1 1 1 1 1 1 Рейтинг 1.00 (1 Голос)

Отрывок из статьи "A closer look at the claim that “a carb is a carb” by Alan Aragon, опубликованной в ноябрьском выпуске AARR (Alan Aragon Research Review) 2015....

В дополнение к различным, обычно озвучиваемым, чрезмерным проблемам со здоровьем, связанным с употреблением сахара (или добавлением его в пищу), сахар был обвинен в том, что он, в отличие от других источников углеводов, приостанавливает потерю жира в условиях ограничения калорий. Однако, имеющиеся исследования, свидетельствуют в пользу несостоятельности и даже ложности таких утверждений, ну по крайней мере, в строго контролируемых условиях, где общее кол-во калорий получаемых из сахара и прочих углеводов были равны.

В шести недельном контролируемом исследовании Surwit et al [19], в котором сравнивали низкокалорийную низкожировую диету с высоким содержанием сахарозы (43% от общей калорийности) и с низким содержанием сахарозы (4%) (калорийность обоих диет состояла на 11% из жиров, на 19% из белка, на 71% из углеводов). При этом не наблюдалось никаких существенных различий не в показателях изменения общей массы тела, ни в скорости потери жира (оценивалась с помощью DXA) у участников обеих групп испытуемых.

Адепты углеводно-инсулиновой гипотезы ожирения, обвиняют углеводы с высоким гликемическим индексом (ГИ), в том, что после их употребления, происходит всплеск уровней инсулина, в результате чего накопление жира усиливается, а процесс жиросжигания наоборот, приостанавливается.

Каждый вправе заблуждаться в том, в чем он хочет заблуждаться, а вот что на этот счет говорит наука? А наука говорит, что сторонники углеводно-инсулиновой гипотезы ошибаются.

Так, в недавнем хорошо контролируемом исследование (Hall et al. 2015) [20], было зафиксировано, что сокращение калорийности на 30% за счет уменьшения диетических жиров (и большем кол-ве углеводов), способствовало большей чистой потери жира, чем дефицит создаваемый за счет снижения кол-ва углеводов, и это при том, что уровни инсулина в группах с большим содержанием углеводов (что с высоким ГИ, что с низким) - были в целом выше, чем в группе с низким содержанием углеводов.

Далее, группой ученых во главе с Holt SH и Miller JC (Holt et al. 1995) [18] (которые стали авторами «индекса насыщения» и которыми был составлен инсулиновый индекс ряда типовых продуктов питания [21]), было обнаружено, что, например такие белковые продукты (и не только лишь эти белковые продукты, между прочим), как говядина и рыба, вызывают более высокие всплески инсулина, чем каши и те же макароны «аль денте». Означает ли это, что сам факт употребления рыбы и говядины, делает нас полнее из-за те самых инсулиновых всплесков? Нет, конечно.

Что касается еще одного противопоставления, о том, что повышение уровней инсулина блокирует липолитический эффект глюкагона, так и это утверждение не выдерживает никакой критики, хотя бы потому, что, само по себе увеличение уровней глюкагона не является показателем увеличения липолиза в человеческом организме, в естественных условиях, по крайней мере ни одно контролируемое исследование этого не подтверждает [22, 23].

Собственно говоря, то же самое и с гликемическим индексом, и его влиянием на потерю жира или его (жира) накопление. Большинство существующих на данный момент исследований, имеют серьезные погрешности в балансе макронутриентного состава и кол-ва клетчатки при сравнении высокогликемических и низкогликемических диет. [24] Диеты с более высоким содержанием белка и/или большим кол-вом углеводных продуктов, с повышенным содержанием клетчатки, безусловно, показывают лучшую динамику потери жира – тут все вполне логично (Znatok Ne:хотя бы потому, что кол-во углеводов, которое усваивается из наиболее обработанных углеводных продуктов с более высоким ГИ, больше чем из менее обработанных с высоким содержанием клетчатки, в результате чего и кол-во усвоенных калорий будет выше, но опять же причина не в уровне ГИ, а в кол-ве калорий). Но при этом, ни одно хорошо контролируемое исследование, не смогло последовательно и однозначно показать, что именно ГИ, способен оказывать существенное влияние на состав тела или на окисление жира. [25]

Недавнее исследование Sacks et al [26], в котором наконец то, диеты были сформированы так, что макронутриентный состав и кол-во клетчатки было сбалансировано между диетами с высоким ГИ и низким ГИ, в итоге не было выявлено никакого существенного влияния ГИ ни на чувствительность к инсулину, ни на уровни липидов в крови, ни на уровни артериального (систолического) давления. Получается, что при сбалансированном по нутриентному составу питании, при обеспечении поступления адекватного кол-ва клетчатки, преобладания в диете менее обработанных продуктов (без фанатичного исключения рафинированных продуктов, все хорошо в меру), само понятие ГИ, вообще перестает иметь какое-либо значение, как для состава тела, так и для здоровья в целом.

...

ССЫЛКИ:
...
18. Holt SH, Miller JC, Petocz P, Farmakalidis E. A satiety index of common foods. Eur J Clin Nutr. 1995 Sep;49(9):675-90.
19. Surwit RS1, Feinglos MN, McCaskill CC, Clay SL, Babyak MA, Brownlow BS, Plaisted CS, Lin PH. Metabolic and behavioral effects of a high-sucrose diet during weight loss.
20. Hall KD, et al. Calorie for Calorie, Dietary Fat Restriction Results in More Body Fat Loss than Carbohydrate Restriction in People with Obesity. Cell Metab. 2015 Sep 1;22(3):427-36.
21. Holt SH, Miller JC, Petocz P. An insulin index of foods: the insulin demand generated by 1000-kJ portions of common foods. Am J Clin Nutr. 1997 Nov;66(5):1264-76.
22. Bertin E, Arner P, Bolinder J, Hagström-Toft E. Action of glucagon and glucagon-like peptide-1-(7-36) amide on lipolysis in human subcutaneous adipose tissue and skeletal muscle in vivo. J Clin Endocrinol Metab. 2001 Mar;86(3):1229-34.
23. Gravholt CH, Møller N, Jensen MD, Christiansen JS, Schmitz O. Physiological levels of glucagon do not influence lipolysis in abdominal adipose tissue as assessed by microdialysis. J Clin Endocrinol Metab. 2001 May;86(5):2085-9.
24. Lopes da Silva MV, de Càssia Gonçalves Alfenas R. Effect of the glycemic index on lipid oxidation and body composition. Nutr Hosp. 2011 Jan-Feb;26(1):48-55.
25. Díaz EO, Galgani JE, Aguirre CA. Glycaemic index effects on fuel partitioning in humans. Obes Rev. 2006 May;7(2):219-26.
26. Sacks FM, et al. Effects of high vs low glycemic index of dietary carbohydrate on cardiovascular disease risk factors and insulin sensitivity: the OmniCarb randomized clinical trial. JAMA. 2014 Dec 17;312(23):2531-41.

Источник: http://znatok-ne.livejournal.com/73981.html


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить