1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Я считаю зависимость от вареной пищи наиболее ковар­ной из всех зависимостей, потому что ее источник — са­мые любимые и даже священные продукты, потребляе­мые человечеством. Пожалуй, самую сильную зависи­мость из всех привычных нам продуктов вызывают хлеб, молоко, мясо, сахар и соль. По иронии именно из-за это­го они широко использовались в течение тысячелетий и стали неотъемлемой и существенной частью человече­ской жизни и культуры. В ходе всей истории человече­ства, когда бы люди ни открывали вызывающее зависи­мость вещество, они уже никогда добровольно от него не отказывались.

Более того, его употребление неуклонно продолжало распространяться среди все большего коли­чества людей. Вот почему все вызывающие зависимость вещества и продукты, такие как табак, гашиш, шоколад или другие, открытые однажды кем-то в одной стране, со временем прокладывают себе дорогу во всем мире. В результате сегодня обнаружено или создано огромное количество вызывающих зависимость веществ, которые в совокупности убивают тысячи людей и приводят к воз­никновению острых социальных проблем. Мы нашли и создали столько вызывающих зависимость продуктов, что сейчас при их выборе руководствуемся не их пита­тельными свойствами, а степенью получаемого при их потреблении удовольствия.

По мере стремительного развития новых технологий ученые обнаруживают все больше новых компонентов, в том числе вызывающих зависимость, различных про­дуктов, в том числе широко распространенных, как, например, сахар. Сласти приятны на вкус потому, что, когда мы их едим, мы в буквальном смысле начинаем себя лучше чувствовать, так как они вызывают прият­ные ощущения. «Исследования показывают, что рецеп­торы сладкого вкуса во рту сопряжены с участками моз­га, вырабатывающими эндогенные опиаты — естествен­ные морфиноподобные вещества, которые возбуждают чувство удовольствия и благополучия. Самого по себе сладкого вкуса достаточно для того, чтобы активировать центры удовольствия в мозге».

Вот почему большинство людей любят есть пищу, со­держащую сахар, такую как шоколад, конфеты, моро­женное, кока-кола, торты и тому подобное. Белый сахар (или сахароза) — неестественная молекула, полностью лишенная всякой питательной ценности. Но в то же вре­мя сахар содержит в себе сконцентрированную энергию, и часто его называют источником «пустых калорий». Употребление большого количества рафинированного сахара со временем может привести к «питательному долгу» — у человека появляется значительное количе­ство «топлива» для организма, но при этом отсутствуют другие питательные вещества. Это зачастую приводит к недостатку питательных веществ даже у людей с избы­точным весом.

Помимо белого сахара сахароза попадает в наш организм с приготовленными крахмалосодержащими овощами. «В процессе приготовления сладкого картофеля поч­ти весь присутствующий в нем крахмал превращается в сахар. Таким образом, наше представление о том, что сладкий картофель — это пища, содержащая крахмал, должно быть пересмотрено, потому что, когда мы едим его, он скорее содержит сахар, чем крахмал». Крахмалосодержащие овощи, такие как картофель, кабачки, морковь, брокколи и другие, в приготовленном виде до­бавляют в наш рацион еще больше сахара.

Белый хлеб, каши, макароны и другие продукты, изго­товленные из белой муки, также содержат много сахаро­зы. Если учесть, что эти 3 источника сахара представля­ют собой наиболее популярную часть типичного рацио­на человека, наше употребление сахарозы необычайно высоко, особенно если принять во внимание тот факт, что за последние 100 лет употребление человеком толь­ко столового сахара возросло в 4,2 раза.

Тело человека пытается приспособиться к такому ог­ромному потреблению сахара, повышая секрецию ин­сулина сразу после начала процесса приема пищи. Постоянное переедание сахара неизбежно ведет к за­болеванию, известному как гипогликемия, когда у нас в крови постоянно повышено содержание инсулина и организм все время находится в полной готовности к употреблению сахара. Выбрасываемый в кровь добавоч­ный инсулин приводит к ненормально низкому содер­жанию в ней сахара. Гипогликемия опасна для мозга, который постоянно нуждается в поступлении достаточ­ного количества глюкозы. Страдающие гипогликемией люди чувствуют потребность в сладком, которое необ­ходимо им для поддержания содержания сахара в кро­ви. Попытки остановиться после приема небольшого количества пищи обычно заканчиваются неудачей из- за ненасытного аппетита, вызванного гипогликемиче­ским состоянием, возникшим из-за повышенного уров­ня инсулина. Как видите, потребление сахара в форме сахарозы обязательно приводит к возникновению зави­симости от сахара.

Однако организм не может функционировать вообще без сахара. Простые сахара, содержащиеся в фруктах и меде, очень легко усваиваются и обеспечивают организм необходимой энергией и ценными питательными веществами. Употребление этих натуральных сахаров не вы­зывает гипергликемической реакции организма. Недавно мы с моей дочерью Валей провели интересное исследование. Мы решили установить, какой еды лю­дям хочется, когда они переживают стресс. Мы попроси­ли ответить на заранее подготовленные вопросы 60 че­ловек. Большинство из них (52 из 60) сообщили, что в стрессовых ситуациях им хочется сладкого. Однако меня больше заинтересовала неожиданно полученная в ходе нашего исследования дополнительная информация. Мы установили, что существует сильная зависимость между тем, как люди были воспитаны, и их методами борьбы со стрессом:

*      Те участники нашего исследования, которые пи­тались традиционно, признались, что испытывают сильную тягу к тортам, сладким пирогам, печенью, конфетам и другой потенциально вредной для здоро­вья сладкой еде.

*      Воспитанные на вегетарианской диете хотели изюма, фиников и других фруктов вместе с легкими вегета­рианскими дессертами, такими как вегетарианские булочки из обойной муки и палочки из лакрицы.

*      Часть (правда, небольшая) участников нашего опроса выросла на сыроедческой диете. Меня очень обрадо­вало, что в минуты стресса эти люди хотят сладких фруктов, таких как виноград, инжир и бананы.

Это исследование напомнило мне о той великой роли, которую играет детское образование и воспитание в формировании пищевых предпочтений, сопровож­дающих нас всю жизнь. Мои самые дорогие детские воспоминания связаны с картинами нашей семьи за семейным столом. Когда мы видим какую-то еду, ап­петит возбуждают воспоминания о связанных с ней приятных ощущениях.

Но приятные воспоминания могут невольно возбудить или усилить желание почув­ствовать приятный вкус и вновь пережить испытанное ранее удовольствие. Когда я вижу рекламу оладьев, я вспоминаю свое детство и то, как приятно было просы­паться в воскресное утро, когда мама уже пекла ола­душки, на которых аппетитно плавилось масло.

Я ле­лею в памяти эти воспоминания, но всякий раз, когда они проносятся в моем уме, я переживаю мимолетную боль. На короткое время я чувствую конфликт между подсознательным стремлением оживить милые момен­ты прошлого и пониманием того, что я никогда боль­ше не буду есть оладьи, потому что уже много лет ем только сырую пищу.

Меня поражает, как много силь­ных эмоций может пробудить одна только мысль о еде. Я спросила свою дочь, связаны ли какие-либо из ее счастливых детских воспоминаний с едой. С улыбкой она начала вспоминать, как мы вместе собирали чудес­ный виноград в Мичигане и как калифорнийская хур­ма была такой вкусной, что даже наша собака Дашка съела столько, что с трудом двигалась, и многое дру­гое. Совершенно очевидно, что даже если тяга людей к сладкому в ответ на стресс запрограммирована, сласти не обязательно должны содержать белый сахар. Све­жие фрукты — идеальное наполненное питательными веществами «топливо», которое не вызывает вредных для организма последствий.

Когда я начала собирать научные данные о хлебе, я пе­режила сильнейший шок и даже почувствовала боль, поняв, насколько сильную зависимость на самом деле вызывает этот продукт. Большую часть своей жизни я прожила в России, где хлеб считается священной едой. Невозможно себе представить, чтобы хлеб в России ва­лялся на земле или на улице, это считалось бы признаком неуважения ко всем, кто страдал от голода во время таких трагедий, как, например, блокада Ленинграда[1]. По традиции, одно из наиболее важных обещаний, кото­рое российское правительство дает своему народу, — обес­печение надежного и достаточного снабжения хлебом. На протяжении истории человечества разные виды хлеба были основной едой для большинства людей. В Соединен­ных Штатах месяц ноябрь считается национальным Ме­сяцем хлеба в знак признания важности этого продукта. «Более 75 миллионов американцев ежедневно с удоволь­ствием съедают тост... По сути, американцы так сильно любят свои тосты, что около 10% опрошенных взрослых в интервью отметили, что они предпочли бы утренний тост сексу. Более чем половина (52%) участников опроса предпочли бы тост конфете и около 40% — шоколаду». Задавались ли вы когда-нибудь вопросом, почему хлеб так популярен? В это трудно поверить, но научные ис­следования неопровержимо свидетельствуют, что даже сырая пшеница содержит аддиктивные вещества (веще­ства, вызывающие зависимость):

*       «Новый, не известный ранее опиоидный пептид выде­лен из... глютена пшеницы (пшеничной клейковины). Этот пептид получил название глютен экзорфин С».

*       «...пептиды, извлеченные из белков пшеничного глютена, демонстрируют опиоидную активность при проведении тестов в лабораторных условиях».

* «Глютен экзорфины из пшеницы обычно достигают опиатных рецепторов центральной нервной системы и стимулируют их функцию»

Ученые измерили количество опиатов в пшенице: «0,5 мг наиболее активных пептидов были эквивалент­ны 1 наномолю морфина». Хотя 1 наномоль — это ни­чтожное количество морфина, оно все равно важно для центральной нервной системы. Например, 1 наномоль морфина можно сравнить с количеством таких опиатов в наших гормонах, как эндорфины, которые вырабаты­ваются нашим организмом для уменьшения боли или со­здания чувства удовольствия или покоя. Следует также помнить о том, что такое количество получено из очень малого объема пшеницы.

Помимо формирования зависимости, содержащиеся в пшенице опиоидные пептиды заметно влияют на наши гормональные функции: «...было давно известно, что как у животных, так и у людей опиоидные пептиды вы­зывают заметные изменения гормональной секреции ги­пофиза, воздействуя на опиоидные рецепторы».

Теперь я понимаю, почему хлеб считался пищей, необ­ходимой для выживания. Благодаря высокому содер­жанию сахара, даже маленький кусочек хлеба может обеспечить человека энергией, необходимой для многих часов работы. В то же время благодаря схожему с воз­действием опия сильному седативному эффекту хлеб вызывает чувство покоя и удовлетворенности. Вдобавок к этому, опиоидные пептиды проникают через стенки кишечника и замедляют пищеварение, что продлевает чувство сытости. Вот почему привыкшие регулярно есть хлеб люди не могут без него насытиться.

Однако хлеб, особенно его белые сорта, не является пи­тательной пищей. Вот почему большинство поступаю­щих в продажу видов хлеба обогащены синтетическими витаминами и минералами. По-настоящему питатель­ные продукты не нуждаются в обогащении. Например, я никогда не видела обогащенного манго или сельдерея. Пшеница не содержит ни витамина С, ни витамина В12, ни витамина А, ни бета-каротина. В странах, где зерно­вые составляют большую часть питательного рациона, недостаточность питательных веществ, витаминов и микроэлементов — обычное явление. Два основных за­болевания, связанных с недостатком витамина В (пелла­гра и бери-бери), ассоциируются почти исключительно с чрезмерным употреблением зерновых. К тому же я силь­но сомневаюсь, что после помола, обработки и выпечки в хлебе остается большинство питательных веществ, со­державшихся в сыром зерне.

Вместо того чтобы готовить пшеницу и другие зерно­вые, мы должны их проращивать. Ростки — это живая пища, «обогащенная» солнцем. Проросшие зерна имеют более низкое содержание жиров, чем они имели до про- ростания, но зато содержат больше витаминов и мик­роэлементов. Большинство моих читателей, возможно, помнят, как в конце 90-х годов прошлого века поползли слухи о возможных глобальных проблемах и массовом сбое компьютеров, связанных с наступлением 2000 года (так называемая «проблема 2000»). В то время как дру­гие люди забивали свои кладовки всевозможными кон­сервами, наша семья закупила только один продукт — мешок органической пшеницы. Я подсчитала, что этот мешок весом около 23 кг обеспечит мою семью из 4 че­ловек пищей на целый год, если мы будем употреблять эти зерна в пророщенном виде.

Мясо, дичь и рыба — еще одна категория пищи, содер­жащая опиоидные пептиды. Я помню, что когда в про­шлом я регулярно ела животную пищу, моими любимы­ми лакомствами были запеченные на гриле рыба и мясо. Ознакомившись с некоторыми последними научными исследования по мясу, я была совершенно ошеломлена исследованием, которое провел профессор Матсумото из Медицинского университета Канацава (Япония). Оказывается, помимо опиоидных пептидов, конечных про­дуктов гликирования (АОЕэ), и других токсинов, приго­товленное на гриле мясо содержит еще два токсических вещества:

*          2-амино-9Н-пиридо[2,3-Ь] индол;

*          амино-3-метил-9Н-пиридо[2,3-Ь] индол.

Эти токсичные вещества (сокращенно АС и МеАС) обыч­но присутствуют в табачном дыме. Профессор Матсумо- то определил, что концентрация данных чрезвычайно аддиктивных веществ в приготовленном на гриле мясе гораздо выше, чем в сигаретах. Согласно его исследова­нию, 1 г приготовленной на гриле говядины содержит 650,8 нг (нанограмм) АС и 63,5 нг МеАС, что эквива­лентно приблизительно 8 сигаретам. Конденсат дыма од­ной выкуренной сигареты содержал 79,7 нг АС и 6,2 нг МеАС. Это означает, что количество аддиктивных ток­синов в одной довольно небольшой 100-граммовой пор­ции зажаренного мяса равно 800 сигаретам! Неудиви­тельно, что зажаренное мясо было наиболее желаемым деликатесом для человека с тех пор, как он научился готовить.

По той же причине люди предпочитают поджаренные орехи сырым, жареные овощи — салату и тост — хлебу. Мы поджариваем зерна какао для приготовления шоко­лада, кофе тоже готовится из поджаренных зерен. Неко­торые любят запах жареных зерен, присущий эспрессо; а кто-то предпочитает латте, которое по сути и есть эс­прессо с добавлением кипяченого молока.

Молоко — это еще один продукт, который крайне ад- диктивен. Молоко всех млекопитающих, включая че­ловеческое, изначально содержит опиоидные пептиды: «В первичной структуре большинства видов человече­ских и коровьих казеинов выявлено содержание пепти­дов с опиоидной активностью... которые присутствуют в молоке всех ныне изученных видов животных и являются основным компонентом казеиновых мицелл челове­ческого молока. Он составляет 30% общего белка и 70% содержания казеина».

Присутствие аддиктивных компонентов в молоке помо­гает выстроить более сильную естественную физиологи­ческую связь между матерью и ребенком. Такая связь необходима для выживания малыша, потому что она гарантирует, что ребенок или новорожденное живот­ное, вскармливое грудным молоком, всегда будет хо­теть питаться наиболее питательной пищей (молоком), больше спать и неотступно следовать за своей матерью во время самого уязвимого периода своей жизни. Как только ребенок становится самостоятельным и пере­стает нуждаться в материнской заботе, она прекращает кормить его своим молоком. После этого большинство существующих млекопитающих животных никогда больше не пьют молока ни своей матери, ни других жи­вотных. Человек — единственный вид в мире, который продолжает употреблять молоко различных животных, а также другие молочные продукты в течение всей сво­ей жизни.

Из-за присутствия в молоке опиатов у продолжающих употреблять молоко и молочные продукты людей разви­вается зависимость от них, особенно от более концентри­рованных их форм, таких как сыр. Большинство видов сыра содержит также еще один аддиктивйый ингреди­ент, соль. Люди постоянно говорят мне, что от сыра им отказаться труднее всего.

Я высоко ценю то, что молоко веками помогало выжи­вать миллионам людей и что без молока многие бы про­сто погибли. Я и сейчас могу назвать пару деревень в российских лесах, где нет ни дорог, ни магазинов. В та­ких условиях люди зависят от коров — иначе им просто не продержаться зимой. Однако это не означает, что мо­локо — лучший вариант для тех, кто имеет возможность выбора более полезных продуктов

Большинство из нас в каждое блюдо добавляют соль. В то время как натрий действительно необходим для передачи импульсов в каждый нерв нашего тела и для сокращения мышц, дефицита натрия в организме прак­тически не бывает. В почве достаточно много солей на­трия, и все растения также богаты натрием. Поэтому нет никакой необходимости добавлять соль в пищу.

Следует беспокоиться не о дефиците соли, а о ее избыт­ке. В то время как дневная норма потребности в натрии составляет 50 мг, взрослый человек в среднем потреб­ляет его 5000 мг, т. е. в сто раз больше нормы. Любовь к соли — такая же зависимость, как алкогольная, та­бачная, сахарная и кофеиновая. На собственном опыте я убедилась, что гораздо легче перестать употреблять соль вообще, чем пытаться ограничить ее употребление. Кстати, обратите внимание, что в большинство куплен­ных в магазине продуктов соль уже добавлена. Будучи неестественным для нашего рациона, хлорид натрия повреждает чувствительные к соли вкусовые рецепто­ры нашего языка до такой степени, что мы теряем спо­собность чувствовать большинство естественных вкусо­вых оттенков пищи. Когда человек решает отказаться от употребления соли, всего через 2-3 дня бессолевого питания он начинает чувствовать замечательный и бо­гатый оттенками вкус простой пищи. Именно поэтому я обожаю еду без соли. По этой же причине я верю, что отказ от соли существенно облегчает процесс перехода к сыроедению.

Хлеб, сахар, мясо, молоко и соль веками были основны­ми продуктами питания человека, и мы к ним привык­ли. Я признаю тот факт, что они сыграли большую роль в истории. Эти продукты, особенно зерновые, обеспечи­ли выживание людей на нашей планете, и, в конце кон­цов, благодаря им стало возможным создание мощной технологической и индустриальной культуры, в услови­ях которой мы сегодня живем. Однако многочисленные проводимые сегодня по всему миру научные исследова­ния показывают, что существуют лучшие варианты пи­тания, доступные человеку.

Кроме того, миллионы людей в нашем мире имеют сча­стье жить в условиях, когда им доступны практически любые продукты. Не вижу абсолютно никаких причин для того, чтобы они продолжали употреблять пищу, ко­торая была нужна человечеству для выживания. Нико­му не нужен плащ в солнечный день.

Источник: Виктория Бутенко "12 шагов к сыроедению"


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить