1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

8. БИОЛОГИЧЕСКИЕ МАКРОМОЛЕКУЛЫ И СТРУКТУРЫ ЗА «ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ ЛЕТ» ДОЛЖНЫ БЫЛИ ПОЛУЧИТЬ ДОЗУ РАДИАЦИИ ВО МНОГО МИЛЛИОНОВ «РЕНТГЕН»

«Рентгены» в названии взяты в кавычки, поскольку в данном случае более корректны другие размерности дозы облучения (зиверт и пр.). Но большинство читателей знакомо только с рентгенами.

В недавней статье [4], посвященной находкам доктора М. Швейцер с соавторами сосудов и клеток в останках динозав­ров, попалось следующее критическое замечание Джеффри Бада (JeffreyBada), геохимика из Института океанографии в Сан- Диего. Доктор Бада не может представить себе, как мягкие ткани пережили миллионы лет, поскольку радиация в окружающей сре­де (радиационный фон земли) должна была давно привести к пол­ному распаду органические образцы. Он сказал, что накопленная доза уничтожит все биомолекулы, хотя подробностей не привел. Тем не менее, доктор Бада не сомневается в реальности длитель­ных геологических промежутков времени, поэтому он считает по­головно все клетки и сосуды доктора Мэри результатом какого-то артефакта, постороннего загрязнения [4].

Нами была рассчитана доза облучения, которую должны бы­ли накопить за «десятки миллионов лет» столь эффектные под микроскопом эритроциты и сосуды динозавров [7, 8], а также клетки костного мозга ископаемых амфибий [13]. Дело в радиа­ционном фоне нашей планеты.

Радиационный фон земли состоит, преимущественно, из гамма-излучения и альфа-излучения радона. По данным Научного комитета по действию атомной радиации при ООН (НКДАР 2000), средняя годовая доза на поверхности земли составляет для обоих типов излучений вместе 2,42 миллизиверта (размерность учитывает значение на единицу массы). На поверхности нашей планеты естественный радиационный фон может колебаться в за­висимости от местности от 1 до 17 и чуть ли не до 200-400 миллизивертов в год [57].

Зиверт - это большая единица накопленной дозы для любого типа ионизирующих излучений (не только гамма- , но и альфа-, и бета- и пр.), приведенная по биологической эффективности к рентгеновскому или гамма-излучению. Для последних же исполь­зуют грей (Гр), который составляет 100 рад или, если хотите, гру­бо говоря 114 рентген, более памятных неспециалистам (хотя это и другой тип дозы - не поглощенная, а экспозиционная).

Итак, 2,42 миллизиверта в год.

За тысячу лет - 2,42 Зиверта.

За миллион лет - 2420 Зивертов, или 242000 рад, или 275880 рентген.

Словом, за миллион лет останки накопят дозу в 0,242 мега­рада (или 2,42 килогрея), а за десять миллионов - в 2,42 мегарада. Мы уж не говорим здесь о 70 млн. лет для динозавров доктора Мэри - получается около 17 мегарад (17 миллионов рад; 19,4 мил­лиона рентген).

Здесь следует сказать, что, поскольку клетки и ткани в ос­танках мертвые, то никакие процессы репарации-восстановления от радиационных повреждений в них не происходят (репарируют только живые клетки). Поэтому в данном случае разница в эффек­тивности острого, быстрого облучения и длительного, хрониче­ского (та же доза за миллионы лет) отсутствует.

Дозы в единицы - десятки мегарад - это очень большие до­зы, которые приняты, в основном, в мире радиостерилизации (об­работка медицинского инструментария, костных аллотрансплан­тантов и пр.). При 1,4-5 мегарадах инактивируются вирусы гепа­тита и ВИЧ [58, 59], а для грибков и бактерий достаточно 0,8-2 мегарада [60, 61]. Про цельные же клетки высших организмов мы тут и не говорим. Только один пример: исследование инактивации вируса ВИЧ в зависимости от дозы радиации. При облучении ин­фицированных вирусом лимфоцитов в дозе 10 мегарад экспери­менты пришлось прекратить, так как клетки разрушались прямо «под лучом» [59]. А ведь это были живые лимфоциты, способные за счет клеточной защиты и репарации устранять множество пер­вичных радиационных повреждений ДНК и других макромоле­кул.

Даже устойчивая к облучению костная ткань (костно­сухожильные аллотрансплантанты) весьма повреждается при до­зах порядка несколько мегарад [62]. А при дозах свыше 2,5 мега­рада имеют место ощутимые повреждения полиэтилена с потерей им значительной части свойств (при радиостерилизации пласти­кового медицинского инструментария) [63]. «Губки» из коллаге­на, используемые в медицине для восстановления тканей, при до­зе в 2,5 мегарада претерпевают очень сильное нарушение и струк­туры, и свойств [64].

Кто-то может спросить: ладно с полиэтиленом и коллагеном, а как конкретно с клетками костного мозга, клетками крови и со­судами? Таких исследований относительно немного; преимуще­ственно речь идет об инактивации тех или иных белковых струк­тур, проницаемости мембранных препаратов (в том числе и эрит­роцитарных) и пр. Значительные нарушения в свойствах мем­бранных структур, белковых и липидных комплексов и др. на­блюдаются уже при дозах до 4 мегарад [65, 66], иногда - 4-8 ме­гарад [67].

Следует подчеркнуть, что в приведенных примерах исследо­вали не цельные морфологически клетки, а их структуры и со­ставляющие в растворе. Некто знающий может сказать, что для большинства из перечисленных экспериментов имелось облуче­ние в растворе, или в присутствии воды живых клеточных струк­тур. А это, понятно, усиливало эффекты за счет радиолиза воды, но в ископаемых костях воды нет. Мы ответим, во-первых, что не все из перечисленного полностью соответствует воздействию в водной среде. Так, в высушенных спорах бактерий воды крайне мало, поэтому для их стерилизации и требуются относительно большие дозы, но - до 2 мегарад [61]. Нет воды и при радиацион­ной инактивации вирусов и обработке медицинского полиэтилена. А во-вторых - для сложных биологических макромолекул (ДНК, к примеру) показано наличие внутримолекулярной воды независи­мо от того, какое произошло высушивание [68]. Да и гидрофоб­ные липидные структуры клеток, из которых составлены мембра­ны, крайне чувствительны к перекисному окислению, индуциро­ванному радиацией.

К этому: мы рассчитывали радиационный фон на поверхно­сти Земли, а не в ее глубинах, где он может быть много выше («фонят» скалистые структуры типа гранита и пр.). Представим только две ссылки об уровнях облучения персонала подземных шахт (где радон и другие типы излучений) [69, 70]. Нами было проведено также сетевое исследование возможного уровня радо­нового фона в местах раскопок динозавров доктором М. Швейцер с сотрудниками (Скалистые горы, Адский Ручей и пр. в Монтане). Оказалось, что фон там, понятно, отнюдь не низок, поскольку горные породы [71].

Но у динозавров эритроциты и сосуды идентифицированы для останков от 65 [7-9] до 80 [23] «миллионов лет»! Что соответ­ствует накопленным дозам для среднего фона земли от 15,7 до 19,4 мегарад! Это очень много даже для вирусов, белков и мем­бранных структур в растворах. Но мы видели микрофотографии тех клеток и сосудов [6-8], но мы знаем о словах доктора М. Швейцер, которая, как уже отмечалось, любит показывать од­новременно препараты возрастом в 9 месяцев и в «70 млн. лет», приговаривая, что на взгляд они трудноотличимы [10]. Мы видели и фото клеток костного мозга возрастом в «10 млн. лет» [13] (см. выше рис. 1). Трудно представить, что все эти биологические структуры, выглядящие столь нетронуто, накопили дозу радиации от единиц до десятков мегарад (единиц - десятков миллионов рентген).

Данный вопрос отчасти касается и мумий динозавров, кото­рые не должны были сохраниться по этой же причине - ведь в их окаменелых мягких тканях наверняка присутствуют минерализо­ванные органические остатки, как у динозавров доктора М. Швейцер. Какие там Вило и Леонардо в «66 и 77 миллионов лет»... Вот почему мы в представленном обзоре рассмотрели ма­териалы и по окаменелым мумиям динозавров тоже, которые схо­ду не кажутся опровергаемыми в свете «миллионов лет». Радиа­ция в таких дозах вполне могла бы уничтожить в мумиях органи­ческие каркасы. Не рассыпались ли они бы после этого на части­цы песчаника и кости?

Наверное, будет приведен аргумент, согласно которому ра­диационный фон на земле в прошлом мог быть меньшим, чем ны­не. Но даже если средний фон колебался на порядок (что вряд ли), то для клеток из костей динозавров все равно мало бы что изме­нилось - дозы остаются очень высокими (не менее 1,5-2 мегарад). Да и с чего фону было быть много меньше? Если же скорости ра­диоактивного распада и пр. изменялись, то тогда униформистской гипотезе и разным изотопным датированиям конец приходит окончательный.

Все приведенные расчеты доз стало возможным провести только в последние годы - когда в ископаемых остатках действи­тельно и бесспорно обнаружили биомолекулы, клетки и ткани6 .

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить