1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Когда Крым стал турецким? Какую «дань» платили русские цари крымскому хану. Почему православные патриархи и гетман Самойлович были против похода. Сколько человек надо для взятия Крыма и сколько времени идти до Перекопа. Почему царь Иван призывал казаков идти на Москву. Где путешествовал Синдбад, или крымские татары под Самарой. Откуда у Голицына тарелка царевича Симеона. Сколько надо спичек чтобы остановить двухсоттысячное войско. Куда пропал арьергард? Когда Татарская граница легла под Тулой, или где заложили крепость Новобогородицкую. Последний бросок на юг, закончившийся катастрофой. Как второй Голицын Поволжье пропил. Почему Людовик IV выставил Софьиных послов вон, а Испания не дала взаймы. Куда подевалась половина населения Европы в конце 17-ого века.

 

1


Решил я как-то за ужином телевизор посмотреть. Включил – фильм о Петре идет, «В начале славных дел» называется. Сцена первая: стоит десяток мужиков и тычут друг в дружку деревянными палками. Тычут, себе тычут, а мимо мальчик Петр бегает, как правильно колоть подсказывает. Одна половина мужиков прячется, якобы в крепости. А крепость, ну как в каждом дворе сейчас для детишек делают, два бревна, две доски и флажок покосившийся. Ну, я сижу, терплю, вроде комедия, а смеяться не хочется – больно за Родину, за историю исковерканную. Да и Петра почему-то играет юноша лет 16-ти, когда согласно ТИ Петр в одиннадцать лет полки собирать начал. Режиссер понимал несуразность одиннадцатилетнего ребенка в роли военного инструктора и решил заменить его шестнадцатилетним юношей. Все равно получилось довольно комедийно. Сцена вторая: сидят в Кремлевских покоях Софья и Голицын. Софья говорит, хватит, мол, тебе, Васечка, кафтаны польские одевать, головы не сносить – мужики дремучие не понимают благ просветительских. Пора тебе на Крым выдвигаться. Весь народ только и говорит что про Крым, пора, мол, злобного хана покорять, хватит дань платить. Голицын отвечает, что нельзя на Крым идти: денег нет, войска нет, не время. А Софья опять за свое. А в конце говорит, что зябко очень, мерзнет. Я думал, сейчас Голицын ответит, что денег на дрова не хватает, топить не чем. А откуда им, дровам взяться – нищета. И интерьеры в фильме нищенские, стены голые, мебель обшарпанная – тоска. Откуда режиссеру знать, что дом Голицына в Москве признавался самым великолепным в Европе? «Нищий» Голицын додумался до того, что стулья золотом обивал, этого даже цари себе не позволяли… Голицын встал, накрыл Софью кафтанцем польским, да и выступил в Крым.

Плюнул я, телевизор переключил, сижу и думаю: как во все это историки верят? И верят ли? Не удержался, через десять минут включил снова. Смотрю, крик раздается: Где царь?! Царя потеряли! Несутся со всех сторон слуги: нет царя! Тут один полупьяный крестьянин, в грязной рубахе, подвязанный наискось кушаком молвит, что в немецкой слободе видали давеча…. Царя не видели несколько дней и спохватились. А если бы его спохватились не через несколько дней, а через несколько лет, как по ТИ? Режиссер явно пожалел воображение своих телезрителей. Нет, думаю, такой фильм смотреть не буду. Сотни раз смотрел и никогда не верил в правдивость происходящего. 

Тяжелая година второго этапа гражданской войны 1687-1689 года отражена по ТИ как Крымские походы. Про эту войну, как и про все незаконное правление Софьи, известно не много. В результате цензуры осталось настолько мало информации, что про Первый Крымский поход не известно НИЧЕГО, а про Второй Крымский поход только то, что он был не совсем удачным. Будем разбираться в происходящем: «Отношения России и крымских татар все еще были чрезвычайно натянуты. Поминки, отправляемые ежегодно в Крым московским правительством, имели отчасти характер дани. Несмотря на приносимые жертвы такого рода, каждую минуту можно было ожидать вторжения хищников в пределы России…» (А.Г.Брикнер). 

Так историки отождествили походы с благородной войной против вечного ТИ-агрессора - крымского хана. Но о какой дани может идти речь, если крымские татары во всех конфликтах с Польшей составляли гвардию русской регулярной армии? Возьмите географическую карту и посмотрите на размеры Крыма и России того времени. Даже, исходя из ТИ версии (реальная Российская империя того времени была значительно больше), России бояться Крымского хана так же нелепо, как огромному крокодилу бояться мелкого карася. При этом карась сидит в кувшине с узким горлышком под названием Перекоп и роет перед этим горлышком тройные рвы из ила.

Не уважали историки миллеровской школы чуждую им Россию и унижали ее без зазрения совести. И платит дань под их пером бедная Россия-Матушка всем, кому не лень. От печенегов до татар, включая половцев, монголов, крымчан и хазар, платит со времен киевских князей до спасителя Петра I, платит почти 600 лет, платит и постоянно опасается при этом внезапного «вторжения хищников» с Юга и Востока. И дрожат от страха грозные русские цари, и собирают последние пожитки бояре на «поминки», и стонет народ русский от постоянных истязаний степных кочевников. И куражатся прусские писаки на страницах ТИ, упиваясь собственной безнаказанностью, а современные «историки» им до сих пор поддакивают, как японские болванчики. Святослав, Олег, Владимир ворота Царьграда своими щитами заколотили, данью Византию обложили, а по возвращении домой, вдруг трясутся от страха и отправляют дань всем, кому не лень. Ивана Васильевича вся Европа Ужасным величает и трясётся от страха при первом поминании; Казань, Астрахань, Литва - все пали под длань его царского Величества, а дань ненавистному Крымскому хану всё равно платится... С древнейших времен Черное море называлось Русским морем, по нему плавало несметное количество русских кораблей. И, вдруг, при Петре Россия оказалось без Черного моря, а древние казацкие крепости внезапно отуречились! Царь Алексей называл турецкого султана братом, птицей Гамаюн, а турецкий султан именовал русского царя главным властителем Мира, никакой вражды не было и в помине. Крымские послы всегда приезжали на праздники в Москву и сидели рядом с царем во главе стола. Был мир, дружба и уважение, вражды не было. И, вдруг, череда не прекращающихся войн. Сразу со смерти царя Алексея и до века девятнадцатого. 

Еще раз повторюсь, Крым – это территория Российской Империи с древних времен. На картах 17-ого и 18-ого веков Крым отмечен в составе России. Об этом же свидетельствует множество первоисточников. Так, например, Я. Рейтенфельс в своих записках в Главе №9 «О границах Московии» пишет: «она (Московия-автор) заключала в себе Эстонию, Карелию, Финляндию, большую часть Литвы, Мизию, Херсонес, Таврический полуостров и иные области». Таврический полуостров – это Крым. Иржи Давид тоже лаконичен: «В прежние времена остальная торговля велась через Каффу в Крымской Татарии, некогда цветущий город,— пока она была под властью Москвы. Теперь же, когда верх взяли татары, все привозится через Архангельск». То есть недавно, а Иржи Давид был в Московии с 1691 года, Крым был русским. Вот и получается, был Крым русским много сотен лет, а после смерти царя Алексея внезапно отатарился и отуречился. Подобную судьбу романовские историки уготовили 90%-там территорий Российской Империи: Азову и донским казакам, Казикермену и запорожским казакам, Сибири, Поволжью, Черкесии. Все эти территории стали враждебными Москве после 1676 года. ТИ постаралась вдолбить в головы людей, что так было всегда. Но это не так.

По моей версии все русско-турецкие войны до середины 18-ого века надуманы, что бы завуалировать гражданскую войну внутри Российской Империи. И проходила эта война не в степях Херсонщины, а намного севернее. Уже в районе Тулы начиналась известная Татарская граница, территория южнее прозападным правительством с 1687 года уже не контролировалась. На востоке граница Московии была ограничена линией Казань-Симбирск – далее сидели «мятежные башкиры и калмыки». На юго-востоке южнее Симбирска находились вечно мятежные «астраханские разбойники». Именно поэтому в правление Петра ни один западный торговец так и не получил права на проезд в Китай – как проехать то, если путь загораживают тысячи километров враждебной Тартарии? Последнее путешествие в Китай было совершено Спефарием в 1683-1685 годах, понятно почему – тогда Российская Империя еще не была расколота.

2



Теперь о причинах Первого Крымского похода. Считается, что поход стал необходимым именно в 1686 году, когда и было объявлено о его подготовке. «Еще осенью 1686 года был сказан ратным людям поход на Крым. В царской грамоте говорилось, что поход предпринимается для избавления Русской земли от нестерпимых обид и унижения… Но этого мало: Русское царство платит бусурманам ежегодную дань, за что терпит стыд и укоризны от соседних государей, а границ своих этою данью все же не охраняет: хан берет деньги и бесчестит русских гонцов, разоряет русские города» (С. М. Соловьев) Как мы видим, ежегодная дань, или «поминки» давались ежегодно. Предполагалось, что крымский хан должен за это охранять русские границы. Так может быть речь не о дани, а о ежегодном довольствии для военных гарнизонов. Мне представляется только такое объяснение приемлемым. Именно так, вплоть до Революции 1917 года, содержались дальние гарнизоны русского царя – они получали пособие раз в год (полгода). Так причем здесь дань, господа историки? Речь явно о другом.
Если взять во внимание разорение русских городов Крымским ханом, то тут С. М. Соловьев явно загнул. Об этом ничего не известно. Упоминается только о сожжении малоизвестного польского города Умани в 1684 году. Но кто и зачем его сжег не известно, тем более он не русский, а польский. Больше ни об одном разорении или сожжении русских городов татарами нет ни одного упоминания. 

К тому же, в первую очередь от набегов должны были страдать казацкие земли. Но они вместо того, чтобы умолять царей выступить на Крым, настоятельно просят Москву от похода отказаться и повернуть армии на Запад. «Казаки не желали вовсе завоевания Крыма. Прежде они довольно часто воевали как союзники татар против Польши и России» (А. Г. Брикнер). Очень метко. Конечно же, казаки были против похода на татар, ибо татары и есть казаки, это одно и то же – имперская армия русского царя. Армия, закалённая в боях и ненавидящая иноземцев латинян. А главной причиной бурного недовольства послужил как раз "Вечный мир": «Самойлович был до крайности недоволен этим миром, но еще более раздражился, когда ему приказали готовиться в поход против татар. Он продолжал посылать в Москву свои представления против союза с Польшею и войны с турками, пока наконец получил выговор за свое "противенство"» (Н. И. Костомаров). Так осторожно Костомаров подводит читателей к последующей измене Самойловича. Но никакой измены не было. Самойлович не подчинялся незаконному правительству в Москве с 1685 года. Он со времен Чигиринских походов вырезал латинство на корню. Поэтому он открыто ставит Москве ультиматум: или Москва выгонит латинистов вон, или казацкие имперские части сами займутся этим вопросом. По крайней мере, ни о какой помощи в борьбе с досаждающим их крымским ханом казаки не просили. Не просили об этом и русские южные города. Позвольте, а зачем, собственно в поход то собрались?

Но не только гетман левобережных казаков Самойлович выступил против похода. Запорожские казаки во главе с гетманом Мазепой отказались подчинятся Москве. Как раз в 1686 году. «По заключении того с Польшею мира, уже начали всеми силами против турок вооружаться; только под тот самый случай живущие в Запорожье сечевские козаки знать о себе дали, что не намерены более российскими подданными быть, но вольными людьми остаться вознамерились, для чего и с татарами твердо соединится согласились» (Александр Ригельман, «ЛЂТОПИСНОЕ ПОВЂСТВОВАНІЕ О МАЛОЙ РОССІИ И ЕЯ НАРОДЂ И КОЗАКАХЪ ВООБЩЕ», Москва, Университетская типография, 1847 г). Как мелодично с нашей реконструкцией звучат слова замечательного историка А. Ригельмана. Казаки объединились с татарами для отражения «освободительного» похода Голицына. А вот что пишет Самуэль Коллинс в своем Описании о казаках-черкасах: «Черкасы — Татарского племени, народ грубый и мрачный…. Воинов они на своем языке называют казаками (Cossacks), почему ошибаются многие, считая казаков особенным народом» (Самюэль Коллинс, НЫНЕШНЕЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ, 1660 г). Коллинс, проживший девять лет в Московии, был человеком сведущим. Он прямым текстом отождествляет казаков-татар-черкасов. Более того, С. Коллинс отождествляет стрельцов с янычарами («Strelsies or Janzaries»), утверждая, что это одно и тоже. Попробуйте прочитать слово Janzaries и получится "царские иваны", это европейское название царских воинов, нас и в Великую Отечественную войну немцы "иванами" именовали, правда уже не царскими.

Теперь давайте установим момент, когда Юг России стал враждебен Москве, и кто составлял войско "татарское". Граф М.В. Толстой пишет: "Многие тысячи раскольников, преступая клятву в верности царю, бежали за границу и завели там гнездо раскола. Так основались в Лифляндии известные поселения раскольников по берегу Пейпуса. Другие в 1683 году перешли за рубеж польский и основали долго бывшую в славе у раскольников Ветку и столь же славное Стародубье. Иные делали еще хуже: бежали в Крым к татарам и оттуда вместе с мусульманами то с моря, то сухим путем делали набеги на Россию, грабили и убивали христиан; или скрывались в гребнях Кавказа близ рек Терека и Кумы и оттуда делали набеги на мирных поселенцев по примеру диких горцев" (М.В.Толстой, Рассказы из истории Русской Церкви). То есть как раз в 1680-ых на юге обосновались староверы, они объединились с казаками, черкасами, терскими казаками, запорожцами, крымцами и двинули на Москву. Почему "староверы" были главными идеологами похода на Москву понятно - это православные люди, которые бежали от латинских реформ Голицына, чтобы начать освободительный поход.

Считается, что Крымский поход Голицына имел статус крестового похода против басурман во спасение православия. Но и этот аргумент не выдерживает критики. Наоборот, православные священники выступали категорически против: «Кроме гетмана Войска Запорожского явилось противенство еще с другой стороны; константинопольский патриарх Дионисий умолял царей не начинать войны с турками... «Молим и просим ваше царское величество, — писал Дионисий в январе 1687 года, — не становитесь виновниками пролития крови такого множества христиан, не старайтесь помогать францужанам и истреблять единоверных христиан православных: это не будет ни богу угодно, ни перед людьми похвально» (С. М. Соловьев «История России с древнейших времен» Книга VII. 1676—1703, т.13, гл.1). 

Во оно как, оказывается! Голицын собирался выступать против православных христиан. Спокойно пребывающие на "турецких" территориях православные патриархи призывают Москву опомниться. Но это ещё не вся правда. Священники из Иерусалима и Константинополя очень ярко изобличили, кто есть на самом деле Иоаким и что за цели преследует новое правительство в Москве:«Досифей… между прочим, писал патриарху Иоакиму: «Пожалуй, вы захотите самый Иерусалим обратить в вашу епископию, чтобы мы ноги ваши мыли!, делайте что хотите, а нашего благословения нет» (Брикнер). Патриарх Иоаким действительно затеял крестовый поход, но не против басурман на маленьком полуострове, а против православия на оставшихся имперских территориях. Вот как изобличает передел Империи по договору о «Вечном мире» сербский патриарх Арсений: «Церковь православно-греческую ненавидят папежники: которые города в Венгрии и Морее, цесарские и венециянские войска побрали у турок, повсюду в них папежники начали обращать православные церкви к унии, другие превращать в костелы.Если римлянам посчастливится вперед, достанут под свою власть православно-христианские земли, если возьмут самый Царь-град, то православные христиане в большую погибель придут и вера православная искоренится. Все православные христиане ожидают государских войск с радостию; да и турки, которые между ними живут, лучше поддадутся великим государям, чем немцам, потому что все они рождены от сербов, болгар и других православных народов» (С. М. Соловьев). 

Имперские православные земли противятся насильственному присоединению к папской унии согласно заключенному «Вечному миру». Папежники и немцы, которые осуществляют аннексию, названы главными врагами православия. При этом турки определены славянским народом и защитниками православного Иерусалима. Главная причина конфликта вовсе не в противостоянии христианства и мусульманства, как преподносит ТИ, а в столкновении латинства и единой на тот момент Восточной церкви. Все православные христиане от Адриатики до Кавказа, включая Венгрию, Балканы, Морею (Пелопоннес) хотят подчиняться законной власти русского царя, но ни в коем случае "немцам" и "папёжникам". Поэтому Голицын под Польшей отдал латинянам всю Восточную Европу и Балканы, которые до 1686 года были православными, под защитой русского Царя.

Но не только восточные православные патриархи изобличали латинское правительство в Москве. «В Сибири и пределах новгородских, на Дону и в Москве раздавалась раскольничья проповедь, что патриарх не патриарх, потому что заразился латынскою ересью» (С. М. Соловьев). Ну что ты будешь делать, опять раскольники свою голову подняли. Опять на невинного патриарха Иоакима хулу наводят, а им все в рот смотрят. А как вообще можно себе представить подобную хулу, если ничего нет? Русский патриарх в латинской ереси погряз! Да за такую скверну всех хулителей на дыбу! Но, странным образом, в эти хулы все охотно верили и шли против лжепатриарха на бой. 

Так взбудоражить народ в 1686 году могли события экстраординарные, касающиеся каждого православного человека. По нашей версии это латинский переворот 1685 года, отстранение законного царя Ивана от власти и убийство царевича Симеона Алексеевича. Предательский договор о «Вечном мире» и отдача Ватикану Южной и Западной частей Империи переполнили чашу терпения.

Самое интересное, что призывом для восстания послужило письмо царя Ивана. Его историки разом объявили воровским. Но кто и зачем его разослал не понятно. И кто проводил экспертизу письма на воровство тоже не ясно. «О воровском письме посланному рассказывали, что в нем написано от имени царя Иоанна Алексеевича, приказывает козакам идти в Москву, будто бояре его, государя, не слушают и не воздают ему достойной чести, и другие многие непристойные слова, которых нельзя и сказать, да на патриарха и на архиереев написаны также многие непристойные слова, печать у письма красная, но не государская, должно быть, монастырская. Когда это письмо в кругу прочли, то многие легкомысленные козаки и воры, ссыльные люди закричали и хотели сбираться в Москву» (С. М. Соловьев). 

Ситуация очень похожа на 1677 год, когда народ поднялся против бояр изменников на защиту царя. Соловьев тоже уловил схожесть момента и делает важное заключение: «Кроме раскольничества на Дону стало сильно пахнуть разинским духом» (Соловьев). Так оно и было. Только под разинским духом надо понимать не разбойные мотивы, внезапно взволновавшие казаков через 20 лет после Разина, а вполне объяснимый порыв русского народа скинуть незаконный режим в Москве. Раскольники в стане восставших – это обычные православные люди. Времена Разина были совсем недавно, они возвращались. Монастырская печать на письме царя Ивана говорит о том, что письмо отправлялось тайно из какого-то московского монастыря, где Иван сидит в заточении. Была бы подделка, печать бы поставили царскую.

Как мы видим, предпосылок для внезапного начала военных действий против Крыма в рамках официальной исторической версии не было. Они надуманы. Причины были в другом. Российский народ поднялся на защиту своего отечества и царя, на защиту православной веры. Поход В. В. Голицына действительно был вынужденной мерой, но не в целях захвата далекого Крыма, а в смысле обороны южных рубежей Московии. Поэтому и не хотел идти канцлер в этот поход, он попросту боялся. И было чего. Русскую имперскую армию возглавлял легендарный гетман Иван Самуилович, знатный царский воевода, прославившийся оглушительным разгромом армии Григория Ромодановского в 1679 году под Киевом.

3

Крымские походы настолько загадочны и нелепы, насколько плохо они освещены в современной истории. Непроизвольно создается впечатление, что читаешь сказку из «1001 ночи» про Синдбада Морехода. Синдбад отправился искать по бескрайним степям недоступную страну Крым. Три года искал, два путешествия совершил, но так и не нашел. А в этих походах чего только не случалось с Синдбадом-Голицыным, то корм лошадям кончится, то степь запылает… кругом реки и лиманы, кругом цветущая природа Черноземья, а июньская трава пропадала как в Сахаре - внезапно и повсюду. И такой голод наступал, что лошади и люди десятками тысяч мерли. И случались вещи с Синдбадом не понятные, загадочные: шел строго на юго-запад к Черному морю, а поиски заканчивались тысячью километров северо-восточнее, шел на Крым, а оказывался на Волге. И вроде бы войска было достаточно, артиллерии и врага почти обнаружил, да вот сражения ни одного так и не дал. Пуглив был наш Синдбад, предпочитал заниматься поисками врага, но не сражаться. Так и пропутешествовал по Украине в 1687 и 1689 годах безрезультатно, что и вспомнить не чего. Историки и не вспоминают.

Попробуем реставрировать события Первого Крымского Похода. 22 февраля 1687 г. воеводы выехали из Москвы к своим полкам. 1 марта 1687 года войска должны были собраться у Ахтырки. Полки собирались медленно, много ратных людей на сбор не явились – никто не хотел служить незаконному правительству. Организационный период занял более двух месяцев, и к началу мая 1687 г. на берегу р. Мерло (общий пункт сосредоточения) русское походное войско по разрядной росписи насчитывало 112902 человека. Вот только гетман Самойлович к сбору не явился. 

Согласно документов войско состояло на 90%-тов из иноземных солдат, рейтар и гусар. Русских было не более 10%-тов. Это главное отличие от войска Григория Ромодановского во время Чигиринских походов. Там были только иноземные офицеры, солдаты были русские. Поэтому они и переходили массовым порядком на сторону православных сил. В новое войско русские не шли - было много отказников. Правительство Софьи делало ставку на преданных немцев Фридриха и австрийцев Леопольда. Поэтому в дальнейшем будем употреблять следующие термины: Иноземцы, иноземная армия – войска прозападной партии Софьи и Петра; русские силы, русская армия - православные силы за сохранение Российской Империи, старорусская боярская знать.

Как считается, поход начался в начале мая. Иноземные полки двинулись мимо Полтавы на юг и вскоре переправились через речку Орель. Гордон сообщает, что главные силы располагались в колонне, имевшей более 1 км по фронту и до 2 км в глубину. Размещение войск в походном порядке было следующее: внутри прямоугольника, составленного из двух обозных колонн, шла пехота; с наружной стороны этого прямоугольника — наряд; конница окаймляла всю походную колонну, высылая сторожи для разведки противника. То есть опять одно большое каре. Зачем? Это можно объяснить только тем, что сразу после Ахтырки начиналась неприятельская территория, и войско постоянно подвергалось фланговым ударам неприятеля. Задолго до Перекопа, которого Голицын так и не достиг. От кого оборонялся Голицын? От турок, или все-таки от русских имперских казаков? Ни турок, ни крымских татар в районе Орели никто никогда не видел.

За пять недель походная рать прошла около 300 км (т. е. в среднем менее 10 км в сутки). Почему так медленно? Исходя из ТИ все это не объяснимо – кругом были свои русские земли, иди быстрым маршем в колоне, да и жуй пироги, что сельчане сами поднесут родной освободительной армии. Но по нашей реконструкции войска Голицына двигались по враждебной территории, вместо пирогов с капустой их угощали картечью и пулями. Скорее всего, продвижение было еще медленнее. Голицын начал поход, как и предполагалось 1 марта, чего сидеть два месяца без толку, эдак весь провиант до военной компании съесть можно. Поэтому средняя скорость была еще более удручающая, около 4 км в сутки.

13 июня войско переправилось через р. Конские Воды и стало лагерем недалеко от Днепра. Вскоре стало известно, что степь горит. Ее, якобы, подожгли казаки Самойловича с целью лишить подножного корма лошадей. Трава выгорела до самого Перекопа и продолжать поход стало невозможно. Начался массовый падеж скота и людей. Кто был на Украине в начале июня, тот поймет всю утопичность этого: молодая зелёная травка попросту не горит.

Конечно же, дело не в корме, глупо было бы не найти зеленой травы на Украине в июне месяце. А вот то, что земля горела под ногами оккупационного корпуса, это верно. И имперский гетман Иван Самуилович прикладывал к этому непосредственные усилия. Поэтому его имя и фигурирует в истории, как главная причина неудач голицынских походов. «Гордон, дневник которого служит важнейшим источником для истории этих походов, говорит о слухе, что зажжение степной травы, имевшее столь гибельные последствия для русского войска, было сделано по распоряжению Самойловича... В новейшее время обвинение гетмана в измене считается клеветой. Степной пожар мог быть также и делом случая» (Брикнер). В 19-ом веке называть действия Самойловича основной причиной неудач в Крымском походе было запрещено. Многие историки понимали, что массовый падеж людей наблюдался вовсе не от усталости и болезней, а от сабель и пушек русской имперской армии. Ниже мы расскажем, какие гигантские потери понесли иноземцы в этой военной компании. Глупейшую версию со случайным пожаром романовские историки решили оставить, про сопротивление царского гетмана Самойловича умолчали.

Но сохранились свидетельства того, что главным и чуть ли не единственным достижением Первого Крымского похода стало отречение Самойловича от власти: «Голицын … возвратился в Москву. На пути он, кажется, принимал деятельное участие в низвержении гетмана Самойловича. Вследствие крамол, происходивших в малороссийском войске, Самойлович был лишен звания гетмана и заменен Мазепой. Для московского правительства эта перемена оказалась невыгодной. Самойлович был полезен и оказывал существенные услуги России. Он умер в ссылке, а один из сыновей его был казнен» (Брикнер А. Г.). То есть конфликт между Самойловичем и властью вроде бы был. Упоминается какой-то безымянный сын Самойловича, казненный Голицыным. Надо же, самого гетмана не убили, пожурили и сослали. А невинное дитё уничтожили быстро и без всяких объяснений. О чем здесь речь? 

По-видимому, так отразилось убийство Симеона Алексеевича, который находился в стане Самойловича. После убийства царя Алексея Михайловича гетман Иван Самойлович стал отцом-наставником молодого царевича. В расправе над царевичем Симеоном непосредственное участие принимал В. В. Голицын, что и отразилось в некоторых источниках, как расправа над сыном Самойловича. Именно это преступление и стало одной из причин «измены» гетмана. После убийства "сына" гетмана на сцену впервые выходит гетман Мазепа. Историки почти нигде не называют Мазепу по имени отчеству. Почему? Потому что это крайне опасно для петровской истории. А имя отчество было очень интересное: Иван Семёнович. Иноземцы Голицына уничтожили царевича Симеона Алексеевича, но у царевича уже родился сын - Иван. Поэтому Самойлович тут же присягнул последнему отпрыску царской крови, царевичу Ивану Симеоновичу, прозванному историками Мазепой. Опасное отчество Симеонович потом переделали в Степанович, но даже в наше время в ходу два отчества Мазепы. Так в каталоге "Жизнь Замечательных Людей", основанном в 1890 г. Ф. Павленковым, статья о Мазепе озаглавлена: "Иван Семёнович Мазепа".

Изображение

На рисунке выше предоставлена тарелка, якобы с гербом Ивана Самойловича. Считается, что эту тарелку Голицын взял в стане Самойловича во время казни его сына. Но герб в виде двуглавого орла в то время мог принадлежать только Великим князьям Всея Руси. Поэтому эта тарелка с великокняжеским гербом есть сильный аргумент в поддержку нашей реконструкции. Да и зачем хранить как трофей тарелку опального гетмана? Не тот коленкор.

ИзображениеИзображение

До наших дней сохранился настоящий и поддельный гербы Ивана Самойловича. Смотрите рисунки: очень наглядно. По-видимому, герб Самойловича отражает первый герб Малороссии во главе с законным наследником Империи Великим князем Симеоном. Поэтому в гербе есть царская корона, двуглавый орёл и владимирские львы.

Первый Крымский поход завершился по ТИ также нелепо, как и проходил: «17 июня был собран военный совет, высказавшийся за прекращение похода. Голицын приказал отступать, прикрывшись сильным арьергардом, состоявшим из русско-украинской конницы, получившей задачу осаждать Казыкермен. 20 июня походное войско снова было у Конских Вод, где отдыхало около двух недель. 14 августа полки возвратились в свой исходный район — берега р. Мерло. Здесь Голицын распустил ратных людей по домам» (Е.А.Разин. «История военного искусства»).

20-ого июня основное войско вернулось к Конским водам, чем оно занималось и чем питалось до 14-ого августа не известно. Кто прикрывал отход тоже не понятно. Чем закончилась героическая эпопея арьергарда, который занимался не защитой отступавших, а осадой казацких крепостей на другом берегу Днепра история умалчивает. Арьергард пропал, как в воду канул. Так поход и закончился. Ничем.

Изображение

Взгляните на карту Первого Крымского похода, какая невероятная картина нам предлагается. 17 июня обессиленное и лишенное провианта войско, поворачивает не обратно домой, а разделяется. При этом мощный арьергард покидает отступающих и устремляется в умопомрачительный марш-бросок за Днепр, осаждать Казыкермен. А откуда у арьергарда взялись силы для такого подвига? Заметим, что территория Казыкерменских городов это, по сути, территория запорожских казаков, они со времен Богдана Хмельницкого союзники Москвы. Чего их осаждать то? Но Голицын, а затем Петр во время Азовских походов будут настойчиво и безуспешно штурмовать эти Казыкерменские города много раз. Шли на турок, а воевали с казаками. И удары во фланги голицынского войска - это не вспомогательные действия казаков, а фланговые удары противника. Карта это красноречиво показывает.

Военный историк Е.А. Разин в заключении пишет о Первом Крымском походе: «Не была учтена возможность степных пожаров. Запорожские казаки имели богатый опыт использования пожаров с тактическими целями, но Голицын не учел всего этого. Войско имело большие потери от болезней». Вот такая поучительная история: не забывай брать с собой в походы пожарные части. Голицын забыл - вот и конфуз такой неприятный случился. 

Очевидно, что официальная трактовка Первого Крымского похода не выдерживает ни малейшей критики. 

4



По нашей реконструкции никаких походов, по сути, и не было. Были тяжелые оборонительные бои на границах Московии. Все легендарные походы, начиная с Первого Чигиринского и заканчивая Прутским походом Петра I, – это отражение тяжелой гражданской войны в России. С одной стороны стояли представители западных провинций Империи, с другой старая имперская русская знать. А знаете, почему условились называть именно два похода: два Чигиринских, два Крымских, два Азовских? Так романовские историки пытались уменьшить размеры этой войны до размеров не совсем удачных походов. Первым походом обозначали начало боевых действий, вторым – окончательную фазу войны, внутри интервала, якобы ничего интересного. Если где и всплывали документы про боевые действия этого разграниченного во времени периода, то отвечали, мол, это во время Чигиринских походов. Если в мемуарах иноземных офицеров упоминались казаки в роли врагов, то их спешно называли мятежными разбойниками и негодяями раскольниками. А воевали, якобы, исключительно с турками, во время отдельных походов.

Ни в одном документе о том периоде самого термина Крым не имеется. Есть тяжелая боевая «служба» иноземных офицеров под Перекопом. При этом имеется в виду явно не крымский Перекопский перешеек, о котором известно теперь, а вся южная окраина по засечным линиям, со времен Чигиринских походов названная Перекопом. Когда современник тех событий говорит, что какой-то полк достиг Перекопа, это значит, что он вышел на рубежи Белгородской засечной линии. До Москвы от этого исторического Перекопа значительно ближе, чем до Крыма. И мы должны постоянно помнить об этом. 

Согласно Запискам Ивана Желябужского, вместо двух отдельных Крымских походов указываются ЕЖЕГОДНЫЕ боевые мероприятия, которые имели место и в 1687, и в 1688, и в 1689 годах: «В 7196 (1688) году, по указу великих государей, боярин Леонтий Романович Неплюев ходил с ратными людьми с полком на Самару, и того года построил город Ново(бо)городский*». Так в тихом 1688 году, оказывается, был поход на Самару. Что делали турки и крымские татары под Самарой? Историки понимают несуразность ТИ и делают комментарий: «* - Новобогородицкая крепость, построенная при впадении реки Самары в Днепр в 1688 году, создавала опорную базу для движения войск на Крым в 1689 году».
Упоминание Самары во время Крымских походов вещь для традиционной истории смертельно опасная. Тогда придумали сказку, мол, имеется в виду не город на Волге, а речушка Самара. Нашли небольшой приток у Днепра и быстренько переименовали. В 18-ом веке переименуют почти все опасные географические названия. Но позвольте, речка Самара настолько мелка и невзрачна, что назначать ее целью для похода не уместно. Тем более так не принято в военном деле, всегда назначается конкретная точка на карте. При указании реки армия может придти в пункты назначения разнящиеся на сотни и тысячи километров. Желябужский четко говорит, поход на Самару, как в свое время на Казань, на Астрахань. По тексту явно имеется в виду известный русский город Самара.

Почитаем других очевидцев: «Говорили, что это войско, составленное из москвитян и казаков, содержало двести тысяч человек, командовал им царскою волей князь Голицын, и он дошел с этим войском до самой Самары 3. Самара — это новый небольшой укрепленный пункт на границе москвитян и крымских татар, недавно построенный и укрепленный против татарских набегов 4»(Иржи Давид. Современное состояние великой России или Московии // Вопросы истории. №1, 1968.) Иезуит Иржи Давид писал то, что было на самом деле - он был очевидцем событий. Про речку Самару он и не слыхивал. Иржи Давид называет Самару населенным пунктом! Комментатор выкручивается, как уж на сковородке: «3 Во время первого крымского похода 1687 г. русские войска под командой князя В. В. Голицына дошли до притока Днепра — реки Конские Воды». Мол, Иржи Давид все перепутал, Голицын вообще на Самару не ходил. А потом комментарий про Самару: «4 Сведения неточные. Возможно, что И. Давид путает Самару с крепостью Новобогородской, построенной в процессе подготовки ко второму крымскому походу при впадении реки Самары в Днепр в 1688 году».

Ох уж эти историки-комментаторы. Опять современник событий ошибается и путает город с небольшой крепостью, отстоящей от Самары на тысячу километров и имеющую совершенно иное название! Путает с крепостью Новобогородицкая, которой на момент похода Голицына в 1687 году еще не было, основана в 1688 году! Да и как можно перепутать город Самару с чистым полем у мелкой речушки?! Мы видим, что немногие сохранившиеся первоисточники сообщают нам совсем о других событиях, масштабы и география которых были абсолютно иными.

Теперь про крепость Новобогородицкую. По ТИ считается, что крепость Новобогородицкую основал Голицын в 1688 году. Но согласно Желябужского эту крепость основывал вовсе не Голицын, а Неплюев. И была она под городом Самарой. И называлась она, вовсе не Новобогородицкая, а Новогородец. Фальсификаторы истории сделали правку в фразе: «и того года построил город Ново(бо)городский». Слог (бо) в первоисточнике отсутствует. Поэтому делаем вывод: боярин Леонтий Романович Неплюев действительно ходил в 1688 году к вражескому городу Самаре. Но взять не смог. Поэтому на правом берегу Волги была заложена оборонительная крепость, названная Новогородец, или попросту новый городок. 

А как же быть с крепостью Новобогородицкой? Где ее основал наш «великий» полководец Голицын? Основал он её там, где и положено, на границе с татарами. Это сохранившееся до сегодняшнего дня город Богородицк, Тульской области. Он известен как раз с конца 17-ого века. Его расположение идеально подходит для южной крепости Московии, ибо он расположен на юго-востоке Тульской области, где кончается лесостепь и начинаются степи. Богородицк локализован в районе Тульской засечной черты, которую именовали в 17-ом веке Татарской границей. Расположение здесь новой крепости Новобогородицкая напрашивается сама собой. Тот населенный пункт, который сегодня принято называть исторической голицынской крепостью в устье речки Самары, не представляет никакого исторического и стратегического значения, ибо не входит в черту засечных-оборонительных линий. Отдельная крепость в чистой степи, это, извините, глупость.

Изображение
Крепость Богородицкая на карте конца 17-ого века. Она локализованна на Тульской засечной линии - исторической Татарской границе того времени.

На рисунке представлен фрагмент карты конца 17-ого века. В районе Тулы расположена крепость Богородицкая, которую и основал В. В. Голицын в 1688 году. Она находится рядом с чертой, которая разделяет Russia Maxima (ниже черты) и Ducatus Moskow (выше черты). Согласно нашей реконструкции именно таковы были реалии в 1688-1689 годах. Большая Россия и Московия были двумя враждующими государствами, карта это наглядно демонстрирует, даже граница начерчена. 

Теперь поговорим о численности войска Голицына в первом походе. Официально считается, что войско насчитывало 112092 человека. Но это не совсем так. Все первоисточники настаивают на более высокой численности войска и называют цифру 200 тысяч человек. Именно такую численность указывают в своих записках Де Ла Неввиль, князь Б. И. Куракин, И. А. Желябужский, Иржи Давид. Все как один называют одну и ту же цифру. По сведениям А. С. Пушкина в первом крымском походе «армия состояла из 400 000, а по свидетельству двух летописей, известных Голикову, из 200 000» (Пушкин А. С. «История Петра»). Итак, войско Голицына во время Первого крымского похода насчитывало по меньшей мере 200 000 человек.

Это крупнейшая армия того времени! Для сравнения: войско Наполеона в 1812 году перед Бородинской битвой состояло всего из 135 000 человек при 582 орудиях и около 40 тысяч повозок. С этой армией Наполеон Бонапарт завоевал всю Европу, включая Египет. За 125 лет до Бородино с армией нового образца Голицину впору было завоевывать весь Мир. А гениальный стратег не смог дойти даже до Перекопа! 200-тысячная армия с провиантом и артиллерией на марше составляет колону не менее 200 км. Представляете, движется такая силища несметная, а ей на встречу выходит один татарчонок с коробком спичек, эдакий «неуловимый мститель» из известного фильма. Чирк – и армия побежала восвояси. Какая то галиматья получается, господа.

Нужна ли такая огромная армия для взятия Крыма, в той интерпретации, которую нам предлагает ТИ? Можно однозначно утверждать – НЕ НУЖНА. А сколько требовалось воинов для взятия Крыма? Смотрим интересную работу Андреева А. «История Крыма» (глава 10):«…В октябре 1667 года 2000 запорожских казаков с кошевым атаманом Иваном Рогом и 2000 казаков Ивана Сирко через Перекоп и Каффу ворвались в Крымское ханство, разграбили татарские улусы. … После этого Сирко трижды ходил в Крым, и все время удачно… Во время последнего похода отряды казаков дошли до Бахчисарая… В сентябре 1675 года двадцатитысячное казацкое войско с кошевым атаманом Иваном Сирко, быстро пройдя степи, через Сиваш ворвалось на Крымский полуостров. Разделившись на отряды в несколько тысяч, казаки подвергли ханство страшному погрому, сожгли Гезлев и разгромили Бахчисарай, вез¬де освобождая невольников. Эльхадж-Селим Гирей едва успел уйти в горный Крым…».

Получается, для захвата Крыма по факту хватает 4 000 легкой кавалерии. Для полного погрома по всему полуострову хватает 20 000 – страшный крымский хан едва спасается в горах. Так о какой дани крымскому хану речь? С середины 17 века не Россия страдает от крымских татар, а наоборот, крымские татары от казацких частей стонут. Да и не было никакой войны, были небольшие бандитские вылазки: "в отношениях Крыма и Порты к неверным их соседям царила необыкновенная путаница: русские были в мире с Портою; а некоторые козаки с Крымом; но татаре не переставали грабить русские окраинные владения, а другие козаки опустошали татарские и турецкие прибрежные земли" (В. Д. Смирнов. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века. СПб., 1887, с. 538—539). То есть с Турцией (Портой) у русских всегда был мир (до 18 века), а грабительские вылазки были обоюдными и никогда не имели характера войны. Неужели Голицын собрал несметное войско, чтобы встать в виде гарнизонов ООН между соседними аулами и станицами? Едва ли...

Так против кого вел свою армаду князь Голицын? Ясно, что это не крымские татары, для их усмирения хватило бы и десятой части собранной армии. Такую огромную армию в то время могла сдержать только одна сила на свете. Это русская имперская армия. Против нее Голицын и выступил, мобилизовав в свои ряды пол Европы.

Военная кампания 1687 года сложилась для Софьи не удачно. После ряда поражений на Белгородской засечной черте стало ясно, что эти оборонительные рубежи удержать не удастся. Голицын срочным порядком начинает возводить новые засеки на подступах к Москве, получившие звонкое название Татарская граница, или Тульская засечная черта. Одним из опорных пунктов стала крепость Богородицкая. 


Изображение
Карта засечных укреплений Темниковской и Тульской черты. Именно на эти рубежи были отброшены иноземцы к 1688-ому году.

Поражение в военной кампании 1687 года вызвало большую обеспокоенность в Москве: «Между тем правительница сильно испугалась неудачи похода, потому что враги Голицына торжествовали» (Брикнер А. Г.). Чего боялась Софья? Ясное дело, не совсем удачный поход в Крым едва ли мог напугать великую Правительницу. Но Софья прекрасно понимала, что если иноземные полки не устоят, то ей, в лучшем случае, придется оставить корону, в худшем, сложить голову. Тут бы любой испугался – с юга наступала православная русская орда.

5


За Первый Крымский поход Голицын и его иноземные генералы были щедро одарены. Историки до сих пор не понимают: за что? Но иноземцы действительно проявляли чудеса мужества. Они сдерживали значительно более искусного и многочисленного противника. Более того, если до Софьи армия русского царя была сословной, служивые люди шли на службу по первому призыву Государя бесплатно, то войско Софьи было полностью наёмным. Нужно было постоянно платить немалые деньги. Не только за победы, но и за поражения. Иначе все разбегутся.

Но деньги быстро иссякали. Правительству Софьи для продолжения войны была необходима поддержка Запада. Помощи одной Священной Римской Империи уже не хватало. С целью поиска средств для войны были спешно снаряжены посольства во враждебную Францию и нейтральную Испанию: 

«…русские послы, князь Яков Долгорукий и князь Яков Мышецкий, отправленные во Францию в 1687 году, встретили там не очень лестный прием… После первых переговоров с министром иностранных дел Людовик велел сказать послам, что дальнейшие переговоры не нужны, король понял, в чем дело, и пришлет свою ответную грамоту прямо к ним, послам, без дальнейших церемоний. Долгорукий отвечал, что это неслыханное дело: все государи отдают ответную грамоту сами послам, и они, послы царские, не примут грамоты иначе как из рук королевских. На это был ответ, что король вельми яростен, обещает послам учинить великое бесчестие и указал их отпустить назад до французского рубежа, до города Дюнкерка» (С. М. Соловьев «История России с древнейших времен», книга VII. 1676—1703, т.13, гл.1). Фактически, послов Софьи вышвырнули вон за пределы Франции. Почему? Да потому что сама Софья была в глазах французского монарха не легитимна. Как и ее отпрыск Петр. «Наконец министр объявил прямо: "Королю нельзя приступить к союзу, потому что между ним и цесарем исконная, всегдашняя недружба, а с султаном всегдашний мир и крепкая дружба… в грамоте королевской царям было пропущено: "великим государям"» (там же). Послы были опозорены до не возможности. И дело не в плохом воспитании короля, как старается преподнести дело Соловьев, а в реальном положении дел того времени. Для французского монарха единственным авторитетом был русский Самодержец. Так как посольство было не от царя, а от кучки заговорщиков, то и ответ был соответствующим. 

Оставалась надежда только на Испанию. «В Испании Долгорукий встретил почетный прием… послам было наказано… у испанского короля - попросить взаймы миллиона два или три ефимков! Ответ был, что за великими расходами и оскудением казны дать денег никак нельзя» (С. М. Соловьев). В рамках ТИ поведение русских послов вызывающе нахальное. А почему, собственно, Испания должна давать такие огромные деньги далекой Московии и именно ефимками? На что надеялась Софья? Но в том то и дело, что ничего необычного в этом нет, и Испания совсем не удивилась требованию Москвы. Испания ежегодно платила в Империю отборными ефимками-патагонами, вот только власть в Империи после 1685 года стала не легитимной, и Испания воспользовалась этим, чтобы больше не платить.

Посольства вернулись ни с чем. Но в 1688 году ситуация в Европе еще более обострилась. Принц Вильгельм Оранский проводит в Англии «Славную революцию» и смещает имперского наместника Якова Стюарта. В ответ Франция наносит сокрушительный удар по Нидерландам и Бранденбургу. На стороне Людовика выступил курфюрст Баварии Максимилиан, он тоже оставался верным Российской Империи. Через несколько месяцев внезапно помирает курфюрст - Фридрих Вильгельм (дед Петра I). Возможно, эта смерть не случайна. Людовик IV обладал достаточными силами, чтобы уничтожить ненавистного Фридриха Вильгельма, деда Петра I. Людовик XIV называл его "самым вероломным из всех неверных вассалов ". Как точно звучат эти слова в рамках нашей реконструкции! Интересно, как историки объясняют эти слова Людовика? 

Со смертью Фридриха Вильгельма связано много исторических загадок, которые мы сейчас и разгадаем. Так перед смертью он пригласил к себе, кого бы вы думали? Свою сноху, беременную Софью Шарлоту и имел обстоятельный разговор. На следующее утро, в девять часов, он умер со словами: "Я знаю, мой Спаситель жив". Кого он имел в виду? По нашей реконструкции он имел в виду единственного Спасителя для Бранденбурга и всех европейских смутьянов. Им был его внук – Петр I. (см. Вольфганг Фенор. Фридрих Вильгельм I).

Еще добавим, что беременность Софьи Шарлоты совпала с беременностью Софьи Алексеевны. Это таинственная беременность Софьи Алексеевны от, якобы, фаворита В. В. Голицына имела много толков в то время. Считается, что Правительница даже родила сына, но затем незаконнорожденное дите бесследно исчезло. Как мы видим, эта легенда имеет простое объяснение. Софья была беременна не безродным отпрыском Голицына, а будущим королем Пруссии Фридрихом II Вильгельмом, братом Петра I. В 1688 году Cофья посетила Бранденбург, где родила братишку Петра - будущего Фридриха II. После военных неудач 1687 года находиться в Московии было не безопасно, поэтому в 1688 году про Софью в Москве нет ни одного упоминания.

В 1688 году ситуация для Вены стала критической. Священная Римская Империя была вынуждена воевать на три фронта, против французов, Порты и русских. Единственным спасением в этих обстоятельствах могло стать скорейшее утверждение Петра I у власти и уничтожение Самодержца Ивана Алексеевича. Но Софья не могла этого сделать, ибо живой царь в Москве был гарантом спокойствия в столице. Вспомним, как просветители прикрывались царем Федором в 1681 году. Единственным спасением для латинской партии была военная победа над имперской армией, над «крымскими татарами» рвущимися к Москве. Надо было любыми средствами перехватить инициативу в неблагоприятно складывающейся войне. Обратите внимание: войне общеевропейского масштаба. Когда рушится Империя, перманентные войны не избежны.

Так, в 1688 году началась невиданная доселе подготовка к решающему броску на «крымских татар». Вся мятежная Европа устремила свой взгляд на Московию: «Барон Келлер доносил Генеральным Штатам, что в случае неудачи и второго похода можно ожидать повсеместного бунта. При этом он не считает возможным говорить подробнее о причинах такого раздражения. Таким образом, в то самое время, когда правительство надеялось на успех внешней политики, готовился переворот внутри государства» (Брикнер А. Г. История Петра Великого: В 2 т. Т. 1. — М.: ТЕРРА, 1996. C.88).

По мнению барона Келлера, от успеха похода зависит стабильность внутри ВСЕГО государства. В случае неудачи, возможен повсеместный бунт. О причинах повсеместного «раздражения» сообщать подробно Келлер не считает возможным. Очевидно, что поход в далекий Крым вызвать повсеместный бунт не может. А вот если под крымским походом понимать сопротивление наступающим русским православным армиям, которые рвутся к столице, тогда озабоченность иностранных дипломатов становится предельно понятной. Далее А. Г. Брикнер делает еще более неожиданные откровения: «Нельзя было не думать о втором походе. Набеги татар повторялись. В марте 1688 года было уведено в татарский плен до 60 000 русских». Оказывается, в мирный 1688 год латинские силы потеряли 60 000 человек. За один только месяц март! Воистину, потери гигантские, иноземцы на засечных линиях просто истекали кровью. Шла полномасштабная война, иначе все это объяснить не возможно.

Походы на юг были вынужденной мерой иноземного правительства, чтобы удержаться у власти. Читаем А. С. Пушкина: «…Хан собрал меж тем войско с намерением вторгнуться в Россию. 25 января 1689 года в царском совете положено его предупредить. Князь Голицын опять выступил в поход и при впадении Самары в Днепр заложил крепость Богородицкую». То есть поход 1689 года был не наступательным, а оборонительным. Не Голицын шел на далекий Крым, а сам хан наступал на Москву. Спешно собранный совет постановил срочно начать оборонительные действия. Обратите внимание, Пушкин опять упоминает основание Богородицкой Голицыным, но уже в 1689 году. Именно Богородицкую, а не Новобогородицкую, как считается сегодня! 

Просто князь Голицын никогда южнее крепости Богородицкой под Тулой и не ступал. Там была его штаб-квартира, откуда он и руководил обороной. Это не вписывалось в ТИ, ибо крымские татары под Тулой в 1689 году вещь не объяснимая. Вот и сместили крепость Богородицкую на шестьсот километров южнее. А куда было деваться?

6

Итак, зимой 1689 года начался Второй «Крымский» поход, от результатов которого зависела судьба правления Софьи. К этому походу готовились скрупулезно, Голицын учел все недостатки предыдущей кампании. По всей Европе шел спешный набор новобранцев. О походе объявили еще в ноябре 1688, а начало назначили на февраль. По численности войско Голицына В. В. насчитывало: «В состав 112-тысячной армии, какую в 1689 г. князь В. В. Голицын повел во второй крымский поход, входили те же 63 полка иноземного строя, как и по росписи 1681 г., только численностью до восьмидесяти тысяч, с убавившимся составом полков, хотя и дворянскойконной милиции русского строя значилось не более 8 тысяч, в 10 раз меньше иноземного строя…» («Курс русской истории». Ключевский В. О. Лекция № 61). Иностранцев в войске было в 10 раз больше, чем русских частей. При этом русская дворянская конница имела статус «русской милиции» – аналог полицаев в немецко-фашистских войсках. Помимо этого в армии Голицина была внушительная артиллерия и 20 тысяч повозок.

Изображение

«В феврале 1689 года 112000 войска двигались в степь под главным начальством Оберегателя. 20 марта Голицын писал царям из Ахтырки, что "походу чинится замедление за великою стужею и за снегами» (С. М. Соловьев). Обратите внимание, лишь 20 марта войска достигли Ахтырки, до которой шли месяц. Первый поход начинался именно с Ахтырки. Это яркое подтверждение тому, что теперь фронт находился на много севернее, войска шли из-под Тулы с боями и за месяц дошли до Ахтырки, что тоже очень медленно. Голицын опять нашел причину, мол, дело в снегах и морозах. Как говорится: то грипп, то золотуха. А дальше начинается самое любопытное: «В феврале 1689 года 112000 войска двигались в степь под главным начальством Оберегателя... 20 мая войска подошли к знаменитой Перекопи, к укрепленному замку, защищавшему ров, который прорезывал перешеек: за Перекопью заветный Крым, цель похода. … Голицын … достиг Крыма и тут только увидал, что не решен был заблаговременно главный вопрос: что такое Крым и как его завоевывать?» (там же). Сергей Михайлович, наверное, смеется над нами. Собирались-собирались в поход, шли-шли три месяца, наконец, нашли и … забыли за чем шли. Как жаль, что в книге нельзя вставить жирный смеющийся смайлик.

Читаем дальше у Соловьёва:«Чтоб возвратиться с чем-нибудь назад, Голицын завел мирные переговоры с ханом в надежде, что тот, испугавшись нашествия, согласится на выгодные для России условия: но переговоры затянулись, а Голицыну ждать было больше нельзя, и он повернул назад без мира» (там же). На этом поход и закончился, опять ничем. Для любого вменяемого человека понятно, что перед нами история надуманная, легендарная. Я бы даже сказал более определенно – издевательская. Что же было на самом деле?

А на самом деле была очередная неудачная военная кампания. Когда мы говорим, Голицын выступил в поход, то это вовсе не означает, что все войско двинулось по одной дороге к одной цели. Это значит, что Голицын ушел на войну, на фронт и война проходила по всему периметру южной границы Московии. На восточном фронте воевал другой воевода Б. И. Голицын. На юго-восточном фронте третий… Достиг ли Голицын Крыма? Едва ли, уж больно смутно и скупо освещен этот поход. Да и зачем он, этот Крым нужен, если Казыкерменские города еще не взяты – они намного ближе к Москве. А вот то, что голицынскую армию ожидало еще большее фиаско, чем раньше, говорят многие источники:
«Поход 1689 года дорого обошелся России. Лефорт, участвовавший в нем, писал своим родственникам в Швейцарии: «Русские потеряли 20 000 человек убитыми и 15 000 взятыми в плен, к тому же 70 пушек и множество других военных снарядов». Из письма Гордона к графу Эрролю также видно, что потеря была значительна и что отступление, во время которого татары окружали русское войско, было сопряжено со страшными опасностями и затруднениями.… Общей молитвой Голицын думал заглушить истину и бесславное восьмидневное бегство перед татарами, сопряженное с несметной потерей людей, лошадей, обозов» (Брикнер).

Зачем Сергей Михайлович Соловьев вешает нам лапшу о ничейном исходе дела? Есть более добросовестные историки, которые показали нам всю трагедию Второго Крымского похода. Голицын во втором походе потерпел полный разгром с восьмидневным беспорядочным бегством. Царский гетман Иван Самуилович жестоко наказал ненавистного канцлера за царевича Симеона и русский народ. Потери оккупантов были ужасающими. Помимо тяжелейших людских потерь, войско потеряло почти всю свою артиллерию. Это был полный и безоговорочный разгром! Фактически, южный фронт латинской Московии был прорван на всем своем протяжении, а хвалёная армия иноземного строя перестала существовать.

Изображение

Путь на Москву был открыт. Русские армии преследовали отступающих, пытаясь уничтожить разрозненные части еще до Москвы. Последняя надежда остановить татарский прорыв на Тульской засечной линии оказался безуспешным. Она была сходу прорвана татарской конницей. У Голицына оставался последний оборонительный рубеж по реке Оке с крепостью Калуга.

Но военные действия шли не только на юге Московии. На востоке и в Поволжье, разворачивались не менее драматичные события. Со стороны Софьи за это направление отвечал второй «гениальный полководец» Б. А. Голицын: «Князь Б. А. Голицын… был человек умный и образованный, говорил по-латыни, но "пил непрестанно" и, правя Казанским Дворцом почти неограниченно, разорил Поволжье» («Курс русской истории», лекция № 59. Ключевский В. О.)

Ключевский старается как-то объяснить тяжелейшие последствия гражданской войны на востоке Московии. Потерю Казани и всего Поволжья историк списывает на пьянство второго Голицына. А что ему было делать, второго Стеньку Разина объявлять? По нашей версии война идет с 1687 года по всему периметру Московии и по своей жестокости и масштабам сопоставима только с первым этапом гражданской войны 1677-1681 годов. 

Заметим, что Борис Алексеевич Голицын, говорит по-латыни. При этом боярином он станет только в 1690 году. Как можно управлять Казанским дворцом «почти не ограниченно» и при этом не быть боярского титула? Так не бывает. Б. А. Голицын - это прозвище очередного иноземного генерала, который никогда боярином не был. «Из введения в изданной в Оксфорде в 1696 году и посвященной князю Борису Голицыну грамматике русского языка видно, что он считался хорошим знатоком латинского языка. В его письмах к царю Петру местами встречаются латинские слова и выражения» (Брикнер А. Г.). Интересно, сколько бы часов прожил боярин при Иване Грозном, который подал бы Его Величеству письмо с латинскими словами? И откуда у иностранцев такая любовь к Б. А. Голицыну, если посвящают целые книги пропойце-разорителю? 

Любовь иностранных историков к обоим Голицыным и Софье вполне объяснима: они насаждали западные ценности в чуждой им России. Они боролись за освобождение Европы от русского Самодержца. А русские историки чему восторгаются? Россию в 17-ом веке под предлогом «просвещения» едва не превратили в страну третьего сорта, в вечную колонию без веры и права голоса, территорию под управлением инквизиции и кучки вороватых проходимцев-иностранцев.

Честный историк А. Г. Брикнер так и не понял, откуда столько восхищения: «Большая разница между намерениями Голицына и действительными результатами его управления делами представляется странным противоречием. История не может указать ничего выдающегося в законодательстве и администрации во время семилетнего регентства Софьи». Вот и получается, что ничего созидательного в правление Софьи не было. Была тяжелейшая гражданская война, которая привела к свержению незаконного режима. 


Изображение

Выдающийся вклад Ивана Самойловича в сохранение православия и Российской Империи сопоставим только с подвигами Степана Тимофеевича Разина. Поэтому эти герои земли русской нашли своё отражение в русском народном эпосе о богатырях. Как мы уже говорили, Разин отразился в сказаниях под прозвищем Илья Муромец. Иван Самойлович, как Самсон Самойлович. Эти герои-богатыри в былинах всегда рядом. Особенно ярко это просматривается в Сказании "Илья Муромец и Калин-царь". Там говорится, что кроме атамана Самсона Самойловича на заставе у Непре-реки стояли одиннадцать могучих богатырей: старый казак Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алёша Попович, др. 

Илья Муромец называл Самсона Самойловича крестным батюшкой, а тот его – любимым крестником. В былинах многие богатыри выступают защитниками православной веры, они обмениваются крестами и борятся с неверными. Вот как звучит былина:

"Выходили из-за стола из-за дубового,
Они господу богу помолилися.
Говорил им старыя казак да Илья Муромец:
- Крестный ты мой батюшка Самсон Самойлович,

Говорит ему Самсон Самойлович:
- Ай же крестничек ты мой любимыий,
Старыя казак да Илья Муромец!"

Как мы видим, былинные богатыри вовсе не древнерусские витязи - это православные казаки. В памяти народной они остались непревзойдёнными героями, борцами за Русь-Матушку против неверного Калин-Царя (Петра I).

7


Поговорим про мобилизационные возможности Московии и потери. Мы видим, что в двух крымских походах со стороны Софьи участвовало около 400 000 человек. Боевые действия против «турок» шли три года не переставая. При этом войско Софьи несло колоссальные потери, вспомним про 60 тысяч «уведенных в плен» только в марте 1688 года. Значит реальное количество призванных под знамена Софьи иноземцев за это время значительно больше, что-то около полумиллиона человек. Где в Московии найти такие резервы? Такое количество мужского населения призывного возраста можно было собрать только мобилизовав всю Европу. И это красноречиво подтверждает состав армии Софьи – сплошь иностранцы. 

На восточном направлении, где бои были не менее масштабными, армию второго Голицына тоже надо кем-то пополнять. Делаем вывод, что всего с 1686 года по 1689 Софье пришлось мобилизовать в западных провинциях Империи не менее миллиона человек. Это войско надо было вооружить, накормить и дать обмундирование по новому европейскому стандарту, который в Московии тогда еще никто не шил. Для воплощения такого прожекта в жизнь необходима тотальная мобилизация всех европейских ресурсов: людских, материальных, финансовых. Во всех уголках Священной Римской империи шел массовый набор солдат для войны в России.

Теперь о потерях. В обоих крымских походах Софья потеряла раненными и убитыми около половины исходных сил. Но это со слов иноземных генералов. Ясное дело, они свои потери сильно занижали. Подобная, если не более удручающая, ситуация складывалась и на востоке. Но там вообще история тёмная, там Казань и Поволжье были "пропиты" полностью, то есть потери для иноземцев были не менее трагическими. Можно с определенной вероятностью утверждать, что с 1686 года по 1689 год на русских полях осталось лежать до миллиона иноземцев – пленных уничтожали как еретиков. Как покажет наше исследование, это не последние жертвы. Последнее десятилетие 17-ого века будет не менее кровавым, и от Европы потребуется новое пушечное мясо.

Более того, на западе, в районе Балкан, в южной Польше, в Венгрии и по всему Дунаю с 1685 года шли очень интенсивные боевые действия. Под Веной и в Австрии отмечена череда непрерывных кровавых баталий. Там тоже верх одерживала старая имперская армия. Поэтому потери сторонников нового латинского строя в Европе были огромными. Если мы сюда приплюсуем Первый этап гражданской войны 1677-1681 годов, когда в первую очередь вырезались иноземные офицеры, картина нарисуется еще более мрачными красками. Но и на западе Священная Римская Империя подвергалась ударам со стороны Франции. Людовик IV всегда ненавидел сепаратистов и вырезал неверных вассалов массово. Десятками тысяч. 

Такие огромные потери не могли остаться не замеченными в Европе. И демографы отмечают непонятное вымирание населения Европы как раз в конце 17 века: «Еще более тяжелый период наступил в конце XVII в. Декада 90-х гг. XVII в. — по-видимому, самая холодная за последние несколько тысяч лет. Что же происходило в это время в Европе? Европа просто вымирала. Население Финляндии, Эстляндии, Лифляндии, северо-западной России, Шотландии, Дании, северной Германии за это время уменьшилось на 30-40%. То есть от постоянных неурожаев и голода в Европе умерли многие миллионы человек. После этого температура стала постепенно повышаться» (доктор технических наук, проф. Владимир Викторович Клименко).

Так куда подевалась половина населения Европы? Эпидемий в этот период не отмечено. Решили все объяснить резким похолоданием и неурожаями. Но метеорологических наблюдений в то время еще не было, в летописях про резкое похолодание и неурожаи ни словом. Наоборот, массово строятся дворцы и даются фейерверки. При этом в церковных метриках и приказных книгах того времени отмечается невиданная убыль населения. На этом примере мы видим, как незнание реальной истории приводит к натяжкам в других науках, связанных с хронологией – это порочный круг, созданный неверной ТИ. По исследованиям учёных, наибольшее уменьшение народонаселения наблюдается как раз в странах - активных участниках партии Софьи. Именно из северной Европы шел основной набор в «русскую» армию иностранного строя. Обратите внимание, Англия, которая в антиимперской коалиции не участвовала, в черный список не попала, при этом соседняя Шотландия, активный поставщик военных кадров в Россию, оказалась на грани вымирания. Неужели в Англии и Шотландии на столько разнился климат??? Больше всех в конце 17-ого века пострадала Северная Германия (читай Бранденбург), ее численность сократилось с 20 до 6 миллионов человек!!! 

Дорого же заплатили иностранцы за свое стремление избавиться от имперской зависимости. Но их жертвы можно понять. Солдаты из Магдебурга и Амстердама, Кёнигсберга и Глазго воевали за свою свободу, они отдавали жизни за будущую независимость своих стран, своих владений, своих семей. И, как покажет время, их жертвы были не напрасными, в середине 18-ого века Европа вздохнёт свободно, начнётся эпоха "Славной Революции" и европейского барокко. Но чтобы это произошло, всей Европе пришлось пройти сквозь полувековую кровавую эпоху. Любая революция требует жертв, тем более такая эпохальная.

А пока, в августе 1689 года, немецкие солдатики безудержно драпали под натиском русских имперских войск. Последней надеждой было спасение за стенами Москвы. Но их судьба была обречена. Ресурсы Европы почти иссякли, а сломить русский дух и православную веру никак не получалось. 

Источник: http://istclub.ru/topic/1010-%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%E2%84%962-1687-1689-%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%8B-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%87%D0%B8%D0%B2%D1%88%D0%B8%D0%B5%D1%81%D1%8F-%D0%B2-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA/ 

 

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить