1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

7.    ВРЕД НАУКООБРАЗНЫХ ГИПОТЕЗ

Рассмотренные в предыдущем разделе «теории» приводятся в атеистической литературе, чтобы все там «вздохнули с облегче­нием», замяв сомнения в представлениях, которые вбивались всю жизнь или отвечают склонностям души (см., к примеру, иноязыч­ный атеистический сайт [44]; можно легко найти и аналогичные русскоязычные источники). Мы не станем углубляться в заблуж­дения атеистов и агностиков; они малоинтересны. Мы вынуждены с прискорбием констатировать, что подобные наукообразности, которыми подкрепляют гипотетические представления об огром­ных эволюционных промежутках времени, могут сеять заблужде­ния и в православной среде. Некоторые там стали на позиции тео­логического эволюционизма, когда, не отрицая сотворения, счи­тается, что все живое развилось путем макроэволюции в течение миллионов и миллиардов лет из какого-то единого источника. А Господь поправлял этот хаос, когда тот уж совсем безобразно от­клонялся от генеральной линии.

В последние годы привлекают внимание нападки на пред­ставления, исповедуемые Центром «Шестоднев», а именно, на то, что упоминаемые в книге «Бытие» дни сотворения гораздо ближе к нашим нынешним реальным дням, чем к геологических эпохам длиной в десятки и сотни миллионов лет. Только за по­следний год мне попалось несколько агрессивных статей право­славных авторов, в которых Центр «Шестоднев» и его сотрудни­ки обвинялись в дремучести, стремлении нести в школы мракобе­сие, оторванное от «последних веяний науки» и т.п. (передаю смысл).

Вот священник о. Леонид Цыпин на сайте «Киевская Русь» (Kiev-orthodox.org) опубликовал статью под названием «Вера и наука. Правы ли современные «креационисты»? (причем «креа­ционисты» почему-то в кавычках).

Каждый может убедиться, что о. Леонид однозначно считает более «научными» представления о длительном и постепенном сотворении. Он указывает, что: «Проблемы, порождаемые “24­часовой гипотезой” “креационистов”, возникают буквально по любому поводу. Например, после образования морей частички почвы, глины, песка, которые находились в воде, стекшей с мате­риков, должны были бы осесть, чтобы в них могла жить рыба. Сколько времени понадобилось бы для этого при современных законах природы, при современном тяготении? Думается, что не­мало — месяцы, а может, и больше...».

Помимо прочего, сильные сомнения священника вызывают слишком быстрые тектонические перемещения материков по взглядам креационистов - сторонников молодой Земли. Слишком, дескать, большая энергия должна была потребоваться для этого, а откуда она могла взяться? И т.д., и т.п.

Лично меня все эти аргументы не убеждают: условно говоря, нельзя доказать ни длительное, ни быстрое сотворение и развитие земли и биосферы. Мы там и в то время (если время тогда вообще существовало) все равно не были - ни я, ни о. Леонид. Правда, про некоторые вещи написано в Библии, и, поэтому, представле­ния «младоземельцев» явно ближе к ее строгому истолкованию. Для о. Леонида чудо - что-либо рыбу сотворили в мутной воде, либо, нарушив нынешние законы природы, заставили эту воду очиститься неестественно быстро. Как это было тогда - меня вол­нует мало, поскольку в данном случае вопросы возникли в голове. Зато я знаю, что в костях ископаемых животных, которым при всех «научных» геологических подходах приписан возраст в «де­сятки миллионов лет», реально, а не у кого-то там, в голове, обна­ружили такое, что я вследствие своего профессионального статуса принять никак не могу. Для меня сама идея сохранения миллионы лет цветных клеток и гибких, прозрачных сосудов, а также кост­ного мозга (!), гораздо более чудесна, чем просто рассуждения о том, что тектонические, де, и что осадки в морях-океанах, де... Я многие годы имел дело и с клетками костного мозга, и с клетками крови, и с белками, и с ДНК как таковыми, а не из головы.

Для меня идея молодой Земли давно имеет гораздо большие косвенные научные подтверждения, чем идея о длительных гео­логических эпохах, а в последние годы, в свете самых значитель­ных открытий в области молекулярной палеонтологии, отпали и мелкие оставшиеся сомнения. К тому же во время подготовки данного обзора в одном из источников меня навели на такое стро­гое простое доказательство, что я даже огорчился, как не доду­мался до него ранее (в следующем разделе).

Помимо священника о. Леонида отличился в написании «антиШестодневской» литературы и диакон Андрей Кураев. У себя на форуме (http://www.kuraev.ru) он создал дискуссионную тему типа «Креационизма - эволюционизм», где можно видеть горячие полуграмотные обсуждения «за» и «против» того и другого, при­чем, как водится на Интернетовских форумах, некомпетентные в конкретных областях люди в категоричной форме льют словес­ную воду, чтобы горлом (вернее, строкой), подкрепить некор­ректные даже на первый взгляд и ненаучные построения. Понят­но, что преимущественно эволюционные. Все это пустое - на ны­нешнем этапе развития естественнонаучных дисциплин необхо­димо длительное и углубленное изучение конкретного вопроса, причем во многом специальное изучение, чтобы действительно что-нибудь утверждать более или менее определенно. А так — на форуме у Кураева просто словесная каша, никто никого не убе­дил, и все при своих. Наверное, это потому, что о. Андрей по об­разованию университетский философ, а философы, опять же, думают, что ответы на все вопросы находятся непосредственно и только у них в голове. И что не надо ни проводить какие-то экс­перименты, ни знать сути экспериментов, проведенных другими.

Вот передо мной вырезка из Минской газеты «Церковные слова» № 4 от 2006 г. Аналогичный материал достаточно широко растиражирован в Интернете: см., к примеру, официальный сайт Крутицкого подворья (krutitsy.ru) и сайт «Интерфакс-религия» (www.interfax-religion.ru/ortodoxy).

Статья-интервью с диаконом Андреем Кураевым короткая. Я настолько огорчен ее менторской тенденциозностью и агрессив­ностью, что представлю всю.

«О том, что препятствует деятельности Церкви и госу­дарства в сфере образования, на чтениях свое мнение выска­зал профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев».

«Представьте, что я хочу быть принятым в некий дом. При этом я не скрываю, что хозяина дома терпеть не могу. Его домо­чадцы мне противны. На каждом шагу я говорю, что как только меня туда пустят, то я сначала у них обои поменяю, затем мебель в спальне заменю по своему вкусу и, наконец, их сервиз просто разобью. Эти мои намерения широко известны. Так стоит ли воз­мущаться тем, что меня в этот дом все же не пустили? А ведь именно так нередко строятся отношения церковных людей и школы.

На Рождественских чтениях перед входом и в фойе раздава­лись приглашения на один из 80 круглых столов: “Шестоднев, Святоотеческое толкование мира”. На этой секции говорили о том, что мiр был создан за шесть дней семь тысяч лет тому назад, а кто считает иначе - еретик и отступник. Если вы активно озвучиваете от имени Церкви такую позицию, то что вы удивляетесь, если к вам не относятся потом как к серьезным людям? Как можно, с од­ной стороны, утверждать, что теология - это наука, с которой мы хотим прийти в школу, особенно в высшую, и при этом тут же от имени теологии демонстрировать совершенное надругательство над методами светской науки и ее выводами. Вы говорите, что теология - наука. А к другим наукам проявляете ли вы уважение и понимание их языка и метода?

Вы говорите, что вы - носители культуры. А умеете ли вы читать языки культур и отличать художественный текст от свода догматики? Если да, то отчего же тогда не смолкают анафемы в адрес романа Михаила Булгакова, вошедшего в школьную про­грамму? Вы говорите, что ваша проповедь принесет стабильность в наше сложное общество. А сами вы умеете терпеть хоть мини­мальную критику в свой адрес? Ведь не можете же вы рассчиты­вать на всецелое согласие с вами в классах и учительских комна­тах? Так сможете ли вы разрешить вашим оппонентам остаться вашими оппонентами?

Поэтому первый шаг на пути наших совместных проектов - это наведение богословской дисциплины в самой Церкви. В об­щем, пора и на себя оборотиться. Есть два варианта вхождения в школу: первый заключается в том, что мы остаемся такими, каки­ми хотим быть, и ни в чем не “уступаем”. Но тогда при вхожде­нии в чужой дом надо вести себя вежливо, ненавязчиво, и всяче­ски подчеркивать, что мы тут только для желающих и ненадолго - так, на факультатив зашли. Второй путь - принять “чужие стан­дарты” и переложить нашу веру на их язык - язык науки и куль­турологии. Выбор прежде всего за самой Церковью.

И сейчас есть священники, которые вносят свой вклад в тор­можение школьно-церковных проектов, правда, сами не понимая этого. Если уже немало лет начало полномасштабного сотрудни­чества Церкви и школы откладывается, значит, пора подумать и о том, а нет ли в этом и вины собственно церковных активистов».

Кажется просто оскорбительным, когда умозрительные представления о «миллионах лет» называют «наукой». Ведь никто же из богословов в школе, думаю, не спорит, что у амфибий трех­камерное сердце и не призывает сомневаться в Законах Ньютона. Полагаю, надо считать «несерьезными» именно тех, кто, ознако­мившись со всеми данными биологии и геологии, продолжает упорно повторять тезис о длительных периодах (конечно, имеют­ся в виду только научные работники, причем вплотную занимав­шиеся этим вопросом, а не те, кто сам ничего не понимает и не знает конкретно, но верит «авторитетам»).

Диакон Андрей призывает к соглашательству с тем, что уж точно неистинно с научной точки зрения (вопрос же, что действи­тельно истинно, здесь может и не стоять - например, инопланетя­не постарались). Диакон Андрей призывает покаяться в том, в чем не грешили, а это, наверное, по-богословски тоже нехорошо. Это, знаете, он вроде как «комплекс заложника» старается выработать у православных (когда вместо на самом деле виновного винят се­бя, поскольку ничего со злодеем поделать не в силах, но смирить­ся со своим бессилием из гордыни не хотят). Понятно, каким то­гда будет воспитание молодого поколения в школах5 . И что еще это за «переложение нашей веры на их язык - язык науки и куль­турологии»? Как только повернулся язык у самого диакона ска­зать, что ныне и в свете, и в школе в частности, принят «язык нау­ки и культурологии»? Философ, понятно, но нельзя же так отры­ваться от окружающей реальности.

И, наконец, нечто вроде агрессивных построений диакона Андрея мы видим у получившей университетское генетическое образование Галины Муравник (статья «Ни шагу вперед!», кото­рую я нашел в Интернете под рубрикой «Полемика об эволюции» по адресу http://evolution.powernet.ru/polemics/vertyanov.htm).

Авторша громогласно рассуждает о том, что есть «наука», а что - «лженаука», причем под последней, как можно догадаться, подразумевается креационизм. Статья пестрит такими утвержде­ниями:

«Принять позиции креационизма - значит полностью отказаться от науки, разом перечеркнув все научные дости­жения. Во имя чего? Ради максимально поверхностного про­чтения Шестоднева, превращающего этот сакральный текст в примитивный миф».

Чувствуется, что Г. Муравник давным-давно имеет мало об­щего со своей главной профессией, иначе она была бы поосто­рожнее. Какие такие «научные достижения» перечеркивает креа­ционизм? Что клетки, ткани и даже костный мозг сохраняются миллионы лет? Если это «научные достижения», то их надо не только перечеркнуть, но поскорее сделать постоянной темой са­тириков со второго канала. Вот, я не генетик как таковой, тем бо­лее не эволюционный (скорее молекулярный биолог), но два года назад я попробовал найти в этой области хоть какие-то примеры того, что идентифицированы абсолютно новые гены, новые в том смысле, что, по понятиям эволюционных генетиков, они не разви­лись из «старых», уже имевшихся генов. «Прямым путем» пошел я, «тесными вратами» — начал изучать непосредственно самые свежие специальные обзоры по генетике и эволюционной генети­ке на данную тему (“Originofnewgenes” и пр.). Времени ухлопал я на это и обнаружил, что в наличие - практически одни слова: до сих пор никто не показал, что гены из чего-то другого в ДНК, а не из прочих генных последовательностей возникают, да причем в подавляющем большинстве случаев - из уже кодирующих после­довательностей, а не интронов. Т.е., информация только из ин­формации возникает, но гораздо чаще - теряется при мутациях. Как же тогда из мелкого генома чего-то вроде амебы вслепую столь сложные геномы высших организмов сами собой возникли? Сама собой, под слепым отбором, информация как столь услож­нилась? [56]. Понятно, что на атеистических сайтах и у непосред­ственно эволюционных генетиков (простых генетиков это, вроде, мало интересует) можно найти и такие спекулятивные построе­ния, но они сродни рассмотренным нами выше «гипотезам» по ископаемым молекулам - убедительны только для непосвященных.

У нас нет времени и охоты долго распространяться про тен­денциозную статью Г. Муравник, отметим только, что авторша в совершенстве овладела демагогическими приемами типа амери­канского «закидывания слонами», который состоит в том, что при рассмотрении сложных вопросов критик делает громкие общие выводы, желая создать впечатление, будто он располагает вели­ким множеством веских доказательств. При этом он делает вид, что его выводы основаны на безусловных истинах, и не рассмат­ривает доводы оппонентов.

А теперь представьте себе, что будет, если упомянутые авто­ры (или кто-то похожий на них) доставят себе труд изучить «ги­потезы» и «аргументы» сторонников миллионолетнего сохране­ния тканей и клеток в ископаемых костях. Типа стабилизации белков и других биополимеров ионами двухвалентного железа. Ясно, что если мы тогда выступим против глупостей о десятках миллионов лет, то в очередной раз окажемся свидетелями агрес­сивно-менторского поучения с раздачей ярлыков в «лженаучно­сти», в «перечеркивании научных достижений», в призывах пока­яться в мракобесии и пр.

Но мы такого делать не хотим. Ибо мы стремимся «познать истину, чтобы стать истинно свободными» в своих суждениях и поступках. А не думать о какой-то там «лженаучности».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить