4 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (1 Голос)

Как девятилетнего Петра на роль царя определяли, или сказ про то, как народ сам себе царей избирал. Первое явление Петра и Софьи. Как Софью объявили царицей и по какому праву. Когда на самом деле родился «светоч» нашей истории, и почему он не говорил по-русски. Почему царю Петру ни один стрелецкий полк не присягнул. Как «пьяные» стрельцы с пушками Кремль штурмовали. Почему "разбойники" разграбили Холопий Приказ, а Приказ Большой Казны не тронули. Кого объявили царем 25-ого мая. Почему список бояр-изменников полностью совпал со списком Разина. Что было написано на Позорном столбе. Почему про Петра ничего не было слышно с первых дней восстания. Венчание на царство Ивана Алексеевича. Большой церковный Собор, или за что Иоакима камнями побили. Почему у «православного защитника» Афанасия не было бороды, или сказ про то, как один священник другому бороду откусил. Про кого сложили былины о Трех богатырях, или несколько слов о Никитских воротах.

- 1 -Мы подошли к очень важному историческому моменту - реставрации Православной Империи после латинского переворота. Это событие романовские историки обзовут Первым Стрелецким Бунтом и постараются придать ему оттенок спонтанного происшествия, ничем не связанного с судьбой Петра I. Разбой чистой воды, не более того. Читая ТИ, не пропадает ощущение нелепой фантасмагории: сначала отмена местничества и спешное сжигание разрядных книг, затем внезапная смерть царя Федора и, наконец, первое явление на сцену Петра. Он непостижимым образом садится на трон в обход совершеннолетнего Ивана Алексеевича и сразу начинает литься кровь. Следует стрелецкий бунт и волнения среди бояр. В итоге на трон садятся сразу два царя, один из которых девяти лет от роду, и претендовать на трон не может по определению. Начинается двоецарствие. Но власть необъяснимым образом достается Софье, третьей дочери (!) Алексея Михайловича. Двоецарствие превращается в троецарствие. Начинается непонятная возня: стрельцы, бояре, раскольники, Милославские, Нарышкины…, при этом понять кто с кем и против кого очень тяжело. Софья то вместе со стрельцами, то против них; Хованский то главный союзник Софьи, то кровный враг. Софья сначала выступает против Петра, а затем становится главной его опорой и защитницей. Далее следует взлет и падение Хованского, бесчинства Ивана Милославского, попытки захватить трон Нарышкиными. Порой уследить кто на троне, а кто в бегах не возможно. Трон то вовсе пустеет, то на него претендуют сразу четыре человека!!! Затем следует загадочный Большой церковный собор в Кремле. Патриарха и духовенство бьют камнями! Следует казнь Никиты Пустосвята и скитания по монастырям Петра, Софьи и Иоакима. 
Так, якобы, и пришел к власти Петр I, спаситель России и главный светоч нашей истории. Именно с этого момента начинается целая вереница удивительных загадок, связанных с Петром Первым и его эпохой. Мы постараемся ответить на все исторические загадки и осветить все тёмные моменты большого петровского маскарада.
Если бы мы не пересмотрели предыдущие события, то разгадать правду о 1682 годе было бы не возможно. Казалось бы, только что завершилась русско-турецкая война, и люди с радостью вкушают все прелести долгожданных просветительских нововведений. Пей кофе, кури табак и слушай иностранные музыки. И вдруг - бунт… 

Уважаемые читатели, как вы догадываетесь, глава предстоит сложная. Поэтому тоже налейте чашечку горячего кофе, и будем потихоньку разбираться.


27 –ого апреля 1682 года удар колокола на Иване Великом возвестил о кончине царя Федора Алексеевича. Пришло время Великого Реформатора. Согласно ТИ, именно с этого момента и началось официальное царствовании Петра Первого. Но, позвольте спросить, по какому праву? Еще был жив совершеннолетний царевич Иван Алексеевич пятнадцати лет от роду (совершеннолетними царевичи становились на 16-ое лето, т.е. в полные 15 лет). Петру не светило стать царем ни при каких раскладах. 
Царь Федор Алексеевич умер 27 апреля 1682 г. около 13-ти часов пополудни. Этим же числом в 16 часов стоит объявление Петра царем. Для того чтобы объявить Петра царем в обход старшего брата необходимо было два условия. Первое: отречение царевича Ивана Алексеевича. Второе: соборное решение об избрании первым наследником Петра девяти лет от роду с обязательным объявлением регента, который будет править до совершеннолетия будущего царя. Без этих условий объявить Петра царем нельзя. Про отречение Ивана не известно ничего, а собрать освещенный собор 27-ого апреля было невозможно – он собирался, как минимум, несколько недель. Поэтому 27 апреля 1682 года Петра I объявить царем не могли. 
Тем не менее, ТИ утверждает, что именно 27 апреля Петра объявили царем. «27 апреля в 4 часа пополудни патриарх с архиереями и вельможами вышел в переднюю палату и предложил вопрос: кому из двух царевичей вручить скипетр и державу? Присутствующие отвечали, что этот вопрос должен быть решен всех чинов людьми Московского государства. Весьма вероятно, что они имели в виду придать этим большую силу избрания Петра. Патриарх с духовными лицами и вельможами вышел на крыльцо, велел народу собраться на площади и спросил: кому быть на царстве? Раздались крики: «Быть государем царевичу Петру Алексеевичу!»... Вся Москва в тот же день присягнула десятилетнему царю, а за Москвой и вся Россия беспрекословно» (Брикнер А. Г.). 
Все происходящее похоже на веселый пафосный водевиль. Мол, запросили у народа, кого избрать царем, и народ избрал. Патриарх вышел на крыльцо и вынес вопрос на голосование толпы: кого громче выкрикнут, того и поставим! Интересно, а децибелы при этом не замерялись? Ну и люди московские, все как один, неизвестного доселе Петра и выкрикнули, почти единогласно. Пусть царствует дитя девятилетнее, чем оно хуже совершеннолетнего Ивана Алексеевича. Якобы всем людям было уже известно, что царевич Иван не жилец. Так началось славное царствование Петра I, по воле всего народа. И почему 1991 год считается годом рождения демократии в России? За триста лет до этого в России была невиданная демократия – народ сам себе царей избирал! 
Понимая всю нелепость происходящего, романовские борзописцы пытаются подвести избрание Петра под решение земского собора. Все верно, только собор может утвердить избрание царя в обход векового закона престолонаследия по старшинству. Так первый петровский соловей, иезуит Сильвестр Медведев пишет: «И в той же день избран бысть на российское Московского государства царство во цари благородный г. царевич и в. кн. Петр Алексеевич, от рождения своего в 10-е лето. (Далее следует подложное “соборное деяние” об избрании на царство Петра Алексеевича “единомысленно согласием общим”) В той же день и тело благочестивого и милосердаго царя …погребеся в церкви» (Сильвестр Медведев. «Созерцание краткое лет 7190, 91 и 92 в них же что содеяся во гражданстве». Россия при царевне Софье и Петре I: записки русских людей. М. Современник. 1997). Редактор текста делает резонное замечание, что приложенный документ о соборном решении - это явная фальшивка. Конечно, фальшивка, ибо созвать собор за два часа и принять решение не возможно физически. Да и не погребали никогда русских царей в день смерти, обычно хоронили через несколько недель. А до этого ни о каких соборах и речи быть не могло... 
Вот и получается, что избрание Петра царем 27 апреля 1682 года есть очевидная ТИ-фальшивка. С этого момента и начинается великая ложь о Великом Петре.

- 2 -


Любопытно, что все источники называют Петра десятилетним уже в мае 1682 г. Но, согласно ТИ, десять лет Петру исполнилось только 30-ого мая. Как же понимать сей странный казус? Почитаем записки датского комиссара в Москве Генриха Бутенанта. В мае 1682 года Бутенант находился в Москве и в Донесении от 2 мая пишет: «...в прошлое воскресенье, в четыре часа пополудни Его Царское величество Федор Алексеевич покинул этот мир…. На его место тотчас был избран царем Петр Алексеевич, его сводный брат, происходящий от другого брака…. Поначалу среди знатных господ было разногласие, некоторые из них хотели назначить преемником старшего принца по имени Иван Алексеевич…. Новоизбранному царю только вчера, первого мая, исполнилось десять лет» (Донесения датского комиссара Генриха Бутенанта о стрелецком восстании 1682 г. // Вспомогательные исторические дисциплины. Том 27. СПб., 2000.).

Из сообщения Бутенанта следует, что Петр родился не 30-ого мая, а 1-ого мая. Генрих Бутенант представлял интересы Дании в России с апреля 1679 по август 1698 г. Дипломат не мог ошибаться в подобных вещах, тем более его записки – это единственный аутентичный источник о событиях начала мая 1682 года. Записки младшего Матвеева, на которых строится ТИ, уступают запискам Бутенанта в достоверности (малолетний Андрей Артамонович въехал в Москву только 12-ого мая, а через три дня был арестован вместе с отцом). Теперь становится понятным, почему все иностранные источники утверждают, что Петр в мае был десяти лет от роду. С довольно большой долей вероятности мы можем утверждать, что точная дата рождения Петра не 29-ое мая, а 1-ое мая 1672 года.

Почему историки утаили эту дату? Дело в том, что наследников можно было показывать народу только с десятилетнего возраста (см. записки Я. Рейтенфельса). Получается следующая картина: 27-ого внезапная смерть царя, а через три дня Петру как раз десять лет. Царевича показывают народу, объявляют Наследником и нарекают регентом царицу Софью. Слишком связанными были эти события, налицо спланированный заговор по устранению Федора и выдвижению на сцену Петра. Поэтому и решили передвинуть дату рождения Петра на месяц вперед. Что бы лишних вопросов потом не возникало.

Редактор записок делает интересную ремарку: «Особое внимание привлекает освящение Бутенантом провозглашения Петра царем. Он, подобно всем другим иностранным авторам (и вопреки современным исследователям) предпочитал видеть в событиях 27 апреля инсценировку». То есть в избрание Петра 27-ого апреля не верил ни один очевидец, все считали это избрание инсценировкой. В отличие от современных историков. Но, если царь Фёдор умер в 16.00, то как тем же часом можно было избрать Петра соборным решением? Или собор заранее собрали, до кончины Федора? Но тогда это не освященный собор, а сборище заговорщиков. Иначе то никак не получается.

О том, что царский трон заранее готовился именно для Петра, свидетельствует голландец Бернгард Таннер: «12-го апреля умер великий князь и царь Федор Алексеевич, не смотря на свои цветущие годы. В преемники ему, благодаря многочисленным приверженцам своей матери, избран был младший его брат от второго брака, проживавший тогда в изгнании, и провозглашен великим князем и царем московским.… Итак ныне по смерти царя Феодора (его, говорят, отравили) вернулся младший брат с Артемоном и прочими приверженцами» (Бернгард Таннер. Описание путешествия польского посольства в Москву в 1678 г. М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1891). Таннер вполне определенно заявляет, что царя Федора отравили. И лишь затем из изгнания приехал младший царевич, вместе с Артемоном Матвеевым. Как мы теперь понимаем, Петр действительно до 1682 года проживал в изгнании – он был за пределами Московии. Именно благодаря «многочисленным приверженцам» под руководством Софьи и Матвеева Петра попытаются возвести на трон сразу после смерти Фёдора Алексеевича. Тут начинается самое интересное...

Дело в том, что само выдвижение Петра при живом совершеннолетнем царевиче Иване было невозможным в принципе. По факту смерти Федора новым царем становился именно Иван, в ту самую секунду, когда перестало биться сердце его брата. И становился он царем не по воле толпы, и не по подложному соборному решению. А по вековому закону о престолонаследии, как самый старший и совершеннолетний Наследник мужского пола. Историк А.Г. Брикнер задается вполне обоснованными вопросами: «Достойно внимания то обстоятельство, что ни в официальном документе, в котором рассказано это событие, ни в подробном … ни слова не говорится, почему не было обращено внимания на права Ивана.… Таким образом, на этот раз о правах Ивана не было речи. Точно также и вопрос о регентстве оставался открытым».

Объявили, так объявили. Допустим, о правах Ивана на трон царский все дружно забыли, а необходимый освещенный собор собрали за час. А потом, вместо того чтобы принять соборное решение, решили спросить у толпы. Допустим... Но главный вопрос всё равно остаётся открытым - кто же стал регентом? Дитя на троне сидеть не может.

Ответ на этот вопрос видимо очень мучил основоположника романовской истории Герарда Миллера. Что отвечать, если регентом была фигура крайне опасная зданию «правильной» истории? Между двух зол выбрали меньшее. Пусть читают лучше про народные выборы и ребенка на троне без регента, чем про регента Софью Алексеевну Шарлоту. Если это признать, то придется потом очень долго объяснять, как одна из шести сестер Петра вдруг смогла возвыситься до регентства. И, потом, если принять абракадабру с правом сестер быть регентом, то почему именно Софья? Она не старшая сестра, у царевича еще есть две другие старшие сестры. Да и царица Наталья Кирилловна была жива и в полном здравии. Уж если ставить регента, то только мать царевича. Говоря математическим языком, из условий, предложенных ТИ, Софья не могла стать регентом и царицей ни при каких частных случаях и допущениях. Ни в 1682 году, ни в 1684, ни в 1686, никогда! Но власть в стране захватила именно Софья, и именно в качестве регента.

С. М. Соловьев понимал, что возвышение Софьи вещь абсолютно не понятная. И решил всё «объяснить» со свойственным ему цинизмом: «в церквах поминали великого государя Петра Алексеевича, но не «бессемейной» матери его было думать о правительстве… Правительством должны были овладеть люди, которые не прятались и не трепетали, а действовали, — Софья со своими сестрами и приверженцами. Царевны управляли Россиею! Софья выдвинулась сама собою на первый план». Во как! Якобы, царица Наталья хоть и мать, но не семейная. Была царица Наталья не решительной и власти чуралась. А вот Софья, которая по определению должна сидеть в тереме, вдруг решила возвыситься и принять бразды правления при малолетнем брате от другого брака. Сергей Михайлович под красивым лозунгом «Царевны управляли Россиею! Софья выдвинулась сама собою» пытается скрыть всю алогичность происходящего. Но разве дело историка лозунги строчить? Тем не менее, скажем С.М. Соловьёву спасибо и продолжим наше расследование.

- 3 -

Именно с 27-ого апреля и начинается стремительный взлет Софьи. А.Г. Брикнер пишет: «В то же время выступает на сцену старшая сестра юного Петра, царевна Софья Алексеевна, родившаяся в 1657 г. Если принять в соображение чрезвычайно неблагоприятные условия, при которых вообще тогда в Московском государстве вырастали царевны, если вспомнить о ничтожной роли, которую играли другие женщины царского семейства, то мы, судя по образу действий Софьи с 1682 по 1689 годы, не можем сомневаться в ее способностях» (Брикнер А. Г. История Петра Великого: В 2 т. Т. 1. — М.: ТЕРРА, 1996). Александр Генрихович понимает всю нелепость возвышения царевны на главную роль в стране. Царевны не имеют даже права на роль регентства, их «роль ничтожна»... 

Автор одной из первых научных монографий о Петре Великом, опальный историк Н.Г. Устрялов тоже никак не может понять внезапного возвышения царевны: «Таким образом отшельницы мира с самого младенчества, не доступные никаким надеждам или желаниям, выходившим из круга жизни повседневной, нисколько не знакомые с делами государственными и вовсе не способные давать им какое либо направление, царевны никогда, ни в каком случае, не являлись на поприще политическом, и менее всего можно было ожидать бури из их тихого терема. Вышло иначе» (Н.Г. Устрялов. Гл. 2. стр. 26-27.). Все понимают, что царевна не могла возвыситься из терема, все осознают утопичность происходящего, но ничего не могут с этим поделать. С Софьей все «вышло иначе». Почему?

Но самое удивительное, что Софья впервые появится на людях не одна, а вместе с Петром. Это первое явление Петра и Софьи на историческую сцену, которое произойдет во время погребения царя Федора. Это странное совпадение тоже пройдет мимо внимания наших историков. При этом среди главных лиц на похоронах были вдова Федора, Софья и Петр. Больше НИКОГО, ни царевича Ивана, ни официальной матери Петра царицы Натальи, ни других царевен: «Софья только одна из царевен, в противность обычаю, шла за гробом, рядом с Петром, которому одному, как царю, следовало присутствовать при погребении по тогдашнему церемониалу» (Н. И. Костомаров. ИСТОРИЯ РОССИИ В ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ЕЕ ГЛАВНЕЙШИХ ДЕЯТЕЛЕЙ. Второй отдел: Господство дома Романовых до вступления на престол Екатерины II). Как все это понимать?

А.Г. Брикнер пытается как-то объяснить происходящее: «В разных рассказах современников встречаются данные о том, что Софья старалась возбудить волнение в народе и что в день погребения царя Федора она удивила всех, шествуя за гробом в собор вопреки обычаю, не допускавшему царевен участвовать в подобных церемониях. Напрасно отговаривали ее, доказывали неприличие подобного поступка — Софья никого не послушала» (Брикнер А. Г.). 

Вот так, взяла и пошла за гробом. Якобы, захотела возбудить волнение в народе. Ей говорят - не положено, а она наперекор всем и вся. Мол, нраву была крутого… Но все это нелепые отговорки. Как пишет А.Г. Брикнер, Софья не имела права даже показываться на погребении. Тогда с царевнами особо не церемонились: сиди и читай молитвы за упокой души брата, а на люди ни сметь! Согласно Я. Рейтенфельсу, царевнам было запрещено участвовать во всех церемониях. Катошихин пишет о царевнах: «понеже от младенческих лет до замужства своего у отцов своих живут в тайных покоях, и опричь самых ближних родственых, чужие люди никто их, и они людей видети не могут». Но даже если закрыть на все это глаза, и допустить Софью на церемонии погребения в качестве царевны, то тут же следует череда убийственных для ТИ вопросов: почему за гробом шла только ОДНА, третья по возрасту царевна? Почему вместе с Петром? Где родная мать Петра царица Наталья? Где старший царевич Иван? Попросите ответить на эти вопросы любого историка. Кроме недовольного бурчания и невнятного мычания вы не услышите ничего определенного. 

Ответы на все эти обескураживающие вопросы легко объясняются в рамках нашей реконструкции. Софья шла среди первых лиц за гробом царя только потому, что к этому моменту она была уже не царевной, а царицей – матерью наследника царского престола. А это уже совсем другой статус. Она теперь – первый человек в стране. Поэтому она и шествует за гробом первой. Рядом с ней идет ее родной сын, царевич Петр. Всё просто и понятно. Другого решения данной проблемы не существует в природе. 

Но это решение полностью коробит основы истории и вскрывает опасную правду о немецком происхождении первого Романова. Поэтому было решено все списывать на нелепости. Мол, да, пошла за гробом. Мол, да, возвысилась и стала правительницей. Почему? А бог его знает почему, больно умная была, наверное. «Царевны управляли Россией!».

А вот Н.Г. Устрялов не верит даже в возможность оного действа: «Возвышением Царевны на сию степень отнято законное право правительства у Царицы Наталии Кирилловны, матери царствующего Государя. Не было никогда в России ни двух самодержцев, вкупе царствующих, ниже чтоб в малолетство Государя поручалось правление не матери Государевой» (Н.Г. Устрялов, т. 2 стр. 174). С подобными откровениями Устрялова сразу определили в разряд забытых историков, труды его не издаются с середины 19-го века!

Но есть еще один неудобный для ТИ момент, хотя о состоятельности ТИ уже едва ли можно говорить. Оказывается, царевна Софья не только возвысилась, но и именовалась ЦАРИЦЕЙ. Дело в том, что титул царицы может носить только жена царя, или мать царевича. Больше НИКТО. Поэтому титул «царица» при имени Софьи историки старательно не замечают. Но Софья была царицей, об этом говорят документы, монеты, медальоны. Иногда историки выворачиваются, мол, да была, но не сразу! А только с 1686 года.... А в 1686 году с чего бы это? Замуж за царя вышла, или царевича родила от духа святого? Царицей можно стать, либо как супруга царя, либо как мать царевича – иначе НИКАК.

Как утверждает И.И.Голиков «София уже через два года приняла титло самодержицы-царевны (иногда и царицы)». Видите, как скромно в тексте написано «(иногда и царицы)». Цензоры очень боялись этого титула у Софьи и ставят его в скобки с приставкой иногда. Факт именования Софьи царицей в 1682 году подтверждает М. В. Ломоносов. Описывая события стрелецкого бунта 1682 года, он пишет: «Наконец старшая вдовствующая царица, приказав причастить и соборовать своего брата Ивана (речь о Иване Нарышкине – автор), вышла вместе с ним; он держался позади нее и за иконой, которую нес митрополит. Обе царицы, которым царевна Софья притворно подражала*…» (М.В. Ломоносов. Записки по русской истории. М. Эксмо, 2007) Далее стоит сноска комментатора В. Р. Свирской: «Софья притворно подражала…» - Вставка принадлежит Ломоносову, по смыслу согласуясь с текстом Матвеева». Если эту вставку убрать, то получается, что Софья одна из двух цариц. Да и как эта вставка могла появиться? Получается, Ломоносов сначала написал рукопись начисто, сдал ее в Академию, а затем приехал и добавил вставку, для того, чтобы согласовать с недавно появившимися записками А. А. Матвеева? Верится во все это с трудом. Да и как это «подражала» царицам? В шутовской короне, что ли, бежала рядом?! Учитывая тот факт, что записки были изданы через несколько лет после смерти автора, а Михаил Васильевич был ярым противником Герарда Миллера, перед нами очередная фальсификация романовских цензоров. Так во второй половине 18 века внедрялась миллеровская версия истории. Очевидно, что Софья никому не подражала, ибо действительно уже была царицей. Была с 1682 года, когда ВПЕРВЫЕ появилась вместе с Петром в Москве. 

Многие очевидцы помнили, кто был царицей в мае 1682 года. Сильвестр Медведев пишет: «Она же, благоверная в. г. ц. и в. кн. София Алексеевна». Очень невзрачно стоят три буковки в титуле Софьи «в. г. ц.». Переписчики истории сделали все, чтобы эти три слова не бросались в глаза. Но мы их произнесем вслух. На третий день бунта, 18-ого мая 1682 года неизвестную третью царевну именуют: Великая Государыня Царица и Великая Княжна Софья Алексеевна. Так, когда объявили царевну царицей, господа историки? И кто же все-таки был реальной матерью Петра?

Первое появление Софьи и Петра не было встречено восторженными авациями: «По окончании погребения Софья, идя из собора и горько плача, обращалась к народу с такими словами: «Видите, как брат наш, царь Федор, неожиданно отошел с сего света: отравили его враги зложелательные… а если мы перед вами или боярами провинились, то отпустите нас живых в чужие земли, к королям христианским». Слова эти, по рассказу современника, произвели сильное впечатление на народ» (А. Г. Брикнер).

Как мы видим, в отравлении Федора никто не сомневался. Его отравили некие враги. Подозревают Софью – она вынуждена оправдываться. Говорит о готовности уехать к неким королям христианским. Интересно, это к каким? Уж, не к своему ли ненаглядному супругу Фридриху? При этом Софья собирается уехать за границу не одна, она говорит «отпустите нас». Имеется в виду Петр, ибо она идет вместе с ним. Вопрос: а почему, собственно, Петр должен ехать с неродной сестрой за границу? Почему не с матерью Натальей? Ясное дело, обычных царевен-монашек за границей никто не ждал, да и кто их пустит?! Тем более с малолетним братишкой! Но Софья давно не монашка из царского терема и Петр вовсе не далекий родственник. 

Именно благодаря матери Софье, Петру, в конце концов, удастся стать императором. С.М. Соловьев ее прямо называет "богатырь-царевна", "пример исторической женщины, освободившейся из терема, но не вынесшей из него нравственных сдержек". Сергей Михайлович, владея закрытыми архивами, по простоте душевной проговорился – «Выйти из терема» по русскому обычаю означало выйти замуж. Это слова синонимы. Софья действительно вышла из терема в 1671 году, когда обвенчалась на немецком курфюрсте. Именно она и сыграла решающую роль в продвижении на русский престол Петра. Кстати, С. М. Соловьев в следующем предложении после «богатырь-царевны» Софьи, именует «богатыря-царевича» Петра. Придворный историк плохо держал язык за зубами и постоянно проговаривался. 

Казалось бы, Софья – это самозванка, вырвавшая власть из рук Петра. Именно она, якобы, станет инициатором стрелецких бунтов. Так почему же романовские историки так лестно отзываются о Софье и постоянно стараются ее обелить? А.Г. Брикнер с удивлением пишет: «При довольно подробных и достоверных сведениях, которые мы имеем об образе действий Софьи и ее приверженцев, должно считать неудавшейся сделанную недавно попытку оправдать во всех отношениях царевну». Как мы видим, попытки оправдать Софью продолжались даже в конце 19-ого века. Поэтому С.М. Соловьев и именует их «богатырями». Кому какие богатыри милее. Мы в конце главы других богатырей добрым словом помянем… 

- 4 -

Согласно нашим исследованиям, Петра могли торжественно объявить первым Наследником только после 1 мая, когда ему исполнилось десять лет. Более того, до погребения умершего царя ни о каком торжественном объявлении нового царя не могло быть и речи. Согласно Котошихина, отпевание до погребения русских царей длилось по времени до шести недель, поэтому романовские басни о том, что Петра в тот же час по смерти и погребении Федора Алексеевича объявили царем, есть утопия. Ну не погребали умерших царей «в тот же час» по смерти.

Задумаемся, зачем романовские историки поспешили объявить Петра царем 27 апреля? И ответ приходит сам собой. Если Петра не объявить «в тот же час по смерти царя», то автоматически царем становится Иван Алексеевич. А это означает, что все последующие попытки выдвижения Петра на царство есть, ни больше - ни меньше, узурпация законной власти, то есть государственный переворот. Такая правда Романовых не устраивала, поэтому историю 1682 года превратили в нелепую водевильную пьесу. Народное голосование и счастливое воцарение Петра по воле народа. Про Ивана попросту забыли, ну не каждого же царевича помнить…

А мы попробуем отыскать реальную дату объявления Петра Наследником (именно Наследником, ибо царем можно было стать только после полных 15-ти лет от роду). Почитаем сообщения шведского офицера, непосредственного участника тех событий Ф. И. Штраленберга: «Петр избран был 10 мая 1682 г., и в тот же день ему присягнули». При этом попытки связать более позднюю дату избрания Петра с другим календарем не проходит. Штраленберг чуть ранее говорит: «1682 г. февраля 16, Феодор женился на Марфе Матвеевне Апраксиной, но в тот же год апреля 27 скончался» (см. История Петра I, А.С. Пушкин). То есть Петра избрали на царство спустя две недели, после смерти предыдущего царя по факту его погребения. Все вполне логично, да и не зачем было Штраленбергу фантазировать. За эту правду записки Штраленберга будут в России строжайше запрещены. Нелегитимность воцарения Романовых была тайной за семью печатями. 

По нашей реконструкции, Петр был объявлен Наследником 10-ого мая 1682 года. До этого дня его в Москве никто не видел. На дату 10-ого мая косвенно указывает и дата приезда в Москву А. Матвеева. Он въехал в Москву 12-ого мая (Бутенант) и первым делом встретился с Петром. Малоизвестный факт, но первым указом молодого Петра был указ об освобождении и возвращении Артамона Матвеева в Москву: «Того ж числа пожаловал великий государь из опалы, велел быть к Москве: Артемона Сергеева сына Матвеева». Как объяснить странную заботу царя об опальном вельможе, замешанном в отравлении его отца? Согласно нашей реконструкции ничего необычного не происходит. Софья прекрасно понимала, кому обязана властью и тут же позаботилась о судьбе своего соратника.

По факту объявления Петра Наследником, Софья, как живая мать при родном царевиче, стала регентом. Отсюда и идет возвышение Софьи до титула царицы. Историк Н.Г. Устрялов вполне определенно пишет о Софье: «Героиней ея воображения была Греческая царевна Пульхерия, которая, как гласили ей хронографы, взявши власть из слабых рук брата своего Феодосия, так долго и славно царствовала в Византии. Софья захотела быть Русскою Пульхериею» (Устрялов. Гл. 2. стр 26-27). Все верно, Софья была русской Пульхерией, одной из главных фигур большого латинского переворота. 

Но все эти продвижения могли иметь место только при полной поддержке действующего патриарха. А как же православный патриарх может одобрить узурпацию власти при живом царе Иване? Как он может закрыть глаза на то, что малолетний ребенок не может быть царем?! Устрялов недоумевает по этому поводу: «Главный распорядитель всего дела, патриарх Иоаким, сделал важную ошибку, не назначив в то же время правительственной опеки торжественно и положительно, как бывало прежде, до совершеннолетия юнаго Царя» (Р.Г. Устрялов. История царствования Петра Великого. гл. 1, стр.16). Конечно же, Иоаким назначил регента, ибо ребенок не мог править физически. Регентом стала родная мать Петра Софья. Поэтому про это регентство решили быстренько позабыть и все списали на ошибки патриарха. Мол, просто позабыл назначить регента.

Иоаким – это главный заговорщик вместе с Софьей. «Сумароков в числе приверженцев Софии, именует и Иоакима» (А.С. Пушкин. История Петра I). Поэтому Софья, Иоаким, Матвеев, Петр I – это основные фигуранты переворота 1682 года. Это одна политическая сила. Согласитесь, весьма странная компания. Что может объединять мятежную царевну, малолетнего царевича, опального заговорщика Матвеева и святейшего православного патриарха? В рамках ТИ объяснить образование этой группировки попросту не возможно.

Итак, перед нами две противоборствующие силы:

1. Прозападная:
Наследник – Петр. Регент – Софья Алексеевна, его мать, новые дворяне иноземцы и бояре-изменники. Лжепатриарх Иоаким.
2. Православная:
Наследник – Иван Алексеевич. Главные сподвижники: великий князь всея Руси Иван Михайлович, его родной дядя, мать царица Наталья, старорусская знать во главе с Иваном Хованским.

В столкновении этих сил и следует искать правду о событиях Первого Стрелецкого бунта. Именно объявления Петра царём в обход действующего царя Ивана дало толчок к небывалым доселе волнениям. Очевидно, что выдвижение Петра и бунт в столице есть события напрямую связанные между собой. Князь Куракин в своих Записках прямо утверждает, что волнения начались с 10-ого мая. Поэтому про объявление Петра царем 10-ого мая 1682 года романовские историки молчат как рыбы. И представляют стрелецкий мятеж как некое недоразумение на бытовой почве.

Теперь поищем Ивана Алексеевича и его мать царицу Наталью в начале мая 1682 года. Ни на одном мероприятии, включая отпевание и похороны царя Федора, они не отмечены: «А великий государь и государыня царица у обедни и на отпеванье не были» (Записная книжка Петра I). Понятно почему - переворот отправил главных соперников Петра под арест. Возникает резонный вопрос: а почему заговорщики сразу не уничтожили царевича Ивана? Царевича Ивана не уничтожили по вполне понятной причине, он должен был прилюдно отказаться от власти в пользу малолетнего Петра. Только этот акт мог дать избранию Петра юридическую силу. Поэтому во многих источниках мы находим упоминание, что кульминация мятежа состоялась 15-мая после представления народу царевичей Петра и Ивана вместе с царицей Натальей. Якобы Наталья вывела на Красное крыльцо двух царевичей, по просьбе стрельцов. Те, якобы, хотели убедиться, что царевич Иван еще жив. 

То есть, 10-ого мая с первым явлением Петра и Софьи начались волнения, а 15-ого мая, после объявления царём Петра ситуация вышла из под контроля. Начался бунт. Во всем этом действе современные историки склонны видеть простое желание царицы умиротворить стрельцов. Странно, но как только стрельцы убедились, что Иван жив, так сразу и пошли бояр резать. Разве это не ТИ-абсурд? Да и что же это за стрельцы такие, которым по каждому требованию царевичей надо показывать? Один раз показали, а на следующее утро опять захотят. В рамках ТИ всё это выглядит не очень понятным, если не сказать более радикально.

По всей видимости, 15-ого мая заговорщики планировали узаконить воцарение Петра в обход законного старшего Наследника Ивана. Для этого и затевалось шоу. Царевич Иван Алексеевич, вместе с матерью Натальей должны были торжественно уступить власть Петру. Убивать Ивана было нельзя еще по одной весомой причине: при подобном раскладе царем автоматически становился дядя царя Иван Михайлович, как ближайший по крови родственник. Только передача власти от действующего царя Петру сразу решала все эти проблемы. Таков был сценарий заговорщиков. Но замысел не удался: царица Наталья и царь Иван Алексеевич от царского престола не отказались. Они просто промолчали. Это и вызвало волну гнева – всем стало ясно, что происходит узурпация законной власти Ивана. В этот же день начались погромы. Погромы не с целью наживы, а с целью возвращения на престол законного царя Ивана. Согласно историку И.И. Голикову, среди стрельцов прошел слух: «Бояре отняли корону у законного наследника престола, Царевича Иоанна, вруча оную меньшому брату» (И.И.Голиков. т.1, стр. 13). То есть бунт вызвала именно узурпация власти в пользу Петра.

А вот согласно ТИ эти события абсолютно не связаны. ТИ-версия настолько ущербна, что очень печально за нашу Историю. Бунт начался по причине не уставного обхождения командиров со стрельцами. Жалование не во время платили, от того и бунт. Ну а под эту бытовуху совершенно случайно попали великие просветители. Вот и вся история, ничего интересного. Обычный разбой.

Триста лет историки стараются очернить стрельцов, мол, одни бездельники и бандиты. Мол, не воевали, а только бунтовали. Но А. Г. Брикнер пошел дальше и сделал некоторые интересные аналогии: «В Чигиринских походах при царе Федоре, как и потом в Азовских походах, стрельцы оказались плохими воинами. И во время бунта Стеньки Разина стрелецкое войско обнаруживало некоторую склонность к своеволию и непослушанию. Недаром один из иностранцев-современников называл стрельцов русскими янычарами».Стрельцы оказались плохими воинами под Чигирином, потому что они там действительно выступали в роли янычар. И во время бунта Степана Разина они были по другую сторону фронта. Так будет во время всех Стрелецких бунтов. Так будет и под Азовом. И они действительно выказывали «непослушание» Москве, ибо латинской Москве временно не подчинялись. А воинами они были, как раз, отменными. Всю Европу держали в страхе, сотни тысяч немецких гусар недавно вырезали в степях российских. И они действительно именовались янычарами, то есть царскими Иванами – это европейское прозвище имперских солдат. Именно янычарами, например, называет стрельцов дипломат Де Ла Неввиль. Стрельцы, янычары, казаки, татары, кубанцы, турки, калмыки, черкесы, староверы, раскольники – это одно и то же. Это православная имперская партия. 

Далее Брикнер делает еще одно интереснейшее замечание: «Довольно часто взбунтовавшиеся крестьяне, солдаты и казаки оправдывали свой образ действий тем, что они стоят за дом святой Богородицы. Мы видели, что и стрельцы в 1682 году употребляли это выражение. …Недаром между приверженцами Стеньки Разина незадолго до 1682 года находилось много раскольников. … Многие современники и участники этих событий еще были в живых: они ожидали случая для возобновления враждебных действий против власти». Идет прямое отождествление участников Разинского бунта и Стрелецкого мятежа, от лозунгов до самих живых участников. По нашей версии именно так и должно быть, эти события напрямую связанны и следуют друг за другом. Между ними нет 10-ти летнего разрыва, раскольники и разинцы – это одна сила.

Поэтому 15-ого мая стрельцы присягу Петру дружно не подписали. Умница А.Г. Брикнер немного скромничает, говоря « что уже в первый день царствования Петра один полк не хотел присягать младшему царевичу». Мы сделаем более весомое заключение – ни один полк не присягнул Петру. Очевидец событий князь Б. И. Куракин замечает: «Но когда указы по слободам стрелецким явились о том избрании и целовании креста, тогда во многих приказах началось быть замешение, и многие полки креста не похотели целовать, объявя, что надлежит быть на царстве большему брату». И А.С.Пушкин пишет о том же: «Сумароков и князь Хилков утверждают, что Милославский удержал стрельцев от присяги - Голиков, дабы согласить их с летописью, говорит: многих стрельцев».

Обратите внимание на фразу «дабы согласить их с летописью». Прекрасно видно, с каким трудом приходилось вносить летописную правду в лживую историческую концепцию. Голиков внес и теперь его труды не доступны. Написал бы как Брикнер, что один полк, смотришь, был бы сегодня доступен. А написал бы как Соловьев, что все полки встретили объявление Петра царем троекратным ура – сейчас бы мы И. И. Голикова в школах проходили. Писать правду о Петре Великом было очень неблагородным занятием.

- 5 -


Согласно свидетельствам Штраленберга, Сумарокова и Голикова, Милославский удержал стрелецкие полки от присяги Петру. Если это обычный боярин, то откуда у него такое право и авторитет? А вот если перед нами родной дядя отстраненного от власти царя, то только так и должно быть. Стрелецкое войско в полном составе выступило на стороне царевича Ивана. Именно с 1682 года начинается небывалое возвышение Ивана Михайловича. Как мы помним, он счастливым образом избежал коварной мышеловки на свадьбе Фёдора в феврале 1682 года и пришел в Москву отдать долг своим кровным врагам. За поруганную Русь и латинскую скверну, за убиенных царей, за патриарха Никона, за Степана Тимофеевича и сотни тысяч православных, вырезанных просветителями в 1681 году.

Теперь взятию столицы ничто не могло помешать – власть в Москве после убийства царя Федора стала абсолютно незаконной. Это качественное отличие от событий 1681 года, когда Разин не стал штурмовать Москву. Тогда на троне был законный царь. Теперь был очевидный переворот. Молва о насильственном устранении царя и провозглашении Петра первым наследником (в обход царевича Ивана) явились окончательным толчком для свержения прозападного режима. 

Поэтому, весной 1682 года состоялся вовсе не бунт московских стрельцов, а события намного масштабнее. Это целая веха нашей истории, связанная с реставрацией законного имперского режима и православия. «Можно думать, что события 15—17 мая былирезультатом систематически задуманного, тайно подготовленного заговора.15 мая утром мятеж вспыхнул. Стрельцы вполном вооружении побежали со всех сторон к Кремлю. Начались убийства, при которых мятежники действовали, очевидно, по предварительно составленному плану, руководствуясь списком жертв, на котором было обозначено не менее 46 лиц»(Брикнер А. Г.)

Нет, не похоже это на спонтанный бытовой мятеж. Налицо массированный штурм Кремля вооруженными частями. Стрельцы выдвигаются не с булыжниками за пазухой, а в полном боевом вооружении. Самое интересное в этом «бунте» то, что при взятии столицы 15-ого мая массово применялась артиллерия: «Лета 7190 маия в 15 день была на Москве смута: приходили в Кремль салдаты Матвеева полку Кравкова, да стрельцы всех приказов с копьи и з бердыши и с ружьем, а пушкари с пушки и, вшед в Кремль, стреляли из ружья и побили боярских людей и лошадей многих, а иных переранили» (Записная книга Петра I 190 г).

 

Против иноземных солдат стрельцы применяют пушки, используется кавалерия – много убитых людей и лошадей. Это не просто бунт – это настоящее сражение. Сражение кровопролитное. Стрельцы идут на штурм не тайно, а под канонаду своих пушек. На использовании артиллерии настаивает и другой очевидец, Сильвестр Медведев: «Месяца бо маия в 15 день солдаты бутырския и всех приказов стрелецкие полки, совещавшеся единомысленно, в 9-м часу дни со всех стран пошли во град Кремль полками, воинским строем, з знамены и з барабаны, со оружием: с мушкеты, з бердыши, и с копьи, и несколько привезли и пушек, яко бы на некоего неприятеля иностраннаго» (Созерцание краткое С. Медведева).

Говорится о подготовке военного похода, с барабанами и пушками, а вовсе не о спонтанном бунте пьяных стрельцов. На бой поднялись ВСЕ СТРЕЛЕЦКИЕ ПОЛКИ, всех Приказов. И пушки подвезли против "некоего неприятеля иностранного". Вот только Сильвестр, почему-то не проясняет, что это за неприятель иностранный в Кремле прячется. Кстати, Медведев описал и подготовку обороны столицы: «По граду же Земляному, и Белому, и в Китае, и в Кремле поставиша по всем местам караулы крепкия, дабы никто же ниоткуду к Москве тайно не пришел». То есть Москва готовилась к военному штурму. Вот что пишет А.С.Пушкин со ссылкой на Штраленберга: «Мая 15 стрельцы, отпев в Знаменском монастыре молебен с водосвятием, берут чашу святой воды и образ божьей матери, предшествуемые попами, при колокольном звоне и барабанном бое вторгаются в Кремль».

Стрельцы шли на Кремль как на решающую битву. После молебна, со священниками впереди и под колокольный звон. Шли боевым строем с барабанной дробью. Перед Куликовской битвой было то же самое, шли всем миром. Это был последний штурм латинской цитадели, на который поднялся весь русский народ. При чем здесь пьяные хулиганы-разбойники, как пытается преподнести ТИ? Посмотрите, как Н. И. Костомаров извратил события: «Опять ударили набат; стрельцы, напившиеся до безобразия, в одних рубахах с бердышами и копьями, шли огромной толпой ко дворцу». Согласно ТИ, Петру с радостью присягнули все стрелецкие полки. Но, позвольте, почему среди защитников Кремля ни одного стрельца не наблюдается? 

15 мая были схвачены и казнены главные прозападные бояре. Это те самые изменники, которых просил выдать Степан Разин годом ранее. При этом не было никакого самоуправства, было прошение о выдаче изменников: «они били челом великому государю и бояром, извещали, чтоб великий государь им указал выдать бояр: князь Юрья Алексеевича Долгоруково, князь Григорья Григорьевича Ромодановского, князь Михайла Юрьевича Долгоруково, Кирила Полуехтовича Нарышкина, Артемона Сергеевича Матвеева, Ивана Максимовича Языкова, да боярина и оружейничего Ивана Кириловича Нарышкина, постельничего Алексея Тимофеевича Лихачова, казначея Михайла Тимофеевича Лихачева, чашника Семена Ивановича Языкова…» (Книга записная царя и Великова князя Петра Алексеевича в 190 г.). Это те самые деятели, которые вырезали русский народ сотнями тысяч и почти уничтожили царскую династию. Прошение о казни было удовлетворено, но не малолетним Петром, а законным царем государем Иваном Алексеевичем. Даже здесь мы видим строгое соблюдение законности со стороны восставших. «Возвращаясь ко дворцу, стрельцы кричали: Теперь мы довольны. Дай Богъ здоровье Царю-Государю! Пусть он управится с остальными» (Н.Г. Устрялов. Гл.2, стр.40). 

 

Все сказано предельно четко: стрельцы выступали на стороне Ивана. В полном составе. Они желали возвращения законного царя на трон, и как только это свершилось, миссия стрельцов закончилась и волнения прекратились. Законность была восстановлена и все бояре-преступники получили по заслугам. Эта информация в корне противоречит ТИ, которая настаивает на том, что стрельцы присягнули Петру с радостью, а отдельные разбои 15-18 мая носили не политический характер, а пьяный бытовой дебош. Поэтому над этой опасной информацией Устрялова стоит сноска царского редактора: «73.Relation. Тут же сказано, что стрельцы предлагали престол Иоанну, но это не верно». Работа ТИ-редактора - хлопотная и очень трудная работа. Скрывать многочисленные неувязки документов с ТИ надо ловко и убедительно. Но тут Редактор был лаконичен, ибо ВСЕ первоисточники тех событий противоречат официальной истории. Не за Петра шли стрельцы, а против. Не Петра возвели стрельцы, а Ивана. Не в пьяном угаре, а под колокольный звон.

 

Хочется заметить, что никаких бесчинств и грабежей во время «бунта» не наблюдалось. Дома бояр-изменников грабить было строжайше запрещено: «А которых побитых, домов их, людей и всяких чинов, грабили их домы, и они, их хватая, казнили ж и меж себя положили, чтоб ничьех домов не грабить» (Книга записная царя и великова князя Петра Алексеевича в 190 г). ТИ-борзописцы, пытаясь очернить стрельцов, говорят о страшных погромах и при этом замечают, что был разграблен один Холопий приказ, якобы из-за денег. А чего стрельцам сразу не разграбить приказ Большой Казны - там деньги как раз были, а в Холопьем приказе откуда? Так почему именно Холопий приказ? Историки не знают ответа. Стрельцы действительно разгромили Холопий приказ, но при этом не взяли ни копейки, а сожгли созданные новыми властями разрядные книги. Просветители, внеся себя в Царский родословец, бывшую старо-русскую знать определили себе в холопы. Эти лживые книги и были уничтожены. Никаких других погромов отмечено не было. 

Еще один любопытный момент. Далеко не всех бояр стрельцы хотели растерзать. Во время стрелецкого восстания 15-ого мая был убит сын боярина Петра Михайловича Салтыкова. Стрельцы сами с почестями принесли отцу тело сына. «Божья воля», – сказал Салтыков и велел угостить пришедших стрельцов вином. По всей видимости, потери были с обеих сторон. При штурме Кремля погибали и верные русской династии бояре. Одним из которых и был Федор Салтыков.

25-ого мая в Кремле торжественно объявили о восстановлении в правах ЕДИНСТВЕННОГО законного царя Ивана Алексеевича. При этом были соблюдены все законодательные акты: «Опять был созван собор, и опять все присутствовавшие согласились исполнить требование стрельцов. Иван сделался первым царем… Единодержавие Петра продолжалось не более четырех недель» (А. Г. Брикнер). Все ясно и понятно. И зачем бунт затевался, и почему Петра попросили вон. Однако такая правдивая история не устраивала лжеисториков 18-ого века. Как это так! Великого Петра прогнали с престола, царем не признали! Для срочного спасения ситуации был придуман самый смешной анекдот в романовской истории. Мол, да, объявили Ивана царем, с очевидцами не поспоришь, но при этом и Петрушу десятилетнего тоже царем объявили, Вторым царем. Мол, да, вся власть досталась Ивану и Милославским, и не было Петра больше в Москве до 1689 года, не сидел он в Кремле, власти чурался, но то по собственной воле: "С тех пор московский Кремль ему опротивел и был осужден на участь заброшенной барской усадьбы со своими древностями, запутанными дворцовыми хоромами и доживавшими в них свой век царевнами, тетками и сестрами…" (Ключевский). Обсуждать этот бесовский вымысел мы не будем, чего зря бумагу марать. Сделаем мягкое замечание: в монархическом государстве быть такого не могло по определению. Не царское это дело по деревням подмосковным прятаться. На то он и царь, чтобы единодержавно на троне сидеть.

Придумав на бумаге двойную коронацию Петра и Ивана фальсификаторы столкнулись с ещё одной неразрешимой проблемой. Дело в том, что коронация Петра состоялась ранее, а коронация Ивана была после, в июне. Возникли страшные разногласия, и историкам до сих пор не удается точно локализовать во времени день двойной коронации царей Петра и Ивана: «Но несравненно удивительнее сего разногласие летописей наших в касающемся до дня коронации. Летопись Г. Матвеева под названием: О смутном времени, полагает, что оная свершилась Июня 15, другие 25 Июня того же месяца, а одна относит оную к 25 числу Мая. Последнее число подтверждает История Петра Великого в Венеции изданная» (Устрялов, т. 2. стр.175). Первая официальная история Петра, написанная в Италии под диктовку Ватикана неизбежно входит в разночтения со свидетельствами очевидцев. По нашей реконструкции все эти даты действительно имели исторический смысл. 15 мая незаконно короновали одного царя Петра. 26 мая торжественно объявили о воцарении законного царя Ивана и месяцем позже, 25 июня состоялась торжественная церемония самой коронации и помазания царя на царство. Таковы были строгие традиции русского царства.

О том, что править в 1682 году стал ОДИН царь Иван указывает Де Ла Неввиль и пишет что Менезий в 1682 году «находился (при Петре) вплоть до начала правления царя Ивана». На первой официальной аудиенции царя после 26-ого мая мы видим ОДНОГО ЦАРЯ ИВАНА АЛЕКСЕЕВИЧА, все последующие выходы до 1686 года будет совершать ОДИН царь Иван: «Того ж году маия в 27 день пожаловал великий государь царь и великий князь Иоан Алексеевич к себе в спалники и спальников брата своего блаженные памяти столника и ближнего человека Александра Иванова сына Милославского. Того ж году маия в 28 день пожаловал великий государь.… Того ж году июня в 5 день был выход великим государем в Золотую полату, а были на приезде и у руки крымские посланники»(Приложения Соловьева. Книга Записная царя Ивана Алексеевича). И еще одно замечание. 30-ого мая у Петра Первого день рождения. Но Москва встретила знаменательную дату рождения царя гробовым молчанием – первый юбилей только что объявленного царя нигде не отмечался.

Очевидно, что с 25 мая в стране стал править один законный царь - Иван Алексеевич. Петр власти не получил – про него ничего не слышно до 1689 года. Спасительная сказка о двуцарствии Ивана и Петра есть преднамеренная ложь. В 1682 году в Москву вернулось древнее благочестие. На трон сел законный Наследник Иван Алексеевич. Петра и Софью попросили вон. 

- 6 -


Попробуем проследить судьбу Петра и Софьи после провозглашения царем Ивана. Как свидетельствует Неввиль, в первые часы майского восстания Петр с матерью бежал в Троицу: «Несколько дней спустя стрельцы (la milice) поднялись вновь, так что нельзя было догадаться о причине, между тем при дворе заподозрили кое-что и сочли за лучшее, чтобы царское семейство уехало из Москвы 7. Никому не давая знать об этом, оно удалилось в монастырь, называемый Троица, удаленный от Москвы на 12 немецких лье. Отъезд двора из Москвы усилил смуту. Боярин Хованский дал волю своим стрельцам и позволил грабеж и резню; достаточно было принадлежать к иной партии, чем он, чтобы оказаться обвиненным в смерти покойного Царя. Первый врач умершего, обвиненный в том, что он отравил своего государя, был разрублен на куски, великий канцлер, временщик Долгоруков, умерщвлен вместе с сыном 10» (Де ла Невилль. Записки о Московии. Состояние Московии с 1682 по 1687 гг., Гл.11, п.14. М. Аллегро-пресс. 1996).

Понимая, что бегство Петра с Софьей в Троице-Сергиеву Лавру в мае 1682 года полностью меняет историческую картину, комментатор Записок Неввиля старается исправить ситуацию. Опять мы сталкиваемся с подгонкой источников под рамки ТИ: «7 …Невилль не совсем точен в своем описании. 20 августа двор выехал из Москвы в Коломенское, где и пробыл до 2 сентября 1689 г. Впоследствии двор останавливался в других подмосковных государевых селах и в Савво-Сторожевском монастыре (с 6 по 10 сентября). В Троице-Сергиев монастырь двор прибыл из села Воздвиженского только 18 сентября, уже после казни князей Хованских. 10 …Невилль ошибочно переносит во времени события 15—17 мая 1682 г., излагая их вслед за венчанием на царство Петра и Ивана Алексеевичей».

Комментатор так расстарался не спроста. Все дело в том, что сообщения Де Ла Невилля рушат всю традиционную версию событий 1682 г. Если Петр бежал из Москвы в мае 1682 года, то кого же тогда короновали в Кремле? Запомните, пожалуйста, главные расхождения: По ТИ – Петр никуда до 20-ого августа из Москвы не уезжал. Был венчан царем вместе с Иваном 25.06.1682. Но по нашей версии, основанной на сообщениях очевидцев – Петр тайно бежал из Москвы в первые часы восстания, бежал вместе с матерью Софьей по Троицкой дороге. Именно поэтому он и остался жив.

Теперь давайте посмотрим, кто бежал в Троицу: «В 1682 году, во время Стрелецкого бунта, монастырь послужил убежищем для царевны Софьи Алексеевны, царевичей Ивана и Петра» (С. О. Ермакова. Троице-Сергиева лавра. — М.: Вече, 2004. — 224 с.). Обратите внимание, ТИ-матери Петра царицы Натальи нет рядом с сыном в самый опасный момент. Петр укрывается вместе с враждебной Софьей! Но по логики ТИ Петр должен скрываться именно от Софьи – она затевала бунт против него. Само бегство Софьи вместе с Петром полностью корёжат ТИ! Ну а Ивана зачем историки в Лавру засунули? Стрельцы как раз выступали за воцарение Ивана, ему стрельцы защита и опора. Нет, не бегал Иван в Троицу – не от кого. Его провозгласили царем 25 мая в Кремле. А вот Петр, действительно испытал самый сильный испуг за свою жизнь именно в мае 1682 года, понятно почему. Как говорят свидетели (Я. Штеллин), именно с этого момента у него появились конвульсии и припадки.

Петр не просто бежал в Троицу, он спасался от расправы: «До чего доходили легендарные рассказы об этих событиях, видно из сообщаемого Штеллином анекдота, что во время смуты Петр с матерью бежал в Троицу, что там несколько стрельцов ворвались в церковь и увидели отрока-царя в объятиях матери в алтаре, что один из стрельцов замахнулся на царя ножом и проч. Этот рассказ лишен всякого основания» (А. Г. Брикнер). А. Г. Брикнер постоянно делает бесценные для нас откровения: Петр с матерью во время восстания бежит в Троицу. Троица, или Сергиева Лавра – это излюбленное место Софьи Алексеевны. Согласно Я. Штеллину, в Троицу скрывается Петр с матерью. Ясное дело, мать Петра в Троице – это Софья Алексеевна. Царица Наталья в Троице не отмечена, она отмечена в это время в Москве. Почитаем свидетельства Джона Пери: «В самый разгар возмущения Князь Борис Алексеевич Голицын взял на руки теперешнего Царя и принес его в Троицкий монастырь (Troitsky monastery), укрепленное место, находящееся за 60 Русских миль от Москвы, с целью укрыть особу Царя в верном убежище до тех пор, пока не утихнет ярость народа» (Перри Д. Другое и более подробное повествование о России // Чтения императорского Общества Истории и Древностей Российских. №. 2. М. 1871). Как мы видим, вместе с Софьей и Петром бежал князь Голицын. Он взял в Троицу только ОДНОГО Петра, дабы спасти его от «ярости народа».

Поэтому о Петре ничего не слышно с первых часов бунта. Его чудом удалось спасти, тем самым сохранив надежду посадить на Руси своего императора. И.И. Голиков свидетельствует: «Современники ни слова не говорят о Петре во время бунта, с тех пор, как по убиении Матвеева он удалился с Матерью в Грановитую палату» (И.И. Голиков. Глава 2, стр. 45). Вместе с Петром со сцены исчезает Софья: «Софья достигла своей цели, но не вполне: об учасии ее в правительстве не было ни слова» (И.И. Голиков. Глава 2, стр. 42). Интересно, почему это про участие Софьи в управлении с 1682 года не говорится ни слова? Уж коли достигла своей цели, то как сиё понимать?

Согласно нашей реконструкции, Петр и Софья были изгнаны из Москвы и покинули Россию в мае 1682 года, после неудачной коронации Петра. Почему во время бунта 1682 года и всех последующих мятежей Петр и Софья спасаются в Троице? Выскажу предположение, что так отражался в документах путь в Европу. Троица – первый крупный населенный пункт после Москвы на пути в Архангельск. В документах возможно говорилось: уехал до Троицы, по Троицкой дороге. Но это вовсе не означает, что Петр и Софья вдруг стали монастырскими жителями. Нет, они бежали из Москвы в Европу по Троицкой дороге. Именно поэтому последние вести о Петре перед длительными паузами приходили из Троицы. Дальше следы терялись. 

- 7 -

После торжественного помазания Ивана Алексеевича в Москве был воздвигнут памятник. На каменном столбе высекли имена всех убитых изменников и их вины. Возможно, после этого события и вошла в народ поговорка «оказаться на позорном столбе». Брикнер пишет: «6 июня жалованной грамотой, за красной печатью, от имени обоих царей злодейства стрельцов были объявлены «побиением за дом Пресвятой Богородицы» и в честь полков Надворной пехоты велено было на Красной площади, близ Лобного места, воздвигнуть каменный столб с прописанием мнимых преступлений несчастных жертв трехдневного бунта…. Памятник не имел монументального характера. Надписи были сделаны на жестяных досках. Столб этот простоял недолго». Интересно, почему Брикнер уверен, что вины мнимые, а несчастные жертвы не винные? Как можно утверждать невинность жертв и при этом не приводить текст обвинений? Историки очень не любят говорить про этот памятник и, если упоминают, то вскользь. А ведь событие очень любопытное, не так часто в то время ставили памятники, тем более на Лобном месте. По всей видимости, это вообще первый памятник Москвы. 

Согласно А. А. Матвеева, столб был огромным, на вавилонский манер, а вины были писаны на все четыре стороны столба большими литерами. Голиков также свидетельствует, что после возведения этого памятника стрельцы получили грамоты за царской печатью и переименованы в надворную пехоту. В честь этого события в Москве наблюдались торжества под колокольный звон. Стрельцы были названы защитниками престола Пресвятой Богородицы. И наоборот, казненные бояре были названы изменниками Престола Богородицы. Богородица – это главный символ святости Руси, она покровительница Российской Империи. Значит, главное обвинение преступникам – измена святой вере, измена Руси. Это согласуется с нашей версией. Если бы до нас дошел весь подлинный текст обвинений, то мы, наверное, увидели среди вин убийства царя Алексея, патриарха Никона, царевича Алексея Алексеевича, Степана Разина, царя Федора. 
Так в 1682 году в Россию вернулось древнее благочестие. Хочется привести слова сына Артамона Матвеева, который потерял в 1682 году отца, положение и родину. Он осознает трагичность событий 1682 года, но обвиняет во всем вовсе не злобных стрельцов: «Во всем том происходила глубокая политика италианская, ибо оное говорят, другое же делают, и самим делом убивство исполняют». ( «Истории о невинном заточении ближняго боярина Артамона Сергеевича Матвеева», Записки русских людей, 1841, 69) А. А. Матвеев был человеком не глупым, он прекрасно понимал, что его отец стал жертвой неудавшегося западного переворота, который исходил из итальянского Рима.

А как закончили другие просветители, о которых ТИ умалчивает? Почему ничего не говорится, например, о главе правительства Никите Ивановиче Одоевском? В энциклопедиях про его кончину говорится весьма скомкано: «Никита Иванович [умер 12(22).2.1689, Москва], князь, русский государственный и военный деятель. … При царе Федоре Алексеевиче фактически руководил внешней политикой России. Возглавил мероприятия по ликвидации местничества» (БСЭ). На этом все. Вот так, был одним из влиятельнейших бояр, но со времен царя Федора по 1689 год не известно ничего. Куда же подевался руководитель боярской Думы, вернее ее просветительского суррогата в виде Расправной (Золотой) палаты? 

На самом деле Н. И. Одоевский, он же Н. И. Романов, будучи одним из идеологов латинского переворота, то же не избежал заслуженной кары в 1682 году. Читаем Приложения к Истории С. М. Соловьева: «Того ж году июня в 5 день была тревога во всех приказех, а взымали в то число боярских людей, а в приводе они сказали, будто собрались боярския люди в Марьинской роще и хотят рубить стрелецкия приказы, и в тое тревогу была стрельба во всю нощь везд изо всякого ружья, и на утрея их, пытав, казнили за их воровство. Того ж году июня в 13 день привели Адиышевской земли царевича Матвея Дедионова сына, и он доводил ис бояр: на князь Никиту Ивановича и сына ево князь Якова Никитичаи на боярина и дворецкого князь Василья Федоровича Одоевских, будто они говорили, что стрельцов вешать и казнить и рубить …. Того ж числа, пытав по челобитью стрельцов, казнили стольника Степана, Якова да Матвея Вешнекова, пытали ж. Того ж числа били челом великим государем, чтоб на Красной площади зделать им столб и, по их челобитью, тот столб зделан».

Даже в этом косноязычном и исправленном документе можно понять главное – Никита Иванович и другие Одоевские собирались вешать стрельцов. 5 июня они хотели поднять бунт, но были схвачены в Марьиной Роще (возможно с этого момента и идет поговорка о воровском лежбище в Марьиной Роще). Было следствие, их пытали и казнили. И только после этого был возведен Позорный Столб. Теперь становится понятным молчание про Н. И. Одоевского (Романова) после 1682 года. Его прилюдно казнили 14-ого июня 1682 года. Мы видим, что расследования и поиск виновных продолжался и после Стрелецкого бунта, ибо никакого бунта не было – пришла законная православная власть, пришла надолго. При этом жертвами расследований становятся строго прозападные бояре, которые особо отличились в недавних кровавых деяниях и геноциде русского народа.

Летом 1682 года Москва освободилась от иноземных дворян полностью. Так историк А. П. Богданов, комментируя летопись С. Медведева, отмечает:«Действительно, уже к лету 1682 года большая часть дворянства бежала из Москвы и “хоронилась” по дальним поместьям». Казалось бы, только что местничество отменили, а все дворянство из Москвы разбежалось и хоронится по дальним поместьям. Под дальними поместьями надо понимать Европу. Только немногим счастливчикам удалось в 1682 году бежать из Москвы, остальных ждала заслуженная кара и "позорный столб".

- 8 -

Сразу после объявления царем Ивана Алексеевича в Москве начал заседать Большой церковный собор, последний в истории. По нашей реконструкции главной целью этого собора было низложение патриарха Иоакима и признание латинских нововведений ошибочными. Но суть этого собора историки переиначили. Согласно ТИ в Кремль ни с того ни с сего приперлись (иного слова и не придумаешь) раскольники, с каменьями за пазухой и лживыми книгами в руках. Пришли не куда-нибудь, а сразу в Грановитую палату Кремля! И давай отстаивать свою раскольническую ересь. Вместо того, чтобы их прогнать грязной метлой, их почему то выслушивает все духовное во главе с Иоакимом. При этом начинаются некие прения сторон: «Патриарх Иоаким поставил бунтарям вопрос: "Чего в точности они добиваются"? Никита в ответ заявил: "Мы пришли бить челом об исправлении веры, ибо введена новая вера" и стал читать свою челобитную.…» (Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви Том 2)

Т.е. РАСКОЛЬНИКИ ВЫСТУПАЮТ ЗА ОТМЕНУ ВНОВЬ ВВЕДЕННОЙ ВЕРЫ, при этом ИОАКИМ ВЫСТУПАЕТ за НЕДАВНО ВВЕДЕННУЮ ВЕРУ. Диспозиция ясна. Если принять версию ТИ, то раскольники пришли исправить никоновские реформы тридцатилетней давности. Но бунтари ясно говорят, что пришли исправить только что введенную веру. Что же это за новая вера такая, недавно введенная? Читаем там же: «"А как же государей будут венчать?" - спросил Никита. "По-старому, как я вам говорил", - ответил Хованский. "Пусть патриарх служит литургию на семи просфорах, - сказал Никита, - и крест на просфорах пусть будет истинный, а не крыж"».

На Руси хорошо помнили, что прежнего царя Федора венчали по католическому обряду. Никита Добрынин просит венчать царя Ивана по старому православному обычаю. Католический крест, в простонародье «крыж», просят заменить на истинный осьмиконечный. Упоминаемая литургия на семи просфорах это известный спор между католической и православной верой о пресуществлении Святых Даров. Речь идет об искоренении латинства и низложении патриарха соборным решением. Для этого церковный собор и созвали. Именно отсюда и идет спор поповцев и беспоповцев, который, якобы, и был целью этого собора. На самом деле, речь идет о главном смысле Раскола - с одной стороны стоят сторонники старой православной веры без Папской Унии, т.е. беспоповцы, с другой - сторонники новых прозападных церковных реформ Иоакима за Папскую униатскую церковь, т.е. папёжники. 

Изображение
АРХИЕПИСКОП АФАНАСИЙ, прижизненная парсуна 17 века. Обратите внимание на отсутствие обязательной для сана священника бороды.

Во главе православной партии «раскольников» стоял суздальский священник Никита Добрынин, окрещенный потом официальным ТИ-прозвищем "Никита Пустосвят". Ему противостоял архиепископ Холмогорский Афанасий. Вот что пишет про него Карташев: «…Слово взял Афанасий архиепископ Холмогорский… он проявил себя большой пастырской работой среди моряков Архангельского порта, заслужив уважение и популярность в среде англичан и голландцев, все более и более посещавших этот порт. Афанасий стал наилучшим кандидатом на Архангельскую кафедру, чем и радовал потом молодого царя Петра…». Отчетливо видно, какую сторону представляет архиепископ Холмогорский. Ясно, что уважение среди голландцев и англичан православным учением не добиться, а вот пасторской работой, проповедуя латинскую веру, любовь снискать можно. Обратите внимание на парсуну. Отсутствие бороды и католическое двуперстие указательного и среднего пальцев подтверждают, что перед нами латинский священник. 

В «Канцелярии епископа Архангельского и Холмогорского» сказано, что «должность архиепископа Холмогорского и Важского учреждена по грамоте патриарха Иоакима от 15 апреля 1682 на основании решения Церковного собора 1666-1667…». Архиепископство в Холмогорах было учреждено после антиканонического собора 1676 (1666) года. Назначение Афанасия архиепископом совпало с усилением борьбы с православием в апреле 1682 года. 14 апреля в Пустоозерске сожгли Аввакума, а на следующий день назначили нового «своего» пастыря. И защищал новоиспеченный архиепископ Афанасий новую католическую веру.

«Первый архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий (в миру - Алексей Артемьевич Любимов-Творогов) был выдающимся религиозным и политическим деятелем, одним из ближайших соратников Петра Великого... Патриарх Иоаким всегда благоволил умному пастырю. Накануне отъезда архиепископа Афанасия принимать поморскую епархию ему был вручен пастырский жезл патриарха. …5 июля 1682 года архиепископ Афанасий принял участие в споре с раскольниками о вере в Грановитой палате Кремля. Это событие принесло ему известность. Он так умело и жестко вел полемику, что его главный оппонент, Никита Пустосвят, не сдержавшись, стал "бити и терзати" владыку. По легенде. Пустосвят выдрал у Афанасия часть бороды, и архиерею приходилось впоследствии бриться. Но источники утверждают, что он не имел бороды "от природы"» (БСЭ).

Так вот почему, оказывается, православный священник без бороды. Пустосвят на прениях откусил… А мы в догадках теряемся, почему православный священник и без обязательной для такого сана бороды. Ох уж эти историки-сочинители! Чтобы преодолеть нелепости романовской историографии они готовы идти на разные непристойности: толи не было от природы, толи Никита откусил. С бородой понятно, а с пальцами что? Параличом скрутило, что не может толком православное троеперстие изобразить? А еще наш безбородый «от природы» батюшка отличился разрушением древнерусских шатровых церквей и постройкой первых католических кафедральных храмов на Руси:
«… В 1685 году он лично заложил первый камень в основание кафедрального Спасо-Преображенского собора, строительство которого было закончено в 1691 году.
При активном содействии Холмогорского владыки строились каменные церкви в Архангельске и в других поморских городах и волостях. Требуя строгого соблюдения канонов, архиепископ запрещал строить шатровые церкви…. Таким остался в памяти северян первый преосвященный архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий, о котором Б.В.Шергин сказал: "Великого размаха был человек. Под стать Петру "» 
(В.Н. Булатов «Русский Север» (Книга третья: Поморье (XVI-начало XVIII в.) - Архангельск: Изд-во Поморского университета, 1999 г.). И вправду, великого размаха был "православный" священник, известные на весь мир шатровые православные церкви запретил! Под стать Петру, который и саму Русь заменит вскоре на прозападную онемеченную Московию. Остаётся только удивляться, какому богу молятся те русские историки, которые воспевают подобные деяния?

Итак, католический защитник Афанасий и православный защитник Никита Добрынин начали прения. Дальше читаем очередную ТИ-небылицу: «…Афанасий… так подавлял своими аргументами темную голову Никиты, что тот почувствовал себя сбитым с позиции, дико разъярился и, прыгнув как зверь на Афанасия, заушил его. Этим скандалом вся обрядоверческая депутация, как оскорбившая не только церковь, но и царствующую семью, сама поставила точку своему краснобайству…» (Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви Том 2).

Мол, хотели выслушать раскольников, а они с кулаками, на этом прения и закончились – ничего интересного. Особенно хочется отметить, как Карташев всячески старается придать поступку Никиты Добрынина криминальный оттенок. И словосочетание какое интересное подобрал – «заушил его». Если читать его историю, написанную современным академическим языком, то хочешь - не хочешь, а слово «заушить» само собой читается «задушить». Легче поверить даже в ошибку редактора, чем в то, что тут имеется в виду давно устаревший глагол «заушить» (т. е. дать оплеуху). Нет, не спроста наш современник Карташев вставил этот глагол, он прекрасно понимал, что 95% читателей и студентов поймут как надо и последующая казнь Пустосвята не вызовет ни у кого вопросов – заслужил.

М. В. Ломоносов рисует эти события еще в более радикальных тонах. Он утверждает, что сам Иоаким вел прения с раскольниками, а они его вышвырнули взашей: «5 июля они торжественно пришли к соборной церкви, неся перед собой иконы,…Патриарх Иоаким был тогда в соборе с архиереями… Он стал увещевать раскольников…. Но эти изуверы и слушать его не захотели. Именуя патриарха волком и лихоимцем, они стали бросать в него камнями и выгнали из церкви вместе со всем духовенством».
Главной целью «раскольников» было смещение патриарха и всего духовенства. И им это удалось. Бросать каменьями в патриарха – вещь не бывалая! Но Иоаким для русских людей патриархом не был, он был «волком и лихоимцем», предателем православия. За это патриарха и сместили. Сместили, опять же, решением Церковного собора, то есть по закону. Все точки над «и» ставит Александр Густавович Брикнер, который предельно ясно проясняет, в чем был весь сыр-бор: «…Между тем как правительство сознавало необходимость сближения с Западной Европой, раскольники, косневшие в своей старинной исключительности и односторонности, считали такое стремление к Западу религиозной изменой, послышались обвинения на образ действий патриарха;…(раскольники) жалуясь на притеснение истинной веры, требовали доставления им возможности защищать ее в публичных прениях о вопросах церкви и религии. Во всем этом проявлялась ненависть к высшим классам общества, зараженным, по мнению массы, ЛАТИНСКОЙ ЕРЕСЬЮ…» (А.Г.Брикнер).

Вещи названы своими именами русским историком с не очень русской фамилией еще в 19-ом веке. На Соборе 1682 года решался вопрос, какая религия будет выбрана для дальнейшего проповедования на бескрайних просторах Империи. ЛАТИНСКАЯ ЕРЕСЬ, усиленно насаждаемая с 1676 года, или СТАРАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ВЕРА, страстно отстаиваемая русским народом. Дабы этот важнейший тезис не был затем оспорен ТИ-учителями приведу скан не издаваемого ныне труда первого историографа Петра I, уже неоднократно цитированного нами И.И. Голикова:

Изображение

И.И. Голиков. "Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам". (М., 1837 - 43).


Оказывается, Церковный собор созвали не ради аморфного Раскола и спора староверов с патриархом. На Соборе 1682 года окончательно отменялась латинская вера, введённая вместо древнего Православия лжепатриархом Иоакимом. Никакого карташевского «заушивания» не было и в помине. Никита Добрынин изобличил врагов православия и государства. Партия за древнее православие победила на Соборе за явным преимуществом. В тот день все церкви звонили в колокола, люди массово вышли на улицы. Это был воистину великий праздник на Руси – официальное возвращение древнего православия. Запомним эту дату: 5 июля 1682 года – день реставрации православия в Российской Империи.

 

- 9 -

Единственный довод не признать и забыть истинный смысл Большого Церковного Собора 1682-ого года – это превратить все на страницах ТИ в нелицеприятный балаган. Но и этот ТИ-балаган получился не очень. А.Г. Брикнер так реанимирует Софью на исторической арене: «…В ту же ночь правительство Софьи вызвало к себе выборных представителей от стрелецких полков и предложило им ультиматум: принести повинную и расписаться, что стоять за веру не их дело. Полки покорились, сами арестовали и отдали в руки законной власти раскольничьих главарей бунта, которые и были разосланы по монастырским тюрьмам, а поп Никита за оскорбление царской власти, как политический преступник, вскоре же 11-го июля был казнен на Красной площади всенародно. Ему отсечена голова…» (А.Г. Брикнер)

Как за одну ночь можно переубедить рьяных защитников православия «что стоять за веру не их дело»? Как поверить, что стрельцы пришли к Софье и разом покаялись. Это, извините, самый настоящий бред. У Софьи на тот момент не было ни власти, ни влияния – она была изгнана. Более того, стрельцы возглавлялись князем Иваном Андреевичем Хованским. Во всех документах он является сторонником старообрядчества и ближайшим соратником Никиты Добрынина. Брикнер вообще утверждает, что «начальник Стрелецкого Приказа князь Хованский был старовер». Представьте себе картину, в стране объявляется борьба со староверами, а во главе царской армии садится старовер. Мы понимаем, что Хованский никаким старовером не был, он был обычным православным. Самих староверов не было – это выдумки лживой ТИ. Все староверы – это поборники православия. Являясь одним из инициаторов возведения на царский престол Ивана и будучи начальником грозного стрелецкого приказа, Иван Хованский НЕ МОГ допустить казни Никиты, тем более казни своих подчиненных и преданных командиров. Уж если казнить Пустосвята и стрелецких начальников, то вместе с Хованским. Иначе то как? Тут ТИ абсолютно теряет логическую нить. 

Видимо реальные события повторного прихода к власти Софьи, Петра и Иоакима настолько отпечатаются в памяти народной, что реки крови «Русской Варфоломеевской ночи» надо было как-то объяснять. Массовые казни стрельцов и православных священников в Москве действительно произойдут, но несколькими годами позже. Вот и решили обелить своих, списав все на стрельцов. Мол, на утро протрезвели и покаялись. Мол, что же мы натворили - за Святую Богородицу выступили, ай-я-яй. Софья их похмелила, они прочувствовались, да и выдали ВСЕХ своих командиров. И попа Никитку, как главного виновника, свои же сторонники стрельцы на плаху и привели. Ну, а в конце этого ТИ-водевиля добро окончательно побеждает зло. Под веселую музыку катится по кремлевской мостовой отрубленная голова ненавистного Никитки Пустосвята. Опускается занавес. Простите, господа историки, но мы в этот дешёвый придворный водевиль не поверим. 

Остановимся на фигуре Никиты «Пустосвята». Почему именно он отстаивал интересы «староверов» в Кремле? На самом деле речь идет о незаслуженно забытой и очень значимой исторической фигуре. Про него романовские историки стерли почти все. По нашей версии именно Никита Добрынин был провозглашен на Большом Церковном Соборе новым патриархом Московским на смену Иоакима. 

Следы трехлетнего патриаршества Никиты Добрынина отразились в архитектуре Москвы. Как вы полагаете, в честь кого названы Никитские ворота Московского Кремля? Историки не дают ни малейшего ответа – никаких выдающихся Никит ТИ не знает, и святых таких нет. Вот что удалось найти в справочниках: « В XV-XVI в. сюда переместилась главная дорога от Кремля к Великому Новгороду через Волоколамск. Образовавшаяся в начале дороги улица сначала именовалась Волоцкой или Новгородской. Позднее она получила название Большая Никитская - по стоявшему на ней Никитскому женскому монастырю. Та часть улицы, что лежит за площадью Никитских ворот, именовалась Царицынской (в честь царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I)» (Путеводитель по Москве. Сайт "Моя Москва". http://moskva2008.ucoz.ru/index/0-16). Как видно, это главнейшие ворота Москвы, переименованы в 17-ом веке. Ворота вели к Волоколамской дороге, то есть в резиденцию русских патриархов Новый Иерусалим. К воротам примыкала Царицынская улица в честь царицы Натальи. Понятно почему: Никита Добрынин и царица Наталья в 1682 году возродили православие на Руси. Их и увековечили благодарные москвичи в названиях. 

Ну и еще одно размышление. Сама собой напрашивается аналогия Никита Добрынин – Добрыня Никитич. Скорее всего, Добрыня Никитич, Алеша Попович и Илья Муромец – это отражение трех борцов за Русь и православие: Никита Добрынин, царевич Алексей Алексеевич и Степан Разин. Про Никиту понятно – отождествление имени. Сказ о победе над змеем Горынычем, видимо, отражение победы на Церковном соборе над латинствующими. Алеша Попович - Царевич Алексей был в отца очень набожным, поэтому ему и дали прозвище Попович, то есть набожный, почти священник. При этом его именуют ласково Алеша – подчеркивая его молодой возраст. Илья Муромец – это по видимому Разин, как мы помним, Степан Тимофеевич одержал главную победу под Муромом, он действительно поднял свой народ против нечестивых оккупантов, точно как по легенде. «Так, например, среди поволжских преданий записано небольшое историческое предание «Ковш», в котором дается своеобразная интерпретация былины «О Святогоре», где роль Ильи Муромца играет Степан Тимофеевич Разин» (Легенды и предания Волги-реки. - Н. Новгород, 1998. - С. 156-157). Есть и прямое отождествление: “Песня об Илье на Соколе-корабле, записанная в губернии Саратовской, на Урале и в Сибири, также продукт творчества волжских разбойников. Имя Ильи внесено в нее лишь в некоторых версиях, как в других – имя Стеньки Разина”(В. Миллер, Журн. Мин. Нар. Пр. за 1894 г., май, стр. 69-70). Нет, не спроста народные предания считают Илью Муромца казачьим атаманом и отождествляют его со Степаном Разиным. Речь идёт об одном и том же историческом персонаже 17-ого века. С приходом Романовых историческая правда о великой России до Петра стала караться смертной казнью. Людям приходилось перекладывать опасную историю на иносказательный вид. Отсюда и пойдут с конца 17-ого века строго-настрого запрещенные властями смешные присказки про Петрушку-Петра I. 

Три богатыря нашей истории сложат свои головы во имя Третьего Православного Рима в борьбе с латинистами. Именно благодаря их усилиям летом 1682 года в Российской Империи воцарился законный царь и древнее православие. Возможно, не будь их подвига, говорили бы мы сейчас не по-русски, а, скажем по-немецки. Если вообще говорили бы…

Резюмируем важные тезисы этой главы. 27-ого апреля прозападные бояре совершают дворцовый переворот и убивают царя Федора. 10-ого мая на царском погребении народу впервые показывают неизвестного доселе наследника, внука царя Алексея от Софьи - Петра. 15 мая заговорщики пытаются провести торжественное отречение Ивана от престола в пользу Петра. Это им не удается – начинается открытый мятеж. Стрельцы и бояре присягу Петру не дали и открыто выступили против заговорщиков. Софья, вместе с несостоявшимся царем Петром спешно покидает Московию. 25 мая царем объявляют Ивана Алексеевича. Старое благочестие, наконец, возвращается в Москву после шестилетнего латинского просвещения. Первым делом разыскиваются все ненавистные идеологи латинства и просвещения. Их судят и казнят. 25 июня проходит торжественное венчание Ивана на царство. В Российской Империи восстанавливается старый православный порядок. Чтобы окончательно восстановить православие и низложить патриарха Иоакима в конце июня начинает заседать Церковный собор, который отстраняет Иоакима и избирает нового патриарха Никиту Добрынина. Первый Латинский переворот завершился неудачей. Самые драматичные и переломные страницы истории Русской Царской Империи были впереди...
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

 

Источник: http://istclub.ru/topic/824-%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%E2%84%9610-1682-%D0%B3%D0%BE%D0%B4-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B5-%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B0-%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD/


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить