий царицу с чуть приоткрытым ртом и большим ухом, выполнен раньше бюста и является современником промежуточных портретов царицы, найденных в мастерской Тутмоса. Блок с рельефами, таким образом, дает нам возможность увидеть связь между скульптурной мастерской гениального мастера и теми художниками, которые отделывали Великий храм Атона в Ахетатоне» [2].

Борхардт очень рассчитывал на таких наивных египтологов, как Солкин, и они его не подвели. Казалось бы, дубликат рельефа «невероятно похожий» на цветной бюст Нефертити-3, вызывающий сильное подозрение, должен был насторожить критически мыслящего исследователя. Но с Президентом произошло ровно обратное. Он с удовольствием проглотил брошенную археологом-авантюристом наживку и стал уверять окружающих в наличии удивительной связи «между скульптурной мастерской гениального мастера [Тутмоса] и теми художниками, которые отделывали Великий храм Атона в Ахетатоне».

Рационалист-скептик интуитивно сравнивает две вероятности: вероятность совпадения образов Нефертити и вероятность, что его обманывает человек, причастный к этому совпадению. Далее логика простая: если сообщивший о совпадении человек не пользуется у нас доверием, то и само совпадение мы воспримем как искусственно созданное. Выше не раз говорилось, что Борхардт, как человек и ученый, не пользуется у нас доверием, т.е. вероятность того, что он солжет, намного выше, чем вероятность случайного совпадения. Однако подробности об археологе-обманщике читатель сможем узнать позже. Что же касается ничтожной вероятности совпадения трех образов, то об этом мы поговорим прямо сейчас.

Святое семейство. Каирский музей

До нас дошли множество изображений Нефертити с различными головными уборами. Перед нами типичная икона или домашний алтарь эпохи господства Эхнатона с изображением его семьи. Здесь на шапке-короне Нефертити изначально синего цвета мы видим урея, но не видим на ней лент. Две ленты, спадающие почти до пола, являются украшением платья царицы. Эти ленты от платья присутствуют и на нижеследующей фреске-иконе, но к ним добавляются ленты, прикрепленные к шапке-короне.

Святое семейство. Берлинский музей

Домашний алтарь с изображением тех же персонажей, что и на предыдущей картине, только предыдущая хранится в Каирском музее, а эта — в Берлинском. Изображенную здесь царицу обозначим как Нефертити-3b. Драпировку одежды и развивающиеся ленты можно красиво показать на фресках и рельефах, но мастера Амарны не рисковали отображать столь тонкие вещи в скульптурном портрете, как это грубо сделано на бюсте Нефертити-3.

Существует масса картин с изображением младенца Иисуса, матери Марии и отца Иосифа, например, как они бегут из Египта. Этот сюжет с божественными персонажами был очень популярен в Европе эпохи Возрождения. В Амарне эпохи Нового царства, где свершилась религиозная революция, обожествление произошло в отношении Эхнатона, Нефертити и их дочерей. Изображение этого «Святого семейства» встречалось повсюду: в царских покоях, на пограничных стелах и стенах гробниц.

Вниманию читателей предложены два алтаря или иконы из Каира и Берлина, с изображениями семьи фараона. Хотелось бы заострить их особое внимание на покраске Каирской иконы. Посмотрите, она сильно выцвела и облезла во многих местах рельефного рисунка. Краску видно только в линиях резьбы; на ровных и выпуклых поверхностях она полностью исчезла.

Между тем, этот алтарь все три с лишним тысячи лет простоял в гробнице, в которой существовали практически идеальные условиях для консервации. Такой удручающий вид, как у этой иконы, имела бы и цветная скульптура Нефертити-3, если бы она стояла в темной гробнице. Но ее откопали в грунте, что исключает сохранность краски. Краска полностью исчезла бы и на многочисленных скульптурах, которых якобы нашли в мастерской Тутмоса или вблизи ее.

Фактор недолговечности краски нужно будет иметь в виду, когда мы ниже будем говорить о свежеокрашенных губах, бровях и ресницах, а также о метках, нанесенных мошенниками почти на идеально гладкие поверхности скульптурных портретов Нефертити. Краски выдают мошенников, что называется с головой, но сейчас наше внимание сосредоточено не на красках, а на чисто рельефных рисунках, точнее даже, на их сюжетах.

Идиллическая картина семейной любви, как и картина прославления солнечного диска с распростертыми лучами-руками, повторялась много раз и поэтому не вызывает подозрений. Но вот появляется рельеф, который в точности копирует часть другого рельефа. Тут же возникает вопрос. Ни один художник Амарны, да и в целом Египта, не пытался копировать другого художника, т.е. все рельефы — уникальны. Зачем нужна копия — на продажу?

Нет, говорят нам, плоская Нефертити-12 появилась на свет как пробный шар объемной Нефертити-3. Тогда, почему плоский набросок царицы нашли в Великом храме Атона, а готовый бюст — в мастерской Тутмоса? Было бы логичнее их места находок поменять местами.

Лицевая и оборотная сторона блока с Нефертити-12
Поперечная трещина на животе девушки
Искусственные сколы над головой девушки

Рельеф с Нефертити-12 сделан на оборотной стороне блока, на котором с лицевой стороны изображена молящаяся девушка. Известняковый блок размером 27 × 16,5 × 4 см был найден около Великого Храма (Great Temple) и сегодня хранится в Каирском музее.

Теперь давайте внимательно рассмотрим обратную сторону известнякового блока с Нефертити-12, где изображена молящаяся девушка. Проблему создает поперечная сквозная трещина, показанная чуть ниже более крупно. Резьба по камню с обеих сторон выполнялась, конечно, до ее появления. Однако у девушки в районе живота имеются загадочные следы обработки камня, которые сделаны явно после возникновения трещины. Их присутствие не оправдывается художественными соображениями. Человек, нанесший их, руководствовался чем-то иным — чем?

С правой стороны блока белеют свежие сколы. Любопытно узнать, насколько они свежи? Характер этих сколов выглядит случайным, а потому и естественным, чего не скажешь уже о характере сколов над головой девушки (см. самую нижнюю фотографию). Видно, что они нанесены специально грубым инструментом с целью уничтожения какой-то неуместной информации — какой?

Можно предположить, что первоначально блок имел большие размеры. На его лицевой стороне была изображена не только девушка, но и священный субъект, к которому она обращается с мольбой, подняв руки в характерном жесте. В древнеегипетской традиции — всё нарисованное должно быть пояснено иероглифами: кто изображен и что он делает. Возможно, над головой девушки были вырезаны какие-то иероглифы, которые не соответствовали эпохи царствования Эхнатона. Их пришлось соскоблить; удален был и субъект, к которому она обращается. На эти операции указывают и не совсем рациональное расположение рельефа Нефертити-12.

В принципе, любой художник, даже самый неопытный, должен был расположить рисунок Нефертити-12 по середине блока. По всей видимости, так оно и было. Но «компрометирующие» элементы с лицевой стороны блока заставили фальсификатора отпилить верхний край блока для лицевой стороны или нижний для оборотной. В результате над шапкой царицы осталось слишком много свободного места, а для плеч и груди, где с лицевой стороны находились гипотетические иероглифы, места не хватило.

Логика вещей подсказывает, что плечи и грудь у Нефертити-12 должны опускаться на ту же величину, что и у бюста Нефертити-3. Но фальсификатор, возможно, допустил принципиальную ошибку, так что блок пришлось отпиливать вместе с иероглифами на лицевой стороне. Для получения ответов на поставленные здесь вопросы нужно провести тщательную и независимую от Каирского музея экспертизу. Если будет доказано, что пробный шар в виде рельефа с Нефертити-12 сфальсифицирован, то и цветной бюст Нефертити-3 надо будет признать ненастоящим.

Экспертиза предполагает физико-химический и механический анализ трещины и сколов на границах блока. Но помимо этого возникает масса вопросов с точки зрения обыкновенного здравого смысла. Например, почему рельеф Нефертити-12 был выточен на оборотной стороне обломка другого рельефа? Что, у бедного Тутмоса не нашлось прямоугольных известняковых заготовок для своих новых работ, и он, горемыка, пошел к Великому Храму, чтобы там поискать жалкий обломок «бывшего в употреблении» рельефа?

Как говорят острословы, не смешите наши тапочки. Кому тут не понятно, на что рассчитывал мошенник? Этим нехитрым трюком он сообщал подделке возраст трехтысячелетней давности. Обыватель никогда б не подумал, что уважаемый археолог сможет позволить кому-то на оборотной стороне древнего рельефа нацарапать фальшак. Вот только неизвестно, является ли и молящаяся девушка действительно древним рельефом.

Всегда вызывают подозрение те артефакты, на которых изображен цельный образ (в данном случае молящаяся девушка), а края блока случайным образом обкромсаны. Мастер, уважающий свой и чужой труд, обязательно возьмет для своей будущей работы — пусть даже и черновой — нормальную заготовку и не станет издеваться над иконой с молящейся девушкой.

И, последнее, как получилось, что Борхардт обнаружил рельеф Нефертити-3b, бюст Нефертити-3 и черновой набросок для нее в виде рельефа Нефертити-12 почти в одно время, причем в удаленных концах разрушенного и засыпанного песком города?

Гуманитарию невозможно представить, сколь мала вероятность того, что какой-то человек по прошествии 3360 лет сможет отыскатьь в развалинах разграбленного города три непосредственно связанных между собой величайших произведения изобразительного искусства, сделавших революцию в многотысячелетней истории Египта. Естественник, наделенный острым аналитическим умом, конечно же, увидит за этими тремя «удивительными» находками спланированную Борхардтом аферу.

В фильме [1] есть сцена, показывающая, как немецкий археолог терзается выбором, что ему предпочесть — красивый фальшивый бюст Нефертити-3 или подлинный рельеф Нефертити-3b. История с отправкой находок из Египта в Германию особая и мы не станем ее пока комментировать. Сейчас важно обратить внимание читателей на факт почти одновременного появления на свет двух взаимосвязанных предметов — оригинала (Нефертити-3b) и его копии-подделки (Нефертити-3).

Возможно, создатели фильма не хотели говорить вслух о сходстве этих образов. Тем не менее, им удалось донести до зрителя свою идею несколькими кадрами кинофильма [1], где Борхардт с помощью лупы внимательно рассматривает фреску Нефертити-3b и сравнивает ее с рядом лежащим цветным бюстом Нефертити-3. Тем самым, режиссер сказал нам о «потрясающей схожести рельефного портрета и полихромного бюста», как выразился Солкин в [2], только он ничего не понял, а вот режиссер всё понял как надо и это чувствуется по фильму [1].

Две царицы — плоская Нефертити-3b и объемная Нефертити-3

Борхардт сравнивает две царицы — плоскую Нефертити-3b и объемную Нефертити-3. Он не может решиться, какую из них вывести в данный момент в Берлин (позже они обе окажутся там). Наконец, в письме к своему патрону, Джеймсу Симону, от 5 февраля 1913 года Борхардт сообщает: «Е.В. уезжает сегодня». Это — ключ к пониманию общей ситуации с аферой. Чтобы так написать, нужно заранее договориться о коде. Под двумя кодовыми буквами «Е.В.» Борхардт подразумевал «Ее Величество», что лишний раз доказывает наличие сговора между археологом-аферистом и его покровителем.

На поставленные выше вопросы легко найдутся ответы, стоит нам перестать верить в безграничную честность и бескорыстность Борхардта. В самом деле, давайте попытаемся восстановить картину его мошенничества.

Скорее всего, немецкий археолог дал задание какому-то местному мастеру (сохраним за ним имя Тутмос) изготовить бюст Нефертити-3, по образцу Нефертити-3b. Тутмос сделал набросок на обороте осколка от древнего рельефа в виде Нефертити-12 и показал его Борхардту. Тот внес поправку: змей убрать, они усложняют величественный образ царицы. Тутмос учел эту поправку заказчика.

После, когда цветной бюст был готов, его закопали в «мастерской Тутмоса», а «промежуточный портрет царицы», как выразился Солкин [2], т.е. рельеф с Нефертити-12, подбросили в Великий Храм Атона — ведь алтарный образец с Нефертити- 3b находился где-то там. Голова Нефертити-1Когда рабочие их все откапали, поначалу ни у кого не возникло подозрений, поскольку все находки оказались взаимно связанными. Но сегодня мы видим, что они слишком уж хорошо обуславливают друг друга — так в жизни не бывает.

И потом, быть может, самое главное, если настоящий мастер сумел выточить из гранита превосходную скульптурную композицию с Нефертити-1, он не стал бы, как неопытный ученик, копировать какого-то посредственного резчика, выточившего плоскую Нефертити-3b, далекую от идеала красоты. Это выглядит не только мелко, но еще и глупо.

В самом деле, псевдо-Тутмос копировал царицу, абсолютно не понимая ироничного замысла художника, выточившего алтарный рельеф с Нефертити-3b. В связи с этим еще раз внимательно посмотрим на рисунки Нефертити-3b и Нефертити-12.

Нефертити-3b Нефертити-12 

Слева — Нефертити-3b с алтаря, хранящегося в Берлине;
справа — рельеф Нефертити-12, хранящийся в Каире.

На левой фотографии — фрагмент подлинного рельефа, на котором изображена Нефертити с дочкой, на правой — его подделка. Древний художник показал, как девочка смотрит на змею и тянется к ней рукой, а змея в ответ опускается к ней на ладонь. Фальсификатор не учел этот игровой момент. Он убрал девочку, так что стало непонятно, зачем змея свисает с короны Нефертити. Может быть, она собирается ужалить ее в глаз? Именно это нелепое копирование змеиных изгибов доказывает, что копирование рельефа Нефертити-12 производилось с Берлинской иконы с Нефертити-3b.

У правого рельефа допущена еще одна грубая ошибка. Древнеегипетские художники всегда показывали только развернутые плечи, как показано на рельефах Святого семейства; Бюст Нефертити-3здесь же плечо выглядит обрубленным. Тем самым преступник — а им надо считать, прежде всего, Борхардта — хотел сказать: смотрите, древний мастер сначала изготовил плоский вариант бюста Нефертити-3 с обрубленными плечами, а затем объемный.

Именно эти лживые слова Борхардта громко зазвучали в ушах действительного члена Международной Ассоциации египтологов России. На странице своего сайта в Интернете Солкин вывел их золотыми буквами [2].

Сегодня объемный вариант выставлен в Египетском музее Берлина. Ежегодно 800 тысяч зевак любуется ярко размалеванной болванкой, на лике которой время продолжительностью в три с лишним тысячи лет почему-то не оставило никаких следов эрозии и контакта с грунтом. Ее подлинность покоится на наивной вере людей в честность немецкого археолога и египтолога Людвига Борхардта. Но посмотрите, как неумно поступил этот мошенник.

От двух свисающих с короны змей, в конце концов, пришлось отказаться, так как низкое мастерство фальсификатора, работавшего на Борхардта, не позволяло воплотить их в объемной скульптуре. Третьей змее, торчавшей на месте кокарды, псевдо-Тутмос отломал голову, как были отломаны края ушных раковин (якобы, при механическом ударе). Но две ленты — одна обвивает корону, вторая развивается на ветру — сначала решили оставить. При этом ту ленту, что развивалась на ветру, в скульптурном варианте фальсификатор аккуратно уложил на шее Нефертити-3.

Так выглядит загривок заготовки бюста А так выглядит загривок готового бюста

В фильме [1] показано, насколько грубо фальсификатор обработал шею и загривок заготовки бюста Нефертити-3. Он собирался прикрыть их лентой, сделанной из гипса. Она тянулась от короны до основания расширяющимся клином. Около короны ее ширина составила менее 1 см, у основания — около 10 см. В последний момент он передумал, ленту соскоблил, а оставшееся от нее место закрасил коричневой краской. Но бедолага, согласившийся выполнить заказ Борхардта, явно перестарался. Разумеется, ленты можно было бы и не воспроизводить, тогда шея царицы, которую никогда не показывают сзади, не выглядела бы так уродливо.

Шея и загривок заготовки бюста Нефертити-3 обтесан грубо (см. левый снимок, фильм [1]). Но не менее грубо сделана гипсовая облицовка и покраска этого места (см. правый снимок). Желание заказчика — воспроизвести ленточки, прикрепленные к краю короны, как на рельефе Нефертити-3b — скульптор выполнить не сумел. Данный элемент царского туалета портил лебединый изгиб шеи и, вообще, был не нужен — ведь главное здесь лицо. Поэтому скульптор довольно неаккуратно соскоблил гипсовую ленту, а получившийся разрыв в цветном ожерелье вокруг шеи закрасил коричневой краской, которая, однако, покрылась темными и светлыми пятнами из-за неоднородной структуры поверхности.

В общем, ни о каком мастерстве скульптора здесь говорить не приходится. Мы имеем дело с дилетантом, который собирался скопировать образ, созданный другим художником, но у него ничего не вышло. Говорят, чтобы узнать хорош портной или плох, нужно посмотреть не только на лицевую сторону сшитого им костюма, но и на изнанку. Так вот, изнанка цветного бюста Нефертити-3 просто ужасает. Она однозначно указывает, что огромная масса людей введена «египтологами» вроде Солкина в заблуждение относительно гениального мастерства Тутмоса. В действительности, перед нами вырисовывается образ какого-то неумехи, у которого руки выросли не из того места.

 
 
 

А был ли Тутмос?

Два портрета Нефертити-1 и Нефертити-2 с 1945 по 1958 год хранились в Государственном Эрмитаже. В июне 2009 годы они снова приехали в Санкт-Петербург на выставку «Прекрасная пришла», где экспонировались в Пикетном зале Зимнего дворца вместе с другими экспонатами, привезенными из Берлина.

М.Б. Пиотровский и А.О. Большаков 
Директор Эрмитажа М.Б. Пиотровский и
А.О. Большаков (в серебристом костюме) на
открытии выставки "Прекрасная пришла"
23 июня 2009 года

В связи с этим событием куратор выставки, руководитель сектора Древнего Востока Государственного Эрмитажа А.О. Большаков подготовил каталог [4]. Небольшой пояснительный текст был также размещен на сайте Эрмитажа. В нем говорилось: «Традиционно считается, что мастерская принадлежала скульптору по имени Тутмос и ему приписываются эти уникальные произведения, однако отождествление, основывающееся на одной случайной надписи, едва ли надежно» [5].

А.О. Большаков: Прекрасная пришла, 2009Под «одной случайной надписью» здесь подразумевается крохотный фрагмент текста, нацарапанный на шоре из слоновой кости. Андрей Олегович определенно высказал большие сомнения, что обломок костяной пластины с именем «Тутмос» является подлинным артефактом. Куратор, разумеется, прав на все сто процентов. Приходится только удивляться, как он до этого догадался.

Этот вывод вытекает из анализа всей ситуации с «мастерской Тутмоса». Может быть, А.О. Большаков знает, что никакого Тутмоса, автора «удивительных произведений пластики» [5] никогда не было. И только высокий статус музейного работника Государственного Эрмитажа не позволяет ему открыто назвать Борхардта жуликом?

Возможно, Большаков знает о сомнительной истории, рассказанной, наверное, тем же Борхардтом, что скульптор Тутмос принадлежал высшему сословию. Его образ изваяли на колеснице, запряженной двумя скакунами. Само изваяние бесследно исчезло, от него остался лишь небольшой обломок костяной шоры с этой надписью.

В эту басню едва ли можно поверить в начале века, когда она было рассказана, тем более, сегодня. Тщательные исследования, проведенные командой Барри Кемпа, непременно выявили бы обломки от этой статуи. Нынешние археологи проанализировали происхождение всех найденных ими осколков артефактов. Ничего, что указывало бы на эту статую, найдено не было.

Ю. Я. ПерепелкинЮ. Я. Перепелкин не подозревая, что головы Нефертити-2 и Нефертити-3 фальшивые, недоумевает: «Обе головы изображают одну и ту же Нефертити, и если создал их один и тот же ваятель, то как объяснить столь различное художественное видение у одного лица, столь разные способы изображения у одного и того же мастера? Стало принятым приписывать обе головы одному ваятелю — Тхут-мосе, а мастерскую, в которой они были откопаны, считать его мастерскою. Однако ни то, ни другое по-настоящему не доказано» [7].

Далее, Перепелкин приводит слова, написанные на костяной пластине: «жалуемого богом добрым (т. е. фараоном), начальника работ, ваятеля Тхут-мосе» и снова удивляется: «Нам доподлинно известно, что у "распорядителя ваятелей жены царевой великой Тэйе", т.е. вдовствующей царицы-матери, по имени Йвтй работал ряд подчиненных ему ваятелей. На изображении его мастерской в гробнице управляющего хозяйством — "распорядителя дома" — царицы Тэйе представлено по меньшей мере шесть мастеров, надписанных каждый, в отличие от начальника, одним только словом "ваятель" (изображение сохранилось не полностью, так что на нем могло быть показано еще несколько "ваятелей")» [7].

Слоновая кость с надписью Тутмос

Обломок левой шоры, сделанной из слоновой кости, на которой уцелел фрагмент текста: «жалуемого богом добрым (т. е. фараоном), начальника работ, ваятеля Тхут-мосе» [7].

Итак, Перепелкин не может понять: как в городе оказалось два начальствующих ваятеля? Одного назначила мать Эхнатона, Тэйе (Тия), у которого была целая бригада скульпторов, другого ваятеля, которого звали Тхут-мосе (Тутмос), жаловал сам царь. Перепелкин ищет выход из этого противоречия и, кажется, находит его: «А что, если Тхут-мосе был не руководителем мастерской, но одним из подчиненных ваятелей? Конечно, он лицо заметное: его за что-то жаловал фараон, и он был начальником каких-то работ, тем не менее он не "распорядитель", не "начальник" ваятелей, а просто "ваятель". Можно ли поручиться, что именно Тхут-мосе, а не двум его товарищам по работе принадлежат прославленные изваяния?» [7].

Наконец, Борхардт не учел главного: с принятием новой религии поклонения солнцу старое имя, связанное с поклонением луне, необходимо было изменить.

Перепелкин пишет: «Тхут-мосе в более поздние годы звался б, несомненно, не Тхут-мосе (Тховт рожден), а Рэ-мосе (Рэ рожден), т.е. заменил бы в составе своего имени ссылку на древнего бога луны и письменности ссылкой на царское солнце (о переделке имен частными лицами см. во II части моего исследования "Переворот Аменхотепа IV", подготовленной к печати). С окончательным отвержением солнцепоклонническим двором старого многобожия переделка имен в честь солнца — Рэ — стала самым обычным явлением, и нельзя себе представить, чтобы в самом местопребывании фараона придворный ваятель продолжал именоваться в честь отверженного Тховта. Мастерская же, откопанная Л. Борхардтом, существовала до последних дней солнцепоклоннической столицы» [7].

Какие еще нужны доказательства того, что костяная шора с ошибочно составленной надписью подброшена Борхардтом? В период правления Эхнатона имя Тутмос (Тхут-мосе) в принципе существовать не могло.

*
*   *

Из первой части настоящей работы мы уже знаем, что гранитная голова Нефертити-1 действительно была найдена в мастерской дома P47.3, так как обломки комбинированной скульптуры, которой она принадлежала, была недоделана. В этом доме находилось примитивное механическое устройство для обработки камня. Какой-то древнеегипетский скульптор там действительно жил, носил ли он имя Тутмос — едва ли. Но, что совсем маловероятно, так это размещение в этом доме склада скульптурных портретов, сделанных отнюдь не из гранита.

Нефертити-3
Нефертити-3 Нефертити-3

В фильме «Одиссея Нефертити» [1] показано, как в разрушенной мастерской Тутмоса из песка Борхардт извлекает «шедевры», в частности, цветной бюст Нефертити-3.

Шора с именем Тутмос и полусотня скульптур были подброшены Борхардтом, чтобы извлечь из «мастерской» скульптурные портреты Нефертити-2 и Нефертити-3, которые можно было бы загнать по дорогой цене любителям древностей. То был воистину великолепный жульнический ход! Из этой идеи Борхардта получили выгоду все мошенники мира, занимающиеся куплей-продажей археологических находок из Амарны.

Немецкий археолог-авантюрист сыграл на имени Нефертити, которое переводится как «Прекрасная пришла». Значит, решил он, жена Эхнатона должна выглядеть необыкновенно красивой. Вот почему скульптурные портреты Нефертити-2 и Нефертити-3 вместе с другими подделками, по словам Большакова, «отличаются несравненно более мягким стилем и доброй теплотой, они принадлежат к числу лучших портретных изображений, когда-либо выполненных в Египте» [5].

Что с того, что какой-то археолог откапал бюст царицы Древнего Египта, пролежавший в глине три с лишним тысячи лет. Ценителей искусства он не заинтересует. Когда же из грунта извлекается симпатичная штучка и попутно сообщается, что ей три тысячи лет, тогда совсем другое дело. Она тут же привлечет внимание мировой общественности. Об этом прекрасно знал Борхардт и его покровитель, Джеймс Симон, который был одним из главных попечителей Берлинского музея.

Изначально музейные галереи ориентировались в основном на искусство. В их стенах хранились художественные образцы прошедших эпох, вокруг которых сосредотачивались истинные ценители красоты, но не ученые. Их не привлекали даже в качестве экспертов; это произошло намного позже, когда развились до приемлемого уровня физико-химические методы анализа. Что же касается ученых-археологов, то их вообще долгое время не было в музеях, отчасти потому, что не было археологии, как строгой науки.

Почитайте историю возникновения, например, музея Метрополитен. Его полное название The Metropolitan Museum of Art, то есть это, прежде всего, музейхудожественных произведений. Некрасивых вещей там просто нет. Его основателями были нью-йоркские воротилы, которые от нечего делать, на досуге интересовались искусством. Естественно, возникла толстая прослойка археологов-жуликов, которая впаривала откровенный фальшак глупым денежным мешкам. Но если сейчас дать себе труд хоть немножко разобраться в том, что нам демонстрируют авторитетные музеи, мы обнаружим много любопытного.

Голова-1
Голова-2 Голова-3

Приблизительно в одном месте с бюстом Нефертити-3 найдены головы каких-то менее симпатичных людей, далеких от эталонов изящества и красоты. Их изготовление Борхардт приписал ученикам великого мастера. На самом деле он попросил вылепить грубые лица для прикрытия изящного лица Нефертити-3.

Полюбуйтесь на двух мужчин, находящихся здесь в обществе египетской царицы. В отношении страшненького мужчины внизу египтология учит, что это фараон Эйе или Аи, правивший Египтом вскоре после смерти Тутанхамона. Интересно узнать, откуда вытекает такое утверждение. Он что, был косой, имел кривой нос и носил рыжие усы? Откуда об этом узнали? Также безосновательно почти всех женщин, так или иначе увязываемых с периодом правления Эхнатона, называют Нефертити. Сейчас набралась добрая сотня женщин, к которым приклеили это имя.

В отношении мужчины вверху современная египтология пытается внушить нам еще более странные вещи. Оказывается, это вовсе не мужчина, а женщина и не просто женщина, а незаконченный портрет Нефертити-3. Действительно, сравните губы мужчины, снимок которого вверху, с губами Нефертити-3 (снимок внизу слева). Форма их очень похожа; можно сказать, что у мужчины женские губы. У женского и мужского лица схожие носы и лбы с надвинутыми на них шапками. В общем, эти лица лепили одни и те же руки. Обводка глаз и дуги бровей выдержаны в одной манере. У мужчины вымазаны уголки рта черной краской и небрежно испачкана левая щека возле носа — мол, чего вы ждали от ученика, здесь нужно еще поработать. Черные метки, сделанные якобы Тутмосом, недвусмысленно указывают на это.

Губы мужчины Губы Нефертити-3

Губы Нефертити на мужском лице. В самом деле, форма губ мужчины (предыдущее фото вверху) и форма губ Нефертити-3 похожи друг на друга. Их вероятно вылепливал один и тот же человек. У мужчины в районе уголков рта нанесена черная краска. Борхардт и нанятые им искусствоведы усиленно внушали мысль, будто подобные пометки типа «лишнее убрать» сделаны рукой мастера Тутмоса своим нерадивым ученикам. Но посмотрите, еще раз на цветное лицо этой скульптуры — черные метки на носу, щеках и подбородке — что там можно еще убирать? Они нанесены просто так, чтобы нас дезоринтировать.

Некоторые египтологи придерживаются мнения, что Эхнатон был гермафродитом, поскольку имел женскую грудь и широкие бедра как у женщин. Так это или не так, нам судить сложно, но то, что многие художники Амарны изображали его в виде человека, занимающего серединное положение между мужчиной и женщиной, это — несомненно. Скульптор-фальсификатор вылепил тоже что-то среднее между Эхнатоном и Нефертити.

Лицо Эхнатона с метками Тутмоса

Незавершенный портрет Нефертити, около 1340 года до н.э. Берлин (инв. № 21352). То, что нашел Борхардт в мастерской Тутмоса и сегодня выставлено в Египетском музее Берлина, лучше назвать «Незаконченной скульптурой Эхнатона», чем «Незаконченной скульптурой Нефертити». Всё-таки данный субъект больше походит на мужчину, чем на женщину. Имя «Нефертити» к нему прилепили, по-видимому, из-за сходства гипсовой лепнины, одинакового художественного стиля со скульптурным портретом цветной Нефертити-3.

Оба гипсовых портрета — и Нефертити, и Эхнатона (назовем чумазого мужчину именем царя) — лепил один и тот же фальсификатор — во всяком случае, это весьма вероятно. Если обнаружатся другие подозрительные моменты, эта вероятность перерастет в полную достоверность. Человек, не привыкший строго последовательно мыслить, часто в своих рассуждениях допускает одну характерную ошибку. Ее природу поясним на следующем техническом примере.

В радиолокации нередко возникает ситуация, когда некий полезный сигнал, имея ничтожно малую амплитуду, гасится несоизмеримо большими амплитудами, случайно появившимися на входе радиолокационной системы. Спрашивается, можно ли на фоне этого мощнейшего белого шума выделить едва заметныйполезный сигнал?

Да, можно, ответит радиоинженер, если прием вести несколькими, в пределе, бесконечно большим числом локаторов. В этом случае сигналы, поступившие с большого числа антенн, можно будет просуммировать в специальном устройстве, позволяющем избавиться от шума, каким бы сильным он ни был. В сумматоре все случайные сигналы с противоположными амплитудами погасят друг друга, а полезный сигнал первоначально ничтожно малой амплитуды заметно вырастет. Как только его амплитуда достигнет приемлемой величины, его можно будет расшифровать и, таким образом, получить информацию отправителя.

Что означает этот узкотехнический пример для египтолога, изучающего подлинность артефактов? А вот что.

Предположим, египтолог замечает на артефакте какие-то странные признаки. В нашем случае это сходство губ у портретов Нефертити и неизвестного мужчины.Глупый египтолог — назовем его так — усмехнется и воскликнет: «Ну и что?! Подумаешь, форма губ немного схожа, разве это аргумент в деле установления истины?» Когда глупому египтологу указываешь на другое несоответствие, он снова начинает смеяться, махать руками и говорить, что и это тоже не может служить доказательством.

Таким образом, глупый египтолог видит один белый шум и не способен выделить полезный сигнал. Его мозг невозможно заставить суммировать странные факты, так как он всякий раз сосредотачивается на одном-единственном явлении и, признавая даже его ненормальность, не делает правильных выводов.

Умный египтолог, настоящий исследователь археологических артефактов, способен выполнять суммирование. После достаточного накопления полезной информации, поступившей из различных источников, он делает однозначное заключение: «Данный артефакт — подделка, так как он обладает множеством признаков, не укладывающихся в рамки естественно-исторических процессов. Если мы примем, что Борхардт аферист, они все разом получат прекрасное обоснование».

Итак, мы указали на губы — казалось бы, ничтожная причина для объявления Нефертити-3 подделкой. Но не спешите, продолжите внимательно изучать всю совокупность фактов, связанных с этим бюстом. Например, обратите внимание на то, как безобразно выглядит мужчина (нижнее фото справа). Разве мог гениальный мастер Тутмос, создатель двух великолепных портретов Нефертити, держать этого уродца у себя в мастерской? Здесь явно какая-то несуразица. Но стоит нам принять мотивацию афериста Борхардта, как тотчас становится понятно присутствие в «мастерской Тутмоса» — не забывайте, пожалейста, что ее реально никогда не существовало — этого монстра.

Смотрите, как изготовитель подделок подчеркнуто небрежно нанес красную краску, которая легла под носом выше губ у косоглазого мужчины. Быть может, этими неточными мазками он лишний раз хотел подчеркнуть неловкость ученика. Мастер Тутмос, изготовитель портрета Нефертити-3, красил глаза и губы царицы твердой рукой — не то, что эти его бесталанные ученики.

Нарочито небрежная покраска губ

Эти губы лепил другой «ученик Тутмоса» и раскрасил их красной краской нарочито небрежно, чтобы демонстративно показать, что он всего лишь ученик великого мастера. Впрочем, возможна и другая интерпретация появления краски под носом. Этими штрихами великий учитель Тутмос подсказывал ученику убрать выпуклость под носом. Фальсификатор не учел только одного: человека, вылепившего такое пугало, нельзя обучить скульптурному мастерству. И потом, не проще ли учителю сказать «вот здесь убери», чем брать в руки грязную кисточку и мазать работу ученика?

Данный мошеннический ход Борхардта рассчитан на людей с поверхностным мышлением, не знающих человеческой психологии и, вообще, плохо ориентирующихся в жизни. Здравомыслящий человек тут же заподозрит подвох. Ведь даже пятилетний ребенок никогда б не промазал и смог бы раскрасить красной краской именно губы.

Предположим иное: то была не раскраска губ учеником, а указания учителя «лишнее убрать». Губа, действительно, выглядит вздутой. Тогда обратите внимание на глаза: любой ребенок 10-12 лет смог бы вылепить одинаковые глаза у того же мужчины. Борхардт явно переборщил, когда приказал вылепить этого монстра, не имеющего к тому же ничего общего с древнеегипетской традицией.

Ну, кто тут еще не усвоил, что все откопанные им чумазые головы нужны были ему лишь для поддержания мифа о существовании мастерской и блистательного скульптора Амарны по имени Тутмос? Всех сомневающихся приглашаем к чтению следующего подраздела.

 
 
 

Шипы на головах и краска на лицах Нефертити

Коллега А.О. Большакова, широко известный в нашей стране и за ее пределами египтолог Виктор Викторович Солкин, не так давно писал по поводу выставки 2009 года, устроенной в Санкт-Петербурге: «Два года тому назад, когда Эрмитаж выставил знаменитый скульптурный портрет Нефертити, выполненный из плотного, такого осязаемого золотистого кварцита, хранящийся в Египетском музее Берлина, многие прошли мимо смысла этой выставки. К царице отнеслись как к экспонату еще одного проекта музея, забыв историю. Забыли рискующих жизнью советских солдат, спасающих древние памятники из бункера у берлинского зоопарка, потерянные архивы гигантского собрания, после войны разделенного между Государственными музеями Берлина в ГДР и замком Шарлоттенбург в ФРГ; запамятовали, как ее, вторую по художественной значимости в египетской коллекции музея, Никита Хрущев отдавал обратно, в Германию.

Юная Нефертити-2

Голова юной Нефертити-2, найденная в доме P47.2, т.е. рядом с местом, где нашли голову Нефертити-1 и цветной бюст Нефертити-3. Традиционно считалось, что время появления ее на свет XIV век до н.э. На самом же деле возраст этой фальшивки — менее века. Эстетика портрета выдержена в стиле «девушки с обложки» или «девушки по вызову», т.е. художник работает так, чтобы получилось соблазнительно красивое лицо. Таких обольстительных лиц древнеегипетские мастера не ваяли. Метки на ушах типа «лишнее убрать», а также раскраска губ и обводка глаз, бровей и границы шапки-короны выполнены в манере «айда Борхардт».

Наконец, забыли историю о великом советском египтологе Милице Матье, которая, тайно храня шедевр в Эрмитаже, написала пару бессмертных книг. "Несмотря на незавершенность, — писала М.Э. Матье, — портрет царицы производит глубокое, незабываемое впечатление. Он весь полон дыханием жизни, и эта жизненность так сильна, что даже забывается отсутствие глаз. Поразительно В.В. Солкинбыло мастерство поистине гениального скульптора, создавшего эти веки, эту легчайшую моделировку щек, висков, чуть улыбающийся нежный рот с чудесными углублениями около губ. Чтобы оценить работу мастера, головку надо постепенно поворачивать, и только тогда удивительная тонкость уверенной моделировки становится ощутимой и выступают все новые и новые совершенства этого прелестного лица…"» [6].

Согласитесь, процитированный отрывок написан превосходно и вдохновенно. Несомненно, В.В. Солкин, как и М.Э. Матье, умеет ценить красоту и описать ее красивыми словами. Однако пытливый ученый должен уметь взглянуть на древние шедевры изобразительного искусства прозаически и — не побоимся этого слова — критически. Во времена Матье многие факты были неизвестны. Но сегодня открылась информация, которую просто нельзя не учитывать.

Известно [8], что многие мастера, работавшие в Амарне, использовали особую технику ваяния. Никто до и после них не применял этот технический прием. Дело в том, что традиционно древнеегипетские ваятели вытачивали скульптуру из монолитной глыбы. В Амарне же нередко практиковалась обработка отдельных частей скульптуры с последующей их сборкой. Причем некоторые специфические части, например, урей на головном уборе или сам головной убор могли быть сделаны из другого материала.

Сборная конструкция Голова Нефертити-11 Эхнатон, корона которого крепится к голове с помощью урея-штырька

На левом рисунке показан принцип сборной конструкции [8]. Центральная фотография показывает, что нижний шип у головы Нефертити-11 имеет достаточную длину, верхний же — практически отсутствует. На правой фотографии — Эхнатон, корона которого крепится к голове с помощью урея-штырька. Его высота без шапки-короны примерно равна высоте статуэтки Нефертити-2. Фигура Эхнатона крепится к вертикальной опоре, придающей ей устойчивость. Статуэтка Нефертити-2 неустойчива, что противоречит древнеегипетской традиции.

Техника изготовления скульптуры по частям была, по-видимому, перенята у мастеров по дереву. На одной детали они делали гнездо (паз или прорезь), на другой — шип. Прочность крепежа обеспечивал штырь, пронизывающий шип и паз. Но часто он был не нужен, так как прочность конструкции обеспечивалась трением плотно подогнанного шипа и гнезда. Боджиони [8] назвал несколько скульптурных памятников, где эта техника использовалась. Ее не чурался, видимо, и загадочный скульптор Тутмос. За примером далеко ходить не надо. Головной убор Нефертити-1, в котором было сделано гнездо, насаживался на вертикальный шип, имеющий округлую форму. В связи с этой технологией соединения нужно внимательно приглядеться, как сделаны шипы на головах Нефертити-2 и Нефертити-11, а также на головах с 4-й по 6-ю.

Нефертити-1, зрелая Нефертити Нефертити-2, юная Нефертити Нефертити-11, Каирский музей

Шип на голове Нефертити-1 функционально сделан безупречно. Внешний вид шипа на голове Нефертити-2 сразу выдает ее фальшивость. Кубическая форма совершенно не приспособлена для скрепления головы с шапкой. Шип должен иметь сглаженную форму, заостренную кверху. Ребра кубика тоже необходимо было скруглить, чтобы шип свободно входил в гнездо. Нижний и верхний шипы статуэтки Нефертити-2 с самого начала задумывались как имитационные и не предназначались для крепежа короны к голове и головы к телу. Голова Нефертити-11 имеет функционально пригодный нижний шип и практически не имеет верхнего шипа. Что хотел изобразить на этой голове скульптор, непонятно. Вероятно, он не рассчитывал на высокий головной убор.

Нефертити-4 Нефертити-5 Нефертити-6

У этих трех подделок из коллекции Мансура головной шип слишком округлой формы и плоский, напоминающий таблетку. Такая форма тоже не способствует надежному соединению короны с головой. То, что Нефертити-4,5 являются фальшивыми, стало ясно из анализа материала этих двух голов. Они сделаны из искусственного известняка. Нефертити-6 выточена из естественного материала, однако найдена она была в Мемфисе, что также вызывает сильное подозрение, так как крепление шип-гнездо нигде кроме Амарны не использовалось.

У подлинной скульптуры Нефертити-1 шип представляет собой округлую конусообразную форму. Корона (следы коричневого цвета остались от нее) надевалась на шип движением вниз строго по вертикали в соответствии с вертикальным положением недостающего, но сейчас уже найденного, тела зрелой царицы. Клинообразная форма шипа позволяла короне прочно держаться на голове. Ничего подобного мы не наблюдаем у статуэтки Нефертити-2. Шип, куда надевается шапка-корона, и шейный шип, который должен вставляться в гнездо ненайденного тела, имеют неподходящую для этих целей форму. Они коротки и неправильно обработаны с точки зрения крепления шип-гнездо.

Шейный шип у головы одной из дочерей царицы.

Сравните длину настоящего шейного шипа у головы одной из дочерей царицы. Говорить о принципиально различной эстетики этой головы и головы Нефертити-2, конечно же, не приходится. Практически все лица, созданные древнеегипетскими мастерами, лишены эмоций. Такое выражение лица как раз и называется «каменным». Лицо Нефертити-2 выглядит слишком одухотворенным, а значит, и неестественным для культуры Древнего Египта.

М.Э. Матье говорит о «незавершенности» юной Нефертити-2, мол, мастер губы накрасил, глаза подвел, а корону к голове приделать не успел. Но это не так. Судя по центру тяжести, статуэтка с самого начала задумывалась без короны, что является, конечно, полным нонсенсом. Это похоже на заранее запланированное одноглазие Нефертити-3. Сегодня мы привыкли к образу Нефертити-2, у которой на месте черепной коробки красуется кубик. Однако всякий, кто видит ее впервые, бывает сильно удивлен этим обезображенным видом. Понятно, чтобы на куб можно было надеть корону с пазом внутри, грани шипа нужно сделать округлыми, а всей форме шипа придать конусообразный вид, как у гранитной головы Нефертити-1.

Следы эрозии отсутствуют

Верхний шип головы Нефертити-2

Следы эрозии на поверхности песчаника отсутствуют: поверхность обработана недавно и она не имеет следов длительного соприкосновения с грунтом. Имеется странное образование на головном шипе Нефертити-2. Интересно, каково его происхождение и из чего оно сделано? Похоже на замазку, которой закрыли отверстие с арматурой внутри. Возможно, голову царицы пронизывает металлический стержень, удерживающий ее на подставке, так как шейный шип слишком короткий и не может обеспечить надежного крепления с подставкой. В любом случае, данное изделие нужно считать фальшивкой, пока не будет доказано обратное.

Для древнеегипетской художественной традиции Борхардт придумал новый стиль, который можно было бы окрестить «слепой взгляд». В самом деле, Нефертити-2 смотрит на нас слепыми глазами. Отсутствие зрачков у скульптурного портрета является наиважнейшим признаком подделки. Отговорка вроде того, что скульптура недоделана, здесь не работает. Коль скоро художник взял в руки кисть, чтобы нарисовать брови и ресницы, он тут же по инерции нарисовал бы зрачки. Так поступил бы всякий древний художник, но не художник-модернист, живущий в эпоху Пабло Пикассо, который мог запросто нарисовать глаза без зрачков и кубик на голове вместо шапки.

Нефертити без зрачков и с ними

Слева — «неправильная» Нефертити, справа — «правильная». Именно так должна была бы выглядеть Нефертити-2, если бы Борхардт не нарушал древнеегипетские традиции и не вводил для своих фальшивок особый художественный прием «слепой взгляд».

Отсутствие тела у Нефертити-2 тоже, конечно, вызывает сильнейшее подозрение. Почему голова Нефертити-1 лежала посреди обломков тела, а голова Нефертити-2 их не имела? Ответ элементарный: да просто потому, что вторая голова была кем-то подброшена уже в наши дни. Отсутствие осколков тела и удивительная сохранность лица, а главное, полнейшее расхождение скульптурного образа Нефертити-2 с древнеегипетскими традициями не оставляет никаких шансов для признания данного артефакта подлинным.

В начале 20-го века в прессе была проведена настолько мощная кампания по промывке мозгов, что ее горькими плодами до сих пор питаются сегодняшние «глупые египтологи» (о них речь шла выше), не способные мыслить самостоятельно. Им внушили мысль о «незавершенности» юной Нефертити-2. При этом указывали на метки, сделанные якобы рукой самого Тутмоса. Они подсказывали ученикам, где нужно еще поработать, чтобы убрать лишнее.

Эти метки — самая коварная ловушка для простаков, на них «глупые египтологи» ловятся как пескари в пруду. Ясно, что голова Нефертити-2 была предназначена для продажи за огромные деньжищи. Метки, оставленные псевдо-Тутмосом, нам не видны, поскольку находятся на ушах, так что лица «девушки с обложки» они не испортили. Но женщина постарше, хранящаяся в Каирском музее под тем же именем «Прекрасная пришла-11», имеет уже разметку непосредственно на лице (см. ниже левое фото).

Нефертити-11 Уроливая Нефертити-2

На голове Нефертити-11 (фото слева) фальсификаторы оставили разметку, сделанную черной краской. Отчетливо видна вертикальная линия симметрии и две полоски под носом, черным цветом обведены также контуры головного убора. Вместе с отсутствующими зрачками они образуют «джентльменский набор» типичного мошенника.

Справа фотография уродливой Нефертити. Ее предназначение точно такое же, что и уродливого мужчины, фото которого приводилось выше. Эта карикатурная голова Нефертити-2 — «ученическая работа», которая должна оттенить блистательный талант гениального скульптора Тутмоса. Зрачки делают взгляд неприлично прямым, прямо-таки вызывающим. Обтесывая шип на голове, скульптор, похоже, плохо представлял его назначение. И левая и правая Нефертити хранятся в Каирском музее.

Есть ли у этого мошеннического трюка хоть малейший шанс, чтобы мы приняли его за работу честного художника? Никакого! Эту разметку на лице сделал фальсификатор ради обмана. Даже ребенок, не говоря уже об опытном скульпторе — в какое бы время он ни жил — не стал бы пачкать заготовку черной краской, обводя губы или прочерчивая через все лицо вертикальную линию симметрии. Своим инструментом по камню он сделал бы едва видимые точки или царапины. Потом, отойдя в сторону и немного прищурившись, он перенес бы метку ниже или выше, левее или правее, каждый раз делая свои метки всё более и более рельефными.

Нефертити-11 с размазанными губами

На этой фотографии Нефертити-11 можно видеть, что предназначенная для губ красная краска нанесена небрежно, как у того мужчины, о котором шла речь выше. Зачем, вообще, ее нужно было наносить, если скульптура находится на стадии обработки камня? На метку Тутмоса красный мазок над верхней губой не похож, там все совершенно.

Кончик носа царицы слегка отколот, но это повреждение не бросается в глаза и имеет явно искусственное происхождение. Левый глаз поврежден ровно с той же целью, что и левый глаз у Нефертити-3. Мол, что вы хотите — чтобы город разрушили, а глаз уцелел? Нет, он тоже немного пострадал, как и ее нос.

Обратите внимание на небольшой штрих, идущий из уголка глаза в виде рисованной морщинки. Это уже живописный прием, а не черновая разметка резчика по камню. Фальшивку выдает также горделивая осанка и властный взгляд, совершенно не свойственный тогдашней традиции. Творения древнеегипетских скульпторов не выражали подобных настроений.

Художники обладают прекрасным глазомером и не станут обводить, например, рот жирной черной линией, от которой потом трудно избавиться из-за пропитки и шероховатости материала. Тогда, зачем прочерчиваются эти безобразные ориентиры? Ответ один и другого не существует: чтобы этими демонстративно прочерченными линиями ввести нас, не знающих, как работают скульпторы, в заблуждение.

Уродливое лицо Нефертити-2

Видите, с левой стороны рта этой незавершенной работы потёк черной краски? Он говорит о том, что фальсификатор нанес краску уже после того, как вырезал рот — пусть и не до конца. Таким образом, разметка рта, о которой постоянно долдонят египтологи и музейные работники, как и вертикальная линия симметрии, проходящая через всё лицо статуи, были нужны для поддержания всё той же легенды, названия которой «Гениальный мастер Тутмос и его неопытные ученики». Приходится только удивляться людской наивности: как можно верить, что этому изделию три с лишним тысячи лет?

Ваятелю не нужна разметка краской, в мастерской у него не стоит банка с краской кисточкой. Вся раскраска уродливой Нефертити была сделана фальсификатором после выполнения им скульптурных работ. Еще раз популярно объясним, зачем он это сделал.

Мы имеем дело с товаром: есть продавец, есть покупатель, между ними в начале 20-го века произошел примерно следующий диалог. Вот Нефертити совершенно сырая, только-только начатая, над ней работать да работать (продавец тыкает пальцем в уродливую Нефертити), а вот Нефертити почти завершенная (Нефертити-11). Видите, на лице сохранена разметка скульптора. Это делает ее чуть менее ценной, но зато увеличивает шансы на ее подлинность. Зачем же фальсификатору изготовлять фальшивку с этими вспомогательными линиями?

Даже если эти две головы Нефертити сбывались порознь, с промежутком несколько лет, механизм обмана сработает. Таким образом, здесь мы имеем дело с обыкновенным мошенническим приемом по сбыту фальсифицированной продукции, отвлекающим внимание покупателя, в роли которого мог выступать либо богатый бизнесмен, либо попечительский совет того же Каирского музея. Одновременно уродливая Нефертити играла роль рельефной Нефертити-12, т.е. выполняла функцию тренировочной модели, на которой оттачивалось мастерство скульпторов из мастерской мифического Тутмоса.

*
*   *

Нефертити-11 с блога В.В. Солкин14 Апреля 2011 года Виктор Солкин в своем блоге опубликовал черно-белую фотографию Нефертити-11 под заголовком «Из Каира. Чудом уцелевшая...». Почему из Каира? Он в то время там находился. Фотография сопровождалась коротким текстом: «Нефертити. Из раскопок Дж. Пендлбери в Амарне, найдена в 1923 году. Кварцит, выс. 35,5 см. Каир, Египетский музей (JE 59286)» [3].

Данный текст меня удивил, поскольку в музейных каталогах сообщается, что голова Нефертити-11 найдена не в Амарне, а в Мемфисе, причем в 1932 году, и сегодня выставлена в Каирском музее под инвентарным номером XIR 226534, в другом месте под номером XIR 167587, но не JE 59286. Позже я выяснил, что Дж. Пендлбери вел раскопки в Амарне два сезона — 34/35 и 35/36 гг. Следовательно, он никак не мог ее откопать — ни в 1923 году, ни в 1932. Если всё же именно он ее нашел, то это могло произойти позднее, в соответствии, с вышеуказанными годами его полевых работ.

Ранее уже говорилось, что голова Нефертити-6 тоже найдена в Мемфисе. Однако головной шип, имеющий вид таблетки, характерен для Нефертити-4 и Нефертити-5, которые входят в коллекцию Мансура из Амарны. Кроме того, крепление типа шип-паз, имеющееся у Нефертити-10 использовалось именно в Амарне. Да и не было в Мемфисе найдено скульптур с метками Тутмоса (на самом деле Борхардта). Следовательно, Виктор прав, Нефертити-11 подброшена и затем выкопана в Амарне.

В.В. СолкинПоэтому я не стал выяснять у Солкина кто, что и когда, поскольку разговор мог получиться малопродуктивным. Мне же больше всего хотелось услышать его мнение относительно подлинности Нефертити-11.

О фальшивых артефактах я уже пытался с ним заговорить. Это было у него на лекции 10 марта 2011 года, которая называлась «Язык символов в искусстве Египта фараонов». После лекции я задал вопрос о подлинности цветного бюста Нефертити-3. Тогда диалога не получилось: египтолог ответил на мой вопрос примерно в том же духе, как он ответил на тот же вопрос на АиФ-сайте в мае 2009 года (см. Часть 2). Солкин дал понять, что говорить на эту тему не желает.

Поэтому сейчас я начал разговор издалека: «Не является ли причина повреждения левого глаза у Нефертити-11 та же, что и у Нефертити-3?» Виктор ответил: «У нее вообще не поврежден глаз — она просто незавершена — на лице сохранена разметка скульптора, глаза просто очерчены пигментом».

Астральное тело СолкинаНу, как же так, ее глаз явно поврежден, правда, на его черно-белой фотографии это плохо было видно. Поэтому я переслал на его блог качественный снимок (тот, что приведен здесь выше) и написал: «На этой фотографии видно, что повреждение левого глаза произошло после нанесения черной краски, обвода ресниц».

Виктор стоял на своем: «Не соглашусь. Портрет в той стадии работы, когда говорить о повреждении/недоработке/правке скульптора очень сложно. В любом случае, ничего общего с отсутствующим (именно отсутствующим, а не поврежденным) глазом бюста в синем парике тут нет»

Компьютерная модель Эхнатона (Akhenaten)Следующий свой пост я начал так: «Хорошо, Виктор, я согласен, что вопрос о левом глазе влечет за собой большую степень неопределенности. На время отставим его в сторону и возьмем другую проблему, оттолкнувшись от Вашей же фразы "на лице сохранена разметка скульптора". Ниже приведена фотография другой Нефертити, тоже хранящейся в Каирском музее, на лице которой отчетливо видна аналогичная разметка скульптора».

Далее я выложил всю ту аргументацию, которая изложена здесь выше, но Виктор ничего не ответил. Чтобы понять, почему он не ответил, приведу все комментарии, которые были сделаны в ответ на публикацию в его блоге фотографии Нефертити-11.

Комментарии к фотографии:

  • «красота первозданная, или воистину "гений чистой красоты"»
  • «Какое идеально красивое лицо. Пропорции, как по линейке измеряли. Или может, действительно, измеряли? Но чудо как прекрасна»
  • «Просто чудо. Какое восхитительное, непередаваемое, благородство образа, и, гениальная рука мастера»
  • «Поразительно тонкие черты и детали лица! Абсолютно современная, очень красивая женщина! И не верится, что ей уж сколько лет!»
  • «красивая...»
  • «красота»
  • «У него был хороший вкус»
  • «Красивая, не то слово! Богиня!!! ОЧень нравится! Этот бюст шатает фундмамент новохронизма, потому что они совсем уж загнались со своим бетоном, врут и не краснеют... если кому интересно и подробнее о чем я…»
  • «Бессмертный Мастер!»
  • «Чудотворно...»
Как видим, все комментарии носят эмоциональный характер, связанный исключительно с эстетическим восприятием портрета, который, скорее всего, никакого отношения к реальной Нефертити не имеет. Вряд ли Виктор Викторович Солкин и его комментаторы способны критически анализировать всё, что связано с царицей. Собственно, на таких прекраснодушных людях и держится миф о великом египтологе и археологе Людвиге Борхардте и его дивных находках.
 
 
 

Самая большая находка Борхардта

Самой большой находкой Борхардта — почему его можно назвать величайшим аферистом, когда-либо жившим на земле — является небольшая подкраска подлинника. Тот, кто обладает художественным вкусом, легко заметит, что красная краска на губах Нефертити-1 абсолютно ей не идет.

Ну, скажите на милость, если Тутмос не закончил гранитную композицию, куда помимо Нефертити входил еще Эхнатон — данный факт нам сегодня достоверно известен — зачем он подкрасил царице губы? Это нужно было сделать в самую последнюю минуту, если, вообще, нужно было делать.

Гранитная голова Нефертити-1 с фальшиво подкрашенными губами
Борхардт подкрасил губы подлинной Нефертити-1,
тем самым, перебросив мост к Нефертити-2
и другим фальшивым портретам царицы,
которые раскрашивал для продажи.

Сразу за первым вопросом следует второй. Почему он раскрасил только губы, а не брови или глаза Нефертити? Выброшенные Борхардтом куски разбитой скульптуры, найденные в мусорных свалках современными археологами Барри Кемпом и Кристином Томпсоном, не имеют никаких следов краски. Что же получается, однажды проснувшись не с той ноги Тутмос подошел с кисточкой в руке к своему творению, аккуратно подкрасил царицы губки и тут же испустил дух? Такой поворот событий выглядит абсурдным.

Грудь Эхнатона не имеет следов краски

Грудь Эхнатона, найденная в 2001 году, не имеет следов краски. Ее нет и на кусках от туловища Нефертити — вообще нигде следов краски не видно. Выходит, что Борхардт раскрасил лишь только губы царицы, что выглядит совершенно нелепо и даже комично.

Можно быть на сто процентов уверенным, что краски не было и на губах египетской царицы, когда ее откопал Борхардт, поскольку гранит подвергся сильнейшей эрозии. Верхний слой скульптуры сильно выветрился. Темный внутри диорит побелел снаружи за счет выхода на поверхность кварца. Его зерна оставались бы белыми и на губах, если бы их не подкрасили в темно-красный цвет археолог-аферист. Он не мог подвести глаза и нарисовать темной краской брови, поскольку глупо на темном фоне рисовать темной краской. Губы — дело иное, хотя и они выглядят несообразно.

Но этот, на первый взгляд, бессмысленный поступок Борхардта легко объясним. Изуродованный портрет Нефертити-1 ему трудно было продать за хорошие деньги. Все музеи мира в то время ориентировались на прекрасные произведения искусств, а не на исторические артефакты. Однако хитроумный египтолог нашел применение и этому некрасивому предмету. Невзрачный подлинник послужил ему надежным подтверждением того, что в Амарне помимо фресок и рельефов изготовлялись цветные головы и бюсты царицы. Подкрасив губки гранитному изваянию, он, тем самым, сообщил элементы правдивости всем своим цветным подделкам.

Статуэтка Нефертити-10, в отличие от головы Нефертити-1, с очень высокой вероятностью является подделкой. Нет никаких сомнений, что все механические повреждения на ее теле возникли отнюдь не в результате каких-то случайных ударов, нанесенных вандалами или природной стихией; их нанес сам скульптор-фальсификатор.

Статуэтка Нефертити-10 Краска на лице выглядит свежей
Уродливые руки сколоты самим изготовителем

Статуэтку Нефертити-10 высотой 40 см нашел Борхардт в доме номер P47.2, т.е. там же, где и голову юной Нефертити-2. В 1920 году Джемс Симон продал ее Египетскому музею Берлина, где она хранится до сих пор под названием «Стоящая-шагающая Нефертити» с инвентарным номером 21263. Немецкие эксперты считают, что ступенька на уровне груди является незаконченным рукавом платья. Дуга, проведенная черной краской чуть выше груди, является границей декольте этого платья. Пусть так, тогда не понятно, зачем проведена аналогичная дуга под животом. Достоверно известно другое: своими нелогичными поступками Борхардт часто морочил людям голову.

Не надо быть профессиональным мастером, чтобы увидеть, что правую руку ваятель начал высекать сразу неправильно: плечо получилось слишком массивным. Эта ошибка не подлежит исправлению, начатую статуэтку надо было просто выбросить. Но, посмотрите, что сделал фальсификатор. Он скачком уменьшил толщину руки, в результате чего образовалась ступенька на уровне груди. Далее мы видим, что он продолжил работать над этой рукой как ни в чём ни бывало. Очевидно, он осознавал, что создает не шедевр, а бутафорское изделие для прикрытия подделок более дорогих в денежном выражении.

Несмотря на старания уменьшить толщину обеих рук, они всё равно получились непропорционально массивными по сравнению с талией. Несколькими ударами зубила фальсификатор полностью срубает правую руку так, чтобы не повредить довольно изящную линию бедра. Уродливое плечевое утолщение левой руки он также аккуратно, чтобы не задеть грудь сбивает своим инструментом. Разумеется, при случайных ударах стихии таких повреждений никогда бы не получилось; вместе с руками пострадала бы грудь и бедра.

Кисть левой руки, как и весь плечевой пояс, сделаны непрофессионалом, по замыслу Борхарта, учеником, чего не скажешь о лице Нефертити-10. Левая кисть, по всей видимости, была высечена столь неудовлетворительно, что ее пришлось полностью срубить. Голову царицы вырезал, конечно, совсем другой человек — учитель, который никогда бы не сделал ошибки, допущенной его учеником, в частности, в области промежности и ниже ее вплоть до сандалий. Похоже, что промежность вытачивал ребенок, не знающий анатомии женского тела.

Нефертити-10 создавали два человека

Нефертити-10 создавали два человека, которых
условно можно назвать учеником и учителем.

Учитель Тутмос, вероятно, немного поработал над грудью и животом, т.е. над областью тела, очерченной верхней и нижней дугами, нарисованными черной краской (краской также испачкана левая грудь). Эти метки приобщают скульптуру Нефертити-10 к скульптуре Нефертити-11 — обе выполнены в рамках одной и той же легенды, придуманной Борхардтом, о метках, адресованных наставником Тутмосом своим неопытным ученикам.

Отверстие на шапке-короне осталось якобы от золотого урея, вырванного вандалами с корнем. Но скорее всего, змею мог неудачно вырезать ученик, от которой учителю пришлось избавиться столь радикальным способом. Это — два варианта сюжетной линии, которые предлагались покупателю на его неудобные вопросы об отверстии. Могло случиться, что Борхардт здесь, вообще, не участвовал, но в любом случае покупка-продажа этой статуэтки проходила на фоне его легенды ученик-учитель.

То, что над Нефертити-10 трудилось два человека, не вызывает никаких сомнений. Этот комбинированный трюк выдает, с одной стороны, коварную, с другой — неумную манеру работы Борхардта. С психологической точки зрения она похожа на то, как археолог подкрасил губы Нефертити-1. Впрочем, этот, как и другие жульнические приемы, вряд ли зародились в голове самого археолога-египтолога. Скорее всего, он просто соглашался с предложениями профессиональных мошенников, с которыми общался в Каире (об этих фактам хорошо известно, о них речь впереди).

Повреждения на ушах и вокруг отверстия закрашены коричневой краской
Грудь Нефертити-10 снизу покрашена более темной краской, имитирующей тень
Шея Нефертити-10 и какие-то швы на ней Набросок рисунка на плече Нефертити-10

Светло-коричневой краской прокрашена вся поверхность скульптуры Нефертити-10, включая сколы на руках, ушах и отверстие на шапке. Таким образом, урей, например, был выломан до покраски всей статуэтки, повреждение верхней части уха или скол на месте соска тоже произошли раньше покраски. Причем шапка царицы до этого была, очевидно, выкрашена в другой, может быть, синий цвет. Вокруг отверстия на шапке она облезла вместе с тонким слоем штукатурки. Коричневая краска не скрыла эти характерные следы облезлости. Можно также заметить, что серьги, шапка за ушами, полоска, закрывающая лоб, нижняя часть груди выкрашена чуть в более темный цвет. Черная краска бровей и ресниц, а также красная краска на губах наложена поверх коричневой краски. На шее имеются странные стыковочные соединения. Любопытно было бы узнать, какова их природа? Что это — следы работы «Тутмоса» или современного реставратора? На правом плече была предпринята попытка сделать какой-то рисунок.

Далее, Борхардт или кто-то из его доверенных лиц, просит покрасить Нефертити-10 с ног до головы светло-коричневой краской, отдельные места довольно неумело и нелогично выкрашены более темной коричневой краской. Например, темнее выкрашена нижняя часть груди и шапки; похоже на то, что художник хотел показать тень. Но этой же краской выкрашены серьги и лента на лбу.

Краска на этой бутафорской скульптуре выглядит свежей, на ней нет следов эрозии и контакта с грунтом. Посмотрите еще раз на Каирскую икону, найденную в гробнице (см. выше) и у вас тут же возникнет вопрос: в какое время ее наложили — сто лет назад или три с лишним тысячи лет назад? Раскрыть эту тайну сможет тщательный физико-химический анализ, в котором музей, увы, никак не заинтересован.

Но давайте попробуем рассуждать с точки зрения эстетики и просто здравого смысла, т.е. закроем глаза на тот очевидный факт, что в таком отчетливом виде краски никогда бы не сохранились — ни на Нефертити-10, ни на головах Нефертити-11, Нефертити-1 и Нефертити-2. Итак, Если художник подкрасил губы, глаза и брови, по логике вещей, он мог бы раскрасить также шапку-корону в синий цвет.

Далее, голова урея оторвана, вместо нее зияет черное отверстие. Но хвост-то змеи остался, его тоже можно было бы выкрасить, например, в желтый цвет. На ушах мы видим серьги, возможно, золотые. Значит, их нужно было «позолотить» хотя бы желтой краской. Далее, на ногах у царицы надеты сандалии, их следовало бы покрасить в какой-нибудь темно-коричневый цвет.

Так почему же художник не воспользовался всей палитрой красок? Да потому что никакой палитры у него под рукой не было. Он развел лишь черный и красный пигмент, которым наносил метки и одновременно раскрашивал губы и брови. Это — первое. Второе — мошенник ленив. Он не станет раскрашивать статуэтку многими красками, как это сделал древнеегипетский мастер, изготовивший статуэтку Нефертити и Эхнатона, которая сегодня находится в музее Лувра (E15593, целиком в двух видах она показана в части 2).

Нефертити и Эхнатон (Лувр) Нефертити из Лувра Эхнатон из Лувра

Железный эстетический принцип: крась всё, либо ничего, среднего не дано. Произведение искусства не может быть наполовину скульптурой, а наполовину живописью. Правильное истолкование этого принципа дает статуэтка Эхнатона и Нефертити из Лувра (E15593). Здесь весь скульптурный материал спрятан под краской. Было бы ошибкой раскрашивать только часть скульптуры, а часть оставлять без покраски, как у статуэтки Нефертити-10. Такая работа оставляла бы впечатление незавершенности.

Незавершенность подделкам Борхардта придает отсутствие зрачков. Сегодня мы к этому привыкли, как привыкли к кубику на голове Нефертити-2 вместо короны. Но древний египтянин, глядя на этот кубик на голове и пустые глазницы, сильно удивился бы. Он посчитал бы это издевательством над царицей. Взгляните на Луврскую царскую пару Эхнатона и Нефертити — это зрячие люди. Отсутствие же у них зрачков тут же сделало бы их слепыми. Между тем, всех своих красавиц Борхардт сделал слепыми.

Обратите внимание, как поблекли краски на этой парной статуэтке. Бровей почти не видно и первоначально цветные украшения совершенно выцвели. Когда-то шапки-короны у царя и царицы были голубыми, сейчас они побелели. А ведь эта пара три с лишним тысячи лет простояла в гробнице. Краски на голове Нефертити, показанной справа внизу, совсем не сохранились или их там никогда не было. Эта Нефертити настоящаяСразу хочется верить, что голова настоящая, хотя, быть может, она ничего общего не имеет с головой реально жившей царицы.

Крась всё, либо ничего — таково требование художественной логики — такой же строгой, как и математическая логика. Посмотрите на царственную пару, хранящуюся в Лувре. Другое дело, если в роли художника выступает скульптор. Мы оказываемся в эстетическом пространстве уже без красок. И не надо думать, что в Древнем Египте этих элементарных вещей не понимали, а в Амарне действовали какие-то смешенные законы, допускающие частичную покраску скульптур. Это — просто не эстетично, что почувствует любой человек, даже не имеющий художественного образования.

Можно придумывать десятки объяснений для столь несуразной покраски Нефертити-10. Но всё встанет на свое место, когда мы вспомним о махинациях Борхардта. Он или кто-то из его компании велел художникам-фальсификаторам подвести ей глаза, брови и губы, чтобы они, как и нелепые красные губы у гранитной головы Нефертити-1, подтверждали единую эстетическую линию, существовавшую якобы в Амарне.

Читатель понимает, что сейчас мы пошли навстречу «глупым египтологам» и сделаем вид, будто искусственность механических повреждений у статуэтки Нефертити-10 не заметили, будто не заметили также, что коричневая грунтовка легла сверху на эти повреждения, а черная краска на коричневую грунтовку. Этих двух накладок достаточно, чтобы объявить Нефертити-10 фальшивой.

Можно сказать иначе, что эта статуэтка подверглась радикальной реставрации, так что все следы времени были уничтожены. В таком случае мы имеем дело не с древним артефактом, а с новоделом, в достоверность которого никто не поверит. Наш умный читатель, должен понимать, что мошенники всегда пользуются самыми элементарными, легко реализуемыми на практике приемами, позволяющими минимальными средствами достичь баснословной выгоды. Покраска всей статуэтки вместе с повреждениями, метки на лице и теле, о которых писал В.В. Солкин, есть наилегчайший прием одурачивания широкой публики.

Честный и трудолюбивый мастер, в какое бы время он ни жил, имеет отличную от мошенников психологию. Даже у начинающего художника вы не найдете чего-то, что в портняжном ремесле называется «белыми нитками», которыми портной делает предварительную наметку. Он не станет показывать «белые нитки», т.е. незаконченные работы, тем более, неудачные. Мы же постоянно видим метки Борхардта, выполняющие функцию «белых ниток», либо неудачные работы, как эта Нефертити-10, которые просто стыдно показывать посторонним людям, тем более, называть гениальными произведениями искусства.

Известняковая голова Нефертити-3а, возможный прототип бюста Нефертити-3

Известняковая голова Нефертити-3а, которая, возможно, послужила Борхардту прототипом для изготовления фальшивого бюста Нефертит-3. Деструкция мягкого известняка столь существенна, что мы едва можем разглядеть исходные контуры скульптурного портрета царицы. Однако рисунок левого глаза и бровей можно видеть довольно отчетливо.

Подводя итог вышесказанному, согласимся: да древние художники Амарны, видимо, раскрашивали свои скульптурные произведения. Определенной иллюстрацией тому является, в частности, голова Нефертити-3а, снятая с пограничной стелы Q, которая почти полностью потеряла свою окраску; видны лишь брови и левый глаз. По прошествии тысячелетий краски, естественным образом, выцветали и полностью исчезали. Облезлые и полинявшие произведения выглядели ужасно. Художественные музеи такие, как Метрополитен, отказывались их покупать в качестве ценных произведений искусств. Этот прискорбный факт толкнул Борхардта на преступление.

Он создал миф о мастерской Тутмоса, чтобы внедрить в сознание людей, будто краски древних мастеров прекрасно сохраняются. Именно он, как археолог, работавший непосредственно в поле, ввел музейных египтологов-теоретиков в заблуждение черными и красными метками, которые якобы оставлял Тутмос своим ученикам. Одновременно Борхардт раскрашивал черной и красной краской, которая использовалась для меток, ресницы, брови и губы скульптур. Подобная раскраска использовалась в так называемых незавершенных работах, которые, однако, выглядели вполне эстетично и, следовательно, могли быть выгодно проданы. Имеется в виду скульптурные работы Нефертити-10, Нефертити-11 и, конечно же, Нефертити-2.

Очень вероятно, что не всё, о чем здесь говорилось, делал один только Борхардт или его компаньоны по криминальному бизнесу. В то время на рынке подделок действовало несколько мелких и крупных жуликов. Одним из них был известный дилер фальшивой продукции по имени Мансур. Он тоже, как и Борхардт, удачно спекулировал на образах Нефертити. В следующей части рассказывается, какими приемами пользовался этот знаток древнего искусства и что именно он продавал музеям.

Часть 4. Слепые дочки-близнецы от Нефертити

Настоящий художник испытывает огромное наслаждение от поиска новых форм. Ему не интересно копировать чужие произведения искусства. Так поступают разве что новички. Другое дело мастера-виртуозы, изготовляющие копии-подделки. Они, напротив, стараются как можно точнее воспроизвести оригинал, а свою порцию удовольствия получить от заработанных таким путем денег.

На рынке фальшивых артефактов конкурентом Борхардта выступал Мансур (Mansoor). О нем самом подробно поговорим позже, а сейчас отметим, что его ходовым товаром тоже были в основном дубликаты археологических находок. Наибольшей известностью до сих пор пользуются его рельефные подделки с двумя дочерями Нефертити и Эхнатона, показанные ниже.

Две царских дочери (рельеф 1)
Две царских дочери (рельеф 2)
В коллекцию Мансура входили два рельефных рисунка,
сделанных с известной фрески, которая условно называется
«Две дочери Нефертити и Эхнатона». 

Две дочери Нефертити и Эхнатона (подлинник)
Фреска «Две дочери Нефертити и Эхнатона»
(подлинник, фрагмент, Каирский музей)

Две дочери Эхнатона и Нефертити (копия)
Фреска «Две дочери Нефертити и Эхнатона» 
(копия, ч/б фото, Ashmolean Museum, Oxford)

Рельефы Мансура выполнены из искусственного известняка, так что в их фальшивости можно не сомневаться. Но давайте поищем другие признаки фальшивости помимо материальных. С этой целью обратим внимание читателей на тот факт, что имеется две фрески — подлинник и его копия; последняя хранится в Оксфорде. Причем фотографии копии распространены в Интернете гораздо шире, чем оригинала (на него можно посмотреть в англоязычной Википедии). Далее замечаем, что подлинник немного отличается от копии, в частности, прорисовкой ноги, которая ниже показана отдельно.

Прорисовка ноги (фрагмент подлинника) Прорисовка ноги (фрагмент копии) 
Подлинник (он слева) отличается от копии
(она справа) различной прорисовкой ноги.

На обоих поддельных рельефах Мансура указанная прорисовка ноги аналогична прорисовке копии. Кроме того, кисть правой руки, лежащая на подушке, тоже соответствует кисти копии. Отсюда следует вывод: рельефные рисунки из коллекции Мансура являются подделками, поскольку они сделаны не с оригинала, когда-то находящегося в опочивальне Нефертити, а с копии фрески, снятой Ф. Питри и хранящейся сегодня в Оксфордском музее.

Однако мы не станем останавливаться на достигнутом и пойдем дальше, чтобы понять психологию типичного фальсификатора. Предположим, что резчик по камню имел дело не с фреской-копией, а с фреской-оригиналом. Можно ли и в этом, казалось бы, безнадежном, случае установить, что изготовлена фальшивка?

Ответ: да, можно, хотя этот вывод будет выглядеть не на все сто процентов, как в предыдущем случае. Вероятно, для вынесения обвинительного приговора фальсификатору судья посчитает его не достаточно доказанным. Однако для покупателя, рискующего своими кровно заработанными деньгами, он окажется вполне убедительным. Ему нужно только объяснить, что фреска «Две дочери Эхнатона и Нефертити», является крохотным фрагментом большой росписи, часть которой показана ниже.

Фото цоколя (1931). Копия цоколя, сделанная Ф. Питри (Flinders Petrie)
Две дочери как фрагмент большой росписи

Вверху фотография с раскопок царского дома (1931), спальные покои Нефертити, где виден цоколь стенной росписи; цветная копия цоколя сделана Ф. Питри (F. Petrie). Далее, мы видим фото самого Ф. Питри, которое дано здесь для сравнения с фрагментом фрески «Две дочери» размер 30 × 40 см (фото из [2]). В самом низу приведен фрагмент дворцовой фрески побольше. На нем мы видим изображения полностью уцелевших от разрушений двух дочерей — Нефернефруатон-Ташерит (1344) и Нефернефрура (1341); от трех старших дочерей — Меритатон (1356), Мекетатон (1349) и Анхесенпаатон (1348) — остались только три пары ног. К сожалению, из-за сильного разрушения мы не видим царя и царицу, а также шестую, самую младшую дочь, Сетепенра (1339), которую отец держала на своих руках.

Реконструкция части настенной росписи

Здесь реконструирована примерно половина этой большой настенной росписи. Найденные при раскопках куски штукатурки с остатками картины свидетельствуют, что справа, напротив Нефертити, обнимающей трех старших дочерей, восседал Эхнатон. Он держа на руках, одновременно лаская и целуя, шестую, самую младшую дочь. Картина воспевала крепкую и нерушимую любовь внутри царской семьи. Следует, однако, заметить, что все стены дворцов, храмов, административных зданий, а также стены скальных гробниц и просто жилых помещений знатных амарнцев (т.е. это несколько тысяч квадратных метров поверхности) были расписаны прекрасными картинами. Но из всего этого художественного богатства уцелели только ничтожные крохи. Приведенный фрагмент с двумя царскими дочками сделался в начале прошлого столетия очень модным в светских кругах, повально захваченных египтоманией. Естественно, мошенники воспользовались моментом, изготовив десятки, если не сотни, подделок сестер-близняшек с дынеобразными головами.

Уже сам факт копирования должен вызывать у потенциального покупателя подозрение. Чаще всего копируют для продажи. Если копируется не все полотно, а только его небольшая часть, подозрение усиливается. Почему художник взял именно этот фрагмент, ведь он видел всю картину целиком? Значит, он ее целиком не видел, взял то, что сохранилось после разрушения и на текущий момент пользуется наибольшим спросом. Между тем, разрушена подавляющая часть всех когда-либо существовавших расписных площадей, так что любой фрагмент копирования древних фресок выбран наверняка в наши дни.

Резчик изготовил два рельефа, очевидно, в надежде, что они окажутся в руках разных покупателей. Совпадение сюжетов, естественно, вызовет подозрение. Впрочем, и сами изделия безотносительно, что на них изображено, вызывают вопросы, например, такой. Почему художник не изобразил дочерей на каменном блоке строго прямоугольной формы?

По-видимому, отломанные края должны указывать на механическое повреждение более обширных рельефов. Итак, перед нами два осколка, имеющих какие-то продолжения. Но у верхнего осколка это продолжение может располагаться с левой стороны, у нижнего — с правой. Следовательно, само расположение обломанных краев с двух взаимно противоположных краев исключает какое-либо продолжение сюжета. Тогда, зачем нужно было обламывать края?

Ответ очевиден: для создания иллюзии, будто эти артефакты найдены в развалинах древнего города. Точно таким же мотивом руководствовался Борхардт, когда обламывал края ушных раковин у бюста Нефертити-3. Любое повреждение создает у дилетантов впечатление старины.

Царская дочь в полный рост Голова царской дочери

Царская дочь (подлинник). У нарисованных глаз имеются зрачки. Видны следы эрозии на камне, причем эрозия затронула и краску, которой нарисованы глаза и брови. Наличие нескольких осколков у этой скульптуры ребенка также добавляет уверенности в ее подлинности.

В Амарне была найдена расколотая на несколько частей статуя одной из царских дочерей (фото вверху). Ее подлинность не вызывает сомнений в виду сильнейших следов эрозии, которые вполне соответствуют аналогичным следам, оставленным на голове Нефертити-1 (фото внизу слева). Эта голова является лишь частью большой парной композиции Нефертити и Эхнатона (фото внизу); куски от нее Борхардт выбросил в мусорную кучу. Но именно наличие этих осколков делает неоспоримым факт подлинности головы Нефертити-1 (более подробно об этом читайте в первой части).

Парная скульптура (вид спереди) Скульптуры Нефертити и Эхнатона (вид сбоку)
Композиция царской четы Нефертити и Эхнатона (подлинник).

Нефертити-1Такую же уверенность в подлинности артефакта сообщают нам осколки скульптуры царской дочки. Мы видим нарисованные глаза, но в отличие от подделок Борхардта, они имеют зрачки, т.е. девочка получилась зрячей. Головы Нефертити-2, Нефертити-10 и Нефертити-11 слепы, что в корне противоречит древнеегипетской традиции. Присмотритесь внимательно к голове девочки, эрозия затронула и краску: краска не выглядит свежей.

Но у Нефертити и Эхнатона было шесть дочерей, которые нарисованы на фреске в спальне царицы. Две дочери, ласкающие друг друга — это, очевидно, Нефернефруатон-Ташерит (1344) и Нефернефрура (1341). От трех старших дочерей — Меритатон (1356), Мекетатон (1349) и Анхесенпаатон (1348) — остались только три пары ног. Изображения отца и матери, сидящих по разные стороны от пятерых детей, а также шестой дочери, Сетепенра (1339), которую мать держит на руках, разрушились на мелкие кусочки (их изображения восстановлению не подлежали).

Описание всей фрески (ее фото см. выше) Ю.Я. Перепелкин дал такое: «В дворцовом покое сидит на скамейке царь, а у его ног на большой подушке — царица. Рядом одна маленькая царевна ласкает другую. Три царевны постарше стоят между родителями, и одна из них заигрывает с малышкой, которую держит мать» [13].

Эхнатон (Akhetaten), Нефертити (Nefertiti), Меритатон (Merytaten), Мекетатон (Meketaten), Анхесенпаатон (Aknkhesenpaaten)

Знаменитая Берлинская икона (или домашний алтарь) с изображением Святого семейства. Традиционно делается следующая идентификация. Эхнатон целует Меритатон (ее год рождения 1356 до н.э.). На коленях у Нефертити сидит Мекетатон (1349). Анхесенпаатон, самая младшенькая дочь (1348), сидит на плече Нефертити. Считается, что к моменту изготовления этого рельефа три других младших дочери — Нефернефруатон-Ташерит (1344), Нефернефрура (1341) и Сетепенра (1339) — умерли от чумы. Но для такого вывода нет никаких оснований. На рельефе, скорее всего, изображены три младших дочки.

Почему-то считается, что на Берлинской и Каирской иконах (домашних алтарях), показанных здесь и ниже, изображены три старшие дочери — Меритатон, Мекетатон и Анхесенпаатон. Однако для такого утверждения нет веских оснований. На фреске из спальни царицы прекрасно видно, что три старшие дочери уже выросли (они стоят), а вот три младших дочери находились как раз в том нежном возрасте, в котором мы видим их на Берлинской и Каирской резьбе.

Надо полагать, что иконы и фреска в спальне царицы появились примерно в одно время, с разницей не более 4-6 лет. Вряд ли тяжелые каменные блоки с резьбой везли из старой столицы; их, конечно, изготовили на месте. А это значит, что к моменту изготовления икон три старших девочки уже выросли; следовательно, на иконах изображены три младших дочери — по-другому быть просто не может.

Глядя на рост дочерей можно произвести следующее ранжирование по времени. Раньше всего появилась Берлинская икона, приблизительно, на 8 году правления Эхнатона. На 9-10 году его правления вырезали Каирскую икону. Фреску в спальне царицы расписали в 12-14 году. Вскоре после этого три младших дочери умерли от чумы или другой инфекции. Вероятно, гневливый и набожный Эхнатон обвинил в гибели детей свою жену, поскольку именно она отвечала за их благополучие в царском доме (см. раздел Нефертити — адекватный образ). Это, в свою очередь, повлекло отстранение ее от всех общественных и религиозных дел.

Эхнатон, Нефертити и три дочери. Каирский музей

Каирская икона, найденная в одной из гробниц Амарны. На ней изображены Эхнатон, Нефертити и три дочери. Традиционно считается, что Эхнатон подает серьгу старшей дочке Меритатон. На 15 году правления отца она была выдана замуж за своего брата Сменхкара. Средняя дочка, Мекетатон (она умерла молодой), стоит на коленях у Нефертити с протянутой руку к подбородку царицы. Анхесенпаатон сидит на коленях у Нефертити (позже она выйдет замуж за Тутанхамона). Однако это распределение имен ошибочно. На иконах запечатлены три умерших дочки.

Также абсолютно безосновательно считается, что двух дочерей, ласкающих друг друга, зовут Меритатон и Мекетатон. Это невозможно, поскольку все три старшие дочери стоят, следовательно, в сидячем положении могут находиться только Нефернефруатон-Ташерит и Нефернефрура (самая младшая дочь, Сетепенра, находится на руках матери).

В общем, с именами создалась путаница. Но как бы там ни было, на официальных иконах фигурируют чаще всего три дочки. Их постоянно воспроизводили также на стелах, в гробницах и в царских покоях. «Святое семейство» без двух средних дочерей, кажется, теряло всякую святость.

И вот фальсификаторы решили изготовить головы еще двух недостающих дочерей. Эти головы высекались абсолютно одинаковыми и, чтобы их можно было как-то различить, к ушам второй дочери приделали серьги (у первой их нет). Тут же возникает вопрос: а куда подевались туловища от этих голов? Шейные шипы имеются, значит, должны быть и соответствующие им гнезда в туловищах. Как мы увидим ниже, голов на продажу наделали массу, а туловищ под них или хотя бы каких-то временных подставок, не сделали ни одной. Кто после этого поверит в их подлинность?

Голова Мекетатон Голова Анхесенпаатон

Перед нами две царские дочери или два варианта одной Нефертити? Если дочери, то какие? Скульпторы, изготовлявшие эти головы в конце 19-го и в начале 20-го века в массовом порядке, не мучились подобными вопросами. Их цель — подороже продать свой товар. Какую при этом они сочиняли легенду — дело десятое.

Так как лица выглядят не по-детски, эти головы иногда приписывают Нефертити. На шее черной краской скопированы шейные складки, свидетельствующие о зрелом возрасте женщин (они есть на некоторых фресках и рельефах). Это, конечно, ошибка фальсификатора: уж если наносить на шею складки, их надо было вырезать, а не рисовать на камне. Далее, заметьте, две практически идентичные фигуры не имеют следов эрозии, а камень выкрашен свежей темно-коричневой краской. Внутри и около уха, а также в других углублениях и почти вся шея прокрашены слабо, чтобы создать иллюзию выветривания.

Свежая краска на камне

Здесь отдельно показана бровь, обводка глаз и две полоски между носом и верхней губой одной из голов. Можно видеть, что черная и темно-коричневая краска настолько глубоко пропитала пористую поверхность камня, что всякое упоминание о наличии тысячелетней эрозии становится неуместным.

Присмотритесь внимательно, как легла черная краска на коричневую, а та на камень. С помощью толстой кисти брови и ресницы обведены свежей черной краской, замешанной на саже, Нефертити-11(сажа, как и уголь, дает характерный металлический блеск). Между кончиком носа и верхней губой тонкой кистью прочерчены две короткие черты, как у другой скульптурной подделки Борхардта, Нефертити-11 (она справа). Кончик носа, щеки, лоб и другие части головы прокрашены настолько хорошо, что коричневая краска заполнила все поры, имеющиеся на поверхности камня. Естественно, что ни о каком следе тысячелетий здесь не может быть и речи.

Мы уже знаем, что характерной чертой любого фальсификатора является его низкий творческий потенциал. Он практически не способен создать новую форму и не стремиться к этому. Заказчик говорит ему: «Скопируй это»; тот начинает копировать, не задумываясь, что кто-то уже выполнил аналогичную работу. Успешная продажа копии толкает заказчика на изготовление всё новых и новых копий.

Продажа одинаковых скульптур разным покупателям сулило ту же выгоду, что и продажа разных скульптур. Но разве можно себе представить, что все шесть царевен были на одно лицо. Может быть, ученикам Тутмоса позировала одна и та же царская дочка? Полюбуйтесь на это обилие одинаковых голов (см. рисунки ниже). Только одинаковыми они выглядят на первый взгляд. Если к ним присмотреться, можно заметить применение самых различных приемов «старения» скульптур.

Две пары царских дочек-близнецов

Две почти одинаковых пары царских дочек-близнецов, хранящихся в Каирском музее. Есть ли среди них хотя бы одна подлинная скульптура? Ни одной, все были сделаны на продажу по одному удачно проданному образцу. Чаще всего говорили о двух дочерях, изображенных на фреске в спальне Нефертити. Поэтому в комплект для продажи шли две одинаковых головы, различающихся наличием или отсутствием сережек. Каирский музей зачем-то приобрел два комплекта голов явно кустарного производства.

На этом рисунке к двум уже рассмотренным головам добавлена еще пара голов из Каирского музея под номерами XIR 160148 и XIR 97985. За внешним сходством голов, они заметно отличаются в деталях от первой пары. Так, обводка глаз и бровей у второй пары сделана менее насыщенной черной краской, чем у первой.Нефертити-2Слабая насыщенность сравнима по консистенции с черной краской на бровях и ресницах Нефертити-2 (см. подраздел в третьей части). У головы без сережек имеются какие-то черные пятна на затылке и в височной области (см. самая нижняя голова). Никаких черных пятен на головах второй пары нет, зато есть повреждение всей левой части лица в виде широкой шероховатой полосы. И вообще, вся поверхность правой скульптуры отшлифована заметно хуже, чем левой, что, видимо, должно создавать эффект выветривания.

Раньше мы отмечали две черные полосы на обеих шеях дочерей, здесь их не видно, зато видна одна белая складка, свидетельствующая, скорее, о сломе шеи, чем о художественном приеме. Если поставить все четыре головы рядом, наверное, найдутся какие-то другие отличия, например, у первой пары голов губы выглядят более пухлыми, а глаза более узкими, чем у второй пары. Обе пары голов считаются, очевидно, подлинными — иначе, зачем бы Каирский музей держал их у себя.

Слепая дочкаЗрячая дочка
Слепая Нефертити-10Зрячая Нефертити-10
Слепая и зрячая голова незаконченной Нефертити (Эхнатона)
Слепая Нефертити-11Зрячая Нефертити-11 
Все левые головы выглядят слепыми, правые — зрячими.

Все четыре головы имеют один характерный признак. У нарисованных глаз отсутствуют зрачки (художественный стиль, навязанный Борхардтом), что древние египтяне должны были истолковать как слепоту. Можете ли вы себе представить, дорогой читатель, как выглядели бы статуэтки Тутанхамона и его золотая маска, если бы их лишили зрачков? Вот, посмотрите, примерно так:

Зрячая и слепая маска Тутанхамона
Зрячий Тутанхамон-1Зрячий Тутанхамон-2Зрячий Тутанхамон-3 
Слепой Тутанхамон-1Слепой Тутанхамон-2Слепой Тутанхамон-3

Статуэтки Тутанхамона и золотая маска, найденные в его гробнице, все имеют полноценное зрение. Отсутствие зрачков трактовалось бы не иначе, как отсутствие глаз у царя, т.е. это означало бы его слепоту. Художественная «слепота» Борхардта передалась его подделкам: многие из них не имеют зрачков.

Дотошный читатель, непременно, задастся вопросом: «В мире существует только четыре "подлинных" скульптурных портрета, которым чаще всего присваивается имя Меритатон, или имеются и другие головы?»

Голова царской дочери А
Та же голова А       Голова Б 
Голова В Голова Г 
Голова Д Голова Ж Голова Е 
Голова З Голова И Голова К

В фильме [1] показано, как Борхардт бережно достает из песка голову дочери Нефертити (см. самое верхнее фото, ниже слева эта голова показана в удобном ракурсе). Именно эту контрафактную продукцию летом 2009 года привозили из Берлина в Санкт-Петербург для показа на выставке «Прекрасная пришла» вместе с двумя головами Нефертити-1 и Нефертити-2. Особенно большой урожай на головы дочерей собрал Мансур — все, конечно, фальшивые. Они больше походят на головы гуманоидов, летающих на НЛО.

Благодаря Борхардту у Нефертити появилось десятки, если не сотни дочек. Предприимчивые псевдо-Тутмосы изготовление продолговатых голов, скопированных с фрески из царского дома, поставили на поток, причем все они оказались слепыми и все принадлежали дочкам-близнецам. Так, например, Мансур изготовил их в таком количестве, что их хватило бы на все музеи мира, если бы директора этих почтенных заведений однажды не спохватились. Ну, а те из них, кто уже приобрел фальшивку, сегодня заявляют, что именно в их музеях находятся самые подлинные артефакты.

 
 
 

Прекрасная ли пришла?

Летом 2009 года в Санкт-Петербург на выставке «Прекрасная пришла» выставлялись на всеобщее обозрение четыре головы из Египетского музея Берлина: Голова Амасиса VI века до н.э., которая сейчас нас интересовать не будет, юная и зрелая Нефертити, которые рассматривались в предыдущих частях данной статьи, и «голова царевны, дочери Эхнатона и Нефертити» — так она была представлена. Теперь позвольте спросить, а какая именно из дочерей Эхнатона и Нефертити демонстрировалась на этой выставке?

М.Б. Пиотровский и А.О. Большаков 
Директор Эрмитажа М.Б. Пиотровский и
А.О. Большаков (в серебристом костюме) на
открытии выставки "Прекрасная пришла"
23 июня 2009 года

Этот вопрос далеко не праздный, как мы убедились выше, ибо настоящий мастер Амарны, непременно, нашел бы различия между дочерями, если бы видел их живьем. Голова царской дочери (подделка)Но подельщик 20-го столетия исходил из уцелевшего фрагмента фрески «Две дочери Нефертити и Эхнатона», где они плохо прорисованы и очень похожи друг на друга. На Берлинском, Каирском и прочих иконостасах тоже невозможно разглядеть детали. Торговцу, продавшему Каирскому музею четыре головы различающихся только серьгами, чрезвычайно повезло. Он мог бы заработать еще больше, если бы продал шесть или восемь подобных голов тому же музею. Руководству Берлинского музея, возможно, тоже предлагали купить головы дочек с серьгами и без оных, но скептически настроенный директор отказался от сделки после того, как приобрел одну вот такую «дыню».

Голова царской дочери (подлинник)То, что на Санкт-Петербуржской выставке экспонировалась фальшивка, наш читатель уже догадался — ведь ее лысый череп блестит как биллиардный шар (см. фото слева). Можно себе представить, как выглядел бы он, сделанный из песчаника — по сути, из спрессованного песка — после 33-х веков пребывания в песке же. Достаточно посмотреть на череп скульптуры дочки, от которой нашлись бедра (см. фото справа). Но сейчас нас больше интересует другая материя, более тонкая и совсем не физического свойства. Разговор пойдет об эстетике голов.

В начале 20-го века торговцы антиквариатом придерживались мнения и усиленно его навязывали покупателям, что искусство Амарны выделяется особым стилем, радикально отличающимся от древнеегипетской традиции своим реализмом. Борхардт, как мы уже знаем, особо подчеркивал необыкновенную красоту Нефертити, что на самом деле не приближало, а отдаляло ее от реальности. Это утверждение выводилось им из прямого перевода ее имени — Прекрасная пришла — название Санкт-Петербуржской выставки 2009 года. Была ли она действительно прекрасной — никто не знает, но этот тезис постоянно проговаривается, как только речь заходит о Нефертити.

Если считать Эхнатона красавцем, то с эстетической точки зрения и судя по дошедшим до нас образам, Нефертити-1она вполне соответствовала ему. Но если быть реалистом и не считать мужа Аполлоном, то и жена окажется далеко не Афродитой.

Всё это, разумеется, досужие разговоры, основанные на субъективном восприятии образа. В этом отношении рекомендуем читателям ознакомиться с «объективной» красотой Джоконды и с «субъективным» восприятием ее А.Ф. Лосевым. Наша сегодняшняя задача лежит в плоскости объективных категорий, к которым мы немедленно и переходим.

Древнеегипетское слово Нефер — прекрасная, красивая, прелестная — входит и в первоначальное имя Эхнатона — Нефер-хеперура, которое дали ему родители. Могли ли они знать, каким красавцем вырастит их сын лет через 20-30? Конечно, нет. Включая в его сложное имя словоНефер, они просто руководствовались обычаем. В то время очень часто в имена людей включали это замечательное слово. В частности, и сын Эхнатона, Сменхкара, который короткий период правил страной сразу после естественной или насильственной смерти отца, получил при рождении имя Нефер-нефру-Атон.

Примечание. Здесь мы используем «школьную» запись имен, рассчитанную на очень широкую аудиторию неподготовленных читателей и сильно отличающуюся от системы, которой, например, пользовался профессиональный египтолог Ю.Я. Перепелкин [12], [13]. Каждый специалист-лингвист, как правило, пользуется своей индивидуальной системой записи и огласки древнеегипетских слов и не признает чужие. Перепелкин здесь не был исключением. Непрофессионалам же нужно только напомнить, что имя Сменхкара, как и большинство древнеегипетских имен и вообще слов, имеет множество вариантов написания и произношения на русском языке, например, Семнеккара.

Далее, полезно ознакомиться с содержанием раздела Нефертити — адекватный образ, который написан по первой главе книги Перепелкина [13]. В ней советский египтолог, в частности, писал: «Высказывалось мнение, что Нефертити — переименованная Тадухепа. В подтверждение иноземного происхождения царицы ссылались на самое ее имя, поскольку «Нефертити» значит «прекрасная пришла». Но имя тут, конечно, ни при чем, потому что его носили в те времена многие египтянки. Отмеченное же сходство Нефертити с Аменхотепом IV никак не вяжется с иноземным происхождением». Перепелкина считал их близкими родственниками.

Имя Нефер-тити было получено женой Эхнатона при рождении. Естественно, ее родители не могли знать, как она будет выглядеть, когда станет взрослой женщиной. Нефертити-2Возможно, девочка родилась некрасивой; и вот, ее родители для своего же успокоения вложили в имя смысл-надежду: мол, со временем все сгладится и дитя будет такой же привлекательной и обаятельной девушкой, как многие другие ее сверстницы.

Нефертити двух своих дочерей тоже назвала именами, включающими слово Нефер. Мы их уже называли: это — Нефернеферура и Нефер-неферуатон-Ташерит; первая умерла примерно в 3-летнем возрасте, вторая — в 6-летнем. Супругу и одновременно брата первого царя Нового царства звали красивым именем Нефер-тари — Самая прекрасная. Но так как в 19-й династии появилась еще одна Нефер-тари, жена Рамсеса II, то первую стали называть Яхмос-Нефер-тари, вторую — Нефер-тари Меренмут — возлюбленная Мут.

Еще одна, менее знаменитая Нефер-тари была дочкой царя Тутмоса IV. А дочками царя Тутмоса II и царицы Хатшепсут стали Нефер-ури иНефер-убити. Эти имена, как видим, тоже включают слово Нефер. Тутмосы принадлежали 18-й династии, а бабку царя 17-й династии, Таа II Секененра, звали Нефер-у. И снова зададимся тем же вопросом: означает ли это, что все эти женщины были красавицами? Разумеется, нет. Так надо ли удивляться тому, что жену Эхнатона по аналогии со всеми прочими именами назвали Нефер-тити?

Нефертити-3Слово Нефер очень старое, следовательно, имеет множество значений, в том числе, самых обобщенных и отвлеченных. Не будет большой ошибкой, например, перевести имя Нефертити, как Прекрасное грядет или Прекрасное явилось в абстрактном значении этих словосочетаний вроде наступления Светлого будущего или Рая на земле.

Как бы там ни было, в расцвете сил Нефер-тити звали уже точно так же, как и Сменхкара — Нефер-нефру-Атон, что можно перевести тавтологией: Прекрасная прелесть Атона. Таким образом, акцент, связанный с прилагательным прекрасная, с субъекта-носителя сместился на объект, бога Атона.

На основании одинаковости первого имени Сменхкара и второго имени Нефертити можно признать высокую вероятность того, что Сменхкара и Нефертити на самом деле одно и то же лицо — Нефертити. Великая Жена Царя могла занять место мужа. Никакого Сменхкара, информация о котором до крайности скудна, никогда не существовало. Последующая пертурбация исторических событий, тесно связанная с подменой имен, спутала все карты.

Нефертити-4Имеется и смешенная версия, согласно которой Нефертити (Ankhkheperure) правила с 1341 по 1337 год, а Сменхкара (тоже Ankhkheperure) — с 1337 по 1336 год. Таким образом, Эхнатона умертвили раньше, году в 1341-м. Может быть, Нефертити и Сменхкара, как верных последователей зловредного атонизма, фиванское жречество не считало за подлинных царей, поэтому их имена старалось стереть из памяти людской. Стали говорить, что за правлением Эхнатона (1352/1 — 1336) сразу шло правление Тутанхамона (1336 —1327).

Сейчас мы вступили на очень зыбкую почву бесконечных споров о семейных отношениях внутри царской семьи и о роли ее отдельных членов в истории 18-й династии Нового царства. К этой проблеме мы еще вернемся, а пока процитируем Перепелкина. Он перевел множество надписей на солнцепоклоннических памятниках, которые «непрестанно восхваляют обаяние Нефертити и ее способность внушать любовь к себе. Нефертити-5Она — "прекрасная ликом, приглядная в головном уборе из высоких двух перьев", "умиротворяющая Атона голосом сладостным, своими руками приглядными с гремушками", "сладостная голосом во дворце" и вообще "та, слыша голос коей, ликуют". Она — "владычица приязни", "сладостная любовью", "большая любовью", "большая любовью в доме Атона". "Восходит Атон, чтобы дать ей пожалование (т. е. благорасположение), умиротворяется (садится за горизонт) он, чтобы умножить любовь ее (т.е. к ней)". Она не только "великая жена царя, возлюбленная его", но и "любимая владыки обеих земель", "та, образом коей доволен владыка обеих земель", "омывающая (т. е. радующая) сердце царя в доме его, та, сказанным коей, всем довольны"» [13].

Тем не менее, эти лесные кивки в ее адрес во многом являлись всего лишь данью уважения Великой Жены Великого Царя. Но Борхардт подчеркивал и усиленно продвигал в массы идею о неземной красоте египетской царицы, хорошо осознавая, что продать симпатичную женщину получится намного дороже, чем несимпатичную. Так на свет появляется головка смазливой «девушки по вызову», которую окрестили «юной Нефертити-2» и более строгий цветной бюст Нефертити-3. Нефертити-6В то время никто особо не задумывался об отсутствии исторических аналогов. Напротив, в светских кругах высшего общества подчеркивалась мысль об исключительности этих изделий. Ну, как же, их автором был гениальный Тутмос, который как будто бы свалился с Луны и ни дня не прожил в Древнем Египте.

К слову сказать, в начале века его имя в среде серьезных египтологов и археологов даже не называлось, как, впрочем, и имя самого Борхардта, придумавшего сказку об удивительном скульпторе. Гастон Масперо, например, пишет, что «фараон собрал несколько лучших художников, которых разыскал в Фивах, поставил над ними руководителя по имени Бауки (Bauki)» «Бауки принадлежал семейству художников, и его отец, Мани, перед ним тоже занимал пост руководителя корпорации скульпторов» [5]. Причем Масперо говорит о «некотором преувеличении их новизны и художественного таланта», которое приписываются им некоторыми египтологами. Более подробно позиция Масперо на этот счет изложена ниже. По поводу «гениального скульптора», придуманного Борхардтом, лучше всего прочесть подраздел А был ли Тутмос?, где цитируется точка зрения Перепелкина, изложенная в его книге [13].

Нефертити-7В связи с широким распространением спекуляций Борхардта нужно напомнить следующие факты. Столицу Нижнего Египта до сих пор называют греческим словом Мемфис, но сами-то египтяне называли ее Мен-Нефер. Основным богом Мен-Нефера в 27-22 вв. до н.э. был Птах — первоначально покровитель только ремесел, в основном, строительных. Ответственное лицо духовенства, связанное с этим культом, одновременно являлось начальником всех ремесленников. Именно он вдохновлял своими пламенными проповедями строителей пирамид на великие свершения. Пирамиды царей, возведенные в окрестностях Мемфиса, назывались по образцу: Мен-Нефер-Пепи, т.е. пирамида царя Пепи I.

Впоследствии полномочия Птаха сильно расширились, например, одной из его ипостасей становится священный бык-производитель Апис. Может быть, поэтому у Птаха появился сын по имени Нефер-тум, отвечающий преимущественно за строительство. Этим же именем наградили и легендарного архитектора Древнего Египта, Имхотепа, построившего погребальный комплекс Джосера в Саккаре.

Нефертити-8В результате смешения функций местных богов, особенно главных, роль Птаха взяли на себя другие боги, в частности, Осирис. Людям, даже мало знакомым с пантеоном египетских богов, не нужно объяснять его полномочья, сравнимые с полномочьями греческого Зевса и римского Юпитера. Однако в связи с поднятым здесь вопросом будет нелишне напомнить, что его вторым наиглавнейшим именем является Ун-Нефер, что можно было бы цветисто перевести как «вечно пребывающий в своей прекрасной сущности». Нефертити-9Как учит Книга мертвых, владыка загробного мира, Ун-Нефер, взвешивал на своих весах сердца умерших: достойны ли они райской страны Нефер-Аменти — Прекрасного Запада, где за горизонтом хоронится Солнце.

Таким образом, Нефер — это наиважнейший предикат всякой производительной и одновременно рассудительной мощи древнеегипетского мира. Поэтому он входит в имена многих египетских царей, начиная с Древнего царства. Сейчас мы их перечислим, при этом нужно иметь в виду следующее: первое имя официальное, второе первоначальное, данное при рождении царя; оно без номера и поэтому может повторяться несколько раз, как, Нефертити-10например, имя Нефер-кара; встречаются цари и с тремя именами, как у Эхнатона; число в скобках указывает номер династии.

Итак, начинаем перечислять: Нуб-Нефер (2), Нефер-кара (3), Нефер-иркара Какаи (5), Ра-Нефер-еф (5), Нефер-ифра (5), Нефер-ка (6), Нефер (6), Нефер-кара II (8), Нефер-кара III (8), Нефер-камин I Снеферкар (8), Нефер-кара V Тереру (8), Нефер-кахор (8), Нефертити-11Нефер-кара VI Пиописенеб (8), Нефер-камин II Ану (8), Нефер-каура (8), Нефер-каухор Хуахапи (8), Нефер-иркара II (8). В приведенном списке пропущен Нефер-кара IV, который принадлежал 10-й династии (он найден был позже) и еще один Нефер-кара по рождению правил в 9-й династии.

Далее: Себекхотеп IV Кха-Нефер-ра (13), Хасехемра Нефер-хотеп I (13), Ме-Нефер-ра Аи (13), Нефер-хотеп III (16) Эхнатон Аменхотеп IV Нефер-нефруатон (18), либо Семнеккара Нефер-нефруатен, либо Нефер-нефруатен Нефер-тити (18), Рамзес IX Нефер-кара Сетепенра (19), Аменемнису Нефер-кара (21), Шабака Нефер-кара (25), Нефертити-12Тахарка Кну-Нефер-темра (25), Псамметих II Нефер-ибра (26), Нефер-ит I и Нефер-ит II (29).

Итого, три десятка царей, имеющих в имени слово Нефер. Все они были прекрасны собой? Вряд ли, скорее всего, мы имеем дело с прекраснымэпитетом, который можно с гордостью носить, и не более того. Добавим к сказанному, слово Нефер часто встречается в гробницах: известны усыпальницы вельмож по имени Нефер, Нефер-сешемс, Перен-Нефер, Нефер-ибрасанейт и т.п.

 
 
 

Круглолиции физиономии царского двора 18-й династии

Основатель 18-й династии Яхмес I (Небпехтира)Основателем 18-й династии, собственно, всего Нового царского дома был Яхмос I Небпехтира (1550—1525). Он прославил свое имя тем, что освободил Египет от гиксосов (кочевые племена семитов, проживавшие в Палестине), которые, Яхмес I (Ahmose I)начиная с 16 века до н.э., хозяйничали в стране, особенно в Дельте Нила. Здесь они построили столицу своей обширной империи, город Аварис, откуда делали набеги на города Верхнего Египта. Фиванские цари 17-й династии Таа I, Таа II Секененра и Камосе Ваджкхеперра (1555—1550) вели себя мужественно, но ничего не могли сделать для освобождения страны от захватчиков. Яхмос проник не только в их цитадель на Ниле и освободил от иноземцев Нижний Египет, но и совершил несколько успешных походов в Палестину, Сирию и Финикию, где окончательно разрушил гиксосский военно-государственный союз, господствовавший на обширных территориях Ближнего Востока.

Аменхотепе I (Amenhotep I)Яхмос-Нефертари была регентшей, при малолетнем Аменхотепе I Джесеркара (1525 – 1504). Не столько сын, сколько его мать, продолжила активную военную политику мужа. С целью расширения границ Египта Аменхотеп на 8-м году своего правления направил войска в Нубию (там находились золотые прииски, nub — золото), а позже в Ливию и Сирию. Он правил 20 лет, не оставив после себя преемника. Тогда мать, Яхмос-Нефертари, возвела на трон своего зятя Тутмоса I Аахеперкара (1504—1492), супруга своей дочери Мутнафрут. После смерти Аменхотепа в Нубии начались волнения; возникла опасность ее потерять.

Тутмос I (Thutmose I or Totmes I)Два года Тутмос I готовился к походу, учил солдат воевать и, наконец, вооруженная до зубов армия двинулась на север. В ходе упорных боев она усмирил эту страну, где для большей безопасности построил военные заставы. После Тутмос I совершил длительный азиатский поход вплоть до Митанни, расположенной в верховьях Евфрата. На берегу этой реки он приказал поставить стелы, указывающие северные границы обширной Египетской империи.

Все понимали, что величие страны было восстановлено не только благодаря победам Тутмоса I, но и усилиями жены первого царя-освободителя. Таким образом, ее имя на долгие века затмило имена всех прочих египтянок, включая Нефертити, которую до Борхардта никто не знал. Яхмос-Нефертари удостоилась титула Хемет Нечер — Супруга БогаЯхмес-Нефертари (Ahmose-Nefertari)На рисунках ее кожа выкрашивалась в черный цвет, как у бога Ун-Нефера. Божественный титул она передала своей наследнице, Меритамон, а затем его приняла знаменитая царица Хатшепсут. Яхмос-Нефертари реформировала жреческую иерархию в главном святилище Фив, храме Амона. Из своего дворца, находящегося на западном берегу Нила, Супруга Бога следила за выполнением утвержденных ею канонов религиозных обрядов, освещающих культу Амона.

Так, может быть, имя Нефертити было дано девочке в честь Нефертари, как некое приближение к этой божественной женщине? Безусловно, слово Нефер сделалось святым для всех детей женского пола. Впрочем, и мужских имен, как мы убедились выше, тоже было огромное количество. В любом случае, надо перестать связывать слово Нефер с красотой конкретного человека, Тутмос II (Thutmose II or Totmes II)тем более, что о красоте Нефертити нам ничего не известно. Но продолжим следить за ходом исторических событий. Поскольку от участвовавших в них людей сохранились портретные рисунки, скульптурные памятники и мумии, у нас появляется возможность выяснить, как могли выглядеть ближайшие родственники Эхнатона и Нефертити.

Сын Тутмоса I и Яхмос-Нефертари, Тутмос II Аакхеперенкара (1492—1479), ничем особым себя не проявил. Беспокойные нубийцы периодически бунтовали, он всякий раз усмирял их, но каких-то значительных приобретений для Египта царь не сделал. Более существенную роль для страны сыграла его сестра и одновременно его жена, Хатшепсут Мааткара. Она родила ему двух дочерей, которых назвали Нефер-ури и Нефер-убити (их имена упоминались выше). По другим источникам, Нефрубити — ее родная сестра, а Уаджмос, Аменмос, Тутмос II и, возможно, Рамос, — ее младшие сводные братья от Тутмоса I и его жены Мутнофрет.

Хатшепсут (Hatshepsut). Бостонский музейОтвечать на вопрос, сколько правила Хатшепсут, не просто. Римский историк Иосиф Флавий написал, что она правила 21 год и 9 месяцев. Однако не все современные историки с ним согласны, часто называется период в 20 лет. Вопрос, когда она правила, еще более сложный. Например, на сайте [6] приводится целая дюжина различных дат: 1503-1483 (Wente), 1502-1482 (Redford), 1490-1468 (Hornung), 1489-1469 (Parker), 1479-1458 (Krauss), 1479/3-1458/7 (von Beckerath), 1479-1457 (Malek, Aldred, Kitchen), 1478-1458 (Murnane, Grimal), 1473-1458 (Arnold, Shaw), 1472-1457 (Dodson), 1467-1445 (Helck), 1466-1444 — сроки правления Хатшепсут, которых придерживается автор [6]. Какой из этих периодов верный — судить не нам. В Интернете можно найти и другие годы, в частности, такие: 1525-1503. Естественно, эта неопределенность распространяется на всех прочих царей и цариц Древнего Египта.

У Тутмоса II от наложницы Исиды родился сын Тутмос III Менкхепирра (1479—1425). Регентшей при нем в период 1473-1468 стала Хатшепсут. Тутмос III из мрамора (Рождённый Тотом)Поскольку Тутмос III родился от наложницы и был еще мал, Хатшепсут добилась от фиванских жрецов признания ее царицей (напомним, Яхмос-Нефертари была только регентшей при царях). Поскольку фараон земное воплощение мужского бога Гора, на торжественных церемониях она надевала мужскую одежду и накладную бороду — атрибут царской власти. Во славу фифанского бога Амона, даровавшего ей верховную власть, она развернула масштабное строительство святилищ. Военные дела и внешняя политика ее особо не интересовали; при ней никаких военных действий не велось.

Круглолицая Хатшепсут с накладной бородойТем временем, Тутмос III взрослел и делал всё, чтобы отнять власть у царицы, своей тетки. В конце концов, не без помощи военных, ему удалось это сделать. Имя Хатшепсут он приказал стереть из всех текстов, где оно встречалось. В отличие от Яхмос-Нефертари эта царица не пользовалась авторитетом в армии и популярностью в народе, поскольку основной массе египтян нет дела до величественных храмов, которые она возводила по всей стране, они были им недоступны. Народ возмущало больше то, что им руководила женщина-узурпатор, отстранившая от власти законного царя.

Хатшепсут-сфинксРезиденция Хатшепсут в Дейр эль-Бахри (это арабское название, старое название — Джесер Джесеру, т.е. Наисвященный из Священных) считается самым замечательным памятником архитектуры, выстроенным недалеко от Фив на западном берегу Нила за всё время господства 18-го царского дома. Его строительство началось Тутмос I, который для этих целей призвал на службу архитектора Инени. Архитектор Сенмут, любовник Хатшепсут, продолжил строительство.

Словосочетание Дейр эль-Бахри переводится с арабского, как Северный монастырь. В 6-7 веке н.э. на верхней террасе храма, построенного в честь Хатшепсут, находился коптский монастырь, построенный в честь святого Фейбамона. При организованных в 1890 году раскопках древнеегипетского храма развалены средневекового христианского монастыря были свалены в мусорные кучи.

Надписи и рельефы на стенах в храме Дейр эль-Бахри свидетельствуют [7], что Хатшепсут наладила торговлю со страной Пунт, находящейся на южных берегах Красного моря и прилегающих берегах Аденского залива, т.е. где-то на территории современного Йемена, Эритрее, Джибути и Сомали. Из Пунта в Египет ввозили золото, слоновую кость, ароматические смолы, черное дерево, экзотических животных и рабов. Древнеегипетские источники (например, «Сказка о кораблекрушении») сообщают, что с этой страной уже имелись тесные экономические контакты во времена 4-6 и 11-12 династии. Теперь, в 18 династию, на 9 году правления Хатшепсут большая экспедиция из пяти судов с общей численностью свыше 200 человек под началом руководителя экспедиции Нехси прибыла туда снова.

1) общий вид храма Дрей эль-Бахри 2) царица Хатшепсут 3) страна Пунт и пути следования египетских кораблей 4) храмовый рельеф царицы Ати

Справа налево: 1) общий вид храма Дрей эль-Бахри; 2) статуя этого храма царица Хатшепсут; 3) страна Пунт и пути следования египетских кораблей; 4) храмовый рельеф царицы Ати (Ити), которая вместе с царем Параху правила Пунтой во времена Хатшепсут.

Мумия Тутмоса IIIВ то время Пунтой правил царь Параху и царица Ати (Ити), которая имела довольно импозантный вид (см. рельеф вверху справа). Страна занимала выгодное территориальное положение, где сходились морские пути из многих земель. Поэтому Пунта торговала не только своим товаром, но и перепродавала чужой. У египтян на берегу Красного моря тоже находились порты с небольшой флотилией кораблей. Периодически легкие суда совершали многодневные путешествия с целью покупки меди, битума, ладана, смирны, мирры, эбенового дерева, ювелирных украшений, бус из полудрагоценных камней, резных амулетов и других товаров из близлежащих стран.Тутмос III из гранита (Tuthmosis III or Djehutymose III)

Моряки не только плавали по морям и рекам, но умели перетаскивать свои суденышки на большие расстояния по суше (выше на карте желтыми стрелками показаны маршруты). «Так как ... нигде не говорится о сухопутном переходе и перегрузке товаров на корабли во время пути, следует думать, что экспедиция шла не по дороге вдоль ущелья Вади-Хамамат, а все время двигалась по воде: сперва по Нилу, потом по каналу, наконец, по Красному морю, пока корабли не причалили к пунтийскому берегу» [8].

«Нагружают корабли весьма и весьма чудесными вещами страны Пунт: всяким прекрасным благовонным деревом из страны бога, грудами... мирровой смолы, [целыми] зелеными деревьями мирры, черным деревом и слоновой костью, зеленым золотом страны Аму, деревом тишпес, деревом хесит, благовониями ихмут, благовониями, черной мазью для глаз, павианами, обезьянами, борзыми собаками, шкурами южных пантер, рабами и детьми их. Ни разу подобное этому не было доставлено для какого-либо царя, жившего со времен древности» [8].

После Хатшепсут Тутмос III и Аменхотеп III, а также цари 19-20 династии, особенно при Рамзесе III, продолжали торговать с Пунтой. Тем временем за время правления Тутмос II и его жены Хатшепсут дела на Ближнем Востоке шли неважно. В течение короткого времени Тутмос III снарядил многотысячную армию и двинул ее на Ближний Восток. Еще юношей он получил прекрасное образование в качестве писца и священник, проникся любовью к литературе и истории, а затем занялся спортом, военным искусством и поступил в армию.

Первое большое сражение случилось на Палестинской земле за город Мегиддо (библейский Армагеддон). Царь принял непосредственное участие в военных действиях и показал себя храбрым, умелым и благородным воином. После этой впечатляющей победы азиатские правители, убедившись в мощи Египта, Тия, жена Аменхотепа III и мать Аменхотепа IVстарались уладить свои разногласия мирным путем. В результате договоренностей из многих десятков городов и селений Передней Азии к берегам Нила побрели тысячи голов домашнего скота и сотни повозок с контрибуцией. Однако не все азиатские правители проявили покорность, многие из них оказывали ожесточенное сопротивление. В итоге египетскому царю пришлось принять участие еще в доброй дюжине походов.

В «Аннах Тутмоса III» сообщается, что царь захватил 7671 пленных. Во время похода на Ближний Восток Аменхотепа II в Египет было пригнано уже около 100 тысяч человек. Военнопленных превращали в рабов, которыми торговали как скатом. Пленные-рабы использовались на работах сельском хозяйстве, в каменоломнях и строительстве, которое начало интенсивно развиваться во время правления 18-го царского дома. Тутмос IVТутмос III продолжил строительство храмов, активно начатое Тутмосом I и Хатшепсут. Кстати, любопытные отношения с точки зрения психологии у него установились с бывшей царицей-узурпаторшой; скажем об этом несколько слов.

Археологи убедились, что максимальные разрушения храмов, построенных по всей империи в честь Хатшепсут, произошли при царствовании ее пасынка. Однако, хорошо известно, что Тутмос III не сразу отдал приказ каменщикам об уничтожении всех следов, оставленных женщиной-царицей, отнявшей у него власть. К моменту смерти Хатшепсут он командовал уже армией и обладал всеми возможностями, чтобы уничтожить ее физически. Но нет, она умерла своей естественной смертью, а он достойно похоронил ее со всеми царскими почестями, которыми традиционно удостаивались все фараоны Египта.

Тутмос IV (Thutmose IV)Казалось бы, первое, что должен был сделать Тутмос, это разрушить ее усыпальницу и стереть имя «Хатшепсут» со стен храма. Но как бы это ни показалось кому-то странным, этого не произошло. Чувствовалось, что пасынок не был охвачен слепой ненавистью к своей мачехе. В самом деле, он не испытывал личной неприязни к человеку, который так прекрасно воспитал его и дал всестороннее образование. Наверняка, он видел, что она мудро правит страной, признавал ее власть и авторитет. Она же, в свою очередь, не ощущала угрозы с его стороны. По всей видимости, разрушение храмов Хатшепсут и вымарывание ее имени произошло по инициативе духовенства, а не царя.

Тутмос III умер, власть перешла к его сыну Аменхотепу II Аахеперура (1428—1397), рожденному от законной супруги Меритра. Никакими выдающимися делами он не отличился, как впрочем, и его преемник Тутмос IV Менхеперура (1397—1388). Оба старались поддерживать тот размеренный порядок жизни в империи, который установил Тутмосе III. Если эти двое еще как-то интересовались государственными делами, то следующего царя, Аменхотепа III Небмаатра (1388—1351), они, кажется, совсем не волновали. Многие египтологи уверены, что всей внешней и внутренней политикой занималась его жена Тия, мать Аменхотепа IV (Эхнатона) — умная и волевая женщина. Против этого, однако, имеется три следующих аргумента.

Аменхотеп II (мальчик лет 10) Аменхотеп II (юноша лет 18) Аменхотеп II (молодой человек лет 25) Аменхотеп II (зрелый человек лет 35)

Четыре портрета Аменхотепа II, которые можно ранжировать по возрасту; слева направо: мальчик лет 10, юноша лет 18, молодой человек лет 25 и зрелый человек лет 35. Круглолицость, как родовой признак 18-й династии, передавалась из поколения в поколение вплоть до Эхнатона и Нефертити — оба имели круглые, как полная луна, лица.

Первое. Ей было лет 12, когда ее выдали замуж за царя, которому было на тот момент не менее 30. Второе. Вряд ли Тия присоветовала мужу жениться еще на двух азиатских женщинах, пускай даже ради мира и спокойствия на северных окраинах империи. Надо думать, что жён для себя подыскивал сам царь, а не его первая жена. А это, в свою очередь, означает, что он был в курсе всех азиатских дел. Третье. Во времена Аменхотепа III началось масштабное строительство храмов в Фивах, которое, естественно, отнимало уйму времени. Известно, что он начал строительство. Но если Аменхотеп занимался политикой на Ближнем Востоке, то Тия могла взять на себя храмовое строительство в столице. Редко когда дела государственно-политические, т.е. светские, и религиозно-храмовые совершаются одним человеком. Жена Аменхотепа III, Тия (Tiji или Tiye)Такое разделение труда (муж ответственен за политику, жена — за религию) подтверждается и дальнейшим ходом событий.

Впрочем, надо ли царю и царице вникать во все государственные дела. Иногда достаточно иметь одного умного и энергичного управленца, чтобы считать их время правления успешным.

При дворе Аменхотепа III служил человек по имени Аменхотеп, т.е. его тезка (чтобы их различать, говорят Аменхотеп сын Хапу). Он родился еще при правлении Тутмоса III, сделал головокружительную карьеру при Аменхотепе II. Пользуясь у Аменхотепа III безграничным доверием, он стал жрецом, писцом, «надсмотрщиком над всеми царскими делами» и самым влиятельным человеком Египта. До того, как стать придворным, он занимался строительством государственных учреждений в Дельте Нила, потом вербовал новобранцев в армию и, наконец, добился должности верховного судьи в Фивах. Царь заметил его и назначил главным архитектором страны.

Под присмотром Аменхотепа сына Хапу строились храмы не только в столице, но и в Нубии. В конце правления Аменхотепа III его культ стал сравним с культом легендарного архитектора Имхотепа, о котором здесь уже говорилось. Однако наиболее почетным всегда считалось звание царского писца. Ведь именно писцы ответственны за всё, что высекалось в камне и сохранялось на долгие тысячелетия. При Птолемеях Аменхотепа сына Хапу обожествили, его статуям, выставленным в Дейр эль-Бахри, Дейр эль-Медина, в Карнакском храме Птаха и других святилищах, поклонялись как верховному божеству. С его именем связаны и революционные реформы Эхнатона.

Яхомс-Нефертари (Ahmose-Nefertari) Яхмос-Маритамун (Ahmose-Meritamun or Ahmose-Meritamon) Хатшепсут (Hatshepsut) Меритатон, возможно, Тия или даже Нефертити

Всмотритесь в четыре скульптурных портрета самых знаменитых женщин 18-й династии. Слева фото основательницы 18-й династии Яхмос-Нефертари. Вторым слева показан портрет Яхмос-Маритамун (или Яхмос-Маритамон) — дочь Яхмоса-Нефертари и Яхмоса I. Она была Великой Царской Женой своего брата Аменхотепа I, у которого были те же самые родители. Яхмос-Маритамун умерла молодой и здесь выглядит почти девочкой. Но посмотрите, как похоже оно на царицу Хатшепсут Мааткара (третье фото слева). Тот же самый овал имеет дочка Эхнатона и Нефертити, Меритатон (четвертое фото слева). Хотя, точно не известно, действительно ли это Меритатон или это ее бабушка Тия, мать Нефертити, а может быть это и сама Нефертити — кто сейчас сможет определить? Какие-либо поясняющие надписи к данной скульптуре отсутствуют. В общем, округлые черты лица характерны не только для этих четырех женских физиономий, но и для большинства мужских лиц Нового царства.

У Аменхотепа III и Тии родилось два сына, старший — Тутмос V (он впоследствии умер), младший — Аменхотеп IV (впоследствии Эхнатон) и пять сестер — Ситамун, Хенуттанеб, Исис, Бакетатон, Небетта. У Эхнатона и Нефертити было шестеро дочерей: Меритатон (родилась в 1356 до н. э.), Мекетатон (1349), Анхесенпаатон (1348), Нефернеферуатон-ташерит (1344), Нефернеферура (1341), Сетепенра (1339).

Родственные отношения Эхнатона с другими членами семьи не совсем ясны. Более или менее достоверно известно, что он состоял в браке с двумя своими дочерями — Меритатон и Анхесенпаатон, которые родили ему дочерей, соответственно, Меритатон-Ташерит и Анхесенпаатон-Ташерит (обе умерли еще до конца правления Эхнатона). Называют еще одну его дочь под именем Кия-Ташерит. Возможно, Сменхкар и Тутанхамон были его сыновьями от Кии (у Эхнатона был целый гарем жен, Нефертити — первая и главная его жена, Кия — вторая); возможно, Сменхкар — брат Эхнатона.

Amenhotep III (a) — мальчик лет 7 Аменхотеп III (b) — подросток лет 13 Amenhotep III (c) — юноша лет 18
Аменхотеп III (d) — молодой человек лет 23 Аменхотеп III (e) — зрелый человек лет 30 Супруги Аменхотеп III и Тия

Сохранилось несколько скульптурных портретов отца Эхнатона, царя Аменхотепа III. Здесь подобраны пять портретов различного возраста; слева направо: (a) — мальчик лет 7, (b) — подросток лет 13, (c) — юноша лет 18, (d) — молодой человек лет 23 и (e) — зрелый человек лет 30, т.е. примерный возраст, когда царь женился на Тии, матери Аменхотепа IV (Эхнатона). Совместная скульптура родителей, которая выставлена в Каирском музее, показана справа в нижнем ряду. На примере этих фотографий еще раз убеждаемся в круглолицести родителей интересующей нас персоны. Именно эта внешняя черта была характерна для всех членов 18-й династии, которые слишком часто женились или выходили замуж за своих родственников.

Кто была матерью Тутанхамона (царя Тут) — не ясно; Тия была стара (ей было около 50), возможно, одна из пяти сестер Эхнатона. Точно известно, что Тутанхамон женился на своей сестре Анхесенпаатон. Первоначально мальчика-принца Эхнатон назвал Тут-Анх-Атон, но во время своего правления, Тутанхамон вместе с женой и всем двором отказывается от культа Атона, переселяется в Мемфис, где начал поклоняться прежнему богу 18-ой династии, Амону. Поэтому его имя меняется на Тут-Анх-Амон, а имя жены — на Анх-Сен-АмонЭхнатон, Нефертити и только две их дочериСмена имен и религиозного культа происходила, конечно, под неусыпным оком фивских жрецов.

Три младшие дочери Эхнатона, родившиеся на 6, 9 и 11 году его правления, умерли на 12 году, т.е. в 1338 году до н.э. — во всяком случае, после этой даты их имена нигде не упоминаются. Вторая дочь, Мекетатон, тоже умерла в детстве, возможно, на 14 году правления отца, так как ее имя вместе с именем Нефертити впоследствии не назывались.

В Каирском музее есть рельефная икона размером 53 × 48 × 8 см (она показана справа), где за супругами стоят только две дочери — Меритатон и Мекетатон. Старшая дочь, Меритатон, на 15 году правления была выдана замуж за своего брата Сменхкара, который на 17 году после смерти Эхнатона короткое время (1—3 года) правил страной, а затем передал бразды правления своему младшему брату, Тутанхамону. Однако некоторые египтологи высказываются в пользу того, что Нефертити правила страной вплоть до Тутанхамона.

Шабти Нефертити (Shabti of Nefertiti)Как уже говорилось выше, последние события могут считаться только вероятными. Большинство же египтологов считает, что Нефертити умерла на 14-м году правления мужа. При этом они ссылаются на фрагмент погребальной фигурки Нефертити с уцелевшей на ней надписью, которая сейчас хранится в Луврском музее. Это — очень сильный аргумент в пользу версии ранней смерти царицы, который кладет конец всем прочим спекуляциям на этой почве, правда, при обязательном условии, что идентификация шабти Шабти Эхнатона (Shabti of Akhenaten)проведена действительно безупречно. Здесь слева показан фрагмент шабти Нефертити, а справа — фрагмент шабти Эхнатона, лицо которого сходно с лицами трех скульптурных портретов царя, показанных ниже.

Несколько пояснительных слов к погребальной атрибутике. Погребальные статуэтки больших и малых размеров — их называют шабти (shabti) или ушабти (ushabti), иногда, шавабти (shawabti) — вместе с другими погребальными предметами (колесницы, кровати, стулья, посуда, амулеты, украшения и прочие личные вещи умершего) кладутся в гробничную комнату рядом с саркофагом покойного. Обычай помещать в гробницу шабти, играющего роль ответчика (answerer), зародился в период правления 12-й династии, расцвел при 18-й и окончательно угас только во времена правления Птолемеев. Таким образом, обычай существовал на протяжении примерно двух тысяч лет, когда полновластно господствовала древнеегипетская религия, связанная с культомДвойника (см. раздел Критика теории А.О. Большакова о Двойнике).

Молодой Эхнатон (Лувр) Зрелый Эхнатона (Каирский музей) Зрелый Эхнатон (лувр)

Нефертити и Эхнатон (Лувр)

Слева фрагмент скульптурный портрет молодого Эхнатона (подлинность скульптуры не стопроцентная). Его лицо похоже на лица двух других его скульптурных портретов, показанных справа от него (их подлинность стопроцентная). Лицо молодого Эхнатона не выглядит вытянутым; оно соответствует двум лицам зрелого Эхнатона, которые не назовешь и слишком округлыми. Овалы лица практически идентичные, слегка выдается заостренный подбородок, но, в общем, они вполне соответствуют лицам его родителей, предков и родственников.

Эти три скульптуры, сделанные из мрамора и известняка, имеют портретное сходство с позолоченной деревянной статуэткой (два снимка внизу слева). Поэтому можно считать, что именно так выглядел Эхнатон при жизни. А также в Лувре и других музеях мира имеются скульптурные изображения Эхнатона, однозначно свидетельствующие, что он имел внешний облик вполне соответствующий его родовой линии. В частности, его лицо было такой же округлой формы, что у отца Аменхотепа III и его родственников. Слегка заостренный подбородок передался ему от матери Тии. Почему его скульптурный портрет в Карнаке — Колосс Аменхотепа IV (Эхнатона) — имеет сильно вытянутое лицо, остается загадкой.

Эхнатон (статуэтка из позолоченного дерева) Эхнатон (лицо крупно) Эхнатон (Лувр) Нефертити (Лувр)

Нельзя сказать, что лица у этих фигур выполнены на высоком художественном уровне. Однако овалы лица и основные пропорции фигур здесь показаны правильно. Лицо Эхнатона отвечает трем выше представленным его портретам и лицо Нефертити тоже имеет округлую форму, какое оно было в действительности. Про него не скажешь, что оно прекрасно. Тем не менее, его общие очертания ближе к реальности, чем прекрасные лица скульптурных портретов, изготовленных Борхардтом.

 
 
 

Амарнская этика и эстетика

Недалеко от Луксора находится небольшое селение Карнак, расположившееся рядом с древней столицей Египта (Фив), основной достопримечательностью которой было святилище Амона. Амон — бог Солнца и царь всех других древнеегипетских богов — был низвергнут Аменхотепом IV, который вместо него провозгласил близкого по звучанию, но радикально отличающегося по назначению бога Атона. Основным отличием новой религии стал монотеизм: кроме бога Солнечного Диска, т.е. Атона, больше не существовало других богов. Амон, Ра, Осирис, Тот и прочие боги, специализирующиеся на различных видах деятельности, — исчезли, а вместе с ними исчезла многочисленная группа священнослужителей, их обслуживающая. В Ахетатоне (нынешняя Амарна), куда переселился фараон со своей свитой, уже не поклонялись им и не изображали их на стенах вновь отстроенных храмов, усыпальниц и жилых домов.

Колосс Аменхотепа IV

Колосс Аменхотепа IV из Карнака (подлинник). Как видим, будущий Эхнатон приобрел лошадинообразную физиономию, не имеющую ничего общего с его реальным лицом. Отсюда берет начало так называемый лошадиный стиль амарнского живописного искусства.

В Карнакском святилище Амона находятся основные культовые сооружения эпохи Нового царства. Каждый фараон считал своим долгом запечатлеть свою персону среди таких же, как он, величественных царей Египта. Здесь имеется и несколько прекрасно сохранившихся скульптурных изображения Аменхотепа IV, будущего Эхнатона. Уже по ним можно судить о будущем амарнском стиле изобразительного искусства.

Бедра Эхнатона. Кадр из кинофильма «Одиссея Нефертити»

Кадр из кинофильиа «Одиссея Нефертити» [1]. Захи Хавасс, генеральный секретарь департамента египетских древностей, и Барри Кемп, профессор Кембриджского университета, посвятивший раскопкам в Амарне 40 лет, директор Амарна-проекта, обсуждают фигуру Аменхотепа IV (Эхнатона), выставленную в Каирском музее.

Кажется, царь хотел сообщить нам, что нижняя часть его тала является женской, а чрезмерно вытянутое лицо, похожее на морду лошади, и широкие плечи придавали царю мужественности. Таким образом, женоподобные бедра и вытянутое лицо символизировали в нем одновременное существование мужского и женского начала.

Придворные мастера строго следовали царским предписаниям, но многие художники не понимали замысла царя или откровенно игнорировали его. По всей видимости, царь приказал скульпторам и художникам, так прекрасно лепившим и рисовавшим его, следовать за ним в Амарну, чтобы там, на новом месте рассказать египтянам о неизвестном им Атоне.

Аменхотеп IV с набедренной повязкой Аменхотеп IV без набедренной повязки Бедра Аменхотеп IV на рельефе

Скульптурных портретов Эхнатона в большом храме Амона (сейчас они в Каирском музее) сохранилось несколько. На двух ваяниях (слева) скульптор решил показать слишком вытянутое лицо и широкие бедра царя. Были они в действительности таковыми? Скорее всего, нет, что чувствуется по рельефу (справа). Плоские изображения позволяли более ярко выразить странную для нашего восприятия идею. Широкие бедра и вытянутое лицо, очевидно, передавали некий абстрактный художественный образ, который Аменхотеп IV выбрал для себя и своей семьи из каких-то неизвестных нам религиозных побуждений.

Борхардт подбросил в «мастерскую Тутмоса» подделку Эхнатона с характерными для него ошибками. Первая из них, бросающаяся в глаза: отсутствие зрачков, что называется «слепой взгляд», о котором ничего не ведала древнеегипетская художественная школа. Отсутствие шипа на голове скульптуры можно считать второй существенной ошибкой мошенника. Скульпторы-фальсификаторы так увлеклись отсечением черепов, что позабыли, как неестественно выглядит эти головы, если смотреть на них глазами древнего египтянина.


Нефертити: слева слепая, справа зрячая
Эхнатон: слева слепой, справа зрячий

Вверху Нефертити: слева — слепая, справа — зрячая; внизу Эхнатон: слева — слепой, справа — зрячий. «Слепого взгляда», т.е. отсутствия зрачков, древнеегипетская художественная традиция никогда не знала. Это изобретение привнес Борхардт вместе со своими подельщиками. Слева показаны его подделки Нефертити и Эхнатона с большим бельмом на оба глаза; справа — те же лица, но уже со зрячими глазами. Так могла бы выглядеть царская чета, если бы ее ваяли действительно древние египтяне.

Наконец, третье свидетельство жульничества, ставшее уже традиционным, это отсутствие эрозии на отшлифованных поверхностях щек и других местах лица, которые искусственно не были повреждены. Повреждения хорошо бы изучить под микроскопом, но если воспользоваться этим прибором, да еще тщательным физико-химическим анализом, то наверняка, вскроется моножество других ошибок аферистов.

Где настоящий фараон?

Характерной чертой подделок Борхардта — отсутствие верхней части головы. Следовательно, все они изготавливались для ношения высокого головного убора — не иначе, как короны. А это, в свою очередь, означает, что все они претендуют на царское положение. Какой же неприглядный вид имели властители Амарны.

Быть может, не все здесь фараоны, однако скульпторы, как правило, ваяли либо их самих, либо их родственников, либо приближенных к ним вельмож. Вряд ли кто-нибудь из них согласился бы на то, чтобы выглядеть жалко и убого. В лицах мужчин, показанных выше, есть какая-то тоска и безысходность. В лицах же фараонах всегда имеется достоинство и властность. Это не значит, что реальный царь всегда держался высокомерно, но именно так принято было изображать божественную личность. А посмотрите, каких жалких уродцев налепил Борхардт. Ни у кого нет короны, вместо нее, в буквальном смысле, пустота, нет даже той части черепа, на которую надевается корона. Увидев такое безобразие, приближенные фараона немедленно приказали бы отсечь голову скульптору Тутмосу, который позволил себе так издеваться над важной персоной.

Амарна: две пожилые женщины из гипса

В Египте таких страшных старух еще никогда не лепили. Этих Борхардт приказал сделать из гипса. Для тех, кто не читал предыдущие части, где рассказывалось о материалах, скажем, за три с лишним тысячи лет скульптуры, вылепленные из гипса и брошенные просто в грунт, превратились бы в труху.

Та же грусть в лицах пожилых женщин, которых, вообще, никогда не лепили в Древнем Египте. И посмотрите на этот натурализм форм, старухи выглядят слишком по-житейски, чтобы их запечатлевать в граните. Эти, правда, вылеплены из глины. Но по идее, впоследствии их должны были высечь из гранита — ведь из глины приготовляют лишь предварительные модели. Где и когда египетские мастера ваяли старух? Нигде и никогда, к образам женщин там относились трепетно. Египетские женщины всегда выглядели молодо и красиво, как и положено истинным царицам и богиням.

1-я женщина Египта 2-я женщина Египта 3-я женщина Египта 4-я женщина Египта

Художники Египта изображали цариц, богинь и простых женщин всегда молодыми и красивыми. Даже на крышках саркофагов они выглядели молодо и бодро, хотя часто умирали в весьма почтенном возрасте.

Борхардт делал упор на чувственности подброшенных им скульптурных портретах женщин и мужчин. Мансур спекулировал на другой особенности искусства Амарны, которую можно назвать лошадиной эстетикой. Это связано с лошадинообразной физиономией Эхнатона, которую, как мы видели, начали воспроизводить еще карнакские скульпторы. Такая форма лица отчасти распространялась и на его жену, Нефертити. Ниже приведены четыре портрета Эхнатона с лошадиными чертами лица — все, конечно, ненастоящие.

Лицо Эхнатона А Лицо Эхнатона Б Лицо Эхнатона В Лицо Эхнатона Г 
Лошадиное лицо Эхнатона породило особую, лошадиную эстетику,
которая даже сегодня воспроизводится на компьютерах (рис. справа)

Нельзя сказать, что эта удлиненность черепов царя являлась непременным атрибутом амарнской иконописи. Рисунки Берлинской, Каирской и других икон, найденных в Амарне, выглядят немного карикатурно, но лица на них имеют обычные пропорции. Может быть, черепа дочек изображены чуть более удлиненными, чем следовало бы, но тоже находятся в пределах нормы.

Не вызывает сомнений, что в приближении фараона находился художник, определивший особый стиль изображений, который распространялся на государственно-религиозные предметы изобразительного искусства. Рельефы на алтарях и пограничных стелах, о которых так много рассказывалось выше, как раз попадают под эту категорию социально значимых объектов. Именно на них, прежде всего, распространялся лошадиный стиль, который, однако, не использовался для изображения светской жизни. И это понятно, в наши дни церковная иконопись тоже далека от светской манеры письма.

Берлинская икона Эхнатон. Фрагмент иконы с двумя дочками
Каирская икона
Слева: Берлинская (вверху) и Каирская (внизу) иконы, которые в начале раздела показаны крупнее. Справа: Эхнатон — фрагмент иконы с двумя дочками, которая выше показана меньших размеров. Фигуры изображенных персонажей смотрятся немного комично, но их лица имеют обыкновенные пропорции, характерные для большинства египтян.

Гастон Масперо (Gaston Maspero, 1846 – 1916) в своей знаменитой 13-томной «Истории Египта…» писал: «Стиль и техника этих стенных росписей никоим образом не отличаются от тех, что были в гробницах предыдущего периода. Без сомненья, художники, которые украсили эти памятники, были обучены в школах Фив. Их рисунки, порой очень изысканные, более свободны в своих композициях. Гастон Масперо (Gaston Maspero)Вид некоторых из барельефов почти наш родной, и движение возбужденных толп показано абсолютно точно. Однако это вовсе не означает, что художники, нарисовавшие их, сохранят и разовьют египетское искусство в новом направлении, когда все последующие события пойдут против поклонения Атону.

Хотя гробницы, в которых они работали, отличаются от мест погребения, принятых во всем Египте, их новизна не была результатом какого-то усилия, специального переосмысления, прорывом через художественную рутину времени. Это было, скорее, результатом незаурядного характера фараона, к чьим особенностям натуры им приходилось подстраиваться при его изображении, а также новизна некоторых вещей, которые они рисовали. Тот среди них, кто первым дал конкретную форму идеям, которые исповедовали священнослужители Атона, нарисовал образцовые эскизы (model cartoons), владея, очевидно, мастерской рукой и, поэтому он имел приоритет и власть.

Фальшивая любовь в семье

Религиозная пропаганда любви и уважения внутри царской семьи. В действительности, всё могло выглядеть иначе в семье Эхнатона и Нефертити.

Никакой другой египетский художник так изящно не выражал игру Эхнатона с дочерями, когда их мать в сторонке раздевалась — пример осторожного и тонкого такта (reserved and delicate grace). Но эти образцовые примеры изящного искусства для реализации поручались обыкновенным ремесленникам, прибывшим не только из Фив, но и из Гермополиса и других близлежащих городов. Эти достойные уважения люди с похвальным терпением, шаг за шагом отслеживали образцовые эскизы мастера, что-то опуская или добавляя в отношении отдельных индивидуумов или целых групп, меняя число родственников или служащих, которых владелец могилы хотел бы видеть в своей загробной жизни. Стиль этих рисовальщиков предает влияние второразрядных школ, в которых они учились художественному ремеслу. Неуклюжесть их работы часто отталкивает нас. Однако интерес к нарисованным ими эпизодам искупает все их недочеты в глазах египтолога» [5].

Эхнатон раздает подарки подданным

Фрагмент рельефа из гробницы Айя (№25): Эхнатон из окна своего дворца бросает в дар своим подданным бусы, серьги и других украшения. Нижний рисунок дает более полное представление об этом царском жесте, хотя он тоже является всего лишь фрагментом. Мы видим, что в этом торжественном акте ему помогает жена и дети. После смерти царя его имя и имя жены было стерто. Позади Эхнатона мы видим следы такой затирки. Фото из [9].

Роспись в гробнице 25

Религиозная пропаганда любви к народу. Возможно, Эхнатон был тираном и извергом, установившим в Амарне репрессивный режим беспощадной эксплуатации детей и подростков. Можно сказать, что новая столица Египта построена на костях безвременно умерших рабов. Рис. из [4].

Роспись в гробнице 7

Гробница Переннефера (№ 7) имеет похожий сюжет. Судя по облицовке оконного проема, можно уверенно сказать, что данная картина нарисована после предыдущей, спустя несколько недель. Рисунки, расположенные ниже царствующей пары, у них абсолютно одинаковые; боковые же наличники, в отличие от предыдущего случая, здесь богато расписаны. Верхний текст возле солнечного диска на предыдущей картине только начат, здесь же он полностью закончен. Рис. из [4].

Масперо выдающийся ученый и организатор. Он настоял, в частности, на строительстве Каирского музея, чтобы бесценные археологические находки не покидали границ Египта. Надеюсь, нам еще представится случай поговорить об этом честном и мудром человеке, но уже сейчас сделаем одно важное замечание.

Бюст Нефертити-3Спекуляции на почве необычной формы изобразительного искусства Амарны начались задолго до крупномасштабных раскопок в этом районе, так как сотни артефактов настоящих и поддельных стараниями арабских дилеров уже появились на рынках Европы и Америки. Процитированный выше отрывок отражает позицию на этот счет Генерального директора по древностям Египта. Ажиотаж, поднятый вокруг амарнских находок, был в то время необыкновенный. Масперо настоял на том, чтобы половина найденных на территории Египта артефактов оставалась в Каирском музее. Именно его распоряжение обошел Борхардт, когда в 1912 году инсценировал вывоз цветного бюст Нефертити-3.

Людвиг Борхардт (Ludwig Borchardt)Об этом скверном и запутанном инциденте можно рассказывать долго, но вот что любопытно. Одно время Борхардт работал в команде Масперо, о чем с гордостью объявляют его льстивые биографы. Однако они забывают сообщить, что умный и опытный директор по древностям быстро понял, с каким мошенником имеет дело. Он сделал всё от него зависящее, чтобы не пустить «козла в огород». Борхардта не пускали в Египет в течение нескольких лет — с 1906 по 1911 год. Увы, из-за плохого здоровья и последующей смерти Масперо ситуация на длительное время вышла из-под контроля. Банда грабителей и жуликов во главе с Борхардтом завалила музеи мира подделками.

Кемп (Kemp)Кажется, на территории Амарны раскопали всё, что можно было раскопать. Тем не менее, Барри Кемп, заинтересовавшись жизнью и бытом низших слоев населения, обнаружил удивительное захоронение. В нем покоились преимущественно дети и юноши, которые умерли от недоедания и болезней [9]. Это позволяет предположить, что в «счастливом городе солнечного диска» был установлен репрессивный режим, беззастенчиво эксплуатировавший детский труд. Как только ребенок мог поднять кирпич или небольшой камень, его тут же забирали на строительство города. От недоедания и невыносимых условий жизни юноши в своей массе не доживали и до 20 лет. Такой бесчеловечной и жесточайшей системы эксплуатации, не щадящей даже детей, не было ни в одном городе Древнего Египта за всю историю его долгого существования.

В 2005–2009 гг. под руководством профессора Джерри Роуза были проведены исследования в области биоархеологических измерений останков людей, принадлежавших низшему сословию [9]. Из 154 человек средний возраст наступления смерти составил 22 года. Такой короткий срок жизни связан с высокой смертностью в возрастной группе до 5 лет. Если же человек доживал до 20 лет — а таких в выборке было 88 человек — то в среднем для женщин смерть наступала в 34 года, для мужчин — в 30 лет.

Гипоплазия зубов жителя Амарны Джерри Роуз (Jerry Rose)

Синими стрелками указано утончения эмали (гипоплазия) вследствие некачественного питания и недоедания во время роста зубов у 58 процентов жителей Амарны. Проблемами биоархеологии занимается профессор Джерри Роуз (Jerry Rose) из Университета Арканзаса. Фото из [9].

Самой удручающей статистикой является параметр по группе населения от 5 до 20 лет. Если человек не умер в детстве до 5 лет, то дальше он должен был находиться в самом жизнестойком состоянии, когда вероятность смерти для него минимальна. Такая закономерность обычная для городов Древнего Египта. Но в Амарне эта категория людей гибла в самом массовом порядке. Роуз установил, по следам гипоплазии (утончения эмали зубов), что причиной смерти в «цветущем» возрасте служило истощение, недоедание и тяжелый физический труд в молодом возрасте.

Распределение смертности жителей Амарны

Распределение смертности по возрастным группам жителей Амарны, похороненных на кладбище, расположенном южнее Южных Гробниц. Погребенные принадлежали низким слоям населения, занятым, в частности, тяжелым физическим трудом на строительстве города. Диаграмма демонстрирует слишком большое количество смертей, приходящееся на возраст 5-20 лет, что не естественно для древнеегипетских сообществ. Высокий процент гибели детей до 5 лет здесь выглядит вполне естественно. Но дальше, если ребенок выжил, смертность в промежутке от 5 до 20 лет должна резко снижаться, а не возрастать. Диаграмма из [9].

Кемп назвал такое положение дел в Амарне «социальной трагедией». Ясно, что она произошла в неблагополучном в нравственном отношении обществе, где имела место эксплуатация детского труда. В 19-м веке классики марксизма, писавшие о беспощадной эксплуатации английского пролетариата, отмечали заметное ухудшение «человеческой породы», в частности, по такому параметру, как рост индивидуума. Изучение скелетов амарнских захоронений также обнаружило эту печальную закономерность. Взрослые мужчины и женщины, которые прожили в Амарне максимальное число лет, имели средний рост на 3 см меньше, чем рост людей, приехавших в этот город уже взрослыми.

Что ставила во главу угла государственно-религиозная идеология Амарны, если иметь в виду всю изобразительную сферу? Любовь внутри семьи, к солнечному диску и к трудолюбивым гражданам досточтимого Города Солнца. Во взаимной любви Нефертити, Эхнатона и их детей ничего не было от сексуальности. Напротив, их семейная любовь служила примером для усмирения страстей вожделения и ревности, бушующих во всяком обществе.

Сцены любви с Эхнатоном 
Три сцены любви с участием Эхнатона.

Взгляните на рисунок вверху, где изображены три сцены любви. Слева статуэтка, скорее всего, поддельная, поскольку стиль ее исполнения и дух замысла противоречат амарнскому духу и стилю. Ее можно было бы назвать «Эхнатон целует одну из дочерей» (такой сюжет воспроизведен на Берлинском алтаре). Но здесь он выглядит двусмысленно. Фигура Эхнатона слишком мала для дочки. Кажется, что целуются два ребенка.

Рельефные фрагменты подлинные, однако, можно ли их сюжет считать выражением любви? На правом рельефе видны коленки мужчины, на которых сидит женщина. Считается, что коленки принадлежат Эхнатону, сидящая женщина — Нефертити. Поскольку перед ними фрукты, можно предположить, что муж угощает жену, например, виноградом. Но в принципе, всё очень неопределенно.

На центральном фрагменте Нефертити застегивает ожерелье на шее Эхнатона. Возможно, они собираются поцеловаться. Однако сам этот акт художника не хочет показывать зрителям. Достаточно того, что супруги сблизились и преданно смотрят друг на друга. Эти смотрящие друг на друга профили будут многократно воспроизводиться современными подельщиками.

Перепелкин уверен, что супруги обожали друг друга (см. раздел Нефертити — адекватный образ). Это — главный мотив, объясняющий появление Нефертити рядом с Эхнатоном; реальной властью она не обладала и после смерти детей любовь исчезла вместе с ее изображениями. Во многом идиллические картины всеобщей любви и благоденствия, нарисованные на стелах, гробницах и алтарях, являются всего лишь пропагандистским трюком, к которому прибегает любой тиранический режимы. А именно такое жесточайшее государственное правление установилось при царствовании Эхнатона.

Рука Нфертити Профиль Эхнатона 
Рука Нефертити и профиль Эхнатона.

Но чего никогда не было в Амарне, так это восхищение внешними формами. В Амарне преобладали религиозные ценности, а не эстетические. В Древнем Египте вообще и в Амарне в частности отсутствовало такое явление как наслаждение красивыми линиями, сочетанием красок или удачной композицией — всё это было довольно однотипно и традиционно. Поэтому там отсутствовало искусство, в современном его понимании. Как и в православной живописи, через амарнскую икону передавалась божья благодать, некое религиозное содержание. Каирский или Берлинский алтари служили своеобразными окнами в духовный мир, который превосходил по значимости мир, изображенный художником, пусть даже гениальным.

А посмотрите, чем восхищаются художники от Мансура. Они воспевают мягко изогнутые линии руки Нефертити, странные формы головы Эхнатона и пышные бедра соблазнительного вида. Если хорошо поискать, наверное, можно найти из сотни археологических находок нечто, напоминающее художественное произведение. Но в коллекции Мансура практически все изделия оказались образцами изобразительного искусства. Так не бывает.

 
 
 

Опасайтесь подделок

Вот типичный случай. В Амарне был найден обнаженный торс какой-то женщины, возможно, Нефертити (фото внизу слева). С эстетической точки зрения — ничего особенного. После этого в Амарне же находят еще два женских торса необыкновенных эстетических достоинств (два правых фото): узкая талия, соблазнительные линии бедер. Скульпторы-фальсификаторы едва прикрыли наготу этих женщин характерным для Нефертити тонким шелковым платьем. Давайте порассуждаем.

Торс Нефертити А Торс Нефертити Б Торс Нефертити В

Три торса Нефертити — А, Б, В. Торс А хранится в Лондоне, в музее Петри, а два других торса, Б и В — в Париже, в Лувре. Вопрос: какова вероятность того, что таких торсов найдут на развалинах Амарны три штуки? Ответ: близка к нулю. А какова вероятность, что нас обманывают? Ответ: близка к единице.

Сначала прибросьте, сколько понадобится скальной породы, чтобы при ее взрыве откололся кусок, в точности совпадающий со скульптурой Давида, высеченной Микеланджело в начале 16-го века? На это, наверное, не хватит и всего вещества вселенной.

Теперь подумайте, сколько раз нужно ударить о камень статуэтку Нефертити, чтобы от нее остался только один торс, как это показано на трех картинках выше. Раз сто, не меньше. Следовательно, на каждый найденный торс Нефертити, археолог должен найти осколки еще от 99 аналогичных статуэток, расколовшихся произвольным образом.

Предположим, археологу повезло: он откапал торс Нефертити, который при первом же ударе обломался как надо. Спрашивается, какова вероятность того, что таких торсов найдут на развалинах Амарны целых три? Ответ: близко к нулю. А какова вероятность, что нас обманывают? Мы не сильно ошибемся, если скажем: близко к единице.

Возьмем еще один пример.

В Амарне было обнаружено два бюста: один принадлежит Эхнатону, другой — Нефертити; сейчас оба находятся в Нью-йоркском музее Метрополитен (два левых снимка). Осенью прошлого года (2010) в журнале Horizon [10] была опубликована заметка, в которой сообщалось, что найдены осколки от бюста Эхнатона (правый снимок) на месте раскопок, которые проводил в полевой сезон 1891/2 известный археолог Говард Картер (Howard Carter), тогда еще помощник Флиндерса Петри (Flinders Petrie). Позднее эти осколки обнаружил Джон Пендлбери (John Pendlebury) и оставил их не тронутыми. Наконец, весной 2010 года их вновь откопали.

Бюст Эхнатона Бюст Нефертити Осколки от бюста Эхнатона

В музее Метрополитен хранятся два бюста — Эхнатона и Нефертити, найденные в Великом Храме Атона. Не исключено, что один из них фальшивый. Подозрение падает на бюст Эхнатона, так как весной 2010 года от него найдены осколки (правое фото), которые, скорее всего, подброшены мошенниками для имитации археологического факта.

Вопрос: где осколки от бюста Нефертити? Может быть, найденные осколки принадлежат бюсту жены, а не мужа, как об этом сообщается в заметке? Нет, идентификация, сделанная Кристином Томпсоном (Kristin Thompson) и Машей Хилл (Marsha Hill), наверняка, проведена верно: найденные осколки, с точки зрения скульптурного материала, однозначно принадлежат бюсту Эхнатона. Однако данный факт свидетельствует против подлинности бюста Эхнатона. Почему? Всё очень просто.

Взгляните на эти осколки: где голова Эхнатона, руки, ноги и всё прочее? Перед нами имитация в виде груды камней, подброшенной на территорию раскопок Великого Храма Атона, чтобы покупатель фальшивого бюста Эхнатона (какой-то представитель Музея Метрополитен) подумал, что он настоящий.

И, наоборот, вероятность того, что бюст Нефертити подлинный заведомо выше, так как фальсификатор не стал бы скалывать грудь, это сделал древний вандал. В самом деле, данное произведение искусства из-за порчи груди сильно теряет в цене. Что же касается вандала, то его действия с психологической точки зрения вполне объяснимы. Такой вывод подкрепляется и с точки зрения математической статистики.

Вероятность найти два случайно отколотых бюста, мужа и жены, близких по форме, очень и очень мала. Они могут найтись среди сотен случайно разбитых фигур Эхнатона и Нефертити, где будут валяться головы, руки, ноги и другие части тела обоих супругов. Десять бесформенных булыжника их не заменят, а только усилят подозрение в отношении бюста Эхнатона, как не имеющего заметных следов повреждений. Более тщательное изучение происхождения осколков от этого бюста может помочь в деле установления истины.

голова Нефертити-1Содержание заметки [10] сводится к тому, что для археологической науки «мусор» играют исключительно важную роль. В ней критикуется принцип финансирования археологических поисков. Если археолог не находит ничего ценного для художественного музея, то его работа считается бесполезной. В связи с этим цитируются слова Пендлбери, который выразил сожаление по поводу того, что музеи готовы выложить большие деньги за голову Нефертити-1 (фото слева), но абсолютно не заинтересованы в приобретении бесформенных кусков разбитой статуи.

Голова царской дочериДа, действительно, это так, но с одним лишь уточнением. Осколки могут как подтверждать, так и опровергатьподлинность артефакта. Осколки от парной скульптурной композиции подтверждают подлинность головы Нефертити-1. Разумеется, осколки туловища от самой младшей дочки Нефертити и Эхнатона (фото справа) тоже говорят о подлинности данной находки. Но только что рассмотренный случай демонстрирует, что с помощью осколков можно совершать и мошеннические действия.

Впрочем, осколки и правильная интерпретация их присутствия в данном районе, в любом случае, намного лучше, чем отсутствие таковых. Чтобы лучше осознать необходимость существования археологического «мусора», перескажем одну криминальную историю [11].

Торс Нефертити БВ 2003 году Шон Гринхал в Ланкашире продал Болтонскому музею за 440 000 фунтов стерлингов «Амарнскую принцессу», которая похожа на коричневый торс Б (см. фото слева). Продавцом оказался опытный дилер и одновременно специалист-эксперт по части антиквариата. Прежде всего, он подделал документы, а именно, каталог аукциона 1892 года по продаже собственных и унаследованных коллекций произведений искусства. К каталогу прикладывались письма, тоже поддельные, в которых шла речь о покупке древней статуэтки.

Входные данные каталога выглядели неопределенно: «продано — одна задрапированная фигура женщины, пять мраморных статуэток и восемь египетских фигур». В принципе, Шон Гринхал мог сделать несколько статуэток, отвечающих такому расплывчатому описанию. Но он предварительно договорился с Болтонским музеем относительно одной. Как только Шон почувствовал, что сделка может состояться, он приступил к изготовлению фальшивки. Работа была завершена уже через три недели. Удивительно просто ему удалось «состарить» торс «Амарнской принцессы»: он обмазал его глиной, вымоченной в чае.

Когда изделие было готово, отец Гринхала, Джордж, пользовавшийся особым доверием, сказал директору музея, что торс был куплен его прадедом в 1892 году на аукционе Эгремонт. В подтверждение сказанному он передал директору каталог этого аукциона и показал переписку между отцом и сыном, в которой говорилось, что приобретенное произведение с момента покупки находилось в законном владении семьи.

Перед покупкой руководство Болтонского музея проконсультировалось у специалистов Дома Кристи и Британского Музея. Оба уважаемых учреждения дали положительное заключение, написав, что по стилю и материалу у них никаких претензий нет. Хотя после разоблачения преступников, выяснилось, что никакой особо экспертизы не проводилось. Был произведен внешний осмотр, а также проверена подлинность каталога и писем, которые не вызвали подозрений.

Опасайтесь подделок 
Опасайтесь подделок.

В итоге, сделка между Джоном Гринхалом и Болтонским музеем состоялась. Деньги на приобретение торса «Амарнской принцесса» выделили два солидных британских фонда по приобретении художественных произведений. Если бы торс был настоящим артефактом, он стал бы самым древним экспонатом этого музея. В течение трех лет музей демонстрировал его именно в таком качестве. Но позже произошло разоблачение мошенников, не связанное, однако, с данной покупкой.

В 2005 году семья Гринхалов попыталась продать на основе всё той же истории с аукционом 1892 года ассирийский каменный бордюр Британскому музею. Всё шло гладко: поддельные документы и фальшивый артефакт ни у кого не вызвали подозрений. Сбой аферы произошел после того, как специалист по древней ассирийской клинописи прочитал текст, нанесенный на бордюр. Лингвист обнаружил в надписи до обидного простую орфографическую ошибку, которая насторожила и его и руководство Британского музея.

Без лишнего шума директор музея обратился к специальной службе Скотланд-Ярда по расследованию преступлений в сфере искусства. Те уже своими полицейскими методами начали раскручивать дело. Когда у полиции появилась кое-какая компрометирующая информация, она нагрянула в дом Гринхалов с ордером на арест. В результате этой полицейской операции было конфисковано сразу 20 фальшивых артефактов, готовых для продажи, и нехитрый инструмент для изготовления подделок.

The Greenhalghs 
Сын, отец и мать Гринхалы

В ходе судебного разбирательства было выяснено, что готовилось около 100 криминальных сделок, которые, в случае их успешного завершения, принесли бы аферистам 10 миллионов фунтов стерлингов. 17 ноября 2007 года судья вынес решение, согласно которому Шон Гринхал был приговорен к 4 годам и 8 месяцам тюрьмы, его отец, Джон Гринхал, получил 2 года условных, а его мать, Олайв Гринхал, 12-месячный условный срок. С 16 апреля по 2 июля 2011 года в стенах Болтонского музея и при содействии Скотланд-Ярда проходила выставка подделок, в которой торсу «Амарнской принцессы» было отведено одно из почетных мест экспозиции.

Обломанные края… В них, по существу, содержится вся информация о подлинности артефакта. Поэтому к ним должно быть особое отношение. Ниже в качестве примера показаны два поврежденных рельефа. На первой фотографии показано множество осколков, на которые разлетелась большая рельефная картина, в соответствии с кирпичной кладкой. Фрагмент ее, взятый в белый прямоугольник, показан на втором фото крупно. На данном рельефе разлом выглядит вполне естественно. Края второго рельефа (третий снимок) выглядят подозрительно. Кажется, что кто-то специально обламывал края так, чтобы сохранить голову и протянутые руки Нефертити. Так оно и есть: нижний рельеф аккуратно спилен с уцелевшей части поверхности пограничной стелы N.

Рельеф, разбитый случайным образом
Рельеф, разбитый случайным образом;
линии разлома повторяют кирпичную кладку
(обведенный фрагмент ниже показан крупно). 

Более вероятное повреждение рельефа
Более вероятное повреждение рельефа. Крупные фигуры
раскололись на несколько частей, мелкие могут
уместиться на одном большом куске. 

Менее вероятное повреждение рельефа
Повреждение менее вероятное. Изображение Нефертити,
аккуратно спиленное с уцелевшей поверхности стелы N.

Если вам дают полюбоваться осколком рельефа, где «чудом» сохранился тот или иной высокохудожественный образ, к нему нужно отнестись со всей осторожностью. Отдельные осколки с «шедеврами» валяться на дороге не будут. Подобно тому, как голову Нефертити-1 нашли среди множества обломков большой скульптурной композиции, так и другие разбитые рельефы или фрески обычно находят среди соответствующих им обломков. Отсутствие такого археологического «мусора» недобрый знак, указывающий на фальшивку.

Подлинники имеют, как правило, разъясняющие надписи, кто именно изображен и в чем главная идея картины. Так, на представленных выше рельефах «Две дочери Нефертити и Эхнатона» никаких иероглифов мы не видим. Это сразу вызывает подозрение. Сами рисунки обычно помещены в превосходно оформленные рамы. Любые обломанные края должны настораживать потенциального покупателя, особенно когда они проходят мимо рисунка. Цельный рисунок, выполненный на обломке, скорее всего, фальшивка.

Каирская икона с рамой Фрагмент иконы 1 с рамой Фрагмент иконы 2 с рамой

Слева — цветная икона, показанная в первом подразделе крупно. Она имеет прекрасно выполненную раму (43,5 × 39 см), которую можно устойчиво поставить в гробнице на пол или на любую другую горизонтальную поверхность. В центре и справ — осколки двух других икон, которые тоже имеют массивные рамы, аналогичные Каирской иконе. Отсутствие у артефакта рамы уменьшает шансы признать его подлинным; фальсификатор не станет над ней корпеть.

Два приведенных рельефа «Святого семейства» из Каира и Берлина обрамлены рамами (они не показаны на больших фотографиях). Здесь (слева вверху) показана массивная рама Каирского алтаря. В центре и справа от него приведены еще два примера икон с рамами. Выше была показана икона с Эхнатоном, Нефертити и двумя дочерями Меритатон и Мекетатон, хранящаяся в тоже Каирском музее. Пусть скромную, но она имеет раму. Таков уж был обычай, размещать резьбу по камню и фрески в красивые рамы.

Айе (Кхеперкхеперура)   Нефертити (a) Нефертити (b) Нефертити (c)

Приведены четыре фрагмента с рельефами Айя (Кхеперкхеперура), который после Тутанхамона стал царем Египта и покончил с атонской ересью, и тремя изображениями Нефертити, которые обозначим как (a, b, c). Наличие остатков надписи на этих фрагментах значительно увеличивают шансы на их подлинность. Может быть, при нынешнем состоянии техники фальсификации их можно подделать, но сто лет назад, когда они были найдены, этого нельзя было сделать.

Другим неотъемлемым атрибутом рисунков были поясняющие их надписи, отчего всё поле рисунка не имело пустот. Если нет рамы, разъясняющих текстов и поле картины плохо заполнено, существует высокая вероятность того, что данный артефакт ненастоящий. Он не отвечает канонам древнеегипетского изобразительного ремесла, в том числе, и неписанных. Это замечание особенно актуально для коллекции Мансура, три экспоната из которой приведены ниже.

Нефертити (d) Нефертити (e) Нефертити (f)

Три рельефных портрета Нефертити (d, e, f) из коллекции Мансура, найденных якобы в южном районе Амарны [3]. Без всякого физико-химического анализа опытный глаз эксперта легко определит, что это подделки. Уж слишком заметно эти рельефы отличаются от предыдущих по указанным выше признакам.

Мы видим, что художник-фальсификатор, работавший на Мансура, вырезал женские головы царицы изолировано от предполагаемого целостного рельефа, отчего они получились самостоятельными и завершенными. Зритель не ждет продолжения рисунка, хотя обломанные края подразумевают такое продолжение.

Портрет Нефертити (g) Портрет Эхнатона (h)
Портрет Эхнатона (i)
Полюбуйтесь еще на три рельефных портрета (g, h, i), которые уже не принадлежат коллекции Мансура. Мы видим совершенно иную манеру рисования, однако эти художники (или художник) допустили те же самые ошибки, что и художник, работавший на Мансура. Здесь на одном из портретов изображена Нефертити (она слева вверху) и на двух остальных — Эхнатон.

Эти рельефы, не принадлежащие уже Мансуру, тоже наверняка фальшивые и вот почему. Все три рисунка автономны, т.е. они не предполагают какого-либо продолжения. Это особенно хорошо видно по двум портретам Эхнатона. Обратите внимание на обрыв двух линии шеи (нижний рельеф слева) и на две линии, наметившие ключицы (рельеф справа). Ниже эти окончания линий можно рассмотреть на увеличенных фотографиях.

Нижняя часть портрета Эхнатона (i) Нижняя часть портрета Эхнатона (h) Сравнение корон Эхнатона (h) и Эхнатона (k)

Вверху две увеличенные фотографии нижних частей портретов Эхнатона (i, h). На самом нижнем снимке сравниваются кольца на короне Эхнатона (h) и на короне объемного Эхнатона (k), голова которого приведена ниже, левее. Как видим, принципиальное отличие нанесения кружков на корону. На рельефе (h) они наносились с помощью циркуля. Это хорошо заметно по средней фотографии (см. чуть выше ключицы). На объемной скульптуре (k) использовалась совершенно иная технология, не связанная с острыми иголками циркуля. Вопрос: был ли у мастеров Амарны циркуль с острыми иглами, процарапывающими тонкие бороздки?

Эхнатон (k)На увеличенных снимках рельефов Эхнатона (i, h) можно видеть, что линии шеи оканчиваются в границах этих конкретных обломков. А где размещать пояснительные тексты, без которых египтяне ничего не рисовали? Кто здесь изображен и с какой религиозно-идеологической целью? Таким образом, авторы (или автор) этих портретов забыли о самом главном, но сделать это они и не могли, поскольку не знали, что и как написать на древнеегипетском языке. Между тем, древнеегипетский мастер не только снабдил бы рисунки пояснительными надписями, но и придал каменным блокам правильную геометрическую форму в виде квадрата или прямоугольника, поместил бы свой рисунок в красивую рамочку.

Долее, уважающий себя художник не стал бы демонстративно рисовать кружочки прямо на портрете (см. Эхнатон (h) два кружка чуть выше ключицы); для пробы он взял бы другой кусок известняка. И главное, что за циркуль использовался для вычерчивания кружков на короне рельефного Эхнатона (h)? Был ли он у мастеров Амарны? Сравнение кружков, нанесенных на корону объемного Эхнатона (k), дает отрицательный ответ. На подлинной скульптуре кружки наносились не циркулем, так как толщина колечек далека от идеальной формы.

Современный спектрограф смог бы уловить следы микрочастиц, оставленных этим явно металлическим инструментом. С помощью спектрального анализа можно было бы также узнать, являются ли следы повреждений на поверхности рельефа Эхнатона (h) действительно природной эрозией материала или они нанесены механически с помощью какого-то инструмента, микрочастицы от которого, наверняка, остались.

С помощью такого анализа можно было бы установить даже марку стали, из которой сделан инструмент, используемый фальсификатором для нанесения рельефного рисунка. Чувствительность севодняшних приборов такова, что хватило бы нескольких молекул или атомов для определения материала инструмента. А молекулы или атомы всегда останутся на предмете, над которым производилась работа.

К сожалению, музеи не заинтересованы в саморазоблачениях и никому не позволят исследовать их художественный фонд. Они не считают нужным предоставлять посетителям информацию об источнике происхождения того или иного экспоната. Открыто написать о результатах экспертизы — если таковая, вообще, проводилась — они никогда не решатся. Пока в древнеегипетских залах отсутствует такого рода информация, доверять никаким музеям нельзя и, в первую очередь, старым музеям, возникшим на ажиотажной волне конца 19-го, начало 20-го века.

Мансур, Борхардт и те торговцы контрафактным товаром, который представлен показанными выше рельефами, исходили из мифа о существовании мастерской Тутмоса, якобы изготовлявшей в массовом порядке портреты царствовавших особ. Согласно этой легенде, ученики могли вытачивать их на осколках заготовок, которые не были фрагментами разбившихся больших рельефных картин.

Нефертити-12 
Внешний осмотр блока с Нефертити-12
вызывает множество вопросов в том числе и
те, о которых идет речь в данном подразделе.

Вспомним, что придумал Борхардт. У него сравнительно большой (27 × 16,5 × 4 см) известняковый блок, на обратной стороне которого вырезана Нефертити-12 (прототип бюста Нефертити-3), имел на лицевой стороне рельеф с молящейся девушкой. Однако отсутствие остатков надписи и обломанные края блока в точности вокруг фигуры вместе с другими факторами не оставляет шансов на признание данного артефакта подлинным. Исчерпывающую информацию можно было бы получить при тщательном спектральном анализе данного артефакта, однако он не проводился и вряд ли будет проведен в ближайшем будущем.

В Интернете можно отыскать массу сомнительных артефактов, которые находятся на балансе очень уважаемых музеев. Картинками с портретами Нефертити и Эхнатона обмениваются тысячи блогеров, от которых можно только услышать слова эмоционального восхищения. Никому и в голову не приходет, что это — дешевый фальшак, который вводит в заблуждение миллионы узеров, дезориентируя их относительно амарнской эстетики.

Амарнской эстетика всегда была прикладной, никогда не существовала сама по себе, т.е. амарнские художники не творили красоту ради самой красоты. Если об этом как следует помнить, то можно избежать обмана.

Эхнатон и Нефертити, смотрящие в светлое будущее египетского народа (m)

Этот парный портрет (m) можно было бы назвать так: «Эхнатон и Нефертити, смотрящие в светлое будущее египетского народа». Чествуется, что художнику-фальсификатору очень не хотел наносить «увечья» прямо на их лицах. Он выкрутился из этого затруднительного положения тем, что нанес повреждения зубилом ниже рисованной поверхности. Древний египтянин, непременно, использовал бы это свободное от рисунка поле для разъяснительной надписи — кто здесь изображен и по какому случаю.

Увы, фальсификатор университетов не кончал и древнеегипетских языков не изучал, поэтому написать ничего не сумел. Перед нами стопроцентный фальшак. Эхнатон с этого рельефа перекочевывает на следующий рельеф: профили сделаны как под копирку. А это означает, что его изготовил тот же самый незадачливый художник, делающий глупые ошибки. Сейчас мы в этом убедимся.

Эхнатон и Нефертити, тупо смотрящие друг на друга (n)

Этот парный портрет (n) можно было бы озаглавить «Эхнатон и Нефертити, тупо смотрящие друг на друга». Как и во всех предыдущих случаях, помимо обломленных краев, отсутствия рамок и надписей здесь выбрана чисто эстетическая форма подачи образов, за которой не стоит никакой идеи — ни религиозной, ни этической. Лица ничего не выражают и находятся в обособленных пространствах. Царская чета, непременно, должна была что-то делать, подобный инфантильный романтизм египтянам не свойственен.

А посмотрите, как прерваны линии шеи у царя, на эти ключицы царицы? Как и в предыдущих случаях, эти художественные приемы явно взяты из современного искусства рисования портретов. Сообщается, что данный артефакт принадлежал очень знающему египтологу и археологу. И что — это гарантия от подделки? В пояснениях к этому рельефу также читаем: «Через отверстие продевается веревочка, чтобы эту резьбу по камню можно было носить в качестве медальона».

Похоже, этот комментарий написал плохой школьник, не имеющий представления о центре тяжести предметов. Если данный блок подвесить на веревочке, продетой через отверстие, блок развернет перпендикулярно к плоскости груди; край, где неполностью нарисован Эхнатон, сильно перевесит и блок повиснет на шее криво, когда человек наклонится.

Чтобы можно было этот блок носить на шее в качестве медальона, нужно было просверлить два отверстия в верхних углах блока. А перед тем, как рисовать профили, блоку надо было придать прямоугольную форму, тем более, что сделать это намного проще, чем процарапать на нем рисунок.

Но в том-то всё и дело, что фальсификатору нужно было оставить следы разрушения древней цивилизации. Вот он и выбрал этот нелепый способ старения предмета, рассчитанный на эстетствующих невежд, которые, кроме ахов и вздохов по поводу амарнской культуры, ничего более или менее осмысленное выразить не в состоянии.

Каким сверлом было просверлено отверстие? Края ровные, инструмент хороший — таким в Амарне где-нибудь еще воспользовались? Микрочастицы от сверла, если они остались на стенках отверстия, спектрограф, конечно, уловит. Интересно, зачем художник исцарапал просвет между лицами? Может быть, таким макаром он хотел изобразить выветривание материала? Оригинально...

Всё, что здесь говорилось о плоских рельефах, распространяется и на объемные скульптуры. Многократно говорилось, что эрозия — самое слабое место всех подделок, но лишний раз об этом напомнить никому не повредит.

Эхнатон (Каирский музей, подлинник) Лицо Эхнатона (крупно)

Вот так выглядит мраморная поверхность лица Эхнатона в районе глаза. Похоже, скульптура подвергалась реставрации. Но посмотрите, разве можно исправить эти шрамы, нанесенные тысячелетиями?

Эхнатон А Эхнатон Б

Слева — подлинник, справа — фальшивка, поскольку материал, из которого сделан фрагмент с подбородком, очень необычен, необычна также для древнеегипетской традиции его обработка и эстетика. Раскол головы был произведен искусственно: над верхней губой виден след от сверления (аналогичный след остался со стороны правого уха). Об отсутствии следов эрозии, говорить, наверное, уже излишне.

Пусть раскол артефакта проходит посредине головы Эхнатона, как в двух примерах, показанных выше. Однако на фальшивость правого фрагмента, в отличие от левого, указывает необычный материал. Напомним, что практически все изделия из Амарны Мансуром изготовлялись из искусственного известняка. И хотя происхождение материала правого фрагмента признается музейными экспертами естественным, его уникальность делает артефакт крайне подозрительным. Другим аргументом, вызывающим настороженность, является специфическая форма губ. Над верхней губой виден след от сверления; подозрительный след остался также со стороны правого уха.

Голова дочки Нефертити (подлинник)
Голова дочки Нефертити (подделка)
Голова Нефертити-6

Пустые глазницы — это, пожалуй, самая странная находка умельцев поп-арта. Но для музейных экспертов достаточно было наличие поврежденного носа, ушей и бровей, чтобы признать головы древними. То, что поверхности скульптур чудом сохранили первозданный вид, их нисколько не насторожило. Еще раз взгляните на подлинную голову дочки Нефертити (фото вверху) и сравните ее с подделкой, которую Эрмитаж привозил в Санкт-Петербург летом 2009 года (фото посередине). Да, разумеется, искусство Амарны оригинально, но не настолько, чтобы голову Нефертити-6 изображать с отсеченным наполовину черепом, пустыми глазницами и глубокими бороздами вместо бровей (фото внизу).

В общем, о подделках можно говорить долго, пора закругляться, файл и так получился слишком длинным. Напоследок скажем, Мансур и Борхардт — это два наиболее удачливых торговца фальшивыми артефактами; счет менее удачливых жуликов шел на сотни. Их продукция тоже поступала не только в частные коллекции, но и в престижные художественные музеи. Если из всех коллекций мира извлечь все «амарнские находки» и равномерно разбросать на территории древнего города, то окажется, что чуть ли не на каждом квадратном метре лежит по «шедевру». Причем некоторые из них будут повторяться, поскольку мошенники, например, одну и ту же голову дочки Нефертити с небольшими вариациями изготовляли множество раз.

Часть 5. Итоги предыдущего расследования

Нефертити-1В первой части говорилось, что командой археологов, возглавляемой Барри Кемпом (Barry Kemp), в начале 2000-х годов было обнаружено туловище Нефертити-1. По непонятным для нынешних ученых причинам Борхардт почему-то выбросил его в мусорную кучу, как не представляющего никакой ценности. Соединение головы Нефертити-1 с ее туловищемДаже сама голова царицы парной (вместе с Эхнатоном) скульптурной композиции поначалу не привлекла внимание ни этого археолога, ни его спонсора, Джеймса Симона. По всей видимости, их интересовали древнеегипетские находки не столько с научной точки зрения, сколько с эстетической. Именно этот, отнюдь не научный, мотив довлел над всеми амарнскими экспедициями 1911 – 1914 гг., спонсируемыми Симоном и возглавляемыми Борхардтом.

Нефертити-3Там же, в первой части, говорилось, что гипс, которым покрыт цветной бюст Нефертити-3, не выдержал бы испытание тремя с лишним тысячами лет и превратился бы в пыль. Место, в котором найден бюст, находится вблизи большой реки и в неподходящих для сохранности климатических условиях. Эрозии материала могли способствовать, если не подтопления Нила, то не редкие дожди, о которых, между прочим, писал и Борхардт. Нефертити-3aВ результате этого тонкий слой гипса, нанесенный на поверхность лица Нефертити-3 и оказавшийся под полуметровым слоем влажного песка и глины, просто бесследно бы исчез за столь длительный период времени. Во всяком случае, голова Нефертити-3 выглядела бы не лучше, чем чисто известняковая голова Нефертити-3а, найденная в Амарне Дэвисом в 1907 году.

В последнем подразделе первой части, Материалы скульптурных портретов, дается классификация горных пород, используемых для изготовления скульптур, по основным физико-химическим свойствам (плотность, прочность, истираемость, пористость, водопоглощение). Согласно этой классификации все материалы по прочности, как основному параметру, можно расположить в следующий ряд: гранит, песчаник, мрамор, известняк, туф и гипс. Голова Нефертити-1 высечена из гранита, точнее, гранита-диорита — самого прочного материала из этого ряда. Между тем на его поверхности можно видеть сильнейшие следы эрозии. Если такой материал не выдержал тамошних условий, то говорить о гипсовых головах, найденных поблизости, просто не приходится.

Анри Штирлин (Henri Stierlin)Во второй части работы «О подлинности портретов Нефертити» обращалось внимание на форму бюста Нефертити-3. В середине 2000-х годов данный вопрос наиболее остро поставил швейцарский искусствовед Анри Штирлин (Henri Stierlin). Он начал активно обсуждать его с директором Египетского музея Берлина Дитрихом Вилдунгом (Dietrich Wildung), где постоянно в течение многих десятков лет экспонируется бюст Нефертити-3. Директор категорически не согласился с гипотезой искусствоведа о том, будто бюст Нефертити-3 ненастоящий.

Дитрих Вилдунг (Dietrich Wildung)Одним из аргументов Штирлина было то, что бюст царицы не удовлетворяет древнеегипетским канонам, в частности, вертикально обрубленные плечи выполнены в духе модерна конца 19-го — начала 20-го столетия. Другим хотя и старым, но очень важным аргументом является заранее запланированное уродство царицы. Получается, что прекрасное лицо Нефертити-3 скульптур Тутмос обезобразил отсутствием левого глаза. К этому изъяну добавились более чем странные повреждения ушей. Их раковины сломаны у известняковой заготовки, но сверху все повреждения известняка замазаны гипсом. Получается, что эти повреждения тоже носят не случайно-механический характер, а художественно-спланированный.

Глаза Нефертити-3
Правое ухо Нефертити-3

Одноглазие было запланировано с самого начала, о чем свидетельствует различная обработка поверхности левой и правой глазницы на уровне гипса. Повреждение ушей осуществлено на уровне заготовки. Эти снимки сделаны с помощью компьютерного томографа и показаны в фильме [2].

Штирлин также обратил внимание общественности на странные манипуляции с бюстом, происходившие до и после Первой мировой войны. Впервые цветную царицу общественность увидела в 1924 году, а найдена она была в конце 1912 года. Вопрос, где и почему ее так долго прятали, наводит на неприятные подозрения. Если говорить о дальнейших путях расследования этой аферы 20-го века, то данное направление поиска является наиболее перспективным. Тщательное социально-психологическое исследование ситуации, сложившейся в Германии на период 1911 — 1924 гг., дает окончательное решение всех проблем, возникших вокруг Нефертити-3.

Барри Кемп (Barry Kemp)Однако гвоздем второй части стала иная острая проблема. Дело в том, что в дискуссию между Штирлином и Вилдунгом подключился Кемп, директор Амарна-проекта, причем самым демократическим образом. Видимо, с его подаче были запущены съемки фильма «Одиссея Нефертити» [2], во всяком случае, он выступает главным героем фильма-расследования, который мало говорит сам, но дает высказаться многим компетентным людям. Известняковая заготовка Нефертити-3, высвеченная томографомСюжет фильма многослойный, но он пронизывается одной красной нитью, в качестве которой выступает технический эксперимент, проведенный с помощью компьютерного томографа.

Просвечивание бюста показало, что известняковая начинка Нефертити-3, выглядит, по мнению Вилдунга, намного старше, если можно так выразиться, ее гипсовой оболочки. Перед взором директора возник образ изможденной матери шестерых детей. Однако зритель вряд ли согласиться с таким выводом. Он воочию зрит, что каменная скульптура высечена торопливо и небрежно, а все огрехи замазаны дешевым непрочным материалом, на поверхность которого нанесены яркие краски.

В Эпилоге фильма «Одиссея Нефертити» Кемп высказал пожелание об удовлетворении требований египетской стороны: вернуть цветной бюст на родину. Странным здесь является то, что кембриджский профессор, указывая будущее место нахождения бюста, назвал не прославленный Каирский музей, а маленький музей, находящийся непосредственно на территории Амарны — там ему место, говорит этот ученый.

Кадр из фильма: Борхардт и египтяне, идущие в Амарну

В конце фильма [2] режиссер показал сцену, как археолог-актер Борхардт с чувством исполненного долга передал «найденный» им бюст Нефертити-3 египтянину и они вместе с оживленной группой людей двинулись по дороге в Амарну. Обратите внимание, крайний слева человек держит скульптурную голову Эхнатона, которая была выточена прямо во время съемок фильма. Очевидно, ее цена ровно такая же, как и цена цветного бюста Нефертити-3.

Таким образом, у зрителя создается впечатление, что Кемп, проработавший на раскопках Амарны вот уже 40 лет, знает истинную цену этой фальшивки. Увы, не в его компетенции решать подобного уровня культурно-идеологические и политические вопросы. Правильно оценивая реалии сегодняшнего дня, он в конце фильма с досадой произносит фразу о том, что ему, видимо, не суждено увидеть, когда каменная статуя Нефертити-3 вернется назад, в египетскую столицу Нового царства 18-й династии.

Нефертити-12В третьей части работы рассказывается о ряде организационно-археологических мероприятий, проведенных Людвигом Борхардтом на месте раскопок. Все они подготавливали общественное мнение к появлению на свет очень необычного бюста Нефертити-3. Началось с того, что вблизи Великого Храма Атона археологи откапали странную вещицу. На одной стороне известнякового блока размером 27 × 16,5 × 4 см был вырезан рельеф молящейся девушки, а на обороте этого же блока вырезано плоское изображение Нефертити-12, которое сильно смахивает на объемное изображение Нефертити-3.

Искусственно созданные сколы на изображении молящейся девушки настораживают критически мыслящих зрителей. Еще большее удивление вызывают вертикально обрезанные плечи у Нефертити-12, как это сделано у бюста Нефертити-3. В древнеегипетской традиции принято изображать лица в профиль, а плечи развертывать так, как у девушки, т.е. чтобы зритель мог видеть оба плеча. Но самым поразительным фактом является то, что образ Нефертити-12, как две капли воды, похож на образ Нефертити-3b, вырезанный на Берлинской иконе.

Лицевая и оборотная сторона блока с Нефертити-12
Поперечная трещина на животе девушки
Искусственные сколы над головой девушки

Рельеф с Нефертити-12 сделан на оборотной стороне блока, на котором с лицевой стороны изображена молящаяся девушка. Известняковый блок размером 27 × 16,5 × 4 см был найден около Великого Храма Атона, т.е. там, где была найдена Берлинская икона с образом Нефертити-3b. Аферисты ориентировали публику на то, что Тутмос скопировал Нефертити-12 с Нефертити-3b, а объемный образ Нефертити-3 с Нефертити-12.

Ниже, на левой фотографии показан фрагмент подлинного рельефа, на котором изображена Нефертити-3b с дочкой; на правом снимке — его подделка, выполненная по указанию Борхардта. Древний художник показал, как девочка смотрит на змею и тянется к ней рукой, а змея в ответ опускается к ней на ладонь. Скульптор-фальсификатор не учел этого игрового момента. Он убрал девочку, так что в итоге получилась непонятная картина. Спрашивается, зачем змея свисает с короны Нефертити-12. Может быть, она собирается ужалить царицу в глаз? Именно это повторение изгибов сразу двух змей доказывает, что копирование рельефа Нефертити-12 производилось с Берлинской иконы с Нефертити-3b.

Нефертити-3b Нефертити-12 

Слева — Нефертити-3b с алтаря, хранящегося в Берлине;
справа — рельеф Нефертити-12, хранящийся в Каире.

К археологической афере 20-го века готовились долго и тщательно. Было изготовлено несколько десятков голов — в основном, из недолговечного гипса — царя, царицы, их дочек, других мужчин и женщин, которые впоследствии закапывались доверенными людьми Борхардта на территории Амарны, а затем другие рабочие их откапывали уже в качестве «шедевров» древнеегипетского искусства. В подразделе Шипы на головах и краска на лицах Нефертити обращается внимание читателя на «слепой взгляд», чуждый древнеегипетской художественной школе, абсолютно ненужную разметку и ошибочную форму шипа на многих головах царицы.


Нефертити: слева слепая, справа зрячая
Эхнатон: слева слепой, справа зрячий

Вверху Нефертити: слева — слепая, справа — зрячая; внизу Эхнатон: слева — слепой, справа — зрячий. «Слепого взгляда», т.е. отсутствия зрачков, древнеегипетская художественная традиция никогда не знала. Это изобретение привнес Борхардт вместе со своими подельщиками. Слева показаны его подделки Нефертити и Эхнатона с большим бельмом на оба глаза; справа — те же лица, но уже со зрячими глазами. Так могла бы выглядеть царская чета, если бы ее ваяли действительно древние египтяне.

В подразделе А был ли Тутмос ? рассказывается об ошибочном обосновании существования мастерской Тутмоса. Разумеется, какой-то скульптор жил в доме, где нашли незавершенную скульптурную композицию с головой Нефертити-1, исполненную в традиционной древнеегипетской манере, но говорить о целой мастерской по изготовлению более чем странных голов, конечно же, не приходится.

Ю. Я. ПерепелкинСоветский египтолог Ю. Я. Перепелкин обращает внимание на то, что в Амарне жил верховный скульптор Ивти, который был назначен матерью-царицей Тией. Именно он вырезал из черного эбенового дерева ее голову. Кроме того, имя «Тутмос», связанное с культом Луны, не мог носить придворный скульптор. Скорее всего, предположил Перепелкин, он взял бы имя «Рамос», связанное с культом Солнца.

Ниже мы убедимся, что Борхардт знал об этих прописных истинах для всякого специалиста по амарнской культуре, однако он встал на путь откровенной фальсификации. Далее мы также узнаем, что на это его подвигла не только жажда наживы, но и безвыходное положение, в котором он оказался вместе со своим шефом Симоном.

Дочки Эхнатона и НефертитиЧетвертая часть начинается с обсуждения проблемы повторяющихся сюжетов. В наши дни невзыскательная публика умиляется по поводу уцелевшего фрагмента обширной росписи, который называется «Две дочери». Но этот крохотный фрагмент, не особенно тщательно прописанный, древние мастера, наверняка, не заметили бы. Между тем, фальсификаторы изготовилы сразу два рельефа с изображениями этих двух дочерей и множество объемных голов, почти не отличающихся друг от друга.

Людей далеких от науки — а таких подавляющее большинство — легко ввести в заблуждение. Скажи им, что на полуметровой глубине нашли «чудом уцелевшую», т.е. практически в идеальном состоянии, гипсовую голову царицы, пролежавшую в земле три с половиной тысячи лет, и они поверят. Аналогичное чудо на территории Амарны (и больше нигде) случилось с производством голов анонимной царской дочки. У читателя создалось впечатление, что в мастерской Тутмоса был установлен настоящий конвейер по их изготовлению.

Головы царских дочек из Каирского музея 
Голова В Голова Г 
Голова Д Голова Ж Голова Е 
Голова З Голова И Голова К 

Головы царских дочек, «найденные» в мастерской Тутмоса.

В подразделе Прекрасная ли пришла? приводится множество примеров, призванных убедить читателя, что из имени «Нефертити», которое переводится как «Прекрасная пришла», вовсе не следует, что царица на самом деле была хороша собой. Имена даются с рождения, когда еще неизвестно, что вырастет из дитя — пусть даже и прекрасного. Кроме того, слово нефер часто использовалось в сложных именах людей, причем не только женского пола или невероятно красивых. В том, что писцы описывали ее внешность, как привлекательную, нет ничего удивительного. Эхнатон не был красавцем, но, судя по рельефам, он обажал ее, вот и старались льстецы ему угодить.

Торс Нефертити А Торс Нефертити Б Торс Нефертити В

Три торса Нефертити — А, Б, В. Торс А хранится в Лондоне, в музее Петри, а два других торса, Б и В — в Париже, в Лувре. Вопрос: какова вероятность того, что таких торсов найдут на развалинах Амарны три штуки? Ответ: близка к нулю. А какова вероятность, что нас обманывают? Ответ: близка к единице.

В подразделе Круглолиции физиономии царского двора 18-й династии говорится, что форма овала лица известных персон 18-й династии, была округлой. Эхнатон тоже имел округлую форму головы с выступающим, как у его матери Тии, подбородком. Но главный придворный художник (имя его не известно) выработал особый «лошадиный» стиль изображения физиономий, который, видимо, нравился царю. Кто-то из амарнских художников его перенял (см. Амарнская этика и эстетика), но кто-то и нет. Возьмите, к примеру, ту же самую парную композицию с головой Нефертити-1, выполненную в классической манере. Но фальсификаторы, не зная меры, беспощадно эксплуатировали этот стиль и, таким образом, существенно исказили общую картину амарнской эстетики.

Нефертити (d) Нефертити (e) Нефертити (f)

Три рельефных портрета Нефертити (d, e, f) из коллекции Мансура, найденных якобы в южном районе Амарны [3]. Без всякого физико-химического анализа опытный глаз эксперта легко определит, что это подделки.

В подразделе Опасайтесь подделок даются рекомендации, как не попасться на удочку мошенников. Например, пустое поле вокруг рисунка, отсутствие рамок и сопровождающих надписей, резко снижает подлинность рельефа. Если говорить о головах, найденных якобы в Амарне, то все они фальшивые, по крайней мере, по трем признакам. Во-первых, многие из них гипсовые, что, как уже пояснялось, невозможно из-за недолговечности этого материала. Во-вторых, наличие черных меток-указаний, оставленных якобы рукой иллюзорного Тутмоса для его призрачных учеников. В-третьих, невероятная реалистичность портретов, когда фальсификаторы воссоздают некрасивости лица стариков и старух, например, их старческие морщины. Проиллюстрируем перечисленные признаки на конкретных образцах, взятых с сайта www.flickr.com.

Абсурдная разметка

Заготовки статуэток со следами разметки. Однако внимательный анализ очертаний, нанесенных черной краской, показывает, что разметка производилась после вырезания фигурок. Зачем и кому она понадобилась? Неопытный скульптор иногда процарапывает для ориентации какие-то вспомогательные линии, но он не станет их демонстративно выделять черной краской. Эта подчеркнутая «разметка» произведена с иллюстративной целью: мол, мы имеем дело с ученическими работами, которые производились в мастерской Тутмоса.

Эхнатон с метками на лице

Всмотритесь в детали обработки этой головы Эхнатона, найденной якобы в мастерской Тутмоса. То, что на ней нет следов эрозии, которые, непременно, скрыли бы мелкие полосы, оставленные наждаком, говорить не приходится. Но скажите, что означают эти жирные мазки свежей черной краски? Создается впечатление, что художник обвел глаза и брови, а остаток краски на кисточке тут же вытер о щеки Эхнатона. Аферисты явно здесь перестарались.

Эхнатон-1 Другой ракурс лица Эхнатона

Еще одна голова Эхнатона. В силу некоторых эстетических достоинств, она, быть может, стала самой известной. Тем не менее, короткий штрих, идущий из уголка глаза (такой же есть у Нефертити-11), и два длинных штриха, прочерченных от ноздрей до уголков рта, профессионального скульптора поставят в тупик. Он понимает, при каких условиях на коже лица образуются подобные складки. Эти условия здесь отсутствуют: штрихи прочерчены не для дальнейшей работы, а для достижения дешевого внешнего эффекта.

Эхнатон-4 Эхнатон-5
Эхнатон-6 Эхнатон-3

У этих четырех голов Эхнатона брови и глаза выдавлены на стадии сырого гипса (краска не использовалась). На правой нижней голове производилось особое экспериментирование, для чего она была расколота пополам. Правая половинка этой головы подверглась искусственному старению. Кроме того, в отличие от трех предыдущих голов, у нее глаза и брови сделаны выпуклыми.

Дочка-1 Дочка-2

Техника вдавленных глаз и бровей опробована на двух головах царских дочерей. Левая голова изувечена меньше правой, поэтому она осталась в Берлинском музее; правая голова отправилась в Музей Метрополитен и известна не многим.

Нефертити-2
Нефертити-2b
Нефертити-2c

Эти три контрастных снимка головы Нефертити-2 тоже демонстрируют абсурдную обводку и разметку, произведенную мифическим Тутмосом. Зачем нужно было обводить ноздри, уши, границы короны, если они уже выточены и всё прекрасно видно без подчеркивания их черной краской? Легенды, сочиненные мошенниками в отношении фальшивых артефактов, могут сильно различаться. Объединяет их одно: привязка к несуществующему мастеру Тутмосу, который якобы давал указания своим ученикам при помощи черного маркера. Им же он обводил брови и глаза; отсутствие зрачков — важнейший признак борхрадтских подделок.

Нефертити-X

Голову этой Нефертити-X изготовил, видимо, тот же скульптор, что и голову Нефертити-2. Увы, о ее существовании широкая публика ничего не знает, хотя данная скульптура обладает рядом достоинств. Взгляд Нефертити-2 вызывающий и вульгарный, как у девушки легкого поведения. Эта же дама — скромна, держится с достоинством, ее выражение лица кажется более благородным.

Нефертити-X

Однако левая сторона Нефертити-Х, похоже, сильно пострадала. Смотрите, у нее нет ушей. А может быть, скульптор изначально выбрал поврежденный камень недостаточных размеров? Задайтесь вопросом, почему черная краска легла поверх этого повреждения? И вот таких загадок с головами, найденными якобы в Амарне, множество.

Головы жителей Амарны
Четыре головы неизвестных
Еще головы
Возможно, это Эхнатон

Гипсовые головы неизвестных жителей Амарны, исполненные в стиле «откровенного натурализма» или «правдивого реализма». Никакого отношения к древнеегипетской традиции этот стиль, конечно, не имеет. Ничего подобного в Древнем Египте никогда не находили. Две последние головы, возможно, принадлежат Эхнатону. Они показаны крупно, чтобы на них можно было рассмотреть методику старения подделок.

 
 
 

Нефертити кайзера Вильгельма II,
подаренная Джеймсом Симоном

Предыдущие расследования, касающиеся материалов и формы подозрительных артефактов, а также вызывающие подозрение мероприятия, проведенные Борхардтом на месте раскопок, в общем, достаточны для констатации факта мошенничества. Однако не совсем понятны мотивы этого преступления. Чтобы установить их, нужно иметь индивидуальные характеристики главных фигурантов дела. Если к тому же восстановить ту научную и социальную обстановку, в которой действовали злоумышленники, многое прояснится.

У взыскательного читателя могут возникнуть вполне обоснованные сомненья относительно того, что один — пусть даже очень способный аферист, каким на самом деле был Борхардт — мог в одиночку провернуть такую масштабную операцию. Большую часть времени он находился в Египте, между тем, логика его поступков требовала существование влиятельного покровителя, живущего непосредственно в Берлине. Имя этого человека уже неоднократно называлось — это Джеймс Симон. В ближайшее время мы собираемся уделить ему больше места в своем расследовании и тем людям, с которыми он находился в контакте.

Симон напрямую контактировал с кайзером Вильгельмом II, которого сильно интересовала археология. Известно, как только бюст Нефертити-3 оказался в Берлине, императору была преподнесена копия бюста, причем очень необычная. В этой связи попросим читателя внимательно присмотреться к двум ниже представленным цветным бюстам Нефертити. Левое фото в Интернете найти можно, хотя распространено оно гораздо меньше, чем фото правое. После публикации левого фото и комментария к нему в журнале «Горизонт» за июль 2007 год [1] — год выхода знаменитого фильма-расследования «Одиссея Нефертити» [2] — возникает ряд вопросов.

Нефертити-3W Нефертити-3

Сравните: слева — бюст Нефертити-3W из дома кайзера Вильгельма II, справа — бюст Нефертити-3 из дома магната Джеймса Симона. Бюст магната сегодня выдают за подлинник, а бюст кайзера — за его копию. То, что копия далека от оригинала, очевидно всем. Но предположим, что кайзер пожелал видеть у себя дома бюст Нефертити без дефектов, т.е. отсутствующий левый глаз и обломанные уши бюсту-копии он просил восстановить. Однако и в этом случае возникает ряд принципиальных вопросов, на которые невозможно дать вразумительных ответов.

Вопрос 1. Передача копии бюста Нефертити-3W кайзеру Вильгельму II произошла весной 1913 года [1], т.е. спустя несколько недель после того, как Борхардт откопал его в Амарне. Напомним, это произошло 6 декабря 1912 года. После прохождения непростых таможенных процедур бюст вместе с другими найденными предметами был запакован в ящик, погружен на корабль и в январе или даже в феврале 1913 года отправлен в длительное плавание.

Достоверно известно, что ящики с археологическим грузом, в которых был упакован цветной бюст Нефертити-3, прибыли в Берлин только осенью, где-то в октябре 1913 года. Спрашивается, каким образом, когда и с какой целью были изготовлены две копии бюста, одна из которых (Нефертити-3W) весной 1913 года была подарена кайзеру Вильгельму II? К этому основному вопросу можно присовокупить несколько других, быть может, менее принципиальных, но тоже неразрешимых вопросов, например, такие.

Вопрос 2. Почему у бюста-копии (Нефертити-3W) и бюста-оригинала (Нефертити-3) так сильно различаются обломки урея, т.е. обломки кобры, вылепленной из гипса спереди на короне царицы? В принципе, одно это расхождение опровергает тезис об изготовлении копии.

Вопрос 3. Если Вильгельм II, у которого в доме находился бюст Нефертити-3W, захотел иметь скульптурную копию без дефектов — такое разъяснение дается в заметке [1] — то зачем помимо сломанного урея на подбородке и на шее копии нанесены заметные повреждения, которых нет у бюста-оригинала?

Вопрос 4. Почему на лице копии царицы не обведены черной краской брови и ресницы, как это сделано на лице оригинала? И разве трудно было для копии подобрать нужные тона для раскраски короны, лица и губ? Искажения лица столь значительные, что в результате «копирования» получилась совершенно другая женщина.

Вопрос 5. Кто-нибудь в здравом уме может себе представить, чтобы текстильный магнат, Джеймс Симон, отдал во дворец великого императора жалкую копию, в то время как очаровательный оригинал, хранящийся неизвестно где, впервые был представлен публике через десять лет? Почему бы именно оригиналу, а не копии, все эти долгие годы не радовать взор императора?

Барри Кемп (Barry Kemp) 

Барри Кемп (Barry Kemp)

Материалы для «Горизонта» готовит английский египтолог и археолог, профессор Кембриджского университета Барри Кемп (Barry Kemp), уделяющий большое внимание просветительской деятельности. Все мы в неоплатном долгу перед ним за превосходный фильм-расследование «Одиссея Нефертити» [2], в котором сообщается важнейшая информация об афере 20-го столетия (к фильму мы ниже еще вернемся). Тем не менее, именно этот уважаемый профессор несет всю ответственность за неразбериху, которая возникла в связи с заметкой [1]. Правда, в ней называется имя биографа Симона, Олафа Матзэса (Olaf Matthes), который, возможно, и сообщил информацию следующего содержания.

«Итак, всё из найденного, что немцам позволялось отправлять в Берлин, автоматически принадлежало Джеймсу Симону. Вскоре после прибытия Нефертити в Берлин Кайзер узнал, что она должна была оказаться в доме Симона. Вильгельм II напросился в гости на улицу Тиргартен 15а (Tiergartenstr. 15a, где жил Симон) и был внезапно очарован красотой царицы. Симон имел особые отношения с Кайзером. Он не только принадлежал узкой группе так называемых кайзеровских евреев (Kaiserjuden), но — что особенно почетно — имел право, по крайней мере, два раза в год преподносить Его Величеству подарки. Никто из евреев тогдашней Германии не пользовался такой привилегией. Весной 1913 года подарком Симона было каменная копия Нефертити. Это была одна из двух копий, выполненных молодой берлинской женщиной — скульптором Тиной Хайм (Tina Haim). Другую копию Симон сохранил для себя, а оригинальный бюст в том же году пожертвовал Египетскому отделу Королевского Музея в Берлине» [1].

Кайзер Вильгельм II (1859—1941)

Кайзер Вильгельм II (1859—1941) в форме морского офицера; фото 1890 года.

Тут же возникает скороспелое решение: Барри Кемп (или Олаф Матзэс), ошибся: подарок в виде копии Нефертити-3W Симон преподнес Вильгельму II не весной, как сказано в процитированном тексте, а осенью. Действительно, в немецкоязычной Википедии или, например, в другой заметке можно прочитать: «Человеку, финансировавшему экспедицию, которая нашла Нефертити, Генри Джеймсу Саймону, еврейско-немецкому предпринимателю, сделали копию бюста и 3 октября 1913 она была подарена кайзеру Вильгельму II» [1a].

Однако, эта дата тоже не соответствует действительности, так как бюст морским путем был доставлен в Берлин только в октябре. И хотя нам не известно, какого именно числа, к 3 октябрю Тина Хайм не успела бы изготовить две различных копии. Между тем, факт, что оригинальный бюст царицы прибыл в Берлин осенью, где-то в октябре сообщается во многих источниках, например, в «Хронологии» [3]; процитируем этот источник, как наиболее полный.

«Бюст отправился морем с другими найденными предметами и в течение года достиг Берлина. Бюст выставлялся доктором Джеймсом Симоном, который финансировал раскопки и которому принадлежало всё найденное, сначала в его доме. В октябре 1913 он передал его вместе с другими находками Берлинскому музею на выставку предметов искусства.

Полная коллекция из раскопок в Телль эль-Амарне представлялась публике зимой 1913/14 на большой выставке в Египетском музее Берлина. Бюст Нефертити, показанный при приеме императору Вильгельму II двумя днями раньше отдельно от выставки, был, тем не менее, снова удален. По просьбе Борхардта, который опасался осложнений с Египтом, бюст Нефертити утаивался» [3].

Кайзер Вильгельм II

Цветной портрет кайзера Вильгельма II, сделанный по черно-белой фотографии 1903 года (см. ниже).

Проблема расхождения во времени, которую условно можно обозначить, как «проблема весны/осени 1913 года», не единственная. Существует проблема разброса одного и того же события почти на срок в 10 лет. Ее мы назовем «проблемой 1913/1924». В чем она состоит?

В немецкоязычной Википедии и во множестве других источниках, например в [1b], указывается, что оригинальный бюст Нефертити вместе с другими находками из Амарны покинул дом Симона только после войны, в 1920 году. А именно, 11 июля этого года в «Египетском отделении художественных собраний прусского королевства» были выставлены находки из Амарны. При этом сам бюст Нефертити-3 там не выставлялся, его увидели лишь в 1924 году, но он был всё-таки передан музею вместе с другими артефактами. Так это или не так, судить трудно. Строго говоря, о появлении его на людях можно говорить последним указанным здесь годом; до этого он находился где-то во владениях Симона.

Итак, констатируем наличие противоречия, заключающегося в различных датах перемещения оригинального бюста царицы из дома Симона в Берлинский музей. Ясно, что мы имеем дело не с какой-то банальной хронологической ошибкой, допущенной одним невнимательным автором, а с проблемой принципиального значения. Прежде чем предложить ее решение, нужно обратить пристальное внимание оставшимся вопросам, которые выше были сформулированы под номерами 2 – 5. Главный вывод, вытекающий из них, звучит примерно так: бюст Нефертити-3W, находящийся сегодня в голландском доме местечка Huis Doorn, где Вильгельма II после изгнания провел 22 года своей жизни, не является копией бюста Нефертити-3.

Джеймс Симон

Джеймс Симон (1851—1932)

Такой вывод вытекает уже из формулировки самих вопросов. В частности, невозможно и помыслить, чтобы высокопоставленная персона с таким утонченным художественным вкусом, какой был у императора, держал во дворце дешевую бутафорию, сделанную какой-то неизвестной девушкой, Тиной Хайм, и не обладающую художественной ценностью. Император считал себя компетентным археологом; с позиции профессионала, глупо просить скульптора уничтожить следы тысячелетий. Для настоящего ученого следы времени намного важнее художественных достоинств найденного в земле артефакта.

Отсюда немедленно вытекает следствие: Симон подарил Вильгельму II не копию, а оригинал, или то, что окружающие должны были воспринимать как оригинал.

Ситуация сильно запутана и полную реконструкцию тех далеких событий представить будет сложно. Но главная идея аферы выглядит примерно так. В доме Симона первым появился бюст Нефертити-3W вместе с другими фальшивками. Появление бюста связано с поставками антикварных товаров, которые осуществлял Борхардтом, приобретая их на египетских рынках. Бюст приглянулся Вильгельм II, так что Симону ничего не оставалось делать, как подарить его кайзеру. Все дальнейшие события связаны с имитаций археологического открытия бюста Нефертити-3W, который оказался во дворце императора и был уже не доступен Симону и Борхардту.

Таким образом, бюст Нефертити-3 выступал в качестве копии бюста-оригинала Нефертити-3W. Копия сделана по фотографии, но с элементами творчества. Разумеется, никакого подлинника в природе никогда не существовало и существовать не могло, хотя бы по причине недолговечности цветной гипсовой штукатурки (см. подраздел Причины разрушения артефактов). Но расчет был сделан на широкую публику или «глупых египтологов», о которых рассказывалось в подразделе А был ли Тутмос? Никто в те годы не мог предвидеть, что бюстом царицы заинтересуется мир.

Нефертити-12. Рельеф. Каирский музей
Рельеф Нефертити-12. Подделка на блоке б/у,
найденном в районе Великого храма Атона.
Известняк. Египетский музей, Каир.

Похоже, Симон загнал себя в угол, так что грандиозная афера 20-го века во многом получилась вынужденной. Борхардт выполнял полевое прикрытие, создающее видимость реального археологического открытия. Он разыграл правдоподобную сцену с семьей герцога Саксонского на месте раскопок в Амарне (см. подраздел О подделке бюста Нефертити). Он же нашел ваятеля в Египте, согласившегося за скромное вознаграждение изготовить плоский вариант царицы Нефертити-12 на обломке каменной плиты, изображение которой Тия, жена Аменхотепа IIIносило определенные черты сходства с объемной Нефертити-3 (см. фото выше, а также читайте подраздел Предтеча цветного бюста Нефертити).

Каким образом бюст Нефертити-3W оказался в доме Симона, уже говорилось. Скорее всего, его приобрел Борхардт у каирских спекулянтов, торгующих антиквариатом. Автор данного произведения искусства нам не известен, как не известны имена других скульпторов трудившихся под вывеской «мастерская Тутмоса». Хорошо известно, что Борхардт на деньги Симона купил голову царицы Тии, сделанную из эбенового дерева (фото справа). Ей он посвятил длинное описание, изданное Симоном в 18-м выпуске научных публикаций Немецкого восточного общества за 1911 год [4]. Является ли эта голова подлинной — сказать трудно, но ее появление, несомненно, повлияло на выбор Симона назначить Борхардта руководителем археологических раскопок, которые впоследствии послужили прикрытием для сбыта приобретенных на египетском рынке настоящих предметов искусства или фальшивок «домашнего приготовления».

Может быть, первоначально бюст Нефертити-3W Симон и Борхардт приняли за подлинник, как и три других изделия: голову Нефертити-2, известную голову Эхнатона и берлинскую голову царской дочки. Три названных предмета вместе с бюстом Нефертити-3W запечатлены на фотографии, опубликованной Барри Кемпом во 2-м выпуске журнала «Горизонт» за 2007 год [1]. На фотографии можно разглядеть детали обломка урея бюста царицы, что заметил и автор заметки. Они однозначно указывают на бюст Нефертити-3W, который расположился на самом почетном месте гостиной между портретами матери и отца Симона. Ясно, что фотография сделана до передачи бюста Нефертити-3W Вильгельму II, которая произошла, скорее всего, весной 1913 года, но, возможно, и намного раньше.

Гостиная в доме на улице Тиргартен 15а, где виден бюст Нефертити-3W

Фрагмент фотографии из журнала «Горизонт» за 2007 год [1], где под портретами матери и отца Симона, висящими в гостиной дома на улице Тиргартен 15а, можно видеть четыре головы. Слева от бюста Нефертити-3W стоит голова Нефертити-2, справа — известная голова Эхнатона, еще правее — голова дочери Нефертити, которая летом 2009 года экспонировалась у нас в Санкт-Петербурге на выставке «Прекрасная пришла». Обращаем внимание, что обломок урея соответствует бюсту именно Нефертити-3W, а не Нефертити-3. Статуэтка женщины с прижатыми к лицу руками к нашей теме не имеет отношения.

Как бы там ни было, сказать кайзеру, что «шедевр» приобретен на спекулятивном рынке, Симон не мог. Это означало бы провал археологического проекта. Хорош будет рыбак, который покупает рыбу на рынке! Для розыгрыша придуманной им театральной пьесы он заказал изготовить бюст Нефертити-3, причем подошел к новому изделию творчески.

Либо Борхардт, либо кто-нибудь из доверенных археологов подсказали Симону, что повреждений на бюсте Нефертити-3W маловато. Он приказал скульптору удалить у Нефертити левый глаз, обломать выступающие уши и выступающую часть урея. Он также распорядился использовать более яркую палитру: кожа царицы сделали несколько светлей, зато глаза и брови обвили черной краской. Кроме того, заказчик приказал раскрасить более сочными тонами украшения вокруг шеи царицы

Такая цветовая коррекция выглядит вполне логично; она приближает фальшивое изделие к древнеегипетской художественной традиции. Однако с этим существенным изменением первоначального образа царицы Симон, кажется, сильно рисковал. Стоило кайзеру или кому-то еще сравнить бюст-оригинал Нефертити-3W с бюстом-копией Нефертити-3, как подлог был бы тут же обнаружен. Но в том-то и дело, что Вильгельм II подарок Симона не оценил и, наверняка, почти сразу про него забыл, как о каком-то незначительном недоразумении.

Нефертити-3WДело в том, что в то время в окружении кайзера находился самый квалифицированный эксперт-археолог Европы, Вильгельм Дёрпфельд, работавший до этого бок о бок с Генрихом Шлиманом. Он, конечно же, распознал гипсовую фальшивку, о чём и доложил императору. И хотя бюст Нефертити-3W вместе со всеми другими вещами Вильгельма II, погруженными в 23 вагона, переехал в Huis Doorn, хозяин дома, скорее всего, просто не догадывался о его наличии.

Ко дню рождения и по другим торжественным поводам императору подносилось сотни скульптур, картин, сервизов и прочих художественно выполненных изделий. Где-то среди этого множества подарков затерялся и бюст Нефертити-3W, подаренный Симоном. Это сегодня мы придаем определенное значение ему, но до демонстрации бюста Нефертити-3 на Берлинской выставке 1924 года о бюсте Нефертити-3W, находящемся в голландском доме изгнанного из Германии императора, никто и не вспомнил.

В конце 1912 года Симон почувствовал, что его подарок был проигнорирован императором и надежно всеми забыт. Поэтому он и решился на аферу, в которой участвовала совершенно другая фальшивка (бюст Нефертити-3) и ее копия (бюст Нефертити-3TH), упомянутая в заметке [1]. Бюст Нефертити-3TH можно было увидеть на выставке «Государственные музеи Берлина и наследие Джеймса Симона», проходившей с 18 октября 2008 по 18 января 2009 года в Музее Изящного Искусства в Сан-Франциско. Информацию об этой выставке сообщил нам автор заметки журнала «Горизонт» и далее он добавляет.

«Вторая копия [т.е. бюст Нефертити-3TH] вместе с другими копиями королевских статуй, найденными в Амарне, Джеймс Симон вплоть до своей кончины хранил в гостиной комнате непосредственно под портретами своих родителей. После смерти Симона в течение нацистского периода каменную копию Нефертити, наиболее вероятно, хранила его домохозяйка Тереза Марнер (она не была еврейской). В 1950-ых копия перешла внуку Джеймса, проживающему в Англии, и она остается частью семейной собственности» [1].

Нефертити-3TH Нефертити-3

Слева — копия бюста Нефертити-3, изготовленная Тиной Хайм и сохраненная в годы нацизма Терезой Марнер (обозначим эту копию Нефертити-3TH). Справа для сравнения еще раз приведен бюст Нефертити-3, который считается подлинным. Можно видеть, что данная копия, до сих пор принадлежащая семейству Симонов, действительно похожа на оригинал. Бюст Нефертити-3TH, между прочим, также похож на другую копию, которая использовалась для съемок фильма «Одиссея Нефертити» [2]. Обе копии обладают каким-то безжизненным «стеклянным» взглядом; одинокий глаз Нефертити-3 кажется одухотворенным.

Выставка в Сан-Франциско 2008/9 гг., которая заняла шесть галерей «Ордена почетного легиона», широко освещалась в СМИ. И сегодня в Интернете легко можно отыскать множество повторяющихся фотографий бесценных произведений искусства, которые когда-то являлись собственностью Джеймса Симона. Ниже в качестве примера представлены пять из них — все, конечно, подлинные — а выше этого абзаца приведена фотография той самой копии, которую по просьбе Джеймса Симона изготовила Тина Хайм и уберегла от нацистов Тереза Марнер.

Andrea Mantegna 1465/70 Thomas Gainsborough (1731-1798) The Priest Nichiren in the Snow on Sado Island
Luca Giordano(1634–1705) Lion Relief from the Processional Way in Babylon

Бесценные шедевры, первоначально принадлежавшие Джеймсу Симону; по порядку слева направо: 1) «Богоматерь со спящим младенцем», холст кисти Андреа Мантенья (1465/70); 2) «Юрист Джошуа Гриджби», холст кисти Томаса Гейнсборо (1760/65); 3) «Священник Нитирэн в снегу на острове Садо», гравюра Утагава Куниеси (1831); 4) «Святой Михаил», холст кисти Лука Джордано (ок. 1663); 5) Вавилонский лев эпохи Навуходоносора II (6-й век до н.э.), выполненный из глазированных глиняных кирпичей (рельеф был восстановлен в 1920 году из многих сотен крохотных осколков).

Как может убедиться сам читатель, копия бюста Нефертити-3TH (фото слева) действительно очень похожа на бюст-оригинал Нефертити-3 (фото справа). Единственное, что у бюста-копии заметно отличается самая нижняя часть основания. Помимо этого, весь цветной облик скульптуры выглядит менее испачканным, чем образ бюста-оригинала (обратите внимание на замызганную шапку-корону). На желтой ленте, лежащей на лбу, и на украшениях вокруг шеи царицы гораздо меньше потертостей. Кроме того, Тина Хайм немного не рассчитала с расстоянием между глазом и бровью. Посмотрите, расстояние от зрачка до бровной дуги у Нефертити-3TH заметно больше, чем у Нефертити-3, зато губы чуть меньше и выглядят они не столь чувственно.

Однако не вызывает никаких сомнений, что Хайм старалась вылепить из гипса точную копию бюста-оригинала Нефертити-3, в отличие от неизвестного нам скульптора, который вылепил бюст Нефертити-3W. Если бы кайзер Вильгельм II заказал бюст с полноценным левым глазом, как об этом сказано в статье [1], Хайм выполнила бы его просьбу без того косоглазия, которое возникло у бюста Нефертити-3W. Все мы можем легко представить, как выглядела бы такая ее копия.

Но всматриваясь еще и еще раз в бюст Нефертити-3TH, мы отчетливо понимаем, что эта ваятельница просто не смогла бы изготовить бюст Нефертити-3W, поскольку он вылеплен без всякой оглядки на бюст Нефертити-3, обладает совершенно индивидуальными чертами. А это как раз и означает, что он появился на свет несколько раньше, чем откопали в Амарне всем известный «шедевр».

Джеймс Симон 1901

Джеймс Симон в своем кабинете в доме на Тиргартенштрассе 15а (год 1901). Он — король текстильной промышленности Германии, щедрый меценат, страстный коллекционер и большой поклонник изящных искусств Древности, Средневековья и Возрождения. Эта картина вместе с другими произведениями искусства экспонировалась на выставке «Государственные музеи Берлина и наследие Джеймса Симона», которая проходила в Сан-Франциско в период с 18 октября 2008 по 18 января 2009 года.

Зачем Симон попросил Хайм изготовить дубликат бюста Нефертити-3, т.е. бюст Нефертити-3TH? Прежде всего для того, чтобы оставить у себя дубликат, когда бюст-оригинал отправился Борхардту для розыгрыша в Амарне накануне прибытия туда герцога Саксонского со свитой театральной пьесы под названием «Великое археологическое открытие». В последующем копия могла пригодиться для безопасности и страхования от непредвиденных ситуаций в отношении оригинала — даже в том случае, если он фальшивый.

Когда хозяин дома, битком набитого бесценными произведениями искусства, отлучался из дома на длительное время, он приказывал слуге запереть свое богатство в надежном и тайном месте, а по комнатам расставить и вывесить копии картин и скульптур. Поскольку Симон был востребованным общественным деятелем и крупным бизнесменом, которому, наверняка, приходилось отлучаться по делам, такая мера предосторожности была не лишней; так поступают многие и сегодня.

Еще одна причина: если друзья, жена или дети просили Симона показать кому-то экспонаты из его коллекции, он мог предоставлять им копии вместо оригиналов. Да мало ли случаев, когда дубликаты можно пустить в дело! Однако думать, что текстильный король, в собственности которого находились сотни подлинных произведений, мог подарить императору бутафорскую скульптуру — значит, сильно недооценивать кайзера Вильгельма II, к биографии которого мы сейчас и переходим.

 
 
 

Кайзер Вильгельм II как человек и археолог

Кайзер Вильгельм II (январь 1861)

Будущий кайзер Вильгельм II в форме моряка
(январь 1861 год).

С детства и до самой глубокой старости Вильгельм II занимался археологией. Причем лично принимал самое непосредственное участие в раскопках, был хорошо знаком с главными археологами своего времени, немало написал об этом предмете. Однако он никогда не упоминал имена Борхардта и Симона, не вспоминал о подаренном ему бюсте Нефертити-3W. Всё выглядело так, будто два указанных персонажа для него не существовали, как не существовали и все «шедевры», найденные якобы в Амарне. Чтобы понять, почему так случилось нужно хорошо представлять себе своеобразие личности Вильгельма II, а также ту научную атмосферу, сложившуюся в связи с археологическими открытиями Генриха Шлимана.

Будущий император Великой Германии, развязавший Первую мировую войну, родился 27 января 1859 года хилым, болезненным мальчиком, с искривленной шеей, больными ушами и с парализованной в результате вывиха плечевого сустава левой рукой. Все детские и юношеские годы он вместе с родителями и врачами стремился свести к минимуму последствия родовой травмы.

Кайзер Вильгельм II (1871)

Портрет кронпринца Вильгельма II в возрасте 12 лет, одетого в китель с погонами военно-морского флота. На его груди виден орден Черного Орла и золотой крест Ордена Королевского Дома Гогенцоллернов (фотограф Евгений Конус).

«Поэтому был назначен ежедневный душ из морской воды и физиотерапия — электризация различными видами тока. Руку распрямляли и вытягивали при помощи специально сконструированной для этой цели "рукораспрямительной машины", здоровую правую руку привязывали к туловищу в надежде, что мальчик поневоле начнет пользоваться левой, свежеубитых диких животных разрезали и прикладывали к больной руке для того, чтобы в нее перешла жизненная сила. Кроме того, он на протяжении ряда лет должен был носить "машину для прямодержания головы", пока наконец родители и врачи не решились на операцию рассечения шейной кивательной мышцы, после чего кривошеесть исчезла. Читателю нетрудно представить себе психические последствия такого лечения, тем более что с медицинской точки зрения оно было совершенно бессмысленным.Вильгельм II (1874)

Вильгельм II в возрасте 14 лет

Однако самая тяжелая родовая травма не принадлежала к числу видимых повреждений. Во время родов матери на протяжении нескольких часов давали хлороформ, и ребенок также оказался под наркозом. Возникшее вследствие этого кислородное голодание усугубилось действием спорыньи, которую неоднократно получала мать, в результате чего схватки приняли судорожный характер. При заднем предлежании всегда происходит передавливание пуповины, за счет чего на несколько минут прекращается поступление кислорода в мозг ребенка. Во врачебном отчете сказано, что принц Вильгельм появился на свет "в значительной степени без признаков жизни", и уже задолго до этого акушеры отмечали, что "биение пуповины было замедленным, слабым и почти замирающим". Этот анамнез позволяет с большой степенью вероятности сделать диагностический вывод о том, что Вильгельм уже при рождении получил легкое повреждение мозга. Такого рода патология проявляется обычно в нарушениях поведения типа гиперактивности, повышенной раздражительности, ослаблении способности к концентрации внимания, склонности к импульсивным действиям и недостаточной стойкости, способности "держать удар"» [5].

фото кайзера 1фото кайзера 7
фото кайзера 9фото кайзера 10 

Вильгельм II любил фотографироваться.
Его усы имели форму буквы W —
первая буква в его имени.
Эти усы вошли в моду.

Рассказывают такой случай: «В четыре года родители взяли его в Англию на бракосочетание дяди, принца Уэльского. Церемония была долгой, ребенок капризничал. Два дяди-герцога, ненамного старше кронпринца, призвали племянника к порядку с помощью пары подзатыльников. Вильгельм, схватив подаренный дротик, бросился на обидчиков. В суматохе он сумел прокусить одному из них ногу. Этот инцидент вспоминали часто, сначала как самый интересный на свадьбе, потом как политический символ» [6].

«Гордая мать Вильгельма очень страдала из-за физической и духовной неполноценности сына. Ее первенец, которому по монархической традиции предстояло стать королем и императором, должен был стать не меньше чем "вторым Фридрихом Великим". На пути этой мечты становились его физическое увечье и интеллектуальная посредственность, к которым вскоре прибавились и недостатки характера. С самого начала мать жаловалась на его верхоглядство и лень в учебе, душевную холодность и высокомерие. Эта вообще-то чрезвычайно умная женщина просто не в состоянии была смириться с тем, что поставленная ею цель на самом деле не соответствует возможностям ее сына, что она требует от него невозможного. Юный принц постоянно видел разочарование матери и в ответ пытался утвердить собственное Я через отказ в выражении нормальных сыновних чувств и бунт.

портрет кайзера 2портрет кайзера 41
портрет кайзера 3портрет кайзера 14
портрет кайзера 13портрет кайзера 8
портрет кайзера 6портрет кайзера 5
портрет кайзера 4портрет кайзера 11

Кайзер обожал позировать для своих портретов. Для 
каждого портрета придумывалась и шилась новая форма.

Когда Вильгельму исполнилось шесть лет, ему назначили военного гувернера и гражданского воспитателя. ... На должность гражданского воспитателя был назначен доктор Георг Хинцпетер, чрезвычайно строгий кальвинист, который оставался при Вильгельме до его совершеннолетия и, по выражению наследной принцессы, "имел неограниченное влияние" на своего воспитанника. ... даже откровенно садистские методы Хинцпетера не принесли существенных результатов, и вскоре он начал жаловаться на невнимательность, лень и "фарисейский" характер воспитанника, но в первую очередь на его "эгоизм, достигший почти кристаллической твердости", который образовал "глубинное ядро его личности". Первые оценки типа "трудный, очень трудный" относятся к 1874 году» [5].

Чтобы не чувствовать себя ущербным, Вильгельма заставляли упражняться в плавании, верховой езде, фехтовании, стрельбе из лука. Он вставал в пять утра и ложился в десять вечера: весь день проходил в непрерывных тренировках. В 1869 году принц получил звание лейтенанта первого гвардейского пехотного полка; с 1873 по 1876 год обучался на обер-лейтенанта, так что он всегда чувствовал себя военнообязанным. «Характер Вильгельма с самого начала был очень неровный. Физически слабый и нескладный, принц постоянно старался показать свою силу. Внутренне робкий и неуверенный в себе, он держался вызывающе и самоуверенно. Отсюда происходили его любовь к позе, его явное бахвальство, его неудержимое пустословие, так раздражавшее всех нормальных людей» [7].

В возрасте 15 лет для преодоления этих психических комплексов Хинцпетер с разрешения матери отдал принца в обыкновенную гимназию, где учились и дети простых крестьян. Мать «страшно раздражалась оттого, что Вильгельм с трудом усваивает даже обычную школьную программу. Мать жаловалась на его верхоглядство и лень в учебе, душевную холодность и высокомерие"» [5].

открытка кайзера 33открытка кайзера 34
открытка кайзера 35открытка кайзера 36
открытка кайзера 37открытка кайзера 38
открытка кайзера 39
открытка кайзера 43
открытка кайзера 45
открытка кайзера 46
открытка кайзера 47
открытка кайзера 49
открытка кайзера 50открытка кайзера 15
открытка кайзера 16открытка кайзера 17
открытка кайзера 18открытка кайзера 51
открытка кайзера 60
открытка кайзера 61открытка кайзера 62

Сотни поздравительных открыток с изображением
кайзера Вильгельма II продавались в магазинах.

«Когда ему исполнилось 18 лет, Вильгельм все же выдержал экзамены на аттестат зрелости с оценкой "хорошо", но его леность в учебе приводила родителей в полное отчаяние. "Он от природы ужасный бездельник и тунеядец, он ничего не читает, разве что идиотские истории... у него нет жажды знаний, — жаловалась мать в 1877 году — я боюсь, что его сердце совсем бесчувственно". Она писала, что у Вильгельма нет "скромности, доброты, доброжелательности, уважения к другим людям, способности забывать о себе, смирения", и желала, чтобы удалось "сломить его эгоизм и его душевную холодность"» [5].

«Осенью 1877 года Вильгельм приступил к занятиям в Боннском университете, но вскоре у него обнаружилось хроническое инфекционное заболевание правого уха, вызвавшее серьезнейшие опасения не только за его рассудок, но даже и за жизнь. Английский хирург, обследовавший его по поводу заболевания уха, первым высказал сомнение в психической нормальности прусского принца. Он предостерегал, что Вильгельм "никогда не сможет быть нормальным человеком" и что время от времени у него будут случаться припадки ярости, во время которых он будет утрачивать всякую способность к разумному суждению. Врач предсказал, что вступление на престол Вильгельма II "возможно, создаст опасность для всей Европы"» [5].

Кайзер Вильгельм II как агрессор

Во время Второй мировой Гитлер действовал жестоко, чем навлекал на себя ненависть. Кайзер Вильгельм II в войну 1914-1918 часто действовал не только жестоко, но и глупо, чем вызывал смех газетчиков.

«С 1879 начал проходить военную службу в Потсдаме. ... Прежде всего и больше всего он хотел быть блестящим прусским офицером, а только потом всем остальным. ... В 1885 году он получил чин полковника, в 1888 был произведен в генералы и в том же году унаследовал после скоропостижной смерти отца германский престол. ... Вскоре после коронации Вильгельма его мать, вдовствующая императрица, написала: "Я скорблю по Германии, теперь она станет другой. Наш сын молод, слеп и безрассуден. Он непременно выберет ложный путь и позволит дурным людям склонить себя на дурные дела". Лучше, чем кто-либо другой, она понимала, что Вильгельм не имеет ни соответствующих знаний, ни личных качеств для того, чтобы быть правителем такой великой и могущественной страны, как Германия» [7].

«В 1890 году Вальдерзе писал: "Его поступки определяются исключительно стремлением к популярности... Он буквально гонится за овациями, и ничего не доставляет ему такого удовольствия, как ревущей "ура" толпы". Граф Цайдлиц-Трюцшлер в свою очередь писал об императоре: "Он ребенок и останется ребенком навсегда". Так оно и было на самом деле. Все, кто хорошо знал Вильгельма, в один голос утверждали, что он так никогда и не стал зрелым человеком. Он постоянно фантазировал, путал мечты и реальность, увлекался то одной идеей, то другой. Политика была для него игрой, которой он предавался с азартом и наслаждением, не отдавая отчета о последствиях своих действий» [7].

Der Kaiser 

Иронично обыгрывали цифры:
император Наполеон был Первым,
император Вильгельм только Вторым.

Кайзер, хватит 

Голос свыше: «Кайзер, хватит полить из пушек, одумайся»

«В 1900 году Вильгельм дал немецким войскам, отправлявшимся в Китай, приказ вести себя подобно гуннам: "Если вы встретитесь с врагом, то для того, чтобы драться. Пощады не давать, пленных не брать. Тот, кто попадет в ваши руки, в вашей власти". ... Агрессивность Вильгельма носила настолько стихийный и первобытный характер, что порой он обращал ее против собственного парода, против аристократов, против рабочих — ему это было безразлично. Выступая перед новобранцами, он вещал, что они должны убивать своих отцов и братьев, если он даст такой приказ. Во время забастовки трамвайщиков от императора пришла такая телеграмма: "Я рассчитываю, что при вмешательстве войск будет убито не менее 500 человек". Он считал, что "пока солдаты не выгонят из рейхстага социал-демократических вождей и не расстреляют их, ничего не улучшится". ...

Агрессивности сопутствовало "комедиантство", в котором зловеще сочетались жестокое и смешное. Князь Гогенлоэ вспоминал, что Вильгельм любил поворачивать кольца на своих пальцах камнями внутрь, причиняя при рукопожатии такую боль, что у его посетителей порой из глаз брызгали слезы. Болгарский царь публично получил от него увесистый пинок в зад. Русского великого князя он треснул маршальским жезлом по спине. А герцога Заксен-Кобургского и Готского император "форменным образом отколотил".

В дневнике одного швабского дипломата подробно описываются забавы императора во время морских путешествий. Здесь мы можем прочесть "об отвратительном зрелище", когда во время утренней зарядки "старых перечниц-генералов заставляют приседать, что они делают с искаженными лицами, император подбадривает их тумаками, они делают вид, что это отличие доставляет им несказанную радость, а сами сжимают в карманах кулаки и бранятся ему вслед, как базарные бабы".

Граф Филипп Ойленбург рассказывал, что однажды, находясь на императорской яхте, он вечером лег в постель и заснул, но "около полуночи был разбужен визгливым голосом императора у двери моей каюты. Он... гонял старых генералов по корабельным коридорам, заставляя их улечься спать". Во время второго марокканского кризиса адмирал фон Мюллер записал в дневнике: "Утром во время зарядки большое дурачество. Его Величество изволил перерезать ножом подтяжки Шоллю"» [5].

В самом деле, от многих пороков, проявившихся еще в детстве, он так и не смог избавиться. Например, от непомерного хвастовства и самомнения, полного отсутствия, в первую очередь, человеческого, а затем и политического такта. О нём говорили: «На всякой свадьбе он желает быть невестой, а на похоронах — покойником».

Можно долго и скрупулезно анализировать причины возникновения Первой мировой войны и ее бесславного поражения. Но одна из главных причин лежит на поверхности — это патологическая личность самого Вильгельма II. Он сделал слишком много необдуманных поступков, которые либо напрямую, либо косвенно привели к войне.

сатира на кайзера 19
сатира на кайзера 20
сатира на кайзера 32
сатира на кайзера 22
сатира на кайзера 23
сатира на кайзера 25
сатира на кайзера 24
сатира на кайзера 26
сатира на кайзера 28
сатира на кайзера 30
сатира на кайзера 31
сатира на кайзера 29
сатира на кайзера 21 

Политическая сатира и карикатура,
обрушившаяся на кайзера в период
проведения им военной кампании
1914 —1918 гг.

Была ли всему виной родовая травма, повредившая мозг, или неудачно сложившаяся комбинация родительских генов, только с детства кайзер Вильгельм II был импульсивен, непостоянен в выборе для себя занятий и ужасно тщеславен. Это мешало ему сосредотачиваться на каком-либо одном предмете, ему не доставало терпения и, прямо скажем, ума для полного погружения в ту или иную проблему. Отсюда его верхоглядство и всезнайство, которое может произвести положительное впечатление разве что на какую-нибудь взбалмошную барышню, но только не на ученого мужа, который видел в императоре армейского дурня.

Каким вдохновенным оратором, гибким дипломатом, проницательным политиком, строгим военачальником и мудрым стратегом был кайзер, говорить не приходится, пусть читатель домысливает сам. Но кроме того, Вильгельм II считал себя талантливым композитором, так как однажды написал банальное либретто (его мать была музыкантшей и помогала ему в написании простеньких музыкальных произведений). Он был блестящим драматургом, так как сочинил несколько театральных пьес и одну унылую драму, которую поставил на сцене какой-то берлинский театр. Он был великолепным художником, так как сделал эскизы скульптурных фигур для фонтана, рисовал фасады дворцовых построек и фортификационных сооружений. Он был выдающимся инженером, так как спроектировал «Мост Кайзера», позволивший из его виллы Ахиллион, расположенной высоко на горе, спускаться прямо к морю, минуя автомобильную трассу.

Если всем этим он занимался в основном по причине своей феноменальной непоседливости, то археологию, историю и культуру древних народов он изучал от необъятной любви к этим гуманитарным предметам, которую он пронес через всю свою долгую и беспокойную жизнь. Будучи еще мальчишкой, Вильгельм много слышал от деда, отца и своих коронованных родственников об археологических находках его соотечественника, Генриха Шлимана. Подростком он видел и говорил с ним, отчего его сердце преисполнилось патриотической гордости за выдающиеся успехи, достигнутые этим великим человеком.

Когда мать будущего императора сетовала на пустые романтические увлечения сына, что «он ничего не читает, разве что идиотские истории», она, по-видимому, имела в виду и те истории, которые рассказывал Шлиман о себе и своих находках (о них читайте в 6-й части). Мать надеялась, что сын займется экономикой, юриспруденцией или чем-то подобным, а он заинтересовался совсем неподходящей для монарха областью — археологией. Впрочем, в этом было мало вины самого Вильгельма. Это Шлиман вовлек в археологическое сумасшествие всё культурное сообщество Европы, включая не только образованных аристократов, посещавших светские салоны Берлина, Вены, Лондона, Парижа, но и монарших особ, радеющих за культурно-историческое просвещение своих подданных.

Elisabeth I (Sissi) 

Императрица Елизавета I (Сисси)

Перед мысленным взором императора Германии постоянно стоял образ императрицы Австро-Венгерской империи Елизаветы I или, Элизабет (Elisabeth), которую близкие ей люди ласкательно звали Сисси — Sissi (иногда пишут Sissy или Sisi, что уже считается неправильным) переводится как Девочка или Девушка. Дама эта была необыкновенной красоты и обаяния, но в придачу к ее ангельской внешности прикладывался колючий и капризный характер какого-то мальчишки-сорванца, который, тем не менее, не отталкивал, а напротив, привлекал к ней всех, кто ее хоть немножечко знал. Сочетание было невообразимое — смесь жаркого пламени с холодным льдом.

Franz Joseph I 

Император Австро-Венгерской империи Франц-Иосиф I

Она не любила своего мужа, ее двоюродного брата, императора Франца-Иосифа I, за которого была выдана в 15 лет почти насильно, но он обожал её и готов был выполнить любое желание. А желания эти часто были очень странными: то она попросит одну из своих комнат оборудовать как палату для душевнобольных, то уедет куда-нибудь в дикие леса Ирландии, чтобы охотиться там на свирепых хищников, то начнет соблюдать жуткую диету, например, пить кровь с молоком или есть морской песок, то закажет для себя экзотический подарок, которого не сыщешь во всей Европе, например, клык тигра или кисточку от львиного хвоста.

Императрица Элизабет, фото 1867Несносная девчонка 

Несносная, капризная девчонка была эта Сисси

Она носила либо чрезвычайно роскошную одежду, либо слишком простецкую, середины не было. По улице и парковым аллеям часто прогуливалась одна, одетая в черное консервативное платье, прикрывая лицо веером, чтобы ее не узнали прохожие. Когда Вильгельм в возрасте 14 лет (см. его фото выше) увидел Сисси, он беспамятства влюбился в нее. При встрече с кронпринцем Германии императрица улыбнулась и что-то прошептала ему на ухо. Вильгельм остолбенел, покраснел, вытаращил на нее глаза и тупо молчал. В ответ на это замешательство она весело рассмеялась, взъерошила ему волосы, взяла за руку и куда-то увела…

Элизабет-Сисси любили все мужчины 

Элизабет-Сисси любили все мужчины — ее невозможно было не любить.

Как только Вильгельм узнал об убийстве Сисси, он тут же примчался в Вену. Слезы текли у него ручьем, причем плакал не только он, вся Европа рыдала, хотя жизнь такой отчаянной красавицы непременно должна была закончиться трагически. Дело было так.

В Женеве 10 декабря 1898 года прямо на улице на нее напал итальянский анархист Луиджи Лучини. Убийца нанес ей множество ударов в грудь большим ножом для разделки мяса. На ней был корсет, который не только не защитил ее, но и доставил дополнительные мучения. Так бы хватило одного или двух ударов, но убийца, почувствовав, что ему что-то мешает, ожесточился до крайности. Сломав множество ребер и разворотив всю грудь, он так и не задел сердце. Несколько часов она находилась еще в сознании, тихо вопрошая: «Что же случилось со мной?"

Убийство императрицы ЕлизаветыЛуиджи Лучини — убийца Сисси

Рисунки из газеты, рассказывающей об убийстве императрицы Елизаветы I итальянским анархистом Луиджи Лучини 10 декабря 1898 года на улице Женевы.

Сисси не понимала, что от него хочет этот злой человек. Приняв его за обыкновенного грабителя, она предлагала ему какие-то украшения, которые были на ней. То, что он действует из политических соображений, ей и в голову не могло прийти. Когда Лучини спросили, зачем же было убивать такую прекрасную женщину, он ответил, что ему всё равно кого убивать, главное, чтобы пролилась королевская кровь.

Статуя Ахилла

Статуя Ахилла, установленная в парке "Ахиллиона" на острове Корфу (Джон Гетц, картина 1909 года, фото с сайта http://www.rmo.nl). Почти ежегодно в период с 1907 по 1914 гг. в "Ахиллион" приезжала дочь кайзера Вильгельма II Гизела.

Сисси никогда не интересовалась политикой, считая ее забавой для амбициозных мужчин. Долгими зимними вечерами она зачитывалась «Илиадой» и «Одиссей», двумя гомеровскими поэмами, которые успели войти в моду благодаря открытию Шлиманом «клада Приама». Она отдавалась грезам: ставила себя на место красавицы Елены, которую обольстил Парис, сын Приама, и увез к себе на родину. Из-за этого похищения вспыхнула ожесточенная Троянская война с ахейцами, длившаяся десять лет и закончившаяся поражением троянцев. Сильный, ловкий и благородный Ахилл, победивший Гектора, но сраженный коварной стрелой Париса, стал ее любимым героем.

Сисси попросила мужа, чтоб тот купил ей тихую и уютную виллу где-нибудь на греческом острове. Император Франц-Иосиф I раскошелился на безумно огромные деньги в 9 миллионов золотых франков и в 1888 году построил для нее сказочный замок на высокой горе острова Корфу (это его итальянское название, греческое название острова Керкир), что находится в Ионическом море на севере Греции. В честь своего любимого героя Ахилла она назвала свою непреступную крепость Ахиллион.

Ахиллион, Ахилл 

Вверху: терраса виллы "Ахиллион",
внизу: статуя поверженного Ахилла.

Мысли о замке захватили ее воображение и наполнили жизнь содержанием. Его проектирование и строительство, осуществлявшееся архитекторами Ланди и Карито, проходило под ее чутким руководством. Сисси сама на собственный вкус заказывала великолепную статую поверженного Ахилла, приобретала дорогие картины, роскошную мебель, старинные вазы древнегреческих форм и прочую дворцовую утварь. Однако после трагического самоубийства ее единственного сына кронпринца Рудольфа в январе 1889 года, она как-то сразу сникла, погрузившись в долгую и глубокую прострацию, в декабре этого года ее убили саму, а в декабре следующего, 1890, года умер другой ее и Вильгельма II кумир, археолог Генрих Шлиман.

Керамика из виллы Ахиллион

Керамика из виллы "Ахиллион", принадлежавшая Сисси — императрице Елизавете I и герцогине Баварской. Все артефакты подлинные (Афины, 450-440 до н.э.). Сейчас эти предметы находятся в коллекции «Hermes House» Венского музея (фото с сайта http://www.rmo.nl).

В 1905 году кайзер начал вести переговоры с императором Францем-Иосифом I о приобретении виллы-замка Сисси; в 1907 году «Ахиллион» перешел в собственность Вильгельм II. За прошедшие годы здание пришло в запустение, и Вильгельму пришлось вложить немалые финансовые средства для приведения обветшалых дворцовых построек в порядок. Как в свое время Сисси, Вильгельм с большим энтузиазмом взялся за дело. Стараясь максимально сохранить архитектурный замысел императрицы Елизаветы I, он всё-таки кое-что отстроил заново и немного увеличил площади принадлежавшего ей дворца.

Вильгельм и Франц-Иосиф 

Слева Вильгельм II, справа Франц-Иосиф I — два императора,
соответственно, Германской империи и Австро-Венгерской.

Троянская война произошла в XII веке до н.э., Гомер жил пять столетий спустя предположительно на острове Лесбос, который расположен недалеко от Троады. Остров Корфу находится не близко от этих мест, но тоже богат историческими событиями. Во времена Гомера, т.е. в VII веке до н.э., Периандр организовал военный поход на Корфу. После победы над местным населением его заселили жители Коринфа. Во времена Пелопонесской войны Корфу был морской базой афинян. В качестве таковой в последующие годы он участвовал почти во всех войнах, которые вели сначала афинские, македонские, спартанские военачальники, а затем и римские. Под развалинами древних крепостей и дворцовых построек Вильгельм II надеялся отыскать оружие и предметы роскоши, оставшиеся от древних цивилизаций.

На остров Корфу кайзер приезжал почти ежегодно, обычно весной, где проводил несколько недель, иногда месяцев. Он приказал оборудовать «Ахиллион» надежной связью с Берлином, чтобы можно было из этой новой весенне-летней резиденции без больших проблем управлять всеми государственными делами. В апреле 1911 года на острове Корфу вблизи «Ахиллиона» при непосредственном участии кайзера начались развернутые археологические раскопки. Их возглавил бывший сотрудник Генриха Шлимана и его «правая рука», археолог Вильгельм Дёрпфельд, который в то время возглавлял Археологический музей в Афинах.

Вильгельм на Корфу 

Кайзер Вильгельм II на террасе "Ахиллиона", остров Корфу

О том, что искал и какие цели преследовал кайзер Вильгельм II, увлекшись археологией, он в седьмой главе своих «Воспоминаний», которая называется «Наука и искусство», рассказывает так: «...Я стремился установить корни, из которых развилась эллинская античная культура, и отыскать нити влияния Востока на Запад в культурном отношении. Особенно важной мне казалась ассирология, ибо от нее можно было ожидать освещения и разъяснения Ветхого Завета. Поэтому я с радостью принял предложенное мне председательское кресло в "Немецком обществе изучения Востока" и углубился в его работы, успеху которых я по мере своих сил содействовал.

Я не пропустил ни одного из публичных докладов этого общества. Я поддерживал оживленную связь с правлением общества и просил постоянно докладывать мне о раскопках в Ниневии, Ассуре, Вавилоне, Египте и Сирии. Для защиты и облегчения этих раскопок я часто лично входил в сношения по этому поводу с турецким правительством. Член общества изучения Востока профессор Делич прочел свой известный, вызвавший много возражений доклад на тему "Вавилон и Библия", нашедший, к сожалению, еще слишком несведущую и почти неподготовленную аудиторию и давший повод к разного рода ложным толкованиям и нападкам, исходившим, между прочим, и из церковных кругов. Всеми силами я старался помочь выяснению этих недоразумений. …

Археологические раскопки, начавшиеся в 1911 году на греческом острове Корфу (Керкира), в которых самое активное и непосредственное участие принимал кайзер Вильгельм II. Рабочие откопали несколько больших фрагментов фронтона храма Горгоны. На фотографиях запечатлены моменты, когда император-археолог вместе с другими учеными-археологами осматривает находки.

Пребывание на Корфу также доставило мне приятный случай послужить археологии и лично заняться раскопками. Случайная находка рельефного изображения головы Горгоны вблизи города Корфу побудила меня самого приняться за работу по раскопкам. Я вызвал на помощь авторитетного археолога и знатока греческих древностей профессора Дёрпфельда, который и взял на себя руководство этими раскопками. Профессор, будучи, как и я, восторженным поклонником эллинской культуры, с течением времени стал моим преданным другом и неоценимым источником познаний по строительному искусству, вопросам стиля древних греков и ахеян. …

В 1914 году профессор Дун из Гейдельберга посетил место раскопок на Корфу и после их подробного изучения согласился с выводами Дёрпфельда и моими. О результатах моих раскопок на острове Корфу я расскажу подробнее в особом произведении» [8].

В начале процитированного отрывка кайзер говорит о «Немецком обществе изучения Востока» (DOG — Deutschen Orient-Gesellschaft — Немецкое восточное общество». В нём он председательствовал, поддерживал тесную связь с правлением, слушал доклады и был в курсе всех дел. В свете того, что рассказывалось об интеллектуальных способностях императора, его бахвальстве, желании быть на свадьбе невестой, а на похоронах — покойником, к написанным им словам нужно относиться крайне осторожно. Можно, конечно, сделать подборку из цитат, в которых кайзер выглядел бы в смешном свете. Но мы не станем этого делать, поскольку сейчас нам важно выделить совсем другое, а именно, цели и задачи DOG. Они такие: поиск археологических доказательств, подтверждающих реальность событий, описанных в Ветхом Завете, связь Библии с историей Вавилона, отыскания каналов влияния древней культуры Востока на развитие современной цивилизации Запада.

Артефакты с Корфу 

Археологические находки с острова Корфу

Общество DOG возникло 24 января 1898 года по инициативе состоятельных людей Берлина, куда вошел текстильный магнат Джеймс Симон, банкир Франц фон Мендельсон и многие другие. Ежегодно из государственной казны кайзер выделял на археологические экспедиции огромные деньги. Например, в 1907 году на них затрачено 350 тысяч марок. К этой сумме добавлялись деньги членов общества. В частности, на деятельность в сфере искусства, науки и на социальные проекты «Симон отдавал в общей сложности примерно одну треть своего дохода за год» [9]. Однако на его социальные проекты (о них в следующей части) уходила львиная доля от всех выделенных им денег. Добавим: всё, что посылалось из мест археологических изысканий «автоматически принадлежало Джеймсу Симону» [1]. В итоге, всё наиболее ценные древнеегипетские находки скапливались в большом доме «щедрого филантропа» на Тиргартенштрассе 15а, куда захаживал и кайзер.

Как мы знаем, Вильгельм Второй везде и во всём хотел быть Первым. Взлелеянное им общество во многом возникло в ответ на активную деятельность на «Библейских землях» английских и французских археологов. К этому времени в Лувре уже функционировало отделение Древнего Востока, а в Лондоне — знаменитый Британский музей, где выставлялись роскошные коллекции древнего искусства. Общество DOG ратовало за создание аналогичного музея древних находок, для чего должно было поддержать (прежде всего, финансово) работу немецких археологов, содействовать проведению ими раскопок в районе Ближнего Востока и Северной Африки, а также популяризовать знания о древних цивилизациях.

В соответствии с провозглашенными DOG задачами, первые раскопки, подготовленные к 1899 году, начались на территории Израиля и Галилеи. В частности, была раскопана древняя синагога в Иерихоне. Далее общество устремило свои взоры на египетские земли. Оно согласилось финансировать поисковые работы на пирамидном комплексе в районе Абу-Сир (Abusir), возведенном во времена 5-й династии. В них уже принимал участие Людвиг Борхардт, который результаты своих поисков (всегда предварительных) публиковал в официальном журнале «Сообщений Немецкого восточного общества» (MDOG) с 1901 по 1907 год в пяти выпусках [10, ##10, 14, 18, 24, 34].

Параллельно велись раскопки в Ассуре (Assur) и особенно удачно в Вавилоне. Под руководством археолога Роберта Колдевея были отрыты руины дворца Навуходоносора, знаменитые вавилонские башни, синие ворота Иштар и другие достопримечательности Ближнего Востока. В ознаменование блестящих побед на археологических фронтах кайзер Вильгельм II в 1903 году подарил правлению «Немецкого восточного общества» свою памятную открытку.

Кайзер Вильгельм II, фото 1903 Кайзер Вильгельм II, фото 1905 Джеймс Симон, фото 1914

Две фотографии кайзера Вильгельма II, снятые в 1903 г. (левый снимок) и 1905 г. (снимок по центру). На правом снимке Джеймс Симон, сфотографированный в 1914 г. Когда речь заходит о знакомстве Симона с кайзером, часто приводят фотографию кайзера 1903 года, врученную всему «Немецкому восточному обществу» (имя Симона в дарственной надписи не фигурирует). Этот снимок ни в коем случае нельзя рассматривать в какой-либо связи с раскопками, проводимыми в Амарне, тем более, с бюстом Нефертити-3W, который Симон преподнес Вильгельму II лишь в 1913 году.

В Википедиях на всех основных языках мира этот памятный снимок с портретом кайзера приводится в статье, посвященной Джеймсу Симону. Более того, фотографию Вильгельма II периода 1903 года стали ассоциировать с бюстом Нефертити-3W, который Симон подарил кайзеру лишь в 1913 году. Таким образом, возникло ложное впечатление, будто Вильгельм подарил Симону свой портрет в ответ на подарок и при этом сопроводил его длинным письмом, сожержание которого никому не известно.

Разумеется, это не так; просто подаренная обществу DOG фотография императора осталась в семейном архиве Симона. Сегодня же ее представляют как подношение императора лично Симону. Между тем, в 1913 году никаких отношений с ним кайзер не поддерживал. В тот период они вращались в непересекающихся сферах — древнегреческой и древнеегипетской. Скорее всего, кайзер имел самые смутные представления о Нефертити и, учитывая его занятость, вряд ли когда-либо интересовался ходом раскопок в Амарне.

В своих «Воспоминаниях» он неоднократно называет имя Дёрпфельда, других археологов, но аккуратно обходит стороной имя Симона, тем более, Борхардта, которого он, наверняка, никогда и не видел. В течение семи лет, предшествующих Первой мировой войне, кайзер все свое свободное от государственных дел время посвящал обустройству «Ахиллиона» и археологическим раскопкам на острове Корфу, где он провел и несколько недель весны злосчастного 1914 года.

Симон никакого касательства к этим событиям не имел и, вообще, к проблемам археологии. Археологические находки его интересовали больше с точки зрения искусства. Уже в 1904 году он был поглощен идеей создания музея императора Фридриха (сегодня он носит имя Боде), куда передал множество ценнейших полотен эпохи Возрождения, например, картину Андреа Мантенья «Богоматерь со спящим младенцем» (см. ее репродукцию выше). Собирание коллекций, обустройство музейных экспозиций — вот сфера интересов Симона, свободная от его коммерческой деятельности.

Да и то, откровенно сказать, он больше выполнял функции дилера, оптового торговца древними предметами искусства. С ними он обращался примерно так же, как с текстильным товаром, на котором делал основные свои барыши. Роль Борхардта при нем сводилась к поставке эстетически значимого товара, который приобретался либо на рынке, либо вблизи археологических раскопок. Наука интересовала их ровно настолько, насколько она позволяла дать ответ на вопрос о подлинности найденных в земле артефактов.

кайзер в изгнании, фото 53
кайзер в изгнании, фото 54кайзер в изгнании, фото 55

Кайзер Вильгельм II прожил в изгнании 22 года.
Голландия — страна, согласившаяся его принять.
Англия, Франция и США требовали его повесить.

Понимал ли это кайзер Вильгельма II, его консультант-археолог Дёрпфельд, другие ученые-археологи. Разумеется, поэтому в деньгах Симона, тем более, в интеллектуальных услугах они не нуждались и держались от него подальше. Потом война, которую кайзер проиграл, побег в Нидерланды. В августе 1919 бывший император Германии купил имение, раскинувшееся на шестидесяти гектарах, известное под названием Huis Doorn. На новом месте жительства он не хотел менять свой привычный образ жизни, поэтому перевез в 23 вагонах практически всё имущество своего дворца: скульптуры, картины, мебель, гардероб, сервизы, столовое серебро и пр. и пр.

Далее он жил скромно в основном за счет продажи лесного массива, растущего в пределах его имения (им было продано свыше 17 тысяч первоклассных деревьев). Голландские власти ограничили его передвижение 30-ю километровой зоной вокруг городка Доорн и просматривали всю его корреспонденцию. Долгое время Англия и другие страны оказывали давление на голландское правительство с тем, чтобы оно выдало им Вильгельма II как военного преступника. Вне пределов Голландии экс-кайзера ждала неминуемая виселица.

Кайзер Вильгельм II умер в 1941

Кайзер Вильгельм II умер в изгнании 4 июня 1941 года.

В изгнании ему нечем было заняться, кроме как продолжать изучать древнюю историю и культуру. В 1924 году вышли Воспоминания Вильгельма II об археологических раскопках на острове Корфу, в 1931 — размышления о сущности цивилизационной культуры, в 1934 — работа, посвященная китайской истории, в 1936 — Спарте, в 1938 — древним месопотамским цивилизациям, в 1939 — истории использования балдахина. Все названные работы большой научной ценности не представляют.

Бывшего императора Германии Вильгельм II жил в Нидерландах с 9 ноября 1918 по 4 июня 1941 года — дата его смерти. Там же в имении Huis Doorn, в небольшом склепе он похоронен.

Часть 6. Социально-психологический подход

Нефертити-3В названии статьи «О подлинности…» уже содержится скептический подтекст в отношении адекватности нескольких плоских и объемных изображений египетской царицы, находящихся в различных музеях мира. Самый известный портрет Нефертити-3, хранящийся в Египетском музее Берлина, естественно, порождает наибольший интерес. Однако именно с ним связан комплекс проблем, который вызывает максимальную настороженность в отношении подлинности.

Барри Кемп (Barry Kemp)Эти подозрения возникли сравнительно недавно, в 2000-х годах, когда группа археологов, под руководством Барри Кемпа (Barry Kemp), представила на всеобщее обозрение туловище от головы Нефертити-1. Выброшенные в мусорные отвалы куски когда-то цельной, но незавершенной скульптуры продемонстрировали, что Борхардт руководствовался скорее коммерческим интересом, нежели научно-археологическим. Он переправил Симону в Берлин только ту часть найденного им артефакта, которая представляла хоть какую-то художественную ценность.

Нефертити-1Кажется, что общий замысел художника, который работал очевидным образом в традиционной для Древнего Египта манере, его абсолютно не волновал. Более того, есть подозрение, что он намеренно отделил голову от остальной части памятника, выполненного в классическом стиле, поскольку собирался наполнить «кладовую Тутмоса» особыми амарнскими фальшивками. Не исключено, что голову Эхнатона, высеченную тоже в слишком традиционном стиле, он продал какому-нибудь частному коллекционеру.

Скульптурная композиция с головой Нефертити-1, сделанная из прочнейшего материала (гранита-диорита), за прошедшие 34 века заметно пострадала от эрозии. Кроме того, статуя подверглась мощным механическим ударам: она разбита на мелкие фрагменты. Естественно, вызывает удивление сохранность почти неповрежденного известнякового бюста Нефертити-3, покрытого к тому же тонким слоем гипсовой штукатурки, который был найден в том же месте.Скульптурная композиция с головой Нефертити-1

Общий вид скульптурной композиции царской четы с головой Нефертити-1, отделенную Людвигом Борхардтом от туловища, которое он выбросил в мусорные отвалы вместе с «обезглавленным» туловищем Эхнатона.

Борхардт и те, кто закрывает глаза на его аферу, говорят о неком чуде. Но чудес на свете не бывает. Если два предмета, находящихся в «мастерской Тутмоса», т.е. на расстоянии всего нескольких метров друг от друга, испытали одинаковые механические и физико-химические воздействия, то на этих предметах должны оставаться соответствующие следы. А это означает, что бюст Нефертити-3, как минимум, был бы расколот на две-три части теми же людьми, которые раскололи гранитную скульптуру, и он, наверняка, потерял бы окрашенный слой гипсовой штукатурки.

Данные проблемы детально обсуждались с 1-й по 4-ю части нашей работы. В 5-й же части появилась еще одна улика против Людвига Борхардта, подозреваемого в махинациях. Ею является бюст, обозначенный нами как Нефертити-3W. Важность данной улики для раскрытия преступления 20-го века ничуть не уступает важности нахождения туловища от головы Нефертити-1. О бюсте Нефертити-3W рассказал нам всё тот же профессор Кемп. С его слов, этот бюста весной или осенью (точно неизвестно) 1913 года был подарен Джеймсом Симоном кайзеру Германии и сейчас хранится в доме-музее голландского городка Доорн (Huis Doorn), в последнем прибежище Вильгельма II. При этом утверждается, что кайзер получил копию бюста Нефертити-3, сделанную якобы Тиной Хайм. По просьбе Симона эта же женщина-скульптор сделала вторую копию в виде уже бюста Нефертити-3TH.

Однако сравнение двух указанных изделий с третьим, т.е. с бюстом-оригиналом Нефертити-3, вызывает ряд противоречий. В части 5 доказывается, что их разрешение возможно только в одном-единственном случае, а именно, если принять, что бюст Нефертити-3W изготовил любой другой скульптор, только не тот, что изготовил бюст Нефертити-3TH. Общее впечатление от жонглирования сразу тремя бюстами Нефертити (3, 3W и 3TH), принадлежавшими Симону и появившимися почти одновременно, насторожит любого непредвзято мыслящего аналитика. Пусть нам не известны до конца причины и детали манипуляций с этими тремя бюстами. Но то, что мы имеем дело с хорошо задуманной, но неважно осуществленной аферой, в которой «египтолог-археолог» Борхардт сыграл главную роль, это несомненно.

Нефертити-3W Нефертити-3 Нефертити-3TH

Сравните: слева — бюст Нефертити-3W из дома кайзера Вильгельма II; посредине — бюст Нефертити-3, который Борхардт якобы откопал в Амарне; справа — копия, сделанная Тиной Хайм по просьбе Симона и до сих пор являющаяся собственностью его наследников. Утверждается, что бюсты, находящиеся слева и справа от центрального, изготовил один и тот же человек. В предыдущей части 5 доказывается, что это утверждение является ложным. Бюст Нефертити-3W, приобретенный Борхардтом, скорее всего, на антикварном рынке в Египте, появился раньше двух других. Именно он служил моделью для изготовления бюста Нефертити-3.

Императору нельзя было дарить бутафорскую копию скульптуры египетской царицы, изготовленную никому неизвестной женщиной; во дворце императора, конечно же, стоял бюст-оригинал, который, возможно, какое-то время Симон принимал за подлинный артефакт. Во всяком случае, в пятой части был сделан вывод, что бюст, подаренный кайзеру Вильгельму II, делался без какой-либо оглядки на бюст Нефертити-3. Очевидно, бюст Нефертити-3W появился на свет самым первым, за ним бюст Нефертити-3, с которого Тина Хайм сделала одну-единственную копию в виде бюста Нефертити-3TH. Выше в этой же последовательности расставлены три фотографии названных трех бюстов египетской царицы.

кайзер Вильгельм IIКроме того, в предыдущей части подробно описывались человеческие качества кайзера Вильгельма II и его страсть к занятиям археологией. Про него говорили: «На каждой свадьбе он невеста, а на похоронах покойник». «Адмирал Атлантики» и «покровитель всех мусульман мира» — эти нелепые, вызывающие улыбку титулы кайзер присваивал себе сам — рьяно брался за любое дело, вмешиваясь в работу специализированных групп профессионалов, но потом энтузиазм его иссякал и он переходил к очередному увлечению. И вот этот импульсивный и хвастливый человек председательствовал на заседаниях «Немецкого восточного общества» (DOG), в правлении которого состоял Симон.

Можно еще допустить, что в первые годы после создания DOG, функции председателя кайзер выполнял более или менее старательно (обычно указывают на 1901 год как наиболее активный в этом плане). Но, имея в виду его переменчивость и большую загруженность государственными делами за 2-3 года перед войной, кайзер вряд ли продолжал активно следить за работой общества DOG. К этому надо добавить, что за 7 лет перед войной его интерес к археологии развивался по траектории, абсолютно не совпадающей с траекторией археологических интересов Симона и Борхардта.

Они занимались артефактами древнеегипетской культуры, отвечающими очень короткому периоду правления Эхнатона и Нефертити. Кайзер же интересовался древнегреческой культурой самого широкого исторического диапазона и ее связи с другими цивилизациями Ближнего Востока. Он вместе с Вильгельмом Дёрпфельдом шел по пути, намеченному Генрихом Шлиманом. Великий немецкий археолог бывал на острове Корфу (Керкира), что лежит в Ионическом море и где находится вилла «Ахиллион», принадлежавшая кайзеру, но до раскопок дело не дошло. И вот, спустя 17 лет после смерти «отца археологии», Вильгельм II вместе с Дёрпфельдом, занимавшим тогда должность директора Немецкого археологического музея в Афинах, организовали масштабные раскопки.

Кайзер на Корфу 
Кайзер Вильгельм II (он второй справа) и Вильгельм Дёрпфельд
(он четвертый справа, держит камень) на месте археологических
раскопок на острове Корфу.

Здесь нужно уточнить, что с 1899 по 1914 год кайзер выделил огромную сумму, более четырех миллионов долларов или, в пересчете на сегодняшние деньги, более 10 миллионов евро на археологические раскопки, которые велись во множестве мест: Иерихоне, Ниневии, Ассирии, Вавилоне, Баальбеке, Милете, Олимпии и прочих местах — но только не в Амарне. Здесь, в среднем течении Нила, раскопки финансировал один только Симон, поставивший во главе трех экспедиций 1911—1913 гг., своего человека, авторитет которого в научном мире был ничтожным.

Возможно, Симон хотел привлечь внимание кайзера к Египту, когда подарил ему бюст Нефертити-3W. Но этого не случилось. Вильгельм II был просто не в состоянии заниматься еще и Амарной, в которой к тому же работал подозрительный тип (напомним, с 1906 года Масперо запретил Борхардту вести где бы то ни было раскопки и позже мы узнаем почему). Надо еще учесть, что умственные способности самого кайзера, как отмечалось в предыдущей части, были далеки от способностей Юлия Цезаря, который мог одновременно выполнить несколько дел.

Горгона

Во время археологических раскопок на острове Корфу в период с 1911 по 1914 год, которыми кайзер Вильгельм II поручил руководить Дёрпфельду, на развалинах храма Артемиды были найдены рельефные изображения Горгоны, злорадно улыбающейся женщины, наводящей ужас на эллинов и их врагов. Вместо волос у Горгоны на голове живые змеи. В мифах повествуется, что если человек увидит это чудище, он тут же окаменеет (фото из [6a]).

В своих «Воспоминаниях» Вильгельм II писал: «Пребывание на Корфу также доставило мне приятный случай послужить археологии и лично заняться раскопками. Случайная находка рельефного изображения головы Горгоны вблизи города Корфу побудила меня самого приняться за работу по раскопкам. Я вызвал на помощь авторитетного археолога и знатока греческих древностей профессора Дёрпфельда, который и взял на себя руководство этими раскопками. Профессор, будучи, как и я, восторженным поклонником эллинской культуры, с течением времени стал моим преданным другом и неоценимым источником познаний по строительному искусству, вопросам стиля древних греков и ахеян» [5].

эскиз ордена Горгоны орден Горгоны

Слева — эскиз ордена-талисмана Горгоны, выполненный рукой кайзера Вильгельма II. Справа — сам орден-талисман Горгоны, сделанный в 1932 году на личные сбережения кайзера. Талисман должен был отпугивать от бывшего императора Германия его многочисленных врагов, жаждущих его смерти.

На Корфу кайзер лично принимал участие в раскопках в 1908, 1909, 1911 гг. и, в последний раз, в мае 1914 года. В изгнании он написал две книги, посвященных археологии; это — «Воспоминания о Корфу» (1924) и «Исследования Горгоны» (1936) [6]. К ноябрю 1931 года он собственноручно набросал эскиз ордена Горгоны и оплатил его изготовление. Он носил его как амулет, который призван был защитить его от невзгод. Именно этим ужасным существом женского рода было поглощено всё его воспаленное сознание; о прекрасной Нефертити он никогда не говорил и ничего не писал.

Живой интерес к античной культуре эллинов, который пробудился у кайзера еще в юности под впечатлением от рассказов Шлимана, можно сравнить разве что с его интересом к родной немецкой культуре. Он был истинным патриотом Германии, беспредельно любившим родину и гордившимся ее многовековой историей. Еще ребенком он побывал на раскопках в Бад-Гамбурге. В 1897 году он горячо выступил в защиту восстановления средневекового замка, что и было сделано к 1907 году. Тогда его советником был, конечно, не Вильгельм Дёрпфельд (1853 — 1940), а специалист по немецкой архитектуре Луис Якоби (1836 — 1910).

Во всяком случае, непосредственно перед войной и после войны древнеегипетская культура кайзера не интересовала. На бюст Нефертити-3W, подаренный Симоном, он, может быть, однажды и взглянул, но о приключениях с бюстом Нефертити-3, наверняка, ничего не слышал. Симон и Борхардт, видимо, почувствовали такое, мягко говоря, прохладное отношение кайзера к Нефертити-3W и решили запустить проект с Нефертити-3. «Белые нитки», обнаруженные сегодня, в то время были не видны, так как бюст Нефертити-3W находился вне поля всеобщего внимания.

Итак, странное скульптурное изделие, обозначенное как Нефертити-3W, заставляет нас посмотреть на дело с бюстом Нефертити-3, которое мы всесторонне расследуем, несколько с иной стороны, которую можно было бы называть социально-психологической. В общем и целом нам известен этот ракурс, в длинных разъяснениях он не нуждается, но следующий наглядный пример сделает его более выпуклым и зримым.

Фрейд за работой

Фрейд за работой в своем кабинете.
Художник Макс Поллак, 1914 год

В конце 19-го – в начале 20-го века увлечение древними находками было беспрецедентным. Достаточно вспомнить о знаменитом враче-психотерапевте Зигмунде Фрейде, квартира которого была уставлена статуэтками, сделанными из дерева, камня, серебра и слоновой кости. Их приносили безмерно благодарные пациенты, которые знали, что психоаналитик коллекционирует антикварные вещицы. Наиболее понравившиеся миниатюры стояли прямо у него на письменном столе. Фрейд говорил, что при написании своих статей и книг эти фигурки вдохновляют его на творчество и будят воображение.

Насколько сильна была у Фрейда эта страсть к собирательству древних изделий, говорит следующий случай. Незадолго до Второй мировой войны он обратился с письмом к Муссолини по вопросу сохранения произведений искусств эпохи Римской империи. При этом никакого подвига Фрейд не совершил, психоаналитик мог не опасаться за свою жизнь, поскольку дуче, в отличии от фюрера, не был антисемитом. Однако сам факт говорит о многом: о безграничной любви прославленного врача к модной в то время археологии.

Библиотека в Доме-музее Фрейда
Библиотека в Доме-музее Фрейда

Письменный стол Фрейда
Письменный стол Фрейда

Шкафчик с антиквариатом 
Шкафчик с антиквариатом

Увы, в большинстве случаев подаренные ему «археологические находки» в действительности таковыми не были. В то время Европу наводнили подделки, которые ввозились в большом количестве из Египта, Ближнего Востока, Индии и Китая. Именно этим криминальным промыслом был занят Борхардт и, отчасти, Симон. Бюст Нефертити-3W, преподнесенный кайзеру Вильгельму II, скорее всего, был изготовлен в какой-нибудь каирской мастерской из этих же криминальных соображений. Как уже говорилось, очень даже возможно, что Симон и Борхардт первоначально относительно этого бюста были введены в заблуждение и выложили за него не малые деньги, затем они сами решили заняться этим малопочтенным, но прибыльным ремеслом.

Нефертити-2шабти Нефертитишабти Эхнатона
Египетские погребальные статуэтки (Лувр)
Улыбка Нефертити-2

Контрафактная статуэтка Нефертити-2 высотой 21 см изначально предназначалась для украшения комнат: она ставилась на письменный стол или книжный стеллаж. Слева от нее показаны фрагменты подлинных погребальных статуэток Нефертити и Эхнатона со скрещенными руками (они называются «шабти»). Погребальные гримасы шабти (см. среднее фото) не имеют таких светлых улыбок, какая есть у Нефертити-2 (см.нижнее фото).

Взгляните на голову Нефертити-2, найденную в пределах мастерской мифического скульптора Тутмоса, она действительно мила. Эксперты сходятся во мнении, что данная миниатюра не была изготовлена в качестве погребальной статуэтки (шабти), поскольку ее личико выглядит слишком жизнерадостно. На ней нет повреждений, глубоких следов эрозии и понятно почему: в противном случае, за нее нельзя было бы выручить приличных денег. Такой «знаток» античного искусства, как Фрейд, не дал бы за нее и ломаного гроша. Но, несомненно, эта изящная статуэтка высотой всего-то 21 сантиметр изначально служила для украшения кабинетных столов, книжных стеллажей, сервантов и прочей домашней мебели состоятельных господ, как он.

Зигмунд ФрейдА теперь немного абстрактной философии — ведь о Фрейде мы вспомнили не случайно. Он да еще Эйнштейн являются столпами двух разнородных отраслей знаний — психологии и физики — определившими умственное настроение бесчисленной массы людей XX-го века — добавим, самого безрассудного столетия за всю историю человечества.

Две хоругви — релятивизма и фрейдизма — взметнули в заоблачную высь в результате ожесточенной атаки иррациональных и мистических сил на рационально-конструктивное мировоззрение. Последние превалировавшее в науке, начиная примерно с середины XVI-го века, когда на передний план выдвинулся Коперник со своей гелиоцентрической системой мира. После этой иррационально-мистической атаки, начавшейся с середины XIX-го века, восторжествовало формально-спекулятивное мировоззрение, которое сегодня, спустя полтора столетия, является господствующим. Как объяснить эту метаморфозу?

Альберт ЭйнштейнВсё дело в том, что в науке, как и в политике, с древнейших времен и по сей день существовуют две противоборствующие партии, периодически одерживающие победы. Разделение взглядов шло еще на уровне религиозного и философского осмысления окружающей нас реальности. Посмотрите, насколько отличается картина мира Платона от картины мира Аристотеля. Это различие основывается на их психологическихособенностях восприятии действительности. Первый был религиозным человеком, второй — атеистом. В зависимости от господствующих в обществе предпочтений популярным становился то первый философ, то второй. Победу одерживала та философская школа, социальные институты которой работали более эффективно. Однако к истинности того или иного учения эта борьба школ не имела никакого отношения.

ПлатонДиалоги Платона дошли до нас практически целиком и без искажений. Те несколько сочинений Аристотеля, которыми мы располагаем на сегодняшний день, ему практически не принадлежат. Они представляют собой путаные конспекты, записанные учениками школы перипатетиков, в которых к тому же имеются вставки неоплатоников, превращающие Аристотеля в теологического мыслителя. Задача же по восстановлению истины очень сложна, так как за две с лишним тысячи лет учение перипатетиков настолько одеревенело, что возврат к исходным позициям Аристотеля и попытка очищения его взглядов от всего наносного выглядят сейчас как извращение сложившейся точки зрения.

АристотельВ политике разоблачение вредных и опасных для человечества кумиров происходит довольно быстро. Так, например, людоеда Гитлера немецкий народ боготворил недолго, не более десяти лет. Коммунистические диктаторы вроде Ленина, Сталина и Мао Цзэдуна продержались на пике славы уже несколько десятилетий. Религиозным же деятелям поклоняются практически вечно.

Нечто похожее происходит с деятелями науки, хотя многие из них, в частности, Фрейд и Эйнштейн, были форменными мошенниками и учили совершенно неприемлемым вещам. Если задаться вопросом, почему так трудно идет процесс развенчания ложных идолов в сфере науки, ответ будет лежать исключительно в социально-психологической плоскости.

Людвиг БорхардтЗатронутая нами проблема «О подлинности портретов Нефертити» касается археологии, которая, казалось бы, является сугубо эмпирической наукой, где факты и экспериментальная проверка артефактов на подлинность с помощью новейшего оборудования и методики (например, компьютерная томография), должны играть главенствующую роль.

Однако этого не происходит, так как существуют «ученые» с формально-эстетическим восприятием мира и социальные институты в виде музеев древнего искусства с хранящимися в них подделками, которые не позволяют восстановить истину. Эти институты и эти «ученые» пойдут на любой обман — лишь бы авторитеты, на которые они опираются, оставались существовать вечно.

Джеймс СимонДля многих Зигмунд Фрейд и Альберт Эйнштейн всё еще выглядят великими подвижниками, одолевшими косность и серость мышления. Это происходит оттого, что истинные факты и правдивая информация, представляющая их самих и их учения в неприглядном свете, утаивается от общественности, причем отнюдь не простодушными доброжелателями. Вместо суровой правды злонамеренные фальсификаторы подсовывают легковерному обывателю бесхитростную интерпретацию, ложно истолковывающую ошибочные учения «великих», и рассказывают сказки об их «героическом» жизненном пути.

СталинРовно то же самое произошло с Людвигом Борхардтом и Джеймсом Симоном, жившими почти в одно время с Фрейдом и Эйнштейном, а также Гитлером и Сталиным. Наша трагедия состоит в том, что Борхардт и Симон оказались основателями социальных институтов (музеев), превратившись, таким образом, в безгрешных святош, обогативших европейскую культуру якобы бесценными экспонатами, облагодетельствовавших археологическую науку якобы непреходящими знаниями.

На самом же деле, вред, который нанесли египтологии эти два жулика, невозможно измерить в деньгах, хотя фальшивые скульптуры Нефертити-2, Нефертити-3, …, Нефертити-N приносят сегодняшним бессовестным татям, заинтересованным в обмане населения, хорошие деньги. И им наплевать, что в обществе возникло абсолютно искаженное представление относительно эстетики амарнского периода правления Эхнатона и Нефертити.

ГитлерРазумеется, не все нынешние угодники, восхваляющие сложившуюся общественную обстановку в области египтологии и музейного дела, являются ворами и мерзавцами. Многие из них просто трусливы или равнодушны; они не желают скандалить с людьми, от которых зависит их благополучие. Но от этого малодушия, их вина нисколько не уменьшается. Так или иначе, они становятся соучастниками преступления, творимого в сфере научной археологии и древнеегипетского искусства.

Разумеется, зло, которое принесли Фрейд для психологии и Эйнштейн для физики, не сопоставимо с политическими злодеяниями Гитлера и Сталина. Физически они, кажется, никого не убили и даже не ограбили (хотя это только так кажется). Но с интеллектуальной точки зрения, они точно убили и ограбили огромное число рационально мыслящих ученых. Два названных здесь направления они обескровили, лишили жизненной энергии. Сегодняшняя рациональная наука превратилась в средневековую мистику и схоластику, которые стали господствовать на руинах античной рациональной науки. По масштабам, преступление, совершенное Борхардтом и Симоном, не сопоставимо с научной катастрофой, которую вызвали Фрейд и Эйнштейн для рациональной науки XX-го века. Но опять же, в узкой области знаний, каковой и является египтология амарнского периода, они оставили кровоточащую рану, которая вряд ли заживет в течение этого столетия.

Мы занялись далекой от физики и психологии египетской тематикой для того, чтобы лишний раз убедиться, что социально-психологические механизмы крушения рациональной науки, везде и всегда срабатывают примерно одинаково. Далее мы обратим внимание читателя именно на эту социально-психологическую сторону нашей научной и морально-эстетической проблемы, которая ярко высвечена фальшивыми портретами Нефертити, для чего совершим небольшой экскурс к истокам археологии.

 
 
 

Генрих Шлиман: археология как кладоискательство

Генрих Шлиман, 38 лет

Генрих Шлиман (1822 — 1890), здесь ему 38 лет. К этому времени он стал миллионером и решил заняться археологией.

Мода на древние произведения искусства и несколько легкомысленное отношение к археологии, как к «науке» по поиску древних кладов с бесценными сокровищами, возникли в конце XIX столетия и связаны с раскопками Генриха Шлимана. Этот удачливый бизнесмен, а позже и заядлый археолог-любитель начал археологические розыски легендарной Трои осенью 1871 года. А уже весной 1873 он объявил всему миру об открытии удивительного клада троянского царя Приама, в котором одних только украшений и посуды, сделанных из золота и серебра, было на 13 кг. Кроме прекрасно выполненной диадемы, бус и сережек, там также находились бронзовые наконечники для стрел и копий.

Конечно же, этому новичку и дилетанту невероятно повезло. Сотни археологов-профессионалов и до и после него копались десятилетиями в земле и ничего не находили, а тут за три рабочих сезона 1871-1873 гг., каждый из которых в среднем продолжался три месяца, были отрыты такие сокровища. Поэтому не только факт нахождения царского клада, но и занимательные рассказы Шлимана о его находке, возбуждали в обществе жгучий интерес к археологии. Вот, например, как он описывает сцену обнаружения этого клада.

Софья, супруга Шлимана

Софья Шлиман (Энгастроменос) в «убранстве Елены», которое входило в «клад Приама». Она — вторая жена Генриха Шлимана; первой его женой была Екатерина Петровна Лыжина, от которой в Санкт-Петербурге родились Сергей, Наталья и Надежда. Потомки знаменитого археолога до сих пор проживают в России. На 17-летней Софье он женился в 1869 году; заставлял ее изучать историю Древней Греции и заучивать поэмы Гомера, т.е. то, от чего отказалась его первая жена Лыжина.

«Я натолкнулся на большое медное изделие весьма замечательной формы, которое привлекло мое внимание больше всех, и мне показалось, что за ним я вижу золото... Я выковырял сокровища большим ножом, что было невозможно сделать без самого величайшего напряжения и страшнейшего риска для моей жизни, поскольку огромная крепостная стена, под которой я вел раскопки, угрожала в любой момент на меня обрушиться. Но вид столь многих объектов, каждый из которых был бесценен для археологии, сделал меня безрассудно храбрым, и я нисколько не думал об опасности. Однако я не смог бы вытащить сокровища без помощи моей дорогой жены, которая стояла рядом, готовая упаковать вырытые мной сокровища в свою шаль и унести их прочь» [1, с. 85].

Шлиман приврал: 31 мая 1873 года, когда он якобы наткнулся на клад, его дорогой жены Софьи подле него не было. В это время она ездила в Афины на похороны своего отца. Однако Шлиман хотел прославить в веках свою любимую супругу, поэтому счел для себя возможным в этом месте немного присочинить. Подобных литературных фантазий в сочинениях Шлимана множество. Попадаются весьма курьезные случаи. Прочитав их, вы начинаете сомневаться, принадлежит ли автор, например, нижеприведенного пассажа к группе людей, которых в обществе называют учеными.

Генрих Шлиман, 53 года

Генрих Шлиман, здесь ему 53 года

«Я не могу закончить описания самых нижних наслоений, не упомянув, что на глубине 12-16 метров между двумя огромными глыбами камня я обнаружил двух жаб, а на глубине 12 метров маленькую, очень ядовитую змею. Последняя могла попасть туда сверху, но для больших жаб это невозможно. Значит, они провели в этих глубинах 3000 лет! Очень интересно увидеть среди руин Трои живые существа из эпохи Гектора и Андромахи, даже если это всего лишь жабы» [2].

Возможно, будущего кайзера Германии молодого Вильгельма II, такие места завораживали, но серьезных археологов они веселили или раздражали. Публика была в восторге от археолога, который обедал за одним столом с самим президентом Соединенных Штатов. Однако позже выяснилось: об этом обеде Шлиман узнал из газет. Описывая свою жизнь, он рассказывал, как юнгой попал на корабль «Доротея», который отплыл в Венесуэлу. Вскоре судно село на мель и затонула, все погибли, и только он один выбрался на голландский остров Тексель. Но из газет того времени биографы узнали, что всех людей с «Доротеи» подобрали и никто не утонул.

Хорошо, если обман или искажения фактов касались жизненных приключений Шлимана, а что если они распространялись на археологические открытия. Не раз и не два ставились под сомнения его заслуги перед наукой. Говорили, например, что «клад Приама» был заказан Шлиманом ювелирным мастерам, потом изделия современных умельцев подбросили на место раскопок. Почему нет, если он был миллионером и в нем постоянно присутствовал авантюристический дух.

Сокровище Приама

«Клад Приама» был искусственно составлен Генрихом Шлиманом из предметов, относящихся к различным эпохам и найденным им в различное время 1871-1873 гг. В самом верху — золотое «убранство Елены», которое в действительности ей никогда не принадлежало. Внизу — бронзовые наконечники и большие блюда из самого нижнего культурного слоя, который примерно на тысячу лет старше эпохи троянского царя Приама.

Правда, Майкл Вуд пишет, что «есть основания верить Шлиману, хотя находил он эти чудесные вещи, скорее, в течение нескольких недель, а не за один сенсационный день. Он хранил находки в секрете, желая контрабандой вывезти из Турции, написал же о кладе только в Афинах. Поставленная задним числом дата в его журнале и привела современных исследователей к мысли о жульничестве» [1, с. 86].

И вот что любопытно, в заблуждение вводил не только сам Шлиман, нынешние биографы, рассказывая, как умирал великий кладоискатель, до сих пор противоречат друг другу. Верить хочется Вуду, он, кажется, наиболее информированный автор по затронутой нами теме. У него читаем: «На Рождество 1890 года, когда Дёрпфельд записывал последние слова их совместного отчета, Шлиман умер в Неаполе, упав на улице, пораженный ударом. Его, бессловесного, и, видимо,без гроша в кармане, внесли в фойе отеля на Пьяцца Умберто, где, по прихоти судьбы, всю сцену наблюдал польский писатель Сенкевич.

Вильгельм Дёрпфельд

Молодой Вильгельм Дёрпфельд (26 декабря 1853 — 25 апреля 1940) начинал как архитектор, умер как знаменитый археолог. С 1883 года работал совместно со Шлиманом; установил, что тот практически полностью уничтожил культурный слой, соответствующий эпохи Троянской войны XII в. до н.э. С 1887 по 1912 год был директором Немецкого археологического института в Афинах. В конце этого периода консультировал кайзера Вильгельма II при раскопках на греческом острове Корфу.

"Тем вечером в отель внесли умирающего человека. Его голова упала на грудь, глаза были закрыты, руки безвольно висели, а лицо было пепельного цвета. Его несли четверо... Управляющий отеля подошел ко мне и спросил: «Вы знаете, сэр, кто этот больной мужчина?» — «Нет». — «Это великий Шлиман!» Бедный «великий Шлиман»! Он раскопал Трою и Микены, заслужил себе бессмертие, и вот — он умирает..." (Письма из Африки, 1901)» [1, с. 116-117].

Теперь процитируем греческого автора: «26 декабря 1890 года. Сутулый старик, упавший в пыль на неаполитанской улице, был одет так скромно и неприметно, что прохожие отнесли его к больнице для бедных, положили на грязную мостовую у запертого входа и долго стучали в тяжелую дубовую дверь. При нем не было никаких документов, и дежурный врач пристроил бедолагу на жесткую деревянную скамью, стоявшую в прихожей.

Troia 1889. Heinrich Schliemann, Wilhelm Dorpfeld

Троя, 1889 год. Шлиман сидит, стоящий
за ним высокий человек — Дёрпфельд.

Больной был без сознания — закрытые глаза, запавший рот, бессильно упавшие худые руки. Время шло, им никто не занимался, и лишь когда из висевшего у него на шее случайно развязавшегося мешочка хлынули золотые монеты, вокруг старика засуетились врачи. К вечеру бедняга начал бредить: он вспоминал какое-то кораблекрушение, говорил о пронизывающем холоде (в Неаполе в это время стояла тридцатиградусная жара), о том, что он еще молод и ему непременно должно повезти.

Этой же ночью он умер, и телеграфные агентства оповестили мир, что великий Генрих Шлиман, приехавший в Италию на лечение, скончался в одной из неаполитанских больниц» [3].

Развалины древних Микен

Развалины древних Микен, где в 1876 году вели раскопки Шлиман и Дёрпфельд. Микенская цивилизация возникла задолго до древнегреческой. Центром этой цивилизации был остров Крит. Недавно международная группа археологов установила, что Критская культура погибла в XVI веке до н.э. под гигантскими волнами цунами, которые накрыли флотилию и портовые города микенцев. После этого природного катаклизма греки легко овладели всеми микенскими колониями и стали хозяевами в Средиземном море.

Как всякий богатый человек, Шлиман, скорее всего, был «без гроша в кармане». Прав Вуд: состоятельные люди, вроде Шлимана, в своей повседневной жизни не пользуются наличностью. Гуляя по улице, они не станут заходить в случайно попавшиеся рестораны или магазины; они посещают те места, где к расчету принимаются чеки. Так что в привязанный к шее мешочек с золотыми монетами верится с трудом. Однако история с наличностью почему-то распространена шире, чем рассказанная Вудом. Хотя… если существуют два варианта событий — реалистический и фантастический — люди выбирают фантастический.

В процитированном отрывке о смерти «великого Шлимана» Вуд упомянул имя Дёрпфельда. В 1911 году его привлек к археологическим раскопкам на острове Корфу кайзер Вильгельм II, о чём речь впереди. По своей известности Дёрпфельд был вторым после Шлимана, а по своей квалификации — первым. До сотрудничества с Дёрпфельдом, т.е. до 1882 года, Шлиман копал как экскаватор. Он перемешал все культурно-исторические слои Гиссарлыкского холма, на котором находилась Троя. Об этой археологической катастрофе Вуд писал следующее.

Львиные ворота Маска Агамемнона

Слева — Львиные ворота, сохранившиеся в Микенах; на фото видны фигуры Шлимана (он сидит в проеме стены) и Дёрпфельда (он стоит над воротами, опершись на фронтон со львами). Справа — золотая «Маска Агамемнона», найденная в декабре 1876 года недалеко от Львиных ворот. И здесь, на Крите, Шлиману невероятно повезло. Он был уверен, что маска принадлежала микенскому царю Агамемнону, о котором писал Гомер. Дёрпфельд уговорил Шлимана не высказываться публично на этот счет. Сегодня установлено, что маска изготовлена раньше, чем произошло цунами, т.е. она принадлежала человеку, жившему примерно за 400-500 лет до Троянской войны.

«Ежедневно на площадке трудилось от 80 до 160 рабочих. Хотя Калверт советовал рыть сеть небольших траншей, а не огромные котлованы, Шлиман повел через холм широкие траншеи, вынимая сотни тонн земли и камней, сметая более поздние постройки. Среди стен, исчезнувших навсегда, были участки известняковой городской стены Лисимаха и более поздняя стена из прекрасно обработанных известняковых блоков, которую Шлиман посчитал чересчур красивой для того, чтобы быть древней. На самом же деле, как мы теперь знаем, Шлиман невольно пробил часть стены, которая, возможно даже, была стеной гомеровской Трои.

Последствия первоначального шлимановского мародерства можно увидеть и сегодня. То, что осталось, — это развалины руин. К 1872 г. Калверт отозвал свое согласие на раскопки Шлиманом его части холма, и они на время поссорились. Нетрудно понять, почему» [1, с. 83].

Здесь, в этом последнем отрывке, названо имя Калверта. Обывателю оно вряд ли известно. Межу тем, именно этому человеку принадлежит право называться открывателем гомеровской Трои. Вуд пишет: «Шлиман, обративший собственную жизнь в спутанный клубок фантазий и истин, неоднократно упоминает о заслугах юного Фрэнка в изучении истории Трои. …Еще до 1864 г. он [Фрэнк Калверт] отдал предпочтение Гиссарлыку. … Калверт понял, что курган имеет глубокое слоистое строение, но раскопки требуемых масштабов ему не по карману. … Вся слава была оставлена Генриху Шлиману» [1, с. 65-68].

Эта несправедливость господствует в исторической науке. Почет и слава редко достаются людям, которые трудятся бок о бок с «великими». И вот, что любопытно, этих самых «великих» зачастую не в чем упрекнуть: несправедливость совершается историками, а не участниками событий. Вина Шлимана заключается в другом: если бы этот «великий археолог» побольше прислушивался к советам Калверта, он бы не уничтожил столько исходного археологического материала.

Шлиман, Дёрпфельд и Калверт

Данная фотография взята из книги Майкла Вуда [1], который утверждает, что открытие Трои принадлежит, собственно, не Шлиману, а британскому археологу Калверту. Просто у Шлимана нашлись деньги, чтобы нанять рабочих на раскопки Гиссарлыкского холма. Подпись под этой фотографией Вуд сделал такую: «Сидит Шлиман, Дёрпфельд держит руку у него на плече. Фрэнк Калверт, приведший Шлимана к месту раскопок Трои, стоит справа. Фотография сделана во время последнего сезона раскопок под руководством Шлимана» [1, фото 1-12].

Выдающийся археолог Карл Блеген, стоящий в одном ряду со Шлиманом и Дёрпфельд, со слезами на глазах пытался оправдать своего кумира: «Справедливым будет напомнить, что до 1876 года очень мало кто на самом деле знал (если вообще были такие люди), как правильно выполнять подобные работы. Тогда не существовало науки археологии в нынешнем понимании этого слова, и, вероятно, более поднаторевшего в полевых археологических работах человека, чем Шлиман, тоже не было. Поначалу археологические экспедиции мало чем отличались от узаконенного грабежа — ведь задача экспедиции сводилась к тому, чтобы найти интересные древние предметы и вывезти их для демонстрации в музее. Внимания на то, что окружало эти предметы, практически не обращалось. Стратиграфический метод исследования только зарождался» [4, с. 25].

В ходе раскопок выяснилось, что Гиссарлык состоял из девяти культурных слоев; Шлиман называл их городами. Он решил, что Троя должна лежать в самом основании холма, т.е. быть городом I. Он сделал глубокий раскоп шириной 15 метров.

«Увидев, что самый нижний слой — Троя I — принес по большей части такие находки, как грубо обработанные камни, фрагменты костей, примитивную керамику и очень мало изделий из металла — главным образом из меди, — он заключил, что ошибался, приняв Первый город за гомеровскую Трою. Тогда он подумал, что Троя — это третий снизу слой — большей толщины и со следами сильного пожара. В нем он обнаружил материальные остатки значительно более высокоразвитого общества. В частности, там были найдены многочисленные изделия из золота, серебра, меди или бронзы, в том числе богатый клад царского оружия, сосудов и украшений» [4, с. 27].

Heinrich Schliemann, Wilhelm Dorpfeld, Carl Blegen

Три выдающихся археолога, работавших на раскопках гомеровской Трои. Генрих Шлиман начал работы в 1871 году. В 1883 году к нему присоединился Вильгельм Дёрпфельд, который по просьбе жены Шлимана, Софьи, продолжил раскопки в 1893/94 гг. С 1932 по 1938 год на этом же месте работал Карл Блеген.

И лишь спустя 20 лет, т.е. уже после смерти Шлимана, Дёрпфельд доказал, что гомеровской Троей был город VI, который Шлиман почти целиком выбросил в мусорные отвалы. Таким образом, «отец археологии», как часто называют Шлимана, нашел не «клад Приама», а некую коллекцию предметов, принадлежащих разным эпохам, растянувшимся во времени на две тысячи лет. Сказка о кладе троянского царя была невинным литературным приукрашиванием, к которому так легко прибегал Шлиман в своих книгах и дневниках.

Могила Шлимана

Мавзолей Шлимана на Первом кладбище в Афинах. Он скончался в Неаполе 26 декабря 1890 года.

В общей сложности Шлиман и Дёрпфельд с 1871 по 1894 год провели на раскопках Трои девять сезонов. Еще семь сезонов, с 1932 по 1938 год, на этом же месте работала группа археологов под руководством Карла Блегена. Последний насчитал уже 46 культурных слоев (о его научных достижениях читайте в книге [4]). В отличие от Шлимана и Борхардта, которые обманывали местные власти, все найденные предметы Блеген безвозмездно передал музеям Стамбула и Чанаккале.

Спустя полвека, т.е. начиная с 1988 года, в Трое возобновились археологические работы на постоянной основе. Сначала в международную группу, возглавляемую Манфредом Корфманом, входили турецкие, немецкие и американские специалисты. Позже эта группа увеличилась, например, в 2004 году в исследованиях Трои было занято около четырехсот ученых из двадцати стран при постоянном участии местных археологов (от 50 до 100 человек). Археологические открытия они обсуждают на страницах специального журнала, а теперь еще и на своем сайте в Интернете.

Троя

Троя: макет застройки вершины Гиссарлыкского холма
эпохи царствования Приама.

Разумеется, методы, которые используются в современных археологических раскопках, невозможно сравнивать с методами Шлимана. Уже Дёрпфельд и Блеген использовали вполне научно-обоснованный подход в своих археологических поисках. Но Борхардт пошел по иному, авантюристическому пути, который нельзя сравнить даже с подходом Шлимана.

Тот составил «клад Приама» всё же из подлинных артефактов, хотя и принадлежащих различным культурным слоям. Борхардт же, сочинив легенду об обнаружении им клада на месте мастерской Тутмоса, изготавливал фальшивые артефакты и продавал их различным музеям. И только потому, что его подделки приносят сегодня немалые барыши, директора музеев не спешат расстаться с ними и всячески поддерживают миф об удивительном искусстве Амарны.

 
 
 

Изменение направления исследования с немецкого на французский

Итак, из предыдущего подраздела мы узнали, какими флюидами была пропитана атмосфера немецкой археологии. Если характеризовать ее ключевыми именами, ими будут Шлиман, Дёрпфельд, кайзер Вильгельм II, которые, однако, затрагивали Трою и до-греческую цивилизацию, обосновавшуюся на острове Крит, но не Египет или, конкретно, Амарну, где якобы был найден бюст Нефертити-3.

Да, действительно, до или после Первой мировой войны Симон подарил кайзеру Вильгельму II бюст Нефертити-3W, совершив тем самым некое обманное движение, для всех тех, кто интересуется «Одиссеей Нефертити». Но больших последствий для него и Борхардта оно не имело, поскольку император Германии слишком сильно был увлечен своим «Ахиллионом» и археологическими раскопками на острове Корфу. В его мозгу жил образ страшной Горгоны, для прекрасной египетской царицы там просто не находилось места.

Чтобы продолжить расследование в отношении бюста Нефертити-3, нам нужно уйти с греческого азимута поиска, поскольку он исчерпал себя; никакой новой полезной для нас информации мы здесь не найдем. А вот на египетском направлении нам откроются другие ключевые имена: герцог Иоганн-Георг (Johann Georg, 1869 — 1938, брат короля Саксонии) и Карл Рихард Лепсиус (Karl Richard Lepsius, 1810 — 1884) — немецкий египтолог, который совершил большую экспедицию по Египту. Далее нужно будет назвать немца Генриха Бругша (Heinrich Brugsch, 1827 — 1894), а также двух знаменитых французов: Огюста Мариетта (Auguste Mariette, 1821 — 1881) и Гастона Масперо (Gaston Maspero, 1846 — 1916).

К моменту, когда Симон и Борхардт задумали свою амарнскую аферу с мифической мастерской Тутмоса, Лепсиус уже умер, но герцог Саксонский был в полном здравии и кипел необузданной энергией собирателя египетских древностей. Из ранее рассказанного (см. Вердикт о подлинности бюста Нефертити вынес консилиум врачей), мы уже знаем, что пути Борхардта и герцога Иоганна-Георга пересеклись в Амарне 6 декабря 1912 года, т.е. как раз тогда, когда в песке на глубине всего-то полуметра был откопан бюст Нефертити-3, чему была свидетельницей герцогиня Мария Иммакула. Детали этого удивительного совпадения мы еще проанализируем, но не раньше, чем изучим события, связанные с возникновением египтологии как науки.

Помня о социально-психологическом подходе, мы попытаемся доказать, что отцом египтологии нужно признать английского врача по профессии и физика по призванию Томаса Юнга (Thomas Young, 1773 — 1829). Человек, который что-то слышал о египтологии, тут же может возразить. Если отцом археологии считается немец Генрих Шлиман (1822 — 1890), то отцом египтологии нужно признавать Жана-Франсуа Шампольона (Jean-François Champollion, 1790 — 1832), но никак не названного нами англичанина.

Правильно, так думает большинство образованных людей. Они также полагают, что Ньютон открыл три закона, названные его именем, и всемирный закон тяготения, а также заложил основы интегрально-дифференциального исчисления. Но серьезные историки науки прекрасно осведомлены, что относительно классической механики «отцовство» Ньютона находится под большим вопросом. И, вообще, ситуация с родоначальниками тех или иных теорий чаще всего весьма неоднозначная.

Юнг (Young)

Томас Юнг (1773 — 1829) — выдающийся английский физик, астроном и востоковед, который все эти увлечения совмещал с профессией практикующего врача. Геттингенский медицинский институт, особый интерес проявлял к офтальмологии и физиологии зрения, на эту тему написал несколько статей. Мировую известность ему принесла волновая теория света, созданная в 1800 году, которая шла вразрез с корпускулярной теорией Ньютона. С ее помощью он смог объяснить явления интерференции (1792) и дифракции (1804), в частности, понять природу так называемых колец Ньютона. Он догадался, почему мыльные пузыри окрашены в радужные цвета, и первым рассчитал длину световой волны. В 1807 году он создал трехцветную теорию зрения, которая была забыта и позже переоткрыта Гельмгольцем. С детства увлекался языкознанием, выучил множество языков (преимущественно восточных). В Англии его считают родоначальником египтологии, но во Франции и некоторых других странах, например в России, он таковым не признается.

Так вот, дорогой читатель, еще не знакомый с нашим скептическим подходом, Шампольон является таким же отцом египтологии, как Эйнштейн — отцом атомной бомбы. Здесь мы имеем дело с очередным широко распространенным мифом, возникшим в результате социально-психологической обработки общественного мнения. Этот миф сформировался в первой половине XIX века в результате ожесточенной полемики между английскими и французскими учеными.

Как это часто бывает, победа досталась не тем, кто ее больше всего заслуживал, а тем, кто больше всего кричал и кому улыбнулась Фортуна, т.е. в силу каких-то случайных или не относящихся к делу обстоятельств, подыгравших в данном случае французской стороне.

Тут надо также помнить, что когда речь заходит о национальных приоритетах, объективности не жди — обе стороны пойдут на крайние меры, чтобы доказать свое первенство в открытии того или иного учения. Нужен третейский суд, который, зачастую, из каких-нибудь своих политических соображений оказывается крайне необъективным. Так, в частности, повели себя советские историки, о чём поговорим позже.

Шампольон (Champollion)

Жан-Франсуа Шампольон (1790 — 1832) — соперник Томаса Юнга за право называться отцом-основателем египтологии. В нем не было ничего от естествоиспытателя. Физику и математику он совершенно не знал. Хуже всего ему давались арифметические действия, из-за чего он плохо учился в школе. Этот широко распространенный портрет нарисовал художник Leon Cogniet спустя два года после смерти французского египтолога. Насколько точно он воспроизводит его черты, нам неизвестно. Ниже приведены портреты, которые заметно отличаются от этого.

Всем понятно, что большое дело не возникает на голом месте. Для какого-то одного провозглашенного отца-основателя всегда отыщется добрая дюжина предшественников. Но в длинной череде высказанных ими правильных и неправильных идей, рождается утверждение — тоже еще очень сырое и коряво сформулированное — после которого, однако, наступает качественный перелом. Вдруг написанная одним из ученых работа попадает в центр внимания научного сообщества. Кто-то воспринимает ее целиком, кто-то критикует, но высказанная в ней основная идея сохраняется и дает толчок для развития большой научной теории.

Вот такую качественно новую идею первым провозгласил Томас Юнг сначала относительно только двух царских имен, написанных египетскими иероглифами. Впоследствии Жан-Франсуа Шампольон стал усиленно ее критиковать, но никогда не отказывался от нее полностью. Напротив, сформулированный Юнгом принцип он почти целиком принял и применил к другим царским именам, тем самым, уточнив звуковой принцип иероглифов и расширив исходный фонетический алфавит Юнга. Тем не менее, победа была присуждена Шампольону, и нам теперь нужно понять, почему до сих пор торжествует эта несправедливость.

Ж.-Ф. Шампольон

Портрет Ж.-Ф. Шампольона, нарисованный около 1828/9 года. Данный рисунок сделан художником с натуры во время путешествия французского египтолога в Нубию и Египет.

Свои разъяснения начнем с напоминания того, что всякий социально-психологический подход к проблеме имеет субъективный и объективный аспекты. К субъективным факторам нужно отнести исключительную энергию, с которой доказывалось первенство французов, прежде всего, со стороны самого Жана-Франсуа Шампольона, затем, его старшего брата, Жака-Жозефа Шампольона-Фижака, приближенного к императору Наполеону I, и, наконец, авторитетнейшего физика, знаменитого историка и популяризатора науки, Франсуа Араго, который высоко оценил заслуги Юнга в области физики и сильно недооценил его вклад в египтологию, поскольку сам до конца не разобрался в ней.

Субъективный фактор с английской стороны был, собственно, один — чрезвычайная скромность Томаса Юнга. Он тихо скончался в Лондоне 10 мая 1829 года, что можно отнести уже к объективным факторам. Шампольон умер еще молодым в 1832 году. На его пышных похоронах присутствовал свет европейской науки: его знаменитый учитель Сильвестр де Саси (Silvestre de Sacy, 1758 — 1838), который, однако, его не любил и позже мы узнаем за что, упомянутый выше Франсуа Араго и от Германии прославленный исследователь Александр фон Гумбольдт. Все они говорили о безвременной кончине выдающегося французского египтолога. Об англичанине тогда, конечно, никто не вспомнил.

В том же 1832 году Араго написал обширное жизнеописание «Томас Юнг», вошедшее во второй том его трехтомника «Биографии знаменитых астрономов, физиков и геометров» [9]. В 4-м разделе «Иероглифы египетские. История первого их объяснения» он доказывал, что этот удачливый в физике англичанин занял лишь второе место после талантливого француза, что было несомненной ошибкой. Однако эта позиция в споре о первенстве в египтологии продержалась вплоть до кончины Араго, произошедшая в 1853 году. До этого никто в Европе серьезно не отстаивал противоположную точку зрения.

Но вот в 1855 году англичане, наконец, публикуют документы, в том числе переписку Юнга с Шампольоном, его учителем Сильвестром де Саси и третьим претендентом на первенство, шведским дипломатом и одновременно прекрасным лингвистом-египтологом, Давидом Окербладом (David Åkerblad, 1795 — 1819). Данная публикация представляла собой третий том «Разных работ» Юнга, изданный под общей редакцией Джорджа Пикока (George Peacock) [10]. Но для третьего тома подборку документов и комментарий к ним осуществил Джон Лейч (John Leitch), который целенаправленно доказывал, что именно Юнга нужно признать родоначальником египтологии.

Однако все его усилия оказались напрасными; он опоздал, по крайней мере, на три десятилетия. К середине 19-го столетия миф о родоначальнике египтологии уже сформировался, одеревенел и пошел гулять по свету абсолютно независимо от мнения отдельных ученых. Между тем, научный мир интересовали совершенно другие проблемы египтологии, в частности, связанные с достижениями двух немцев, Лепсиуса и Бругша (первый учился у де Саси) и двух французов, Мариетта и Масперо — все четыре читали иероглифы уже по словарю Шампольона, внося в него свои собственные дополнения и изменения.

Выдающиеся английские археологи, например, Уилкинсон и Питри, работали в Египте, но были далеки от лингвистических проблем в области египтологии. Англичане-египтологи, может быть, и считали Юнга основателем иероглифической лингвистики, однако никто из них открыто не решился ломать сложившиеся стереотипы, которые позже уже не касались напрямую актуальных проблем египтологии. Нам же, историкам науки, исправлять подобные ошибки — просто вменено в обязанность. Данная тема далека от решения проблемы о подлинности портретов Нефертити, поэтому она вынесена в самостоятельный раздел

Источник: http://sceptic-ratio.narod.ru/rep/kn20.htmhttp://sceptic-ratio.narod.ru/rep/kn21.htm, http://sceptic-ratio.narod.ru/rep/kn22.htmhttp://sceptic-ratio.narod.ru/rep/kn23.htmhttp://sceptic-ratio.narod.ru/rep/kn24.htmhttp://sceptic-ratio.narod.ru/rep/kn25.htm 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить