Подробнее на сайте: https://moidomremont.ru
https://fastumauto.ruhttps://domstroiplus.ru https://samodelkan.ru
https://remontvsvoidom.ruhttps://svoidomsnulya.ruhttps://domusremont.ru https://avtoenter.ruhttps://medicinecu.ruhttps://houseunite.ru https://dothouse.ru https://samodelkick.ruhttps://houserento.ru https://stroikaudoma.ruhttps://powerautoplus.ru
1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Современные исследования в области космической медицины и даже просто самого космоса показывают, что мы не можем комфортно жить в условиях ракетного полёта. И ещё в 1960-х годах власти были хорошо осведомлены о многих медицинских проблемах, связанных с пилотируемыми полётами в космос на ракетной технике. В интервью Майкла Кричтона (опубликовано в 1988/89) чиновник НАСА говорил о (тогда уже известных) медицинских проблемах полёта людей в космос.

Семья Кричтона опубликовала полную версию статьи на их сайте, а также утверждала, что она была впервые опубликована накануне возвращения к полётам шаттлов в 1988 году в журнале «Популярная Наука» (Popular Science) под названием «Америка по ту сторону» (катастрофы «Челленджера»). Спейс шаттл «Индевор» полетел в сентябре 1988 года, но этой статьи, похоже, нет ни за один месяц 1988 года.

Остается неясным, была ли она на самом деле опубликована, или она была подвергнута цензуре, когда Google Books (Google очень неравнодушен к космическим вопросам) загрузил журнал «Популярная Наука» в Интернет. Не вызывает сомнений то, что когда эта же статья под названием «Космопорт Америка» (да, сэр Ричард) 11 мая 1989 года была снова опубликована в американском журнале «Популярная механика» (Popular Mechanics) — все эти разделы исчезли.

Искусство экономить на правде

Можно сделать вывод, что в 1989 году было признано необходимым скрывать от широкой общественности некоторые факты, касающиеся пилотируемых полётов в космос. Такие факты, как: «эффекты длительного пребывания в невесомости включают в себя декальцификацию костей, атрофию мышц, нервно-мышечное нарушение координации». Это не верное утверждение. Декальцификация костей была впервые выявлена в 1960-е во время миссий «Джемини», а максимальная длительность миссий «Джемини» составляла 14 суток. Так что потеря кальция проявляется скорее раньше, чем утверждается сегодня!

А вот ещё один «факт»: «Некоторых российских космонавтов, находившихся на орбите более 8-ми месяцев, при возвращении к земной гравитации нужно было выносить из космического аппарата». Это также неточное утверждение. В 2006 году Ануше Ансари (да, та самая Ансари из XPrize!) провела 3 дня в космсе, добираясь до станции, и 8 дней на орбите Земли на самой МКС, а по возвращении на Землю она не могла ни ходить, ни эффективно координировать движения. Поучительный и полный отчёт о её беспомощности по возвращении с МКС к нормальной гравитации можно найти в её блоге, который стоит прочитать, если вы хотите прочувствовать, что есть космическое путешествие.

«Теперь я поняла почему они (русские) называют это вторым рождением... Сначала вас вытаскивают из капсулы, будто из чрева матери. Затем умывают и учать делать первые шаги... Я не помню своего рождения, но должно быть это было столь же странное чувство...»

Верно или нет?


Май 2014. Россиянина Тюрина и американца Мастраккио из экспедиции 38/39 выносят из «Союза»
после 188 дней в космосе. Сравните с фото ниже.

Действительно, мы все видели как астронавтов МКС вытаскивают из спускаемых аппаратов и усаживают в кресла. Не все они были в космосе более 8 месяцев, но общественность верит тому, что нам сообщают космические агентства, и они, похоже, склонны делать заявления, сильно вводящие в заблуждение. Возможно, это происходит потому, что, как было признано в 1989 году, во время полёта человека в космос возникают нерешённые пока проблемы. Мне кажется, что цензурирование этих фактов в журнале «Популярная механика» в 1989 году, возможно подразумевает, что на каком-то официальном уровне проявляют чувствительность к тому, что, якобы, было достигнуто в предыдущих миссиях, таких как «Джемини» и «Аполлон».


Астронавты Аполлона-11 после космического полёта, шагающие без какой-либо посторонней помощи.

Если физические эффекты на орбите и в космическом полёте действительно вызваны микрогравитацией, то можно спросить, почему астронавты Аполлона не были подвержены этому в той же степени, как астронавты МКС. Миссии 7-17 проекта «Аполлон» были в космосе в течение как минимум 8-ми и максимум 12-ти дней, но никто из экипажей Аполлонов не был обездвижен. Как, например, могли астронавты Аполлона-11 выйти из капсулы без посторонней помощи, проворно перебраться через край плавучей системы, залезть в резиновую лодку, а затем, после их транспортировки на вертолёте, таким весьма бодрым образом шагать по палубе «Хорнета»?

Мэри Беннет
Январь 2015


Эта статья лицензирована
Creative Commons License

Ниже отредактированный и дополненный перевод с http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/ansari/dnevn-r.html

Ануше Ансари. Второе рождение

5 октября 2006

Момент, когда космонавта вытаскивают из капсулы многие в России называют Вторым Рождением... Испытав это, я теперь знаю почему. В последней части рассказа я оставила вас висящей в «Союзе». С этого и начнем...

Люк открылся и поток свежего воздуха развеял запах горелой проводки. Я практически свешивалась с потолка и с трудом подняла голову, чтобы посмотреть, кто у люка. Крышка люка закрывала вид...

Наконец я вытянулась и выглянула наружу. Я узнала лицо одного из членов поисково-спасательной группы, который пытался подготовить нас к выходу. Это был тот же человек, что помогал мне на тренировках по выживанию на Черном море. Я могла слышать радостные возгласы и поздравления на русском... Павел отвечал на них и смеялся... там были люди, снимавшие видеокамерами и мобильниками. Как будто охотник фотографирует свою добычу, прежде чем выпустить ее.

Сначала нам передали крышки, которыми надо было прикрыть панели перед нами. Затем они начали освобождать Павла от ремней. Мы пристегнулись так сильно, что в текущем положении не было никакой возможности отстегнуть их обычным способом.

Поисковик достал нож и начал резать коленный ремень Павла, а затем просунулся и расстегнул его пояс. Затем они двое вытащили Павла наружу.

Шестимесячное пребывание в космосе может сыграть злую шутку с вашим телом. Ваши мышцы настолько обленятся, что земной вес окажется для них серьезным испытанием... Я тоже испытывала это же, но полагаю, мои ощущения не шли ни в какое сравнение с тем, что чувствовали Павел и Джефф. Ваше тело настолько слабо, что практически невозможно самостоятельно вылезти наружу...

Затем был мой черед... После того как я некоторое время была в подвешенном состоянии и просто глотала свежий воздух, вернулся тот же парень и стал резать мои ремни. Для него это было сложнее, так как я была в правом сиденье и из-за того, как приземлилась капсула — я висела куда выше остальных членов экипажа. Наконец он вытянул туловище, смог дотянуться через люк, разрезал коленные ремни и отстегнул меня.

Затем он попытался меня вытащить, но я зацепилась за джойстик связи спереди... В капсуле было жарко, мы все вспотели. Было тяжело двигаться. Наконец я сама отцепилась, и он вытянул меня наружу.

Меня укрыли одеялом, и двое человек отнесли меня на пляжное кресло... кто-то подошёл и передал прекрасный букет роз и сказал, что это от поисково-спасательной группы. Повсюду были камеры, и все непрерывно фотографировали.

Перед спуском Джефф напомнил, чтобы после посадки я двигалась медленно и держала голову прямо... Это помогает вестибулярному аппарату адаптироваться к гравитации. Я последовала его инструкциям и избегала резких движений. Руководитель центра подготовки передал мне яблоко, выглядевшее весьма аппетитно, но как только я откусила чуть-чуть кто-то из медиков неодобрительно покачал головой, говоря, чтобы я не ела его... Думаю, он волновался, что мне от этого станет плохо. Я выждала немного, но яблоко выглядело слишком привлекательно, чтобы бросать это занятие, и я продолжала его грызть.

Последним из капсулы достали Джеффа. Мы все немножко посидели в наших пляжных креслах, размышляя о прибытии на Землю.

Медленно вставало солнце, и я наслаждалась теплом его лучей на моём лице. Утренний воздух был свеж и чист... Я сделала глубокий вдох, и мои легкие наполнились энергией... На секунду я закрыла глаза и попыталась вспомнить, как это было на станции... Я будто парила у окна моей каюты и смотрела как внизу медленно проплывает Земля... Я широко улыбалась и хотела, чтобы этот миг длился вечно.

Кто-то позвал меня по имени : "Ануше, Ануше ..." Я открыла глаза – это был один из репортёров... Каково чувствовать, что вернулся? – "Здорово! Я скучала по семье, и мне не терпится увидеть их".

Я была счастлива вернуться и увидеть мою семью, но сердце мое осталось на станции. Я снова пыталась закрыть глаза и представить, что я там, где было так уютно и свободно... Но меня снова прервали репортёры и фотографы... Я не хотела забыть этот спокойный образ и боялась, что если не запомню его сейчас, то он навсегда исчезнет... Но меня снова прервали.

Я посмотрела на Джеффа и Павла... Они были счастливы и улыбались. Они выглядели очень бледными. Гравитация брала своё, вся кровь скопилась в ногах, сделав их лица белыми как у призраков. Это одна из вещей, к которым астронавты и космонавты должны привыкнуть после возвращения. В невесомости сердце отдыхает. Кровь притекает к голове и питает мозг, так что тело хорошо снабжается, а сердце не работает в полную силу. На Земле гравитация тянет кровь вниз к ногам, и сердце должно сильно работать, чтобы прокачивать её вверх к голове.

Это одна из причин, почему когда они возвращаются на Землю, то ощущают лёгкость в голове. Павел улыбался и отвечал репортёрам, Джефф разговаривал по спутниковому телефону с женой в Звёздном городке. Солнце уже стояло высоко, и вертолёты с медперсоналом и журналистами продолжали прибывать... Я оглянулась в поисках моего врача, она должна была быть здесь. Мне сказали, что Хамид будет ждать меня в Астане, где нас будут ожидать вертолёты, чтобы отвезти к рейсу назад в Звёздный городок.

Тепло от пребывания в капсуле стало спадать, и становилось холодно. Я посильнее укуталась в одеяло и продолжала осматривать толпу, держа голову очень прямо. Внезапно я услышала голос сзади: "Салам ... ман омоудам!" Это был Хамид, он был тут, прямо за мной. Я была так счастлива слышать его голос, позвала его: "Хамид... Хамид..." Я хотела сказать: "Хамид, Хамид приди и увези меня отсюда..., куда-нибудь где безопасно, куда-нибудь отсюда".

Хотя мне не полагалось крутить головой, я взглянула вверх и увидела его, склонившегося над моей головой... Сердце мое наполнилось радостью, и я заплакала, пытаясь достать руку из-под одеяла и коснуться его лица...

Его лицо тоже было влажным от слёз, он поцеловал меня и сказал: "Баргашти! Ты вернулась". Я сказала: "Да... Я скучала по тебе". Я не хотела, чтобы он уходил. Я снова чувствоваля себя в безопасности, когда он закрывал моё лицо и чувствовала его тёплые щёки рядом с моими. Я хотела исчезнуть отсюда вместе с ним и подробно рассказать ему о каждой секунде своих удивительных ощущений...

Но моя жизнь на Земле больше мне не принадлежала, и я не могла делать, что хотела... Он придвинулся и сел рядом со мной... Я держала его руку и не хотела её отпускать.

Они начали переносить нас в медпалатку, чтобы снять скафандры и подготовить к перелёту на вертолёте в Астану. Двое ребят подняли моё кресло и пошли к палатке. Я чувствовала себя слоном, и мне было жалко бедных ребят, которым приходилось нести меня... Я всё время повторяла: "Я такая тяжёлая!"

Они занесли меня в палатку и поставили кресло рядом с кроватью. Я начала подниматься, чтобы перелезть на неё, и тут случился первый сюрприз! Я опиралась на кресло, чтобы привстать, но не продвинулась ни на йоту... Такое чувство, будто тебя привязали. Я снова села в кресло. Странное чувство, может так себя чувствуют парализованные. Разум говорит, что ты можешь сделать это, а тело отказывается... Все спрашивали меня: "Как вы? Всё в порядке?" А я отвечала: "Я такая тяжёлая!"

Двое ребят подняли меня и положили на кровать, а врачи и медсёстры принялись за работу. Они организовали для меня закрытое место, и две медсестры занялись мной. Они сняли скафандр и помогли надеть пару чистых носков и полётный костюм. Было очень трудно двигаться. Тело словно налилось свинцом... Это было утомительно. Мне нужно было помогать одеваться, как ребёнку. Мне измерили давление и сняли ЭКГ — всё было нормально. Моё тело устало... Когда мне помогали переодеваться, я заметила несколько синяков на ногах. Я не чувствовала боли, но казалось, что погружаюсь в землю... Хамид позвонил моей маме и сестре, и я смогла с ними поговорить. Наконец мы были умыты и готовы лететь в Звёздный городок...

Они попросили меня сесть, но как только я сделала это, то поняла что сейчас снова упаду... Мне было тяжело удерживать равновесие. Я снова легла и немного выждала. Затем снова села и посидела немного, привыкая к этому странному чувству тяжести... Спустя несколько минут я попыталась встать с помощью Хамида и врача. Вставать было трудно — я была ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ ТЯЖЁЛОЙ. Постояла несколько минут, обретая баланс...

Затем, пока они поддерживали меня за руки, а я пыталась сделать свой первый шаг... Я попыталась поднять ногу, но ничего не произошло... Она будто приклеилась к полу... Я попробовала снова, с большим усилием; нога начала подниматься как в замедленной съёмке и немного сместилась вперед. Попробовала другой ногой — аналогично... Мне казалось, что я ношу один из тех старинных бронзовых подводных скафандров, знаете, которые показывали в фильмах Жюля Верна... Очень странное чувство.

Теперь я поняла почему они называют это вторым рождением... Сначала вас вытаскивают из капсулы, будто из чрева матери. Затем умывают и учать делать первые шаги... Я не помню своего рождения, но должно быть это было столь же странное чувство...

Медленно и с большими усилиями я доковыляла до машины, которая отвезла меня к вертолету. Они помогли мне забраться на борт и снова уложили на сиденье. Прежде чем закрыли дверь Хамид сказал: "Вон капсула!" Я ещё не видела её после посадки... Я медленно подняла голову, вытянула шею и увидела обгоревшую чёрную капсулу вдалеке...

Трудно поверить, что мы вернулись на ней на Землю... Она такая маленькая,... но она защитила нас от сгорания в атмосфере и от удара о землю... Это была моя защита и было грустно видеть её в конце своего жизненного пути... Она хорошо поработала, доставив Маркоса Понтеса, Павла Виноградова и Джеффри Уильямса в целости и сохранности на станцию и вернув нас назад, а я заменила в ней Маркоса.

Это был конец... конец этой капсулы и конец моего изумительного и удивительного путешествия в царство моих грёз. Это был КОНЕЦ этой главы моей жизни.

Частичный перевод статьи Из Мохаве на Марс ... по Пути Мёртвых. опубликованной на вебсайте www.aulis.com.

Источник: http://bigphils.livejournal.com/38799.html


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить