1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

28 апреля 1947 года в морском порт) Кальяо, расположенном близ Лимы — столицы Перу, царило необычное оживление. Самые разные люди — от простых рабочих до важных государственных чинов — собрались здесь для того, чтобы проводит!» в путь экипаж странного судна под названием «Кон-Тики». Настолько странного, что и судном-то его с трудом можно было назвать, поскольку это был всего лишь прямоугольный деревянный плот с небольшой хижиной на борту, снабженный только единственным парусом и рулевым веслом. Плот, собранный без единого гвоздя или какого-либо другого металлического крепления. На фоне современных кораблей из стали он создавал ощущение потерявшегося во времени музейного экспоната или даже вообще чего-то выходящего за грань реальности.

Впрочем, еще более странными и далекими от реальности казались намерения экипажа, состоявшего из пяти норвежцев и одного шведа, которые не просто решили отправиться в увеселительную прогулку на уик-энд, а вознамерились — ни много ни мало — пересечь на этой выглядевшей чрезвычайно хлипкой конструкции огромный Тихий океан. И не удивительно, что среди провожающих было куда больше скептиков, которые смотрели на шестерых отчаянных смельчаков чуть ли не как на выживших из ума смертников.

Sklyarov-Kontiki-001

                                             Плот "Кон-Тики"

На берегу заключались пари. И даже не столько о том, что «доплывут — не доплывут», а о том, на какой именно день развалится и затонет хрупкая конструкция, и сколько крепкого спиртного потом смогут выпить спасенные неудачники из числа экипажа «Кон-Тики» ...

Буксир оттащил илот за пределы порта, чтобы неповоротливая конструкция не мешала проходу современных кораблей, и отпустил там его в самостоятельное плавание. Началась практическая часть рискованного эксперимента. Эксперимента, имевшего не только довольно странную предысторию, но и весьма важные последствия.

Для руководителя эксперимента — тридцатидвухлетнего норвежского исследователя и путешественника Тура Хейердала — на кону стояла не только его жизнь и жизнь других членов экипажа «Кон-Тики», но и судьба его теории. Теории о том, что предки жителей Полинезии прибыли на свои острова, расположенные в западной части Тихого океана, вовсе не из Азии, как считало все мировое ученое сообщество, а с противоположной стороны — из Южной Америки, преодолев при этом тысячи километров водного пространства на подобных плотах.

Теория, казавшаяся чуть ли не безумной, требовала для своей проверки соответствующего по степени безумности эксперимента...

По иронии судьбы идею переплыть Тихий океан на подобном примитивном плоту Хейердалу подсказал как раз один из противников, а не сторонников его теории. Когда Хейердал пытался опубликовать свою рукопись о южноамериканском происхождении полинезийцев, ему пришлось обращаться за рецензией на нее к авторитетным ученым — ведь без их позитивного отзыва надеяться на опубликование подобной идеи было бессмысленно. Один из таких потенциальных рецензентов — известный этнограф, которому Хейердал дал свою рукопись, даже не удосужился ознакомиться с аргументами в пользу изложенной в ней теории, а только ограничился замечанием, что у индейцев Южной Америки не было необходимых средств для того, чтобы переплыть Тихий океан. На возражение же Хейердала о том, что индейцы умели строить плоты из бальсового дерева, этот авторитетный этнограф ответил лишь скептической улыбкой и предложением Хейердалу самому попробовать преодолеть океан на таком плоту.

На мой взгляд, эта история — хороший и наглядный пример того, как всего одна случайно брошенная фраза порой может стать спусковым крючком великих свершений и открытий...

Но начиналось все гораздо раньше и по иронии судьбы как раз в тех местах, которые в итоге оказались конечной целью экипажа «Кон-Тики» — на островах Полинезии. Во время своего пребывания на острове Фату-Хива (самый южный остров архипелага Маркизские острова) Хейердал познакомился с древними местными преданиями, передаваемыми из поколения в поколение. Старый туземец поведал ему историю, в соответствии с которой предки островитян прибыли на Фату-Хива не со стороны запада, где находится Азия, а с востока. Некий Тики, который был богом и вождем, привел сюда предков островитян из «большой страны далеко за морем». Далеко же за морем на востоке была Южная Америка!

Слова старика-туземца прямо противоречили мнению ученых-этнографов, однако не были лишены здравого смысла, поскольку Хейердал к тому времени уже обратил внимание на преимущественное движение волн в океане, которое было направлено именно с востока на запад. Такое движение обусловлено сразу двумя факторами. Первый из них — это тропический пассат (ветер), движение которого круглый год неизменно (тем более что в океане ветру вообще ничего не мешает). Второй фактор—это южное экваториальное течение, которое является, по сути, продолжением течения 1умбольдта (другое название — Перуанское течение), которое сначала движется с юга на север вдоль берегов Южной Америки, а затем в тропиках резко поворачивает на запад и идет вдоль экватора.

Впрочем, Хейердал был далеко не первым, кто обратил на это внимание. Еще в 1803 году испанский миссионер на Филиппинах, отец Хоакин де Зуньига, выдвинул идею о том, что тихоокеанские острова были заселены выходцами из Нового Света. И его мнение также базировалось на преобладающих ветрах и течениях.

Наличие именно этих двух факторов — ветра и течения — в конечном счете стало не только весомой причиной решимости Хейердала пуститься в опасное плавание на «Кон-Тики», но и залогом успеха его экспедиции...

Слова старика-островитянина произвели сильное впечатление на Хейердала, который поставил себе целью выяснить, кем же был загадочный Тики. Окунувшись в изучение жизни народов Тихого океана, Хейердал довольно быстро обнаружил, что предание о Тики является общим для полинезийцев, живущих на разных островах. И в этом предании Тики был не только вождем их предков, но и «сыном солнца», имевшим к тому же белый цвет кожи. При этом предание вовсе не производило впечатления голой выдумки.

«...Когда европейцы впервые ступили на острова Тихого океана, они были поражены, что многие жители имели почти белую кожу и носили бороды. На некоторых островах целые семьи выделялись удивительно светлой кожей, рыжеватыми или белокурыми волосами, серовато-голубыми глазами, почти семитскими чертами лица, с орлиными носами. У полинезийцев же, в отличие от них, была золотисто-коричневая кожа, черные волосы и плоские мясистые носы. Рыжеволосые называли себя “урукеху” и утверждали, что происходят они по прямой линии от первых вождей на островах, от белых богов — 'Гангароа, Кане и Тики. Предания о таинственных белых людях, праотцах жителей островов, широко распространены по всей Полинезии» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Удивительным образом эти сведения пересекались с преданиями индейцев Южной Америки о «царе-солнце» и боге Виракоча, верховном вожде некоего «белого народа». Впрочем, Виракочей этого бога называли инки на языке кечуа. А на языках других индейцев у него были и другие имена.

«Первоначально бога-солнца Виракоча называли Коп-Гики или Илла-Тики, что означало Солнце-Тики или Огонь-Тики, и это имя, по- видимому, было более принято в старые времена в Перу. Кон- Гики был верховным жрецом и богом- солнцем легендарных «белых людей», о которых говорили инки и после которых остались развалины огромных построек на берегу озера Титикака. Предание гласит, что на Кон-Тики напал вождь по имени Кари, пришедший из долины Кокимбо. В битве на одном из островов на озере Титикака белые бородатые люди были наголову разбиты, а Кон-Тики и его приближенным воинам удалось спастись и пробиться к побережью. Оттуда они ушли и исчезли в море в западном направлении» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

И еще более удивительным оказалось то, что даже способ хранения и передачи информации (в том числе и о легендарном вожде и его воинах) в Южной Америке и на островах Полинезии был одним и тем же.

«Почти каждый остров имел знающих старину людей, которые могли без запинки перечислить имена всех вождей острова со времени появления на нем первых людей. В помощь памяти у них были, как у индейцев-инков в Перу, витые шнуры со сложной системой узлов» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Sklyarov-Kontiki-004

Изображение Виракочи на Воротах Солнца в Тиауанако (Боливия)

Все это подвигло Хейердала на поиск других аналогичных пересечений в культуре и жизни островитян Полинезии и индейцев Южной Америки. Собранные им данные как раз и легли в обоснование теории южноамериканского происхождения полинезийцев. И хотя далеко не все найденное Хейердалом было бесспорным, идея захватила его целиком и полностью. Так что полушутливо-скептическое предложение авторитетного этнографа переплыть океан на плоту упало на вполне подготовленную почву.

К этому времени Хейердал уже знал, что в древности индейцы Южной Америки не ограничивались одной лишь сушей, а вполне успешно плавали и по океану. Об этом, в частности, писал испанский хронист XVI века Педро Сармьента де Гамбоа, который утверждал, что южноамериканские инки имели целый флот из плотов, на которых они путешествовали по Тихому океану к отдаленным островам. Плоты эти строились из бальсового дерева — легкого как по весу, так и в обработке. И даже современное его название происходит от испанского «balsa», что значит «плот».

Хейердалу удалось разыскать в библиотеке дневники некоторых хронистов. В этих дневниках было много описаний и даже рисунков больших плотов, собранных индейцами из бревен бальсового дерева. Все плоты имели прямоугольный парус, килевые доски и длинное рулевое весло на корме, из чего следовало, что плоты не были полностью предоставлены сами себе — ими вполне можно было управлять. По этим рисункам и описаниям в конечном счете и был построен той самый плот, на котором Хейердал — в сопровождении еще пяти смельчаков — отправился доказывать свою теорию. Главную же цель путешествия подчеркивало изображение на парусе перуанского бога Кон-Тики, имя которого получил и сам плот.

По предварительным расчетам Хейердала, путешествие должно было занять 97 дней. И ровно в намеченный день «Кон-Тики» достиг острова Ангатау (это говорит о том, что Хейердал весьма тщательно готовился к экспедиции). Однако смельчакам не удалось на него высадиться — течение и ветер пронесли плот мимо острова, несмотря на все усилия экипажа, пытавшегося пристать к берегу. Пришлось продолжить путешествие, которое закончилось 7 августа 1947 года на атолле Рароира, входящем в состав Французской Полинезии. Хотя в конце своего плавания плот получил сильные повреждения при столкновении с прибрежным рифом, никто из путешественников не пострадал. Экспедиция завершилась благополучно. «Кон- Тики» смог успешно преодолеть 4300 морских миль (8000 километров) океанских просторов.

По итогам этого рискованного эксперимента Хейердалом была написана книга «Путешествие на “Кон-Тики“», переведенная ныне на 60 языков мира, а также выпущен фильм «Кон-Тики», который получил в 1951 году премию «Оскар» как лучший документальный фильм. Казалось бы, можно было торжествовать...

Sklyarov-Kontiki-005

                                        Парус "Кон-Тики"

Однако научное сообщество так и не приняло теорию Хейердала. И ныне гипотеза о южноамериканском происхождении полинезийцев остается среди ученых в ранге забавной, но далекой от действительности версии. А скептики (которые найдутся всегда) вообще писали, что экспедиция на «Кон-Тики» если что-то и доказала, то лишь то, что шесть обеспеченных современников могут позволить себе экзотическую стодневную прогулку на плоту по Тихому океану...

Источник: Скляров А.Ю. Мифы об острове Пасхи, Москва, Вече, 2014 г., стр. 7-17


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить