Подробнее на сайте: https://boldomstroi.ru https://elcomputer.ruhttps://teocreditus.ru
https://leostroi.ruhttps://comphitech.ruhttps://leorealty.ru https://queauto.ru https://holdcomputer.ru https://ducauto.ruhttps://houserich.ruhttp://miratalk.com/https://sedoauto.ruhttps://qualcomp.ruhttps://computertip.ru https://houseleux.ru
1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)
Сбой в цепочке управления ядерными арсеналами США в 1962 году едва не обрушил на Дальний Восток СССР американские боеголовки с японского острова Окинава. Офицеры ВВС США получили ошибочный приказ осуществить запуск 32 ракет с ядерными зарядами и, согласно рассекреченным свидетельствам одного из участников тех событий, которые опубликовал американский журнал Bulletin of Atomic Scientists, лишь здравый смысл командира боевого расчета, стоявшего у "ядерной кнопки", предотвратил катастрофу.

Инцидент, подробности которого публикуются впервые, произошел 28 октября 1962 года на Окинаве, где были развернуты четыре базы США с ядерными ракетами. На каждой размещалось по два центра, отвечавших за пуск четырех крылатых ракет "Mace B" с радиусом действия до 1 400 километров, что позволяло держать под прицелом военные сооружения под Владивостоком, а также Пекин, Пхеньян и Ханой. Ракеты были оснащены термоядерными боеголовками "Mark 28". Мощность заряда в тротиловом эквиваленте составляла 1,1 мегатонны, что, для сравнения, в 70 раз больше мощности "Малыша", испепелившего Хиросиму в 1945 году.

Согласно рассказу бывшего служащего ВВС США Джона Бордна, входившего в состав расчета на одной из установок, через несколько часов после начала его смены из единого центра управления на Окинаве на все 4 базы поступила рутинная радиосводка. После сверки часов и передачи метеоданных последовало кодированное сообщение. К удивлению команды код, состоявший из трех частей, совпадал с пусковыми кодами. Командовавший расчетом капитан Уильям Бэссетт, согласно инструкциям, вскрыл специальный контейнер, и, убедившись в том, что хранившаяся в нем последняя часть кода совпадает с радиограммой, распечатал лежавший внутри конверт с целями для удара и ключами запуска. Совпадение трех частей кода означало приказ осуществить пуск всех 32 ракет с боеголовками.

Тем не менее капитан сразу после вскрытия конверта заподозрил ошибку и призвал офицеров действовать крайне осторожно. Во-первых, согласно инструкциям, приказ о пуске ракет мог быть передан только после введения высшего состояния боевой готовности DEFCON1, означавшего "неизбежную ядерную войну". Однако на тот момент такого указания не поступало.

Офицеры из группы Бэссетта высказывали предположение, что сообщение о повышении готовности до DEFCON1 было подавлено системами радиоперехвата или же противник уже осуществил пуск своих ракет и командование в спешке просто забыло об уровнях готовности. Второй вариант вскоре отмели, поскольку время подлета к Окинаве было небольшим, и в случае атаки на базах уже бы зафиксировали взрывную волну.

Удивление капитана вызвало и то, что три из четырех целей в списке находились за пределами СССР. Бэссетт связался с офицером на другой пусковой установке, который также сообщил, что две из четырех целей - не советские. Капитан отдал приказ оставить люки пусковых установок закрытыми для тех ракет, которые были нацелены на третьи страны, однако указал частично открыть шахту с ракетой, наведенной на СССР. Такие же рекомендации он передал и своим коллегам на других установках.

После этого Бэссетт вновь связался с центром управления и попросил повторить радиограмму, ссылаясь на нечеткую передачу. Таким образом он рассчитывал обратить внимание командования на складывающуюся ситуацию, однако, по рассказу находившегося рядом с ним Бордна, к их ужасу повторный код полностью подтверждал первую радиограмму.

Mark 28. Фото: USAF/wikimedia.org

По словам Бордна, после этого атмосфера накалилась до предела, особенно на одной из установок, где все четыре ракеты были наведены на цели в СССР. Командовавший на установке лейтенант отказывался слушать Бэссетта, ссылаясь на подтверждение радиограммы, и отдал указание своим подчиненным приступить к пуску ракет. Согласно воспоминаниям Бордна, после этого капитан приказал застрелить лейтенанта, если тот попытается осуществить пуск без устного разрешения или повышения уровня угрозы до DEFCON1.

Анализируя радиограмму, Бэссетт также обратил внимание на то, что столь важный приказ был отдан в конце рутинной метеосводки, а передавший его майор зачитывал код буднично, без признаков волнения в голосе. Капитан вновь связался с оперативным центром и потребовал либо повысить уровень угрозы до уровня DEFCON1, или отдать приказ об отмене пуска.

Лишь тогда, по воспоминаниям Бордна, на другом конце провода осознали ошибку, и майор, ощутимо волнуясь, передал новую радиограмму - приказ отменить пуск. Инцидент был исчерпан.

"Когда все началось, капитан предупредил нас - это может быть настоящей атакой, а может быть и самой большой ошибкой в нашей жизни. Если это сбой и мы не осуществим пуск, никакой награды или признания не ждите, - пересказывает Бордн слова командира. - После инцидента он предельно ясно запретил всем когда-либо упоминать об этом в разговоре с близкими или друзьями". Было проведено внутреннее расследование, зачитавшего ошибочный код майора отправили в отставку. В остальном же инцидент на протяжении более полувека сохранялся в тайне.

Сам Бэссетт скончался в 2001 году, никому не рассказав о происшествии. Единственные свидетельства пока принадлежат Бордну, который лишь недавно получил разрешение от руководства ВВС рассказать о произошедшем. Официального подтверждения или документов о происшествии не публиковалось, однако ученые требуют от властей рассекретить соответствующие материалы.

Мнения экспертов

Ханс Кристинсен, директор проекта по ядерным исследованиям Федерации американских ученых, ответил на вопросы "РГ".

Просачивались ли слухи об этом инциденте раньше? Насколько правдоподобны детали рассказа?

Кристинсен: Отрывочные упоминания об этом инциденте впервые появились в японской прессе (также со ссылкой на рассказ Джона Бордна. - "РГ") несколько месяцев назад, однако впервые стало известно, что приказ осуществить пуск получили все восемь расчетов. Отталкиваясь от доступной информации, сложно с уверенностью подтвердить достоверность инцидента. Однако личное участие рассказчика, детальные подробности указывают на то, что с большой вероятностью что-то подобное произошло. В рассказе есть отдельные противоречивые детали, поэтому восстановить полную картину сложно. Для этого необходимы дополнительные исследования и рассекречивание официальных документов. События произошли достаточно давно, поэтому едва ли есть препятствия для их полной или частичной публикации. Посмотрим.

Стоял ли мир на грани ядерной войны?

Кристинсен: Если описанный в статье инцидент имел место, то это крайне серьезный случай сбоя в командной и контрольной цепочках ядерного пуска. Если бы не профессионализм и здравый смысл персонала установок, ядерный удар мог бы быть по ошибке нанесен по советским военным базам около Владивостока. Едва ли стоит сомневаться в том, что СССР ответил бы встречными ударами по американским базам на Окинаве или в других регионах, возможно даже по основной территории США. Из-за кризиса вокруг Кубы ядерные силы повсюду были в повышенной готовности.

Необходимо ли рассекречивание документов для осознания степени угрозы от ядерного оружия?

Кристинсен: Конечно, важно, чтобы общественность знала и обсуждала такие инциденты с тем, чтобы можно было снизить угрозы, связанные с ядерным оружием. Процедуры ядерного пуска и контроля сильно изменились в США с 1962 года. Однако разные инциденты и происшествия всегда могут произойти, возможна ситуация, которую никто не ожидает. Поэтому важно, чтобы Россия и США вместе работали над снижением уровня готовности своих ядерных сил.

Мария Гордеева, историк, специалист в области международных конфликтов:

- В этой истории многое правдоподобно. В момент Карибского кризиса шло сильное нагнетание обстановки. В таких случаях в процесс принятия решений вклиниваются и личные предпочтения людей, принимающих решения, и ожидания их окружения. То, что отношения несколько раз за период холодной войны выходили на финишную прямую в плане эскалации - всем известный факт. Другое дело, что вряд ли подобный исход зависел от мнения какого-то офицера. Мы же понимаем, что в большой политике такие случайности исключены, вернее, они продуманы. В нашей истории тоже есть своя "случайность". Считается, что в процессе урегулирования Карибского кризиса сыграла роль ошибка переводчиков МИД, которые при переводе письма Кеннеди в подпись случайно добавили "искренне ваш", вместо "ваш", тем самым смягчив тон письма. Хрущев считал этот символ дипломатической переписки и тоже пошел на смягчение тона по отношению к Штатам. Почему эти данные рассекретили только сейчас? Это скорее конъюнктурный момент. История как таковая - нейтральна, а трактовка событий и то, как информация подается в СМИ - это уже имеет политическую окраску. Сейчас идет обсуждение вариантов взаимодействия России и США по поводу Сирии, и, возможно, такого рода информация простимулирует принятие того или иного решения.

Источник: http://rg.ru/2015/10/29/rassekrechivanie-site.html


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить