1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Когда моя семья перешла на сыроедческую диету, меня удивило, как трудно оказалось выдерживать ее, особен­но в первые две недели. Сначала я думала, что тяга к приготовленной еде вызвана просто моей любовью за­ниматься домашней стряпней. Моя тоска по вареной пище продолжалась около двух месяцев, затем я начала понемногу забывать даже о самом существовании при­готовленных деликатесов и пришло чувство удовлетво­рения новым способом питания нашей семьи. Мой муж прошел через такие же страдания, и ему понадобилось тоже 2 месяца, чтобы укрепиться в сыроедении. А для наших детей переход с традиционного на сырое питание прошел более гладко и быстро.

Позже, когда я начала преподавать методику сыроеде­ния, я обнаружила, что переход на сырую пищу проходит нелегко для большинства людей. Казалось, что в этом было какое-то противоречие. С одной стороны, существо­вал большой интерес к сыроедению и аудитория у меня всегда была заполнена. С другой же стороны, многие мои студенты признавались мне в том, что придерживаться сырой диеты даже всего 1-2 дня оказалось для них на удивление трудно. Снова и снова я слышала рассказы моих слушателей, противоречивость которых состояла в том, что, с одной стороны, им нравилось, что, питаясь сырыми продуктами, они чувствовали себя лучше, чем когда-либо, — энергичными и помолодевшими, но с дру­гой — они не могли долго придерживаться сырой диеты потому, что у них одновременно возникала сильная тяга к приготовленной пище. Помню, например, двух сестер, обе страдали от гипогликемии. Они так хотели перейти на сыроедение, что остались после лекции и попросили меня помочь им с сыроедческим планом. Однако уже на следующий день, когда я случайно наткнулась на них в диетическом магазине, сестры приветствовали меня, ки­вая головой и пряча руки за спиной. А когда они прохо­дили мимо, одна из них уронила... булочку. Видимо, они недооценили власти над собой этих булочек.

Для того чтобы исследовать эффективность моих заня­тий, я провела опрос своих слушателей. И с удивлением обнаружила, что через месяц после моих лекций только у 2% слушателей рацион по-прежнему включал не ме­нее 80% сырой пищи. Не веря такому результату, я про­вела еще один опрос, который пришелся на январь, сра­зу после новогодних праздников. Естественно, сыроедов среди моих студентов больше не осталось.

Сначала я решила, что сама как преподаватель виновата в таком результате и что следует сделать занятия более увлекательными. Я изо всех сил старалась быть веселой и милой, даже пела русские народные песни во время лекций, рассказывала анекдоты и угощала класс свои­ми фирменными сыроедческими блюдами. Но, несмотря на это, результат оставался прежним: большинству за­писавшихся на мои занятия слушателей нравилось, как они чувствовали себя, питаясь сырой пищей, но удер­жаться на сыроедческой диете они не могли.

Однажды мой друг Гарри пригласил меня на встречу ор­ганизации «Анонимные алкоголики». Я никогда рань­ше такие встречи не посещала и была глубоко тронута искренностью людей, говорящих о своей зависимости. На этой встрече меня потрясла мысль о том, что, возмож­но, приготовленная еда — тоже зависимость. По сути, если бы приготовленная еда не вызывала зависимости, люди могли бы легко время от времени не принимать ее и день-другой питаться сырыми продуктами. Однако, как правило, ни с кем такого не происходит, за исключени­ем случаев, когда человек заблудится в лесу или с ним произойдет нечто столь же экстраординарное. Подобно курильщику, который ни дня не может прожить без си­гареты, привыкшие к вареной пище люди чувствуют в ней ежедневную потребность. Поэтому неудивительно, что большинство людей верят в то, что приготовленная еда жизненно важна для здоровья.

После этих рассуждений я пошла в нашу городскую биб­лиотеку и просмотрела около 30 книг о зависимостях. Библиотекари смотрели на меня с жалостью. Наверное, они думали, что у меня серьезные проблемы.

В этих книгах я нашла много полезной информации.

Я поняла, что зависимые люди испытывают непреодо­лимую тягу к определенным веществам, несмотря на то что им известены негативные последствия их употреб­ления, как физические, так и эмоциональные. Я выяс­нила, что тремя основными симптомами зависимости являются:

*          отрицание наличия у себя зависимости;

*          убежденность в необходимости данного вещества для здоровья;

* чрезмерное употребление вещества или продукта (ал­коголя, пищи, сигарет и др.).

Эти описания напомнили мне о моем собственном, на удивление похожем отношении к приготовленной пище. Теперь я поняла, почему мой переход к сыроеде­нию был столь нелегким. Мне стало понятно, что стра­дание мне причиняло не то, что я ела сырую еду, а то, что я не ела вареную. И моя тяга к вареной пище была нечем иным, как признаком и следствием отказа от нее. Теперь я увидела, почему мои лекции не приносили желаемого результата. Я ведь говорила только о поль­зе сыроедения и предлагала изысканные сыроедческие рецепты, и мои уроки страдали весьма существенным недостатком — я не давала своим студентам так необ­ходимого им понимания того факта, что вареная еда вызывает зависимость, с которой нужно бороться. И я должна была разработать способы и приемы, помогаю­щие моим слушателям преодолевать свою зависимость от вареной пищи.

Поэтому я решила создать программу под названием «12 шагов к сыроедению». Конечно, вареная еда отли­чается от наркотиков или алкоголя. Например, если вы съедите кусок пиццы или торта, это не окажет мгновен­ного влияния на ваше поведение, но если есть вареную пищу день за днем, она может медленно разрушать ваше здоровье. Кроме того, привычка к вареной пище в обще­ственном мнении не считается зависимостью, скорее на­против, она широко распространена и высоко ценится окружающими. Поэтому некоторые шаги в моей про­грамме отличаются от программ организации «Аноним­ные алкоголики». Я беседовала со многими участника­ми различных программ «12 шагов», особенно с теми, кто участвовал в программе «Общества анонимных об­жор». Эти беседы помогли мне выработать многие вспо­могательные приемы и технологии, которые я с тех пор успешно применяла на своих семинарах. Мой первый семинар выходного дня по программе «12 шагов к сыроедению» состоялся в Портленде, штат Орегон, в декабре 1999 года. Спустя месяц после этого я обзвонила всех его участников. Я была потрясена тем, что, несмотря на праздничный сезон, все 43 человека продолжали придерживаться в основном сырой диеты.

С тех пор я провела 192 семинара выходного дня по программе «12 шагов к сыроедению» во многих штатах Америки и странах мира. Эти семинары стали так по­пулярны, что зачастую у меня в аудитории собирается более 100, а то и все 200 человек. Эффективность этой программы оказалась гораздо выше моих первых лек­ций о преимуществах сыроедения. Я была в восторге, когда, вновь посетив тот же город через год, я увидела, что мои ученики по-прежнему полностью придержива­ются сырой диеты, только теперь выглядят, словно свои младшие братья и сестры.

Семинары по программе «12 шагов к сыроедению» ста­ли играть очень важную роль не только для моих сту­дентов, но и для меня. Эти собрания никогда не были просто образовательными встречами, они скорее ока­зывали целительное воздействие на участников и помо­гали им учиться друг у друга, обмениваясь жизненным опытом. Во время этих семинаров я и мои слушатели искренне делились своими размышлениями и расска­зывали о своих чувствах, обсуждали деликатные во­просы и темы, связанные с нашим образом питания и отношением к еде. Эти откровения многому меня нау­чили. Обычно в результате нашего глубокого непосред­ственного общения между нами возникало чувство еди­ной семьи, и мы даже называли себя «семья сыроедов».

Я очень рада, что у меня появилось время переработать и дополнить эту книгу, добавив в нее некоторые цен­ные идеи, пришедшие ко мне за годы преподавания этой программы.

Автор: В.Бутенко, Книга "12 шакгов к сыроедению" 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить