1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Еще один пример «эволюции онлайн», который периодически «выкатывают» верующие дарвинисты, относится к тем самым галапагосским вьюркам, которые когда-то  так сильно взволновали эволюционное воображение молодого Чарльза Дарвина. Этот «пример эволюции» основан на ряде исследований, выполненных одним и тем же коллективом авторов, в течение нескольких десятков лет, на уединенных островах Галапагосского архипелага (Grant & Grant, 1989; Grant & Grant, 1993; Grant & Grant, 1995; Grant & Grant, 2002)1.

Вот, собственно, что обнаружили авторы в конечном итоге (Рис. 18):

ruhl2-019

Рисунок 18. Вверху слева – общая численность популяции галапагосских земляных вьюрков (Geospiza fortis) за период с 1975 по 1990 годы. Вверху справа – общая масса доступных семян за этот же период лет. Внизу слева – величина тела и клюва вьюрков за этот же период. И внизу справа – доля крупных семян (в общей массе семян) за этот же период. Рисунок взят из работы (Hairston et al., 2005), где для построения графиков были использованы данные работ (Grant & Grant, 1993; Grant & Grant, 2002).

В принципе, этих четырех графиков уже вполне достаточно, чтобы понять, что там случилось с вьюрками.

На левом нижнем графике мы видим очень быстрые колебания размера тела и клюва вьюрков. Сначала эти признаки резко растут (с 1975 до 1980 года), а потом чуть медленнее, но тоже стремительно падают к исходным показателям (в 1990 году). Я употребляю в данном случае слово «стремительно» потому, что на увеличение озвученных параметров в первом случае понабилось всего 5 лет (!), а на возвращение этих параметров к исходным значениям – всего 10 лет. Это очень быстрые изменения, если мы имеем в виду эволюцию, а не что-нибудь другое.

Теперь посмотрим на нижний правый график. Мы видим, что изменения размера тела и клюва вьюрков почти идеально согласованы с изменением в окружающей среде доли крупных семян (требующих большего размера клюва). То есть, в 1980 году доля крупных семян – высока... и мы видим, что и размер клюва вьюрков в эти годы – тоже имеет самый высокий показатель. А уже к 1990 году (то есть, спустя всего 10 лет) – доля крупных семян падает обратно (к самому минимуму)… и мы видим, что и размер клюва (и тела) вьюрков - тоже возвращается к своим исходным значениям в этот же самый период времени (1990).

Но такое точное реагирование на столь быстрые экологические изменения среды – крайне маловероятно в случае, если допустить, что здесь имела место именно эволюция какого-то нового признака (влияющего на размер клюва), который вошел в популяцию именно в это время (благодаря случайной мутации).

Столь быстрые изменения возможны только по сценарию, описанному выше в аналогичном примере с «эволюцией гуппи». То есть, в популяции уже имелось исходное разнообразие вьюрков, с разным размером клюва и тела. Когда было больше крупных семян, преимущество получили те вьюрки (уже имевшиеся в популяции!), которые имели клювы больших размеров. Поэтому в течение ряда лет доля таких особей повышалась. В результате и получился пик средней величины клюва к 1980 году. После этого, доля крупных семян начала снижаться, и теперь большеклювые особи уже не получали того преимущества, которое у них возникло чуть раньше. В результате доля особей с меньшим размером тела и клюва стала снова возрастать в течение ряда лет (конкретно, за 10 лет), и в результате, средние показатели этих признаков опять вернулись к своим исходным значениям. Таким образом, мы имеем здесь лишь колебания в рамках уже имевшейся (!) внутривидовой изменчивости, характерной для этого вида вьюрков.

При чём здесь вообще эволюция (?) известно только тем верующим дарвинистам, которые выставляют это исследование в качестве «примера строго доказанной эволюции».

Более того, верхние графики на представленном выше рисунке позволяют нам воссоздать сценарий происходивших с вьюрками событий даже еще точнее. На правом верхнем графике видно, что в конце 70-ых, начале 80-ых годов было существенное падение общей массы всего доступного для этих вьюрков корма. В результате, значительная часть вьюрков, видимо, в той или иной мере голодала в эти годы. В итоге, общая численность вьюрков упала до минимальных значений в эти (голодные) годы. Это можно увидеть на верхнем левом графике. Понятно, что в это (голодное) время борьба за выживание резко обострилась, и те вьюрки, клювы которых были больше, получили преимущество. Потому что при общем недостатке доступного корма, в этом корме была очень высока доля крупных семян (нижний правый график). Поэтому вьюрки с небольшими клювами в этот период либо чаще умирали, либо хуже выкармливали потомство. В итоге, доля таких (уже имевшихся) в популяции вьюрков с небольшими клювами - быстро упала до самых минимальных значений за весь обсуждаемый период времени. Соответственно, показатель среднего размера клюва вьюрков, наоборот, вышел на свой максимум.

После этого, как показывает верхний правый график, голодные годы сменились изобильными. И в этом общем изобилии (доступного корма) фракция крупных семян как-то потерялась, резко уменьшив свою долю (см. нижний правый график). Соответственно, вьюрки с небольшими клювами опять стали находить для себя достаточно корма, и сумели быстро восстановить свою исходную численность.

Таким образом, единственное, что мы можем «вытащить» из этого примера – это действие естественного отбора, который колеблет признаки в рамках внутривидовых значений (характерных для этого биологического вида). Причем колеблет он эти признаки то в одну сторону, то в обратную. Приводя к практически полному восстановлению всех исходных значений2. Так что где в этом примере эволюция (!) признаков – вообще непонятно.

Вот и всё, что можно сказать об этом «установленном примере эволюции» дарвиновых вьюрков, которая, на самом деле, топчется на месте по факту.

Давайте подводить итоги. Люди испокон веков видели наблюдаемые факты внутривидовой изменчивости. Они наблюдали многочисленные факты индивидуальной внутривидовой изменчивости, и факты изменчивости между разными популяциями (одного вида). Кроме того, люди время от времени наблюдали (и продолжают наблюдать) еще и факты колебаний внутривидовой изменчивости.

И вот 150 лет назад Чарльз Дарвин взял пару таких наблюдаемых явлений, которые были всем известны испокон веков: наследственность и изменчивость организмов. Добавил сюда идею «борьбы за выживание» (взятую у Мальтуса), и идею «естественного отбора», заимствованную у селекционеров. И объединив все эти вещи, создал теорию эволюции, где эволюция организмов теоретически происходила под действием естественного отбора, на основе биологического материала, поставляемого внутривидовой изменчивостью. Таким образом, наблюдаемая всеми внутривидовая изменчивость неожиданно оказалась связанной с теоретической идеей некоей эволюции, которую никто в глаза не видел.

Затем, спустя примерно 100 лет, биологи установили одинокий пример (на всю живую природу) «почернения» березовых пядениц (а затем их обратного «побеления») под действием естественного отбора. И сделали вывод, что эволюция под действием естественного отбора… теперь доказана для всей живой природы.

И вот сейчас, спустя еще примерно 50 лет, когда люди совсем уже свыклись с теорией естественного отбора, некоторые особо одаренные дарвинисты начинают совершать уже обратный «ход конем». Они находят какой-нибудь установленный факт колебаний внутривидовой изменчивости3, и начинают утверждать, что эти колебания уже сами по себе (!) есть доказательство эволюции.

Не позволяйте верующим дарвинистам осуществлять такие логические подмены. Необходимо тут же указывать дарвинисту, что эволюция – это новое изменение признака, а не колебание признака в рамках давно известных внутривидовых значений.

Ссылки:

1. То есть, результаты этих исследований не подтверждены независимыми работами других авторов.

2. См. рис. 21, нижний слева график изменения величины клюва – в 90-ых годах 20 века величина размера тела и клюва вьюрков практически полностью вернулась к своим исходным значениям (в 70-ых годах).

3. Или, если говорить современным языком теории эволюции, «изменения частоты встречаемости аллелей в популяции», причем аллелей, либо уже имевшихся в этой популяции раньше, либо всё время возникающих у этого биологического вида (что тоже можно трактовать, как характерную часть внутривидовой изменчивости этого вида).

 Источник:  Рухленко И. Что ответить дарвинисту? Часть 2, Accent Graphics Communications, Монреаль, 2016 г.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить