1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Первый, и, пожалуй, самый трудный шаг — хорошо изу­чить себя, понять, есть ли у вас зависимость от вареной еды, оценить степень этой зависимости, и признать, что она представляет для вас проблему. Проблему невозмож­но устранить, не установив ее сути, поэтому очень важно поставить правильный диагноз. Представьте, что ваш ав­томобиль внезапно остановился посреди моста. Неужели вы, не определив характер поломки, сразу кинетесь ме­нять колеса и разбирать двигатель? Скорее всего, снача­ла вы вызовете специалиста для диагностики неисправ­ности.

Точно так же и любой человек, понимающий, что ему следует отказаться от каких-то продуктов, но не считаю­щий, что у него есть от них зависимость, скорее всего, не сможет добиться успеха. Приведенная ниже разра­ботанная мной специальная анкета поможет вам выяснить, способны ли вы контролировать свой привычный режим питания.

Анкета для определения зависимости от вареной еды

На каждый вопрос отвечайте, пожалуйста, только «да» или «нет». Если вам хочется ответить «иногда», «может быть» или «редко», отвечайте «да». Будьте честны пе­ред самим собой.

  1. Если вы не голодны, но вам предлагают отведать ваше любимое деликатесное блюдо, согласитесь ли вы?
  2. Если вы осознаете, что есть перед сном вредно, но на столе видите что-то вкусное, съедите ли вы это?
  3. Усиливается ли ваш аппетит, когда вы испытываете стресс?
  4. Продолжаете ли вы есть, пока не начинаете испыты­вать тяжесть в желудке?
  5. Едите ли вы, когда вам скучно?
  6. Обращаете ли вы внимание на ресторанные вывески даже тогда, когда не испытываете голода?
  7. Если вам предлагают бесплатный обед, всегда ли вы соглашаетесь?
  8. Всегда ли вы переедаете в ресторанах со шведским столом?
  9. Нарушали ли вы когда-нибудь данное себе обещание не есть перед сном?
  10. Потратите ли вы последние $10 на свое любимое блюдо?
  11. Вознаграждаете ли вы себя едой за успешное завер­шение важного дела?
  12. Заставляете ли вы себя съедать больше, чем хочется, чтобы не выбрасывать еду?
  1. Едите ли вы какие-либо нравящиеся вам продукты, даже если знаете, что впоследствии будете плохо себя чувствовать?

Если вы ответили утвердительно на три или более вопро­са, возможно, у вас есть зависимость от вареной еды.

Сыроеды тоже иногда дают утвердительный ответ более чем на 3 вопроса. После перехода на сырое питание в те­чение нескольких месяцев и даже лет многие продолжа­ют рассматривать еду как одно из слагаемых комфорта. Затем, медленно и постепенно, они находят другие ис­точники комфорта и удовольствия в своей жизни, и че­рез какое-то время их внимание может переключиться с еды на что-то другое.

Изучая этот первый шаг, мы только ищем признаки за­висимости в нашем привычном рационе и режиме пита­ния. Если вы заметите такие признаки, понаблюдайте, пожалуйста, за своим поведением без какого-либо осуж­дения, чувства вины или угрызений совести. Целью дан­ной программы является не снижение вашей самооцен­ки, а скорее поиск оптимальных путей организации ва­шего питания и постепенного формирования здорового отношения к еде. Это всего лишь первый шаг.

Вот еще одна анкета. Ответьте, пожалуйста, на 3 вопро­са. Очень важно отвечать быстро и честно. Еще лучше, если вы будете отвечать на эти вопросы другу.

  1. Вы когда-нибудь в своей жизни переедали? Да или нет?
  2. Вам понравилось, как вы себя после этого чувство­вали? Да или нет?
  3. Можете пообещать мне здесь и сейчас, что никогда не сделаете этого снова? Да или нет?

Честно говоря, мне еще не довелось встречать того сча­стливчика, который ни разу в своей жизни не переедал. Если и вы не являетесь таким счастливчиком, то поста­райтесь, пожалуйста, вспомнить свои физические ощу­щения после обильной еды. Думаю, ваше самочувствие после переедания вам не понравится. Вы, наверное, чув­ствовали, что в желудке как будто оказался кирпич, но­чью вам снились кошмары, а утром вы выглядели отек­шим. Не исключено, что вы даже поклялись больше ни­когда не переедать. Но если спросить вас, поступите ли вы так снова, скорее всего, вы утвердительно кивнете.

Часто мы поступаем так, как будто еда стала для нас главным источником удовольствия. Празднования дней рождения, годовщин или других торжественных событий сопровождаются пиршествами с изысканны­ми обильными угощениями. Идя на день рождения, мы ожидаем увидеть хороший праздничный стол. А как бы вы отнеслись к праздничному вечеру вообще без угоще­ний?

«Еда» стала ассоциироваться с «празднованием» и «удо­вольствием». Для праздничных обедов планируется деликатесное меню с самыми аппетитными и соблаз­нительными продуктами, на приготовление которого тратятся дополнительные средства. У нас даже есть це­лый «арсенал» специальных праздничных блюд, таких как торты, шоколадные трюфели, мороженое, конфеты и большой ассортимент различных закусок. Часто мы предвкушаем праздничную еду, как будто она является главной частью торжества.

Мы стараемся не думать о том, как будем чувствовать себя на следующее утро. Естественно, что после хоро­шего праздника чувствуются усталость, сонливость и даже недомогание. Часто мы пытаемся поправить свое самочувствие с помощью кофе или лекарств. И тем не менее все эти страдания не останавливают нас от пла­нирования очередного праздничного пиршества. Такое иррациональное поведение наглядно демонстрирует не­способность многих из нас контролировать свой режим питания и рацион, или, другими словами, нашу зависи­мость от еды.

Чтобы лучше понять все возможные трудности и про­блемы, с которыми вам, вероятно, приходилось сталки­ваться ранее при попытках придерживаться здоровой диеты, давайте рассмотрим некоторые аспекты вашего отношения к еде в прошлом.

Ответьте, пожалуйста, на следующие вопросы, лучше письменно. Не спешите, постарайтесь вспомнить и оце­нить как можно больше информации, связанной с ва­шим отношением к еде.

  1. Пытались ли вы ранее прекратить есть какой-то кон­кретный продукт (хлеб, шоколад, мясо, кукурузные хлопья, мороженое, кофе, сыр, сахар и т. д.)? Да или нет?
  2. Пытались ли вы прекратить есть один и тот же про­дукт более одного раза? Да или нет?
  3. Если да, то можете ли объяснить, почему пришлось делать повторные попытки?

Прекратить есть какой-то продукт не так легко, как кажется, даже если он представляет для вашего здо­ровья смертельную угрозу. Все мы слышали о тех, кто для обуздания собственного аппетита подвергался опас­ным хирургическим операциям, например таким, как ушивание желудка, принимал сомнительные пилюли и таблетки для похудания или курил опасные вещест­ва. Миллионы людей после переедания вызывают при­нудительную рвоту или постятся несколько дней, сидя только на воде, и все это только ради того, чтобы опять вернуться к пирушкам. Если бы не зависимость от варе­ных продуктов, в таких радикальных мерах не было бы необходимости.

Как-то я 9 месяцев работала волонтером в Институте креативного здоровья[1] штата Мичиган. За это время в программе данного института приняли участие 132 ра­ковых больных. На этот период всем им была определе­на строгая диета сыроедения с упором на зелень и про­рощенные культуры (диета, разработанная доктором Энн Вигмор, — см. главу 3). Уже в течение нескольких недель самочувствие большинства из них улучшилось. Они стали более энергичными, а опухоли начали умень­шаться. Вернувшись домой, они некоторое время про­должали придерживаться этой диеты. Но когда пришли выходные, все они нарушили ее. Все эти люди умерли потому, что не сумели заставить себя постоянно придер­живаться диеты сыроедения. Они оставили своих детей и любимых, потому что не смогли противиться влечению к вареной пище. Я лично знала каждого из них. Я учила их проращивать семена и пить пшеничный сок. Я гово­рила с их семьями, которые оказывали мне поддержку, потому что видели позитивные перемены в здоровье сво­их любимых. Особенно мне запомнилась Синтия, три­дцатилетняя школьная учительница, которую изо всех сил поддерживала вся ее семья. Три ее сына умоляли: «Мама, мы будем делать для тебя сок. Только продол­жай эту диету сыроедения и живи». Ее муж говорил: «Продолжай сыроедение, мы будем есть с тобой». Она не смогла продолжать придерживаться этой диеты. Рак вернулся. Но перед смертью она прислала мне открытку с благодарностью.

Эти истории свидетельствуют, что тяга к вареной пище зачастую пересиливает страх смерти. Она сильнее, чем страх болезни, независимо от того, какими страданиями и болью эта болезнь сопровождается. Именно осознание того, насколько сильную зависимость может вызывать вареная еда, поможет эту зависимость побороть. Следующее упражнение позволит получить дополни­тельную информацию о ваших привычках питания, ко­торые не всегда проявляются явно.

Постарайтесь припомнить и записать на чистой странице блокнота пять случаев, когда вы прятали от других то, что едите.

Чтобы помочь с идеями, приведу несколько вариантов, записанных слушателями моих семинаров:

Эриксг. Когда мои дети были в школе во время Хэллоу­ина, я пыталась съесть собранные ими конфеты, «чтобы они ели меньше сахара».

Мэтт. К тому времени я уже б месяцев был сырое- дом. Однажды ко мне зашла моя сестра и принесла мои любимые пончики в целлофановой упаковке. Среди ночи, когда все уснули, я отправился на кухню. И ре­шил съесть один пончик. Целлофановая обертка раз­рывалась с таким треском и шумом, что я боялся всех разбудить. Тем не менее мне удалось съесть 3 пончика и никто ничего не заметил.

Элен: Я никогда не покупаю вареную еду, но когда за­хожу в магазин, подхожу к полкам (витринам) для кон­фет россыпью и беру тайком конфетку. Иногда я прогу­ливаюсь по магазину и возвращаюсь еще за одной.

Тони: Мы с женой уже 3 месяца придерживались сырой диеты. Однажды мой сослуживец на обед принес пиццу. Когда я почувствовал ее запах, я не мог отключиться от мыслей о ней. И вот после работы я заехал в «Пиц­ца Хат» и купил себе кусок пиццы. Я не хотел, чтобы об этом узнала жена, потому что боялся, что она тоже захочет пиццы. По дороге домой я выбросил упаковку. Пицца не оправдала моих ожиданий, а во рту остался ужасно неприятный вкус.

Энн-. Я была сыроедом 1 месяц, и мой муж не поддер­живал меня в этом. Он постоянно смеялся надо мной. Моя решимость ослабла, и мне страстно захотелось кекса. Я решила съесть штучку, но не хотела, чтобы об этом кто-нибудь узнал, поэтому поехала в булочную на другом конце города. Я купила кекс и сразу съела его прямо в булочной, внимательно следя за тем, чтобы рядом не было кого-нибудь из знакомых. Я выбросила обертку, но забыла о крошках на темном плаще. Когда я вернулась домой, муж сразу спросил: «Энн, ты ела кекс?» Я воскликнула: «Ты шпионил за мной!» На что он ответил: «У тебя крошки на плаще!» Я покраснела.

Ребекка. Я пригласила Викторию после семинара остановиться у нас. Поэтому я решила привести в по­рядок свою кладовую для продуктов. У меня там было несколько пакетов обработанных круп, не подходящих для сыроедения, и я не хотела, чтобы она их увидела.

Ингрид: В течение года я то придерживалась диеты сы- роединения, то нарушала ее. Раз в месяц мне очень хо­телось жареных картофельных корочек, блюда, приго­товленного по-домашнему и продававшегося в коробоч­ках в магазинчике деликатесов. Я покупала их и прятала под сиденьем своего автомобиля. Путь домой занимал около 30 минут, и я просто не могла утерпеть, но при этом не хотела, чтобы мой сын увидел, как я их ем, или попросил, чтобы я дала их ему, потому что знала, что ему они не полезны. Поскольку он находился в детском сиденье, закрепленном за моей спиной, мне удавалось есть незаметно для него и к концу пути я опустошала всю коробку. При этом я чувствовала себя ужасно глу­по, кроме того, мне приходилось потом протирать руль, который я пачкала жирными пальцами. Но по какой-то причине это повторяется вновь и вновь.

Джессика: В своем рабочем столе в офисе глубоко за документами я прячу шоколадные конфеты, которые ем, когда никто не видит.

Люси: Я б месяцев занимаюсь сыроедением, строго со­блюдая диету, моя семья меня в этом поддерживает. Когда мы собирались на встречу всей родни, мне раз­решили приготовить свою еду и не пытались заставить есть то же, что и все. Мне было очень трудно видеть перед собой любимые с детства блюда, вегетарианские, но не сырые, но я удержалась от того, чтобы их попро­бовать. Однако ночью я пробралась на кухню, где были остатки этих блюд, и быстро их доела. Потом я верну­лась спать.

Боб: Я был хорошим вегетарианским поваром. Когда я уже занимался сыроедением около двух месяцев, дру­зья попросили меня приготовить им мое лучшее блюдо: сырные клецки с грибным сметанным соусом. Это был день рождения моего лучшего друга, и я согласился. В этот день с утра я приступил к готовке. Пока клецки закипали, я решил проверить вкус соуса. Я пробовал его снова и снова, пока его не осталось слишком мало для того, чтобы подавать на стол. Я решил его доесть. Когда мои друзья ели клецки без соуса, они очень хва­лили их, но при этом говорили, что с соусом они были бы еще лучше.

Я использую это упражнение на многих моих семина­рах. После каждого примера я спрашиваю остальных студентов группы: «Кто из вас понимает этот посту­пок?» Почти все поднимают руки. Это упражнение по­могает более широко увидеть разнообразие связанных с едой поведенческих моделей. Оно является хорошим инструментом для оценки степени нашей зависимости от конкретных продуктов, потому что помогает нам при­знать, что именно тяга к этому продукту заставляет нас совершать странные поступки: лгать, прятать продукты и даже красть их. Упражнение очень помогает понять стоящие за этими поступками реальные мотивы и осо­знать силу зависимости от еды каждого из нас.

Я заметила, что оно также приносит чувство облегче­ния и даже повышает самооценку участников, которые начинают понимать, что попытки скрыть связанные с едой особенности поведения свойственны многим. Боль­шинство из нас хоть раз неудачно пыталось перейти на здоровое питание. В результате неудачи люди начинают подсознательно считать, что им для этого не хватает ка­ких-то качеств и что впредь следует хорошо подумать, прежде чем браться за что-то. Я считаю, что не следует испытывать чувство вины, оно только все разрушает. Вместо того чтобы терять время на самобичевание, да­вайте предпримем шаги, необходимые для преодоления таких вредных привычек.

Давайте начнем с наблюдения за нашими действиями и особенно мыслями. Например, обратите внимание, как мы выбираем ту или иную еду. Возможно, увидев в диетическом магазине органическое (т. е. выращенное с применением только органических удобрений) манго по цене $2,99 за штуку, вы воскликнете: «Ничего себе!». Мы часто думаем: «Как дорого!» Но затем мы заходим в магазинчик деликатесов и видим свежеиспеченные круассаны за те же $2,99. И мы думаем: «Подходящий вариант, я голоден». Полезно выяснить, какая аргумен­тация заставляет предпочесть малополезный круассан богатому питательными веществами фрукту. Возможно, нам хочется быстро получить удовольствие от еды или мы стремимся поскорее заглушить ощущение пустоты внутри, и поэтому ожидаемое удовлетворение принесет не манго, а круассан. Проведенные в Корнуэльском уни­верситете исследования свидетельствуют, что имеющие зависимость люди испытывают сильную тягу к потреб­лению определенного продукта (вещества) не для того, чтобы испытать удовольствие или прекрасно себя чувст-

вовать, а просто для удовлетворения своих нужд и нор­мального функционирования организма. Если при вы­боре круассана нами движут именно такие мотивы, то чем раньше мы выявим проблему, тем лучше.

Процесс осознания собственной зависимости от чего-ли­бо может протекать настолько болезненно, что его даже называют «скатывание на самое дно». Может быть, вы слышали, что для прерывания зависимости человек должен сначала «опуститься на самое дно». А может, вы знаете тех, кто много лет пил, разрушил свое здоровье, потерял работу и семью и, несмотря на мольбы своих близких, не смог остановиться. Затем внезапно такой человек «достигает самого дна» и происходит чудо: он перестает пить и становится нормальным. Вы не заду­мывались, что наделяет это «самое дно» такой силой воздействия? Я думала, что момент достижения «самого дна» зависит от силы отчаяния или даже близости смер­ти. Потом я заметила, что каждый (или каждая) дос­тигает своего дна при различной степени зависимости. У некоторых перед тем, как бросить курить, появляется эмфизема, кто-то способен избавиться на самой ранней стадии зависимости, а кто-то теряет все и умирает, так и не избавившись от нее. Это означает, что «достижение дна» связано не с болезнью или отчаянием, а с чем-то другим. Что же это за волшебная палочка, возвращаю­щая людей к полноценной жизни?

Чудесное превращение происходит, когда человек осо­знает проблему настолько ясно, что не боится признать ее перед другими. Вот почему осознание зависимости — это основа всех пошаговых программ. Зачастую на то, чтобы осознать свои реальные проблемы, у человека ухо­дит целая жизнь, полная страданий- Некоторые боятся признать правду, другие не понимают важности осозна­ния проблемы. Наверняка вы слышали, как алкоголики говорят: «Я могу бросить пить в любой момент. Я пью, просто чтобы расслабиться». Или, может быть слова курилыцика: «Я могу бросить курить. Но я получаю удо­вольствие и чувствую себя прекрасно».

Такое нежелание признать правду называется отверже­нием. Все знают, что курение и пьянство вредят здоро­вью, но занимающие позицию отвержения люди отри­цают эти очевидные факты, что приводит к еще большей их дезориентации. Признание правды, с другой стороны, вызывает облегчение и устраняет путаницу. Признавая свою проблему, мы достигаем ясности в том, что следует делать дальше, и обретаем силу для последующих ша­гов. Для перемен не надо впадать в глубокую печаль или безнадежно болеть — лучше «достичь дна» раньше, чем позже.

Поставив правильный диагноз, мы можем начинать свое преображение к лучшему. Наша сила — в знании себя.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить