1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Зачем для Петра были заложены 75 фрегатов, и как русский царь иноземную армию собирал. Что отправлялось в Россию под видом «попугаев» и «мартышек». Бот, который построил Пит, или с чего есть-пошла история русского флота. Куда пропала Переславская флотилия и можно ли плавать на Плещеевом озере на морских фрегатах. "Летучие голландцы" Его Величества, или куда ушли петровские эскадры. Чудо-судно «Го́то Предестина́ция», и почему сегодня по реке Воронеж не плавают линейные морские корабли. Архангельский поход 1693 г., или сказка о «шведской» эскадре. Вологодский поход 1694 года. Как историки реку Онегу с Онежским озером перепутали и зачем морскую яхту «The Transport Royal» перетаскивали в Волгу. Где были Ворота Империи, и как Пётр I их распахнул. Как сражение за волжский город Плес превратилось в «потешную баталию» за Плесбурх. Откуда на гербах городов Буй и Плес морской фрегат, а на гербе Костромы прусские грифоны. Первые парусники России, или почему на судах "Орёл" и "Фредерик" были голландские флаги.

1

В 1691 году началась подготовка нового крестового похода на Русь. Приближённые Петра спешно скупают оружие, закладывают на голландских верфях целую флотилию военных фрегатов, спешно вербуют по всей Европе новых петровских гвардейцев. 

Вот как отразилась в документах эта грандиозная по своим масштабам подготовка: «Куплена была также огромная партия оружия: 10 000 мушкетов, 5000 фузей, 3200 багинетов (штыков), 24 палаша, мушкетоны и пистолеты… Когда наем был закончен и покупки были сделаны, посольству предстояла задача переправить людей и вещи в Россию. 7 апреля были зафрахтованы два корабля: «Кастрикум» и «Норшибуш», с капитанами которых голландцами Тимеоном Аннесом и Яном Рейнсом заключили договор о провозе на каждом корабле до Ругодива (Нарва) по 60 человек нанятых на русскую службу» (Богословский, т. 2 стр. 448-449). На эти цели было израсходовано 40 276 ефимков! 

Указанные выше корабли - это малая капля в море. Это только одна отправка на восток из множества состоявшихся. «Новая отправка нанятых иноземцев происходила 4 мая. На этот раз отпущены были из Амстердама на четырех кораблях, направляющихся в Архангельск, люди «Крюйсова приему»: капитаны, командоры, поручики, лекари, матросы и иных чинов люди… Снаряжением двух кораблей в Нарву и четырех в Архангельск отправка нанятых иноземцев не кончилась. «Статейный список» говорит одевяти кораблях для перевозки нанятого персонала, из которых четыре должны были идти в Архангельск и пять в Нарву. 7 мая был отпущен еще транспорт наемных людей в Нарву…» (там же). Всего известно об отправке четырех партий солдат Крюйсова набора, каждая партия на отдельных морских караванах из множества кораблей. Вот описание третьей «английской» партии рекрутов: «Третья группа образовалась из англичан; в её составе указываются майор Леонард фон-дер-Штам и с ним 57 человек огнестрельных мастеров, пушкарей, бомбардиров, мостовщиков и подкопщиков; далее огнестрельный мастер Джон Пери…»(Богословский т.2 стр. 448). Схельтем из современного событиям журнала «Europishe Mercurius» приводит следующие интересные описания этих масштабных мероприятий: «В то время было набрано в Голландии более 640 человек…. Все они были посажены 6/16 (?) мая на восемь барок и отправлены в Тексель, чтобы там пересадить их на московские корабли, готовые к отплытию в Архангельск» (Богословский со ссылкой на Схелтема, т.2 стр. 452). Обратите внимание, что рекруты отправляются на Русь на "московских кораблях", то есть у Петра была своя флотилия. Напротив даты отправки стоит знак вопроса от М. М. Богословского: он не может понять, как можно отправиться на кораблях в мае, когда они уже уплыли в апреле. Но в том то и дело, что отправка военного корпуса в Россию проходила чуть ли не ежедневно, и в апреле, и в мае, и так на протяжении всего периода с апреля 1693 по лето 1694 года. Вот, например, информация о ноябрьской отправке войск: «Вся эта партия нанятых иноземцев, состоявшая, таким образом, из боцманов, трех штурманов… была вскоре посажена на зафрактованный для перевозки ее в Россию корабль «Гувернер фон Нарва»…. Шкипер корабля Рейнгольд Пандер обязался доставить нанятых людей от Амстердама до Ругодива (Нарва) или Колывани (Ревеля)… 15 ноября «Гувернер фон Нарва» вышел в море» (Богословский, т. 2, стр. 299).

Принято считать, что Петр из Европы не привез ничего особенного: глобусы, астролябии, диковинки иноземные, нескольких мастеров-корабелов. Но согласно документам мы видим совсем иную картину: закупается масса оружия для многотысячной армии, идёт спешный наём рядовых солдат, канониров, моряков, военных инженеров. При этом всем нанятым солдатам и специалистам выплачивается жалованье на полгода вперёд, сразу с момента зачисления на службу. Обычно так расплачиваются перед долгой и опасной военной компанией. Поэтому все отправляемые на Русь караваны снабжались съестными припасами на год! М. М. Богословский обнаружил в петровских документах «ведомость с расчетами в цифрах, сколько потребуется съестных припасов и питей на 20 000 человек и на 82 корабля на год» (Богословский т. 2, стр. 471). Если это не долгий военный поход по неприятельской территории, то объяснение этому найти очень трудно.

Вот какие гигантские приготовления были проведены для прорубания окна из Европы в Россию. Знаменитое окно прорубалось совсем с другой стороны. Именно прорубалось – с гигантскими жертвами и многочисленными баталиями. Всего в Россию было отправлено более ста тридцати транспортов и военных фрегатов. Конечной целью этих двух экспедиций до Нарвы и Архангельска была Москва: «Поехали к Москве в его, великого государя, службу». Перед рекрутами стояла конкретная боевая задача – взять столицу ненавистной Империи и возвести на трон Петра I. Планировалась крупнейшая военно-морская операция того времени. Это был крестовый поход на Восток, от успеха которого зависела не только судьба Петра, но и судьба будущей Европы.

Конспирация проводимой операции была строжайшей. Солдаты отправлялись под видом моряков, вооружение и припасы грузились под другими наименованиями товаров. В «Расходной книге» посольства среди грузов, отправленных в Россию, отмечаются: «попугаи», «мартышки», «крокодил», «две доски мух», «яблоки» и «орехи» к ним. Конечно же, дело не в безумной любви Петра к природе. Под «мартышками» надо понимать мортиры. Под «попугаями» и «крокодилом» – пушки. Под «орехами» и «яблоками» - ядра различного калибра. «Доски с мухами» - это штабеля мушкетов. 

Во всём этом мероприятии есть неразрешимые для ТИ свидетельства. Так ТИ-ВП вернулось в Московию сухопутным путём, на тех же телегах. При чём тут морские караваны? А как объяснить отправку кораблей во враждебный шведский порт Нарву. Зачем? Шведы сразу оприходуют эти товары как трофеи, а людей пустят в расход. Тем более совсем недавно произошел неприятный рижский инцидент с Петром. И вообще, зачем нанимать целую эскадру? Для доставки посольских вещей и диковинных подарков хватило бы одного корабля. Да и зачем нанимать корабль? Пара десятков телег вполне справится с заданием – это дешевле и значительно быстрее. Если конечная точка назначения Москва, то любой здравомыслящий человек отправил бы «подарки» и «диковинки» сухопутным путем. Но вместо этого в Прибалтику и Архангельск отправляются до зубов вооруженные «новобранцы» на нескольких эскадрах военных фрегатов с «попугаями» и «мартышками». 

Расходы на новую армию получились колоссальными. Поссельт свидетельствует: «Говорят, что Штатами израсходовано было на этот предмет 500 000 флоринов». Это астрономическая сумма! Но это далеко не все расходы, большая политика требует больших денег. Все вложились в поход нового Московского Императора по полной программе, ибо иначе могли потерять собственную власть.

М. М. Богословский делает заключение: «Перед нами, таким образом, открывается другая сторона деятельности посольства, для которой оно отправилось за границу, именно приобретение необходимого для московских военных сил вооружения, снаряжения, наем технического персонала и сведущих в военном деле лиц» (там же). Вместо того, чтобы описывать работы Великого Плотника на верфях Саардама, документы рисуют нам совсем другую картину. Топор Петра молчит. 

План операции был следующим. Новенькие корабли с голландских и английских верфей загруженные вооружением, провиантом и солдатами переправлялись в немецкие порты. Там они пополнялись отборными немецкими гренадёрами Фридриха и ждали сигнал к началу операции. В 1693 году первые эскадры должны были подойти к Архангельску и Нарве, взять порты и подготовиться к приходу основных сил. На Архангельском направлении планировалось весной 1694 года подняться по северодвинскому речному пути до Вологды и посредством волоков перебросить часть кораблей в Волгу. Далее предполагалось перерезать главную транспортную артерию Империи Волгу ниже Ярославля и двинуться на Москву по Троицкой дороге. Вторая "нарвская" эскадра должна была параллельно овладеть одной из имперских крепостей Нарвой, или Ревелем, высадить десанты на балтийском побережье и двинуться на Новгород.

С целью захвата западного бастиона русских после высадки "нарвских" десантов из Померании и Восточной Пруссии должны были подтянуться сухопутные корпуса Фридриха и захватить Новгород. Далее предполагалось выступить на Москву с запада по Волоколамской дороге. Летом 1694 года две армии ("Архангельская" и "Нарвская") должны были одновременно войти в город с северо-запада и северо-востока и штурмом овладеть столицей Империи. Залогом успеха операции были абсолютно неожиданные для русских направления главных ударов. Особенно важное значение принимал Архангельский поход, ибо именно по нему, с "чёрного хода", необходимо было захватить основные коммуникации метрополии Империи. Там не было казацких гарнизонов, городов-крепостей, и при этом имелось очень много осевших вдоль торгового пути иноземцев. 

Так летом 1693 года корабли петровских кораблей наполнились ветром и поплыли на восток. Над огромными морскими караванами гордо развивались голландские флаги. Крестовый поход на Русь стартовал!

Изображение
Фрегат «Святые апостолы Петр и Павел», в строительстве которого участвовал Петр I. Художник А. Сторк. 1698 г. Над огромной "московской" флотилией гордо реют голландские флаги.

2

Вот теперь и поговорим про рождение русского флота – самое время. Первое поминание петровского флота мы находим в письме Софьи Шарлотты, где она молит бога, чтобы "75 строящихся кораблей" позволили Петру свершить задуманное (Богословский, т.2, стр.136). 75 морских кораблей - это даже не флот, это огромная армада. Почему ТИ молчит об этом грандиозном строительстве Петра I? По сути это и есть Первый "русский" флот Петра Великого, построенный в Голландии.

А какой корабль стал первым петровским кораблём? Известно, что русский флот начался с английской яхты. Именно она является родоначальником русского флота. Как считается, в России строительство парусных судов на европейский лад развернул именно Петр I. В 1692 году на Плещеевом озере близ Переславля-Залесского он провел парад своей первой флотилии, насчитывавшей более сотни кораблей. Историк В.О. Ключевский пишет: «Осматривая в селе Измайлове амбары деда Никиты Ивановича Романова, Петр нашел завалявшийся английский бот, который, по рассказу самого Петра, послужил родоначальником русского флота, пробудил в нем страсть к мореплаванию, повел к постройке флотилии на Переяславском озере, а потом под Архангельском. Но у прославленного "дедушки русского флота" были безвестные боковые родичи, о которых Петр не счел нужным упомянуть» (В.О. Ключевский. Курс лекций по русской истории)

ИзображениеИзображение

Яхта «The Transport Royal». реконструкция по сохранившимся английским чертежам. Модель. Перед нами родоначальник Русского флота, забытый нашими историками "англицкий ботик".

Теперь мы понимаем, откуда у Петра "яхта англицкая" появилась. И дело вовсе не в сказочной находке в старом заброшенном амбаре, а в королевском подарке Вильгельма III Оранского русскому царю в том же 1691 году. Именно этот корабль стал ПЕРВЫМ петровским морским кораблём. А почему же историки так усердно скрывают сей факт? Да потому, что факт подарка своей лучшей яхты Вильгельмом III в 1698 году полностью рушит ТИ-версию о сроках Великого Посольства. Если всё началось с этой английской яхты, то как же она могла стать прародительницей русского флота на семь лет позже переславской флотилии Петра? Никак! А вот если яхту подарили Петру в 1691 году, то всё становится предельно понятным. В 1691 году Пётр получает "завалявшийся английский бот" и в следующем 1692 году начинает масштабные маневры на заложенных в 1690-ом году кораблях с Амстердамских верфей. Вот и не знают историки, что делать с этим английским ботиком, вот и называют то ботиком, то яхтой. И скрыть её было нельзя - Пётр помнил этот "англицкий ботик" всю жизнь, и поминать было опасно. Этот презент английского короля символизировал для Петра I очень многое, а именно - политическую поддержку ведущего королевства Европы в предстоящей борьбе с русским царем Иваном V. Английская яхта Вильгельма III – это и есть тот знаменитый «англицкий бот», его «безвестные боковые родичи» - это петровская эскадра, построенная для Петра в Амстердаме в 1691-1693 гг. 

Сегодня считается, что петровский флот начался с верфей на Переславском озере, где были построены первые настоящие корабли и состоялись первые потешные плавания. Согласно ТИ это было аккурат в описываемый нами период в 1691-1693 годах. Историки полагают, что Переяславское озеро петровской поры - это современное Плещеево озеро в районе Переславля-Залесского. Согласно документам там у Петра был отличный дворец, рядышком были не менее шикарные дворцы Лефорта и Гордона, а на верфях строились настоящие морские суда. Не просто строились, но и совершали там многодневные потешные плавания и боевые манёвры. Так фальсификаторы завуалировали строительство петровского флота на верфях Голландии и отнесли его в Московию, на тихое подмосковное озеро. Заведовали строительством Переславской флотилии голландцы Карстен Брандт и Франц Тиммерман. Согласно нашей реконструкции именно так и было, но происходили эти события на верфях Голландии, поэтому и руководят верфями голландцы. Реальное нахождение Петра в Голландии и строительство на Плещеевом озере идут в точном хронологическом соответствии, в одно и то же время.

Вот как описывает М. М. Богословский первый приезд Петра для водных маневров на Переславском озере, якобы в некий Переславский дворец: «К приезду Петра в ноябре 1691 г. дворец этот, разумеется, не мог быть готов. Что мог делать Петр в Переславле в середине ноября, когда озеро уже замерзло, неизвестно» (Богословский, т. 1, стр. 128). В рамках ТИ мы не найдем разрешения этой загадки: в ноябре плавать по льду в Переславле действительно не возможно, только на ледоколах. 

Кстати сказать, на Переславском озере нельзя плавать на кораблях и летом, все берега заболочены, само озеро не судоходное, ибо крайне мелководное. Про шикарный прибрежный Переславский дворец Петра ничего не известно, как и про "переславские" дворцы Гордона и Лефорта. Они канули в полное небытие: не сохранилось ни кирпичика. Реальное Переяславское озеро находилось в Европе, поэтому прибыв в ноябре на верфи Пётр прекрасно плавает по незамерзающему Северному морю.

Переславские ТИ-загадки на этом не кончаются, ибо помимо дворцов бесследно исчезли все корабли вместе с верфями. Ни гвоздика не осталось, ни одной заржавленной скобы. Пётр никогда не вспоминал про Переславль, свой дворец и флотилию, про англицкий ботик помнил, про первую свою флотилию в Переславле забыл. Не вспоминали про них и сподвижники Петра Великого. Историк Устрялов пишет по этому поводу: «После того, более 25 лет, не был в нем (в Переславле - автор) ни разу. Суда стояли на берегу Трубежа и, едва прикрытые ветхими сараями, гнили и разрушались… Из этой флотилии переславской уцелел один небольшой бот… фрегаты же, яхты и галеры не оставили по себе следов, но не исчезли из памяти народной. По дедовским рассказам… Помнит народ и место, где был дворец Петра Великого, также разрушенный до основания» (Устрялов. История Петра.. т.2, стр.145-116). То есть, ничего не осталось, одни дедовские сказки, читай – фантазии историков. А где же великолепный дом Гордона, дворцы Лефорта и Ромодановского, которые тоже «отстроились» в Переславле? Их нет! Так что знаменитый Переславский этап Петра – это большая чёрная дыра нашей истории. Богословский заключает: «Переславская флотилия была, конечно, только потеха, игра в крупных размерах» (Богословский, т.1, стр.153). Мы уже привыкли, что вся история про Петра какая-то потешная… 

А ведь в это время строились не какие-то игрушечные ботики и бумажные кораблики. В период с 1691 по 1693 год был спущен на воду огромный морской флот, состоящий из фрегатов, бригантин, яхт, галер! В том числе флагманский 30-ти пушечный фрегат «Марс», которым командовал "потешный" капитан Лефорт. Вот что он пишет в одном из писем: «18-го флот в час утра поднял паруса, переплыл через озеро и с рассветом бросил якорь на противоположной стороне, но принужден был простоять там вследствие противного ветра 19 и 20 августа и только 21-го, подняв якоря в час пополудни, вернулся к семи часам вечера… Так как я имею честь командовать кораблем, который носит название «Марс» и на котором находится его величество. То тотчас же по моем прибытии его величество отправился на названный корабль и послал за мной бригантину… Палили из всех пушек корабля… Царь приказал, чтобы по поводу моего прибытия стреляли пушки на всех кораблях» (Богословский, т.1, стр.144). Как мы видим, на мелководном болотистом озере проходят многодневные маневры реальной флотилии с многопушечными парусниками. Но возможно ли это в реалиях? Любой, кто бывал на Плещеевом (Переславском) озере может убедиться воочию - не возможно. Только в центре озера имеется узкий омут 22-24 м глубиной, остальные площади озера мелководные и болотистые. Первый же пушечный корабль моментом сядет на мель, под смех местных карасей, а второй увязнет в густых водорослях, которые покрывают большую часть акватории озера. Легче поверить в живую черепаху Тортиллу, некогда плавающую по Переславскому озеру, чем в морской флот, бороздящий просторы болотистого озера.

Взгляните на фотографии Плещеева озера. Как можно по нему плавать на фрегате в одном направлении несколько часов? Как можно плыть при попутном ветре семь часов от берега к берегу?! За это время можно вплавь туда и обратно переплыть. Да, не посетили прусские историки Плещеево озеро перед своими сочинениями. Поленились…

Изображение
Изображение
Плещеево озеро, оно же легендарное Переславское озеро. Здесь, якобы, Пётр построил флот и плавал на многопушечных морских фрегатах.

Но самое интересное, что первые крупные русские корабли начали спускаться на воду в 1691 году, ещё до путешествия Петра в Переславль. «Под 14 марта читаем у Гордона заметку… спущена была на реку «новая», как ее называет Гордон, яхта.… Под 27 марта Гордон вновь записал известие о спуске на реку «большой» яхты… 14 марта Москва-река еще обыкновенно бывает подо льдом» (Богословский, т.1, стр. 114). М. М. Богословский в очередной раз обескуражен, он делает предположение, что возможно эти корабли строились на реке Москве... Но вынужденно замечает, что в марте даже река подо льдом. Спасая утопичную ТИ-версию зарождения российского флота можно придумать что угодно, но законы природы никто не отменял. М.М. Богословский отчаянно пытается выйти из череды нескончаемых ТИ-парадоксов со спуском кораблей в марте 1691 года: «Вероятно, 14 марта были сделаны приготовления к спуску, а 27-го состоялся уже и самый спуск». Но как Патрик Гордон мог перепутать непонятные приготовления к спуску с самим спуском судов на воду? Как не спасай ущербную историческую версию прусских историков, неминуемо садишься на мёртвую переславскую мель.

По нашей реконструкции спуски на воду петровских кораблей и первые морские маневры проходили не на замершей Москве реке и не на мелководном Плещееве озере, а на Северном море, вдоль голландского и немецкого побережья. 

Вскоре озёра перестали интересовать Петра, его манило море. "Но Переславское озеро казалось Петру слишком малым и тесным; попытка найти другое, просторнее, как мы знаем, не удалась, и он уже мечтал о настоящем море. "Но потом и то (Переславское озеро), - писал он впоследствии в предисловии к Морскому регламенту, - показалось мало, то ездил на Кубенское озеро (2); но оное ради мелкости не показалось. Того ради уже положил свое намерение прямо видеть море; о чем стал просить матери своей, дабы позволила; которая, хотя обычаем любви матерней в сей опасный путь многократно возбраняла, но потом, видя великое мое желание и неотменную охоту, и, не хотя, позволила. И тако во ... (3) году был у Гордона". Море овладело мыслью и воображением Петра" (М.М. Богословский, т.1, стр.152). Историк М.М. Богословский понимал всю несуразность им написанного, но делать было нечего - писал по ТИ и делал осторожные ссылки-комментарии: "2 - Вероятно, в декабре 1691 г., см. с. 99". Дело в том, что для разведывательного вояжа на Кубенское озеро в историографии Петра не нашлось места - в это время он постоянно в Немецкой слободе, где пирует у немцев и голландцев, иногда в потешные сражения играется. Богословский нашел промежуток в несколько дней только в декабре 1691 года, при этом он прекрасно понимал, что лютым декабрём разведку озера провести нельзя. Кубенское озеро находится на севере от Вологды в тысяче километров от Москвы, эта поездка заняла бы у Петра несколько месяцев. Но времени для сего грандиозного вояжа в лживой историографии Петра не находилось, пришлось выкручиваться. А куда было деваться, если информация Петра в Морском регламенте не вписывается в ТИ ни малейшим образом. Чуть позже мы узнаем, какую важную роль сыграло для Петра Кубенское озеро, совсем в неожиданном для ТИ ракурсе.

Под сноской 3 редактор книги Богословского пишет: "3 -В подлиннике здесь пропуск". То есть все даты в Морском регламенте Петра были кем-то стёрты. Понятно почему. Сам термин "Переславское озеро" в Регламенте отсутствовал, его внесли в скобках редакторы задним числом. Пётр поминает в Регламенте свою мать, которая благословила его на постройку морского флота и на "опасную поездку". Как мы помним, со своей ТИ-матерью Пётр не только не переписывался, но и не встречался. Едва ли молодой царь стал просить разрешения царицы Натальи для вояжа в Архангельск, уже не ребёнок. Да и зачем это вносить в Морской Регламент? По-видимому, так Пётр отразил вклад в построение "русского" флота своей реальной матери Софьи Шарлотты. Как мы помним, именно она стала "лучом света на пути к Голландским верфям" и именно её стараниями на верфях Амстердама были заложены для Петра 75 морских фрегатов. 

В июле 1693 года Пётр выехал в Архангельск. 30 июля прибыл в город и уже 4-ого августа вышел в море в составе эскадры на своей яхте... Стоп! А что это за яхта такая морская, откуда? Понимая, что тут кроется очередная неразрешимая загадка, историк Богословский скромно отписал: "Для морского путешествия Петра была приготовлена 12-пушечная яхта "Святой Пётр", неизвестно, в России ли выстроенная или приобретённая у иностранцев" (Богословский, т.1, стр. 159). Нет, так не пойдёт. Давайте разбираться: когда у Петра появился первый морской корабль и откуда? Что это за "Святой Пётр" такой?

Историки до сих пор не могут определиться, какой морской корабль был у Петра первым. То ли это "Святой Пётр", то ли это "Святой Павел", то ли это судно "Марс", уже упомянутое нами на Переславском озере. Но если с судном "Марс" хоть как-то понятно: было построено на Переславской верфи, то с остальными полная загадка. Читаем информацию о "Потешной флотилии" Петра I на сайте "Военно-морской флот России":

"Яхта "СВЯТОЙ ПЁТР". Длина - 17 м ; Ширина - 5,7 м ; Вооружение - 12 орудий. Построена в 1693 в с. Холмогоры. Строители П. Бас и Г. Янсен. С 4 по 10 августа 1693 царь Петр Алексеевич выходил на яхте в Белое море, сопровождая иностранные купеческие суда до Трех островов в Горле Белого моря. С 29 мая по 13 июня 1694 Петр I выходил на яхте в море до Унской губы и Соловецкого монастыря. С 13 по 20 августа 1694 яхта в составе отряда ходила до м. Святой Нос, сопровождая караван купеческих судов. Летом 1699 во время бури на р. Северная Двина была сорвана с якоря и выброшена на береговую отмель. Снята с отмели и отремонтирована. В августе 1702 в составе флотилии ходила из Архангельска до Соловецких островов. Больше в море не выходила. Сохранялась в память о первых плаваниях Петра I по Белому морю. Была поставлена на берегу р. Повракулка, но без ухода постепенно рассохлась и обветшала. Разобрана в ноябре 1729.

Фрегат "СВЯТОЕ ПРОРОЧЕСТВО". (название дано Петром I после прихода фрегата в Архангельск). Вооружение - 44 орудия. Построен в 1694 в Роттердаме по заказу Петра I. 21 июля 1694 прибыл в Архангельск. Петр I встретил его у бара Северной Двины. В августе 1694 фрегат в составе отряда ходил из Архангельска до м. Святой Нос, сопровождая караван купеческих судов. После 1695 переоборудован в торговое судно. Командир: Я. Флам (1694).

Фрегат "СВЯТОЙ АПОСТОЛ ПАВЕЛ". Длина - 24,3 м ; Ширина - 6,2 м ; Вооружение - 24 орудия. Заложен 18 сентября 1693 на Соломбальской верфи. Строители Н. Вилим и Я. Ранс. Спущен 20 мая 1694. В августе 1694 в составе отряда ходил из Архангельска до м. Святой Нос, сопровождая караван купеческих судов. В октябре 1694 по приказу Петра I был нагружен казенными товарами и отправлен во Францию. Шел под голландским флагом под командованием голландского капитана с экипажем из матросов-иностранцев. В декабре 1694 пришел в один из портов Франции и был захвачен как корабль противника (?)" (http://www.navy.su/-...hnaya/index.htm).

Все три первых морских судна Петра I "Святой Пётр", "Святое пророчество", "Святой Павел" объединяет одно: внезапно появились у Архангельска в 1693-1694 гг. Дальнейшая их судьба не ясна, больше нигде не засветились и не использовались. Исчезли так же внезапно, как появились. Одно рассохлось, другое пропало у берегов Франции (анекдот конечно), третье переоборудовали в торговое судно и забыли. 

С местом построек этих судов тоже картина любопытная. "Святое пророчество" построено в Роттердаме, по заказу Петра. Интересно, как это он его заказал и построил за пять лет до Великого Посольства? Ни одного документа в разрядных книгах и других архивах об этом заказе не имеется. А ведь вещь просто уникальная - заказ царём первого военного морского корабля за границей. Тут и в дипломатических документах масса упоминаний бы сохранилась, и в расходных книгах не одна статья - расходы то колоссальные: нужно не только верфь найти-оплатить, но и команду потом нанять. Затем договориться о пересылки в Архангельск. Но нет в русских документах о заказе, постройке и доставке этого судна ни одного упоминания. Есть констатация фактов: вышло в море в 1694 году и вскоре отметилось у Архангельска. 

Ну, если со "Святым пророчеством" место постройки судна в Голландии теоретически возможно, то с другими судами вырисовывается очередной ТИ-тупик. Корабли "Святой Пётр" и "Святой Павел" были, якобы, построены на Белом море. Один в селе Холмогоры, другой на Соломбальской верфи под Архангельском. А с каких это пор морские парусники начали делать в поморских рыбацких сёлах? Для постройки военного парусника необходимо иметь верфь, при этом верфь с развитой технической базой и инфраструктурой. Нужны ветряные, или речные мельницы для пилки леса - в ручную морские корабли не строят. Верфь заложить - это не реку переплыть, это целая история, история многолетняя и трудоёмкая. Согласно ТИ Пётр прибыл в Архангельск в 1693 году и осенью того года издал указ о постройке Соломбальской верфи на острове Соломбала в устье Двины. Сам этот указ 1693 года нигде не обнаружен до сих пор. Но даже если Пётр и заложил верфь осенью 1693 года, то откуда у него появилась яхта "Святой Пётр" сразу по прибытии в Архангельск? Верфи то еще нет. 

Тогда историки придумали отговорку - в Холмогорах построили, при этом не приводится ни одного документа на сей счёт. Богословский историк честный и грамотный, он написал о предположительном строительстве судна "Святой Пётр" в Голландии, ибо понимал, что в 1693 году Пётр не мог сразу сесть на яхту с ещё не построенной верфи. Таким образом версия со строительством "Святого Петра" в устье Двины не состоятельна, в то время его могли построить только в Европе.

"Святой Павел", якобы первый корабль, сошедший с Соломбальской верфи весной 1694 г. вещь тоже не реальная - для постройки верфи нужно несколько лет, сама постройка парусника занимает не менее полутора лет, при самых быстрых темпах. Кстати сказать, для спуска кораблей с Соломбальской верфи был пробит в монолитной скале длинный канал, который соединял верфь с судоходным фарватером реки - работа грандиозная, за несколько зимних месяцев не осуществимая. Таким образом и постройка в России судна "Святой Павел" тоже подвисла в воздухе. 

В 1693 году под Архангельском у Петра не было ни мастеров, ни верфей, ни материалов – ничего. Как за одну зиму можно было соорудить с нуля верфь и на ней тут же построить два военных корабля? Это невиданный технический прорыв в судостроении. Зачем тогда четырьмя годами позже Петр отправился в Великое посольство? Впору самим голландцам приезжать к Петру и опыт перенимать, учиться стахановским методам постройки морских судов в экстремальных условиях. Кстати, в Предисловии Петра I к Морскому Регламенту год основания Архангельского Адмиралтейства и Соломбальской верфи тщательно стёрты. Почему? Потому что Соломбальская верфь была заложена намного позже Архангельских плаваний Петра I в 1693-1694 гг. Согласно исследованиям историка Т. Санакиной из Государственного Архива Архангельской области, военное судостроение на Соломбальской верфи началось только в 1708 году. Сам указ Петра о закладке Соломбальской верфи датирован 1702 годом. Как могли появиться на свет петровские корабли с Соломбальской верфи за 10 лет до её основания? И почему после спусков с Соломбальской верфи нескольких морских фрегатов, с 1694 году верфь не выпустила больше ни одного корабля в течение следующего десятилетия?! Сам Пётр с 1694 года не посещал Архангельск в течение 8 лет! Любовь к морю внезапно исчезла, как и внезапно исчезли первые "летучие голландцы" Его Величества.

3

Пока петровские эскадры плывут в сторону Руси, попробуем установить реальные размеры морской армады, которую имел Пётр задолго до строительства первых морских кораблей на Сясьской и Соломбальской вервях. Кроме судов "Святой Пётр" и "Святой Павел", о которых историки иногда вспоминают, известны значительно более крупные морские парусники. Например, «Св. Петр и Павел». Читаем: «Св. Петр и Павел»- 60-пуш., длина 30,5 м; построен на Ост-Индской верфи в Амстердаме с помощью русских волонтеров во главе с Петром I (1697); подарен России и отплыл в Архангельск в том же году, в конце XVII в. переоборудован в торговое судно" (И. В. Богатырев , Зарубежные верфи петровскому флоту. 'Судостроение', 1986, №3). Итого имеем, что судно "Святой Петр и Павел" было построено во время Великого посольство и отправилось под Архангельск. Версия с подарком просто нелепа, ибо дарить новенький 60-ти пушечный корабль для того времени слишком накладно, да и с какой такой стати? И почему тогда среди подарков историки вспоминают одну среднюю яхту "The Transport Royal", а гигантский даже по тем временам 60-ти пушечный фрегат забывают? 

По нашей реконструкции Пётр был в Голландии в 1691-1693 годах откуда и отправился в составе огромной флотилии под Нарву и Архангельск. Флотилия была построена на деньги европейских монархов для крестового похода на Русь, подарки тут абсолютно ни при чём. Просто эти корабли были зафрактованны (взяты в долгосрочную аренду). Вот почему корабли "Святой Пётр" и "Святой Павел" всплывают у Архангельска как раз в 1693-1694 гг. в составе голландских и английских конвоев, а корабль "Св. Пётр и Павел" отправился на Русь во время Великого Посольства. 
Огромный петровский фрегат "Св. Пётр и Павел" был запечатлён голландским художником-маринистом Абрахамом Сторком (Abraham Storck) (1644-1708) именно во время Великого посольства. Целый цикл его работ связан с Петром I и его первыми кораблями. Так на картине Сторка (Czar Peter en route to the newly built fregate Peter and Paul (Петр I на яхте следует на ново построенный фрегат "Петр и Павел"), отчётливо видно, что Пётр считал это судно своим флагманом. Обратите внимание, над русским фрегатом гордо реет голландский триколор: 

Изображение
Abraham Storck. Czar Peter en route to the newly built fregate Peter and Paul (Петр I на яхте следует на новое судно "Петр и Павел").


На второй картине Арахама Сторка изображён военный фрегат и название: "Tsar Peter the Great and his companions cruising off the Dutch coast in his boier". В переводе на русский: "Царь Пётр Великий и его сподвижники удаляются от голландского берега на своём буере". Ясное дело, на буере путешествовать по морю нельзя. Буер - это вспомогательное плавсредство для доставки команды на берег от стоящего на рейде судна и наоборот. По всему фронту картины мы видим огромный военный фрегат, в мельчайших подробностях повторяющий корабль "Пётр и Павел" с предыдущей картины Сторка. Перед нами флагманский корабль Петра I, на котором в 1693 году он отправился в боевой поход на восток. Над кораблём "голландский" флаг:

Изображение
Abraham Storck. Tsar Peter the Great and his companions cruising off the Dutch coast in his boier (Царь Пётр Великий и его сподвижники удаляются от голландского берега на своём буере).

Персона Петра I вызывала у Абрахама Сторка повышенное внимание. Помимо петровского флагмана и его отъезда на восток, Сторк отразил и знаменитые потешные маневры петровских кораблей, отнесённые нашими историками на мелководное Плещеево озеро.

Изображение
Абрахам Сторк. Показательный бой на реке Эй в честь Петра I. Так проходили реальные исторические "морские потехи" Петра I, отнесённые историками на Плещеево озеро под Переславлем.


Весьма замечательна и другая картина А.Сторка, без названия. На ней изображены морские суда и яхта под романовским прусским гербом. Яхта крайне похожа на английскую яхту "The Transport Royal". Но почему над ней голландский флаг, если изначально судно подарено Петру английским королём? А с прусским романовским гербом вообще исторический ребус, ибо официально считается, что герб был впервые составлен Б.В. Кёне в царствование императора Александра II и официально утверждён 8 декабря 1856 года. Якобы никакого отношения к Фридриху и Петру сей герб не имеет. Но как мы видим, это не так. Впервые прусский "романовский" герб с грифонами появился с приходом Петра I и исторически представлял собой фамильный герб Бранденбурга. Именно из дома Бранденбурга-Пруссии вёл своё происхождение Пётр I (см. Главу №4 этой книги, часть 1).


Изображение
Абрахам Сторк. Картина без названия. На корабле в правой части картины над кормой колышется прусский герб Романовых (с грифонами и чёрным немецким орлом), а над главной мачтой голландский треколор. Перед нами королевская яхта Петра.

Как мы видим, на некоторых картинах касательно петровских кораблей кто-то стёр оригинальные названия. Но особенно любопытна картина А. Сторка "The frigate Pieter and Paul on the IJ", на которой название оставили, но в закодированном виде. 

Изображение
Абрахам Сторк. The frigate Pieter and Paul on the IJ (Фрегат Пётр и Павел ).


Что означает странная аббревиатура "IJ"? Куда отправился фрегат "Pieter and Paul" в составе огромной эскадры, и что так вдохновило в этом событии художника, что он решил его запечатлеть? Мне представляется следующее решение этой загадки. Фраза "The frigate Pieter and Paul on the IJ" изначально звучала как: "The frigate Pieter and Paul on the I... Journey", то есть речь о некоем значимом походе, куда отправилось судно "Пётр и Павел" в составе боевой эскадры. Возможно это Ingermanland, где находился Орешек, который вскоре будет взят Петром под всеобщее ликование Европы. Даже в насквозь лживой ТИ первым походом Петра в качестве императора считается Ингерманладский поход под Нарву. Как мы помним, Нарва - это один из пунктов отправки петровских кораблей с верфей Голландии; один из кораблей назывался «Гувернер фон Нарва», то есть правитель Нарвы. 

В любом случае, весьма странно, что официальную историческую науку совсем не интересует история ПЕРВОГО БОЕВОГО МОРСКОГО ФРЕГАТА Петра I. А ведь ни одному другому судну Абрахам Сторк не посвятил столько замечательных картин.

Поэтому судно "Пётр и Павел" было флагманским кораблём Петра Великого. На нём он ушёл в свой первый поход в 1693 году и это был первый русский морской корабль. В неопубликованных подготовительных текстах А.С. Пушкина к "Истории Петра" так и сказано:"Корабль Петра был готов. Царь, наименовав Петр и Павел, отправил его в Арханг.<ельск>. Сей корабль был первый из российских, явившихся в Белом море" (Анненков П. В. [Материалы для биографии А. С. Пушкина]. — В кн.: Сочинения Пушкина… Изд. П. В. Анненкова. СПб., 1855, т. I, с. 166).Конечно же, среди петровских бесчисленных эскадр, возможно и были менее значимые корабли, уже отметившиеся в документах о первых потешных плаваниях "Апостол Павел", "Апостол Пётр", "Марс", "Меркурий", "Кастрикум" и т.д. Но первым флагманом петровской флотилии был фрегат "Pieter and Paul", колторый потом романовские историки превратили в два первых русских корабля "Св. Пётр" и "Св. Павел", якобы построенных Петром в 1693 году на берегах Белого моря.

Ещё в источниках смутно поминается фрегат "Святое пророчество". О нём известно не много, в справочниках говорится, что корабль имел 44 пушки, построен в Роттердаме и появился под Архангельском с судном "Святой Павел" в 1694 году, в составе эскадры из английских и голландских кораблей. Сразу по прибытии Пётр переименовал судно и отправился вместе с ним на Соловки. Дальше судьба этого корабля не ясна, говорят Пётр переделал судно в торговый транспорт и оно бесследно сгинуло у берегов Франции.

Почитаем документы: "На борту корабля, - пишет Витзен, - находятся 40 хороших матросов. Он снабжён 44 железными пушками, 6 из них - гаубицы, все их хорошего железа. Экипаж, снасти, якори, мачты, паруса, оружие и т. д. отборные. Уже теперь видно, как развевается флаг его царского величества перед этим городом (Амстердамом). Я велел погрузить борт три тысячи пудов пороху, далее, несколько хороших ружей, сабли, пистолеты, ядра и цепные ядра и вообще всё, что должно быть на военном корабле. Корпус судна сделан из наилучшего дерева. какое только можно было найти; это, далее, лучший ходок, чему мы сделали пробу перед этим городом. Плата матросам немного высока, частию из-за военного времени..." (М.М. Богословский, т.1, стр.190). Сразу бросается в глаза, что этот корабль до зубов вооружён и снабжён всеми военными припасами для долгой войны. Моряки получают повышенное довольствие, ибо идёт война. Спросите у наших историков, какую войну имел в виду Витзен, отправляя судно в Россию в 1694 году? 

Сегодня принято считать, что первым морским кораблем, построенным Петром, стал великолепный даже по тем временам Линейный корабль «ПРЕДЕСТИНАЦИЯ», спущенный якобы на Воронежской верфи в 1701 году. Читаем информацию с уже помянутого нами сайта Военно-Морского флота России: "Замысел постройки линейного корабля на российской верфи возник у Петра I в 1691 году после его возвращения из Европы. Для этого он пригласил в Россию несколько голландских и английских судостроителей. Но их прибытие задерживалось, и Петр решил строить корабль силами русских мастеров по русским чертежам и из отечественного материала. Корабль был заложен 19 ноября 1698 года на верфи в Воронеже. По воле молодого царя его назвали “Гото Предестинация”, что по-латыни означает “Божие Предвидение”. Исторические материалы, дошедшие до нашего времени, свидетельствуют, что чертежи корабля делал сам Петр I, взяв за основу чертежи английского корабля и внеся в него много изменений и новшеств. Так как корабль предназначался для плавания в мелководном Азовском море, Петр значительно уменьшил осадку корабля, что потребовало поиска новых пропорций для сохранения хороших мореходных качеств. Киль корабля отличался особым устройством крепления, изобретенным Петром I и позволявшим сохранить водонепроницаемость корпуса в случае отрыва киля при ударе о грунт. В иностранных флотах нечто подобное появилось только через 150 лет" (http://www.navy.su/d...il/27/index.htm).

Очень любопытно, что план постройки "Гото Предестинации" возник у Петра ещё в 1691 году, по возвращении из Европы. Как известно, до 1697 года нигде за границей Пётр не бывал, это по ТИ... А по нашей Реконструкции в 1691 году Пётр действительно находился в Европе - информация в источнике абсолютно точно ложится в русло нашей концепции. Вот только в 1691 году Пётр не только решил заложить линейный морской корабль, но и заложил оный.
Такое значимое для Европы событие не могло остаться незамеченным. И мы находим множество гравюр и картин посвящённых этому моменту. 


Изображение
«ПРЕДЕСТИНАЦИЯ». ВИД С КОРМЫ. 1701. Гравюра Шхонебека. Внизу справа в картуше: jussu ejusdem caesareae majestatis advivum Delineavit Waroni: Aeri insculpsit eidemque Majestati Summa Cum Veneratione D.D.D. Had: Schoonebeck. Moscua. 1701.Слева от картуша офортной иглой: jussu Caes: Maj. Ruth: del: ad vivum Waronitz et aeri on fe Moscuae Had Schoonebeck ejusd: C. Bib. et Sculptor Moscua. 1700
В картуше: navis bellicae Sub sti petri orantis nomine ab invictissimo acraepotentiss caesare petro imagno ruthenorum imperatore: dispositae suppositaeque waroniXIXN: MDCIIC peractae. aquasque missae XXVIII apr: MDCC. delineatio exacta. 
Происхождение: cобрание Д.А. Ровинского (Санкт-Петербург); Румянцевский музей (с 1898); в ГМИИ с 1924

Известно, что Адриан Шхонебек был личным гравёром курфюрста Фридриха и был приглашен в Россию после Великого Посольства. Гравюры Адриана Шхонебека с изображением линейного корабля «Гото Предестинация» были созданы по указу Петра I в 1701 году. Именно с 1701 года и начинает ваяться цикл русских гравюр Шхонебека в стиле петровского барокко. Но это вовсе не означает, что "Гото Предестинация" и другие события были одновременно с созданием этих гравюр. Эти события были раньше, Шхонебек просто запечатлел их для Петра в виде величественных гравюр. Известно также, что Адриан Шхонебек всегда делал гравюры по личным эскизам с натуры, но будучи в Москве никуда из Оружейной палаты не выезжал, под Воронежем не отмечен. 

Давайте взглянем на гравюру Шхонебека "«ПРЕДЕСТИНАЦИЯ». ВИД С КОРМЫ", якобы сделанная скульптором в момент спуска корабля с Воронежской верфи. Перед нами огромный морской корабль, плывущий по бескрайним морским просторам. Рядом отображены другие морские корабли до горизонта. Ни малейшего намёка на узкую речку Воронеж не обнаруживается. 


Изображение
«ПРЕДЕСТИНАЦИЯ». Вид с борта. 1701. Гравюра Шхонебека.

Посмотрим на вторую гравюру Шхонебека "«Предестинанція», вид с борта". Сомнений быть не может - перед нами морской корабль плывущий по бескрайним морским просторам. Рядом другие морские корабли. Локализовать данные корабли речкой Воронеж не представляется возможным - перед нами море и гигантские суда, которые не могут плавать по рекам.

Зададимся вопросом: когда могли произойти исторические события, отображённые на гравюрах Шхонебека? Дело в том, что производство гравюр уровня Шхонебека - это работа нескольких лет. Сначала надо составить эскиз, затем переложить его на медные (деревянные) гравировальные листы. Не просто переложить, а в рельефном виде, чтобы каждая чёрточка соответствовала рельефу оттиска. Это очень-очень кропотливый труд. Учитывая тот факт, что гравюры вышли в виде триптиха, то есть трёх разных гравюр: вид с кормы, с носа и с борта, то временные затраты на выпуск гравюр займут не менее двух лет. Поэтому реальное время спуска на воду судна "Гото Предестинация" нужно отодвинуть на несколько лет ранее 1701 года. То есть ни место, ни время спуска корабля не соответствуют единственному источнику информации - гравюрам Адриана Шхонебека.

Но для наиболее упёртых догматиков приведу ещё ряд весомых аргументов. В экспозиции главного зала Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге демонстрируется акварель П.Бергмана с изображением первого русского линейного корабля «Гото Предестинация» («Божье Предведение»), спущенного на воду в Воронеже 27 апреля 1700 г. Первое упоминание такого уникального документа Петровской эпохи, каковым является чертеж П.Бергмана, содержится в книге-альбоме «На румбах морской славы», подготовленном А.А.Раздолгиным и М.А.Фатеевым в 1988 г. Этот документ не был известен дореволюционным историкам и нигде не афишировался. Всё это может предполагать случайное сохранение акварели в личных бумагах кого-то из высших должностных лиц Адмиралтейства, каковые попали в музейное собрание после революции (см. А.В. Иванов. Уникальный рисунок первого русского линейного корабля «Гото Предестинация». Меншиковские чтения – 2010 : научный альманах. – СПб. : XVIII век, 2010).


Изображение
"Gotto praedestinatio" (Божье предвидение). Акварель Питера Бергмана из Карлскроны. 1700 г.


Сам автор этой занимательной акварели был голландцем, на что указывает подпись на акварели на голландском языке: «Pieter Bergman van CarlsCron», т.е. из Карлскруны. Карлскруна - это город на островах в Балтийском море. Поэтому художник, запечатлевший судно "Гото Предестинацию", мог видеть её только на Балтике, о чём лаконично свидетельствует подпись. По крайней мере до 1701 года Бергманов на русской службе не было: "Сведений о его службе до 1701 года не обнаружено ни по флоту, ни по адмиралтейству"(см. А.В. Иванов. Уникальный рисунок первого русского линейного корабля «Гото Предестинация». Меншиковские чтения – 2010 : научный альманах. – СПб. : XVIII век, 2010).


Согласно голландской подписи на акварели: «положен на лист 26 июня 1700 и подарен 11 сентября», она была выполнена в июне 1700 г. То есть по состоянию на июнь 1700 года судно отлично плавало по Балтийскому морю и не могло быть переброшено сюда из Воронежа никоем образом. Получается, что вся сказка о воронежском строительстве судна "Гото Предестенация" есть 100%-ный миф.

На акварели Бергмана судно уже под русскими андреевскими флагами, на гравюре Шхонебека (Вид с кормы) судно под голландскими торговыми флагами. Андреевские флаги на другой гравюре Шхонебека разительно отличаются от Андреевских стягов на акварели Бергмана. То есть это два разных сюжета об одном и том же корабле. Это не все отличия. Так на гравюрах Шхонебека верхняя пушечная палуба имеет бойницы вделанные в борта, а на акварели Бергмана пушки просто лежат в ячейках - бортовые бойницы не закрыты сверху бортом. Разве могут быть у одного и того же судна в одно и то же время столь разительные отличия? Нет конечно, просто Адриан Шхонебек запечатлел "Гото Предестинацию" на своих эскизах во время нахождения оного в немецких портах Фридриха на пути в Балтику. Питер Бергман отразил судно уже в мирное время, после похода 1694 года. К тому моменту судно модернизировали, высокие защитные борта стали не нужны. Кстати сказать, рядом Бергман нарисовал ещё одно подобное судно под теми же русскими флагами. Более того, даже Шхонебек запечатлел "Гото Предестинацию" не одномоментно, а в различных этапах своей истории, с разновременно сделанных эскизов. На одной гравюре триптиха судно под голландским флагом, на другой уже под Андреевским флагом. В любом случае, Воронеж тут абсолютно не пляшет.


Всё это означает, что по состоянию на 1700 год устье Невы и Балтика уже были русскими, и у Петра там имелся значительный флот из отборных морских кораблей. Вот почему "опасную" акварель Бергмана историки решили утерять - она полностью меняет представления об истории русского флота и всей Петровской Московии.

Но для самых упёртых скептиков, которые даже после этого продолжат верить в спуск морского корабля "Гото Предестинации" на верфях в Воронеже, предлагаю ознакомиться с самим местом построения корабля. Взгляните на современное состояние реки Воронеж.


Изображение
Река Воронеж ниже по течению города Воронеж. Фотография 2010 года.

Очевидно, что по такой реке плавать на линейных морских кораблях также утопично, как на вертолёте летать на Луну. Поэтому историки решили оправдаться: "Военная верфь в Воронеже существовала недолго; вследствие постепенного обмеления рек, она сперва была перенесена в Тавров, а затем южнее, на устье, и, наконец, совершенно упразднена" (энциклопедия Википедия). Якобы сейчас не судоходная, а вот ранее здесь море-океан плескался. Ради бога, верить в подобные мифы личное дело каждого читателя. Просто замечу, что для плавания даже по судоходным рекам нужны вёсла. Ветер моментом оправит морское судно на речные мели, или вовсе выбросит на берег. Поэтому для филигранного обхода речных мелей необходимо, чтобы громадное морское судно спускалось на вёслах. Но на изображениях Шхонебека и Бергмана нет вёсельных рядов и самих вёсел - это чисто морское судно, парусник. Галера пройдет, яхта проскочит, а вот морской линейный корабль габаритов "Гото Предестинации" не пройдёт физически. 

Как вообще появилась легенда о постройке "Гото Предестинации" в Воронеже. Понятное дело, строительство мощного боевого флота Петра I на верфях Голландии никак не вписывалось в ТИ. Начали придумывать сказки и локализовать опасные исторические моменты в безопасных местах. В 1702 году в очередной поход на Азов, действительно, отправилось несколько вёсельных галер и бригантин. Но даже в 1702 году Пётр не умел строить парусники, чему свидетельствует письмо Отто Плейера от 20 января 1703 года своему императору: «На этих днях доставлена сюда на санях по частям из Архангельска большая английская яхта, пришедшая летом из Амстердама. Яхта эта пошлется при начале великого поста в Воронеж, где будет собрана и куда сам царь направится...» (И. В. Богатырев, 'Судостроение', 1986, №3). То есть на верфях в Воронеже ещё не умели строить парусники европейского качества - заказывали из Европы и по частям доставляли от Архангельска для дальнейшей сборки. А нам говорят, Пётр в 1701 году САМОСТОЯТЕЛЬНО спроектировал и спустил на реку судно, по многим параметрам опередившее своих европейских конкурентов на 150 лет. 

Но обнаруженные нами морские суда, которые имелись у Петра задолго до спуска первых боевых морских кораблей, всего лишь малая вершина айсберга. Как мы установили выше, из Европы в Россию отправилось более сотни морских судов. Романовские историки понимали всю опасность этой информации и уничтожили все поминания об этих эпохальных событиях. Вернее сказать почти все... Откроем уникальное произведение Иоганна Георга Корба "Дневник путешествия в Московию (1698 и 1699 гг.)" (СПб. издание А. С. Суворина,1906 г.). Среди массы очень любопытной информации о самых мрачных страницах петровского мракобесия внезапно выплывают просто удивительные материалы. Так в Приложениях на стр. 279, 281, 283 издания мы обнаруживаем поимённый состав флота Петра I "Перечень кораблей Царского Флота":

Изображение
Изображение
Изображение

Давайте вместе подсчитаем, сколько у Петра было кораблей на момент посещения Московии Иоганном Корбом:

9 шт. 60-ти пушечных кораблей с 500 человек команды
10 шт. 50-ти пушечных кораблей с 360 человек команды
10 шт. 48-ми пушечных кораблей с 350 человек команды
2 шт. 42-ух пушечных кораблей с 250 человек команды
3 шт. 40-ка пушечных кораблей с 240 человек команды
14 шт. 34-ёх пушечных кораблей со 180 человек команды
2 шт. 32-ух пушечных кораблей со 160 человек команды
3 шт. 30-ти пушечных кораблей со 150 человек команды

Итого 53 корабля от 30-ти до 60-ти пушек!!! 

Ни одно из указанных названий кораблей нам не известно. Историки не сказали об этом гигантском флоте Петра Первого НИ ЕДИНОГО СЛОВА. Но это не весь флот Петра I. Согласно перечню И.Г. Корба, далее идёт ещё 13 кораблей от 8 до 26 пушек на каждом. Так отразился зафрактованный в Европе флот для утверждения у власти Нового Императора Петра. Когда в 1700 году Пётр утвердится у власти, эти корабли покинут российские порты и отправятся в Европу, к прежним хозяевам. Вот почему в 1702 году у Петра I уже не будет ни одного морского корабля, и начнётся трудная многолетняя эпопея по созданию своих верфей и своего доморощенного флота.

Изображение

Остаётся удивляться, каким же неимоверным образом историки упустили сей знаменательный момент? Ведь такой флот 1698 года не иголка в стоге сена. Не заметить существование у Петра I огромного морского флота можно было только умышленно. Вот почему Книга И.Г.Корба сразу после издания стала в Московии под запретом. Став свидетелем кровавой кульминации утверждения Петра у власти, Иоганн Корб всё запечатлел настолько откровенно, что вскоре эти записки стали крайне не желательны. В начале 1701 Корб издал сочинение «Дневник путешествия в Московское государство Игнатия Христофора Гвариента, посла императора Леопольда I к царю и великому князю Петру Алексеевичу в 1698, веденный секретарем посольства Иоганном Георгом Корбом». Книга тут же вызвала у Петра негативную реакцию. Резидент в Вене князь П.А. Голицын так отзывался об авторе Книги: «истинно, как я слышал, такова поганца и ругателя на Московское государство не бывало...». По настоянию российских дипломатов тираж книги Корба был в Европе почти полностью уничтожен. Тем не менее к этому важному историческому источнику тайно обращались И.И. Голиков и Н.Г.Устрялов. Первый полный перевод книги Иоганна Корба был издан в России только в 1867 году.

А наши историки смотрели Записки Иоганна Корба? Попробуйте спросить любого историка: что это за флот наблюдал Иоганн Корб в 1698 году? Акромя сказок о потешных корабликах Переславской флотилии, невесть откуда появившихся в Архангельске кораблях "Св. Пётр" и "Св. Павел" вы не услышите ничего вразумительного. Кроме гневных тирад в адрес "австрийского шпиона" и негодяя Корба. Ну а в заключение Вам пропоют сладкую колыбельную, как Пётр плавал по рекам на морских линейных кораблях. Такая вот она - официальная история Петра I: в неё можно только верить, а проверять и сомневаться никак нельзя.

Ну да бог с ними. На горизонте Двинской бухты Архангельска уже показались голландские флаги Его Величества...

4


Первый Архангельский поход отразился в истории как "потешные плавания" Петра I в Архангельске 1693 года, поход шведской эскадры к Архангельску в 1701 году и как прибытие иноземных эскадр из Великого Посольства в 1698 году. Вот как описывается прибытие петровских эскадр под 1698 годом: «В Архангельск 3, 4 и 5 сентября пришли, наконец, давно ожидаемые флоты: голландский, английский и гамбургский, - всего более 40 кораблей» (Богословский, т.2, стр. 228). Мы видим, какая гигантская эскадра подошла к Архангельску! Очевидно, что ни о какой доставке глобусов и астролябий не может быть и речи – речь идет о военном походе, походе доселе не виданном.

С первым петровым посещением Архангельска в 1693 году есть много загадок. Как это ни странно, но прибыл наш государь к Архангельску со стороны моря: "30 июля, в воскресенье, царь прибыл в Архангельск "в 8 часу дня" (около одиннадцати часов утра по-нашему). Здесь также встречали его с колокольным звоном, ружейной и пушечной пальбой. Царский каркас остановился ниже города, у Моисеева острова, где был построен для приезда Петра дворец". 1 августа в крестный ход на Иордань, устроенную на реке против архиерейского дома, государь не выходил, как объясняет летопись, по случаю сильного дождя.На водосвятии присутствовали двинский воевода А.А. Матвеев, дьяк и стольники. "Стрельцам, городовому полку, стойка и стрельба из мелкого оружья были". В намерение Петра входило посетить Соловецкий монастырь" (Богословский, т.1, стр.158). Странным образом, Пётр по прибытии в Архангельск в самом Архангельске не побывал. Остановился ниже Архангельска на Моисеевом острове. Просидев там с неделю, Пётр отправился в море, якобы на Соловки. Всё это сидение на Моисеевом острове сопровождалось ежедневной пушечной и ружейной стрельбой как с кораблей Петра в сторону Архангельской гавани, так и со стороны гавани с сторону петровских кораблей.

Сразу возникают вопросы: если Пётр приехал в Архангельск, то почему не посетил сам город, а остановился ниже по течению Двины со стороны Белого моря? Версия с неким дворцом, построенном на острове за несколько недель, не имеет ни одного подтверждения. Царского дворца на Моисеевом острове никто никогда не видывал, до наших дней не сохранилось ни одного камешка. А ведь царский дворец - это не иголка в стогу сена. В то время дворцы строились годами, десятилетиями. Это были грандиозные каменные сооружения, следы которых видны и в наше время. Нет, не было на Моисеевом острове никакого дворца - это очередная спасительная ложь романовских историков. Достигнув долгожданного Архангельска, Пётр в город не вошёл - его туда не пустили. Про отсутствие Царя на крестном ходу на Иордань из-за дождя я лучше промолчу...

Самое интересное, что придя к Архангельску в 1693 году, петровские корабли были среди английских и голландских флотилий. А это с какой стати? Историки полагают, что это некие торговые суда и обыкновенная блажь царя: "Петр увлекся другой мыслью. Несколько английских и голландских судов, нагрузившись товарами в Архангельске, собирались плыть в обратный путь под конвоем военного корабля. Петру захотелось непременно их подождать в море" (Богословский, т.1, стр.159). Дождавшись иноземных эскадр, Пётр проплыл мимо Архангельска, пострелял из пушек и ушёл в море, не сойдя в городе. Помимо английских и голландских судов рядом с петровским кораблём находились и немецкие суда: "В июле 1693 года Петр выехал в Архангельск. 30 июля громом пушечной пальбы и колокольным звоном Архангельск встречал царя. И уже «4 числа в пяток великий государь… изволил на яхте своей с людьми своими и с немецкими корабли путешествовать на двинское устье Березовское" (К.И. Коничев. Пётр Первый на Севере. Лениздат, 1973 г). 

По нашей реконструкции так в ТИ отразился Первый Архангельский поход Петра Великого в 1693 году. В конце июля огромные петровские эскадры из немецких, английских и голландских судов подошли к Архангельску и попытались внезапным штурмом овладеть Двинской крепостью. Однако, о прибытии Антихриста русскому гарнизону стало известно заранее, и крепость встретила петровские эскадры шквальным артиллерийским огнём. В результате недельной баталии все попытки взять Двинскую крепость оказались безуспешными. Израсходовав почти весь боезапас, эскадры Петра I повернули назад в Европу.

По ТИ далее Пётр уплыл в Белое море в сторону Кольского полуострова и больше о походе ничего не известно. Следом идёт рассказ о втором пришествии Петра к Архангельску в 1694 году. Историки не любят особо рассказывать об этом странном походе Петра Первого. Но сам император хорошо помнил о первой своей морской конфузии под Архангельском. В своём Предисловии к Морскому регламенту Пётр пишет: "И таков 1693 году был у Города, и от Города ходили на море до Поноя с английскими и голландскими купеческими кораблями и одним голландским конвоем, которым командовал капитан Голголсен" (Н.Г. Устрялов История Петра I. Т.II, Приложение №1). То есть были у Города с иноземными эскадрами, в Город не вошли - ушли восвояси. На Соловках Пётр в 1693 году также не появился. Встаёт резонный вопрос: что делал Пётр I в 1693 году "у Города" и куда уплыл в составе огромной немецко-английско-голландской эскадры? 

Изображение
Вид Двинской крепости (Гостиного двора) в 1687 году. Гравюра неизвестного мастера.

Двинская крепость Архангельска действительно была верхом фортификационной мысли того времени. Развенчаем ещё один миф о великом Петре. Сегодня в учебниках говорится о строительстве крепости Петром I, якобы для оберегания верфи от шведа. Но это подлог, Николай Герасимович Устрялов пишет о Двинской крепости совсем иное: "выстроено было по повелению царя Алексея Михайловича иностранцами Марселисом и Шарфом огромное каменное здание, более версты в окружности, обороняемое со стороны Двины шестью башнями с бойницами, сверх того валом и палисадом (окончен в 1684 г.). В середине находились кладовые и амбары" (Н.Г. Усрялов, т.2, стр. 155-156). Крепость была воздвигнута царём Алексеем Михайловичем, Пётр не имеет к постройке крепости никакого отношения.

Петровский поход 1693 года также отразился в ТИ как непонятное путешествие Шведской эскадры к Архангельску в 1701 году и сражение у стен Новодвинской крепости. Якобы в 1701 году шведские корабли совершили умопомрачительное путешествие от Стокгольма до Архангельска. В их составе были шесть военных кораблей и одна яхта. Известно, что состоялась некая Новодвинская баталия, в результате которой была одержана ПЕРВАЯ победа в Северной войне. Шведы постреляли и уплыли восвояси. Ни до, ни после этого инцидента шведских кораблей в Архангельске никто не видел. Кстати сказать, про эту баталию не говорит ни один шведский документ, шведы НИЧЕГО не знают про Архангельский поход своей эскадры. Да и Пётр I никогда не вспоминал про эту славную викторию, она даже не вошла в Марсову книгу побед Петровых. А ведь это была его первая победа над шведским флотом! Про какую-то шведскую Шхуну, захваченную в Финском заливе, целую оду сложили, а про уничтожение целой шведской эскадры ни словом.

Невооруженным глазом видно, что здесь сокрыты совсем иные исторические события, вспоминать о которых было запрещено. Зачем шведам отправляться в дальнее путешествие вокруг всего Скандинавского полуострова: чтобы взять Архангельск? Сил семи кораблей явно не хватит. Чтобы сжечь верфи? А самих верфей то и нет – с 1694 года русские в Архангельске не спустили на воду ни одного военного корабля. Да и как может угрожать Швеции мифическая русская эскадра в Белом море? Она даже теоретически до Балтики дойти не сможет, ее шведы попросту уничтожат в проливах Эрезунд и Большой Бельт двумя залпами береговой артиллерии. Да и нет еще никаких кораблей, и верфей нет. Так зачем же шведы притащились в далекий Архангельск? Совершенно не объяснимо. 

Есть ещё один интересный момент. Известно, что во время потешных плаваний под Архангельском в 1693-1694 годах Пётр I попал в кораблекрушение и спас его некто лоцман Тимофеев. Событие имело место в Унской губе под Архангельском (см. С.М. Соловьев, "История России", т. III, стр. 1089). А был ли Тимофеев вообще? Как ни странно - был. Читаем архивы Великого посольства про формирование эскадры из Голландии в Россию: «С начала января эта группа увеличилась еще четырьмя лицами, из которых двое были «шведы» - шведские подданные из прибалтийских мест с чисто русскими именами: Иван Лаптухин и Петр Тимофеев»(Богословский, т.2, стр. 299). Так вот откуда у Петра лоцман Тимофеев – это один из рекрутов собранных в Европе для похода, он поминается в документах аккурат в 1693-1694 годах. А это значит, что Великое Посольство было ДО Архангельского похода. 

С осени 1693 до весны 1694 года мы вновь видим Петра среди одних иностранцев. Дворцовые разряды о Петре молчат, упоминания о Петре мы находим исключительно в архивах европейских историков Схельтема и Поссельта. " с поездками в 1692 и 1693 гг. в Переяславль и в особенности в Архангельск в 1693 и 1694 гг он совсем перестаёт появляться на придворно-церковных торжествах... Центр его интересов из Кремлёвского дворца переносится в Немецкую слободу" (Богословский, т.1, стр.179). Всё вполне объяснимо - Пётр вернулся в Европу после неудавшейся попытки вернуть себе русский трон. 

С февраля 1694 года начинаются новые приготовления к походу на Архангельск. От 9-ого февраля 1694 года Поссельт приводит интересное письмо Лефорта своему брату в Женеву: "Я писал, - сообщает Лефорт брату, - по приказанию его царского величества в Амстердам к бургомистру Витзену о корабле, который снабжен 40 пушками и всем к тому принадлежащим. Отдан уже приказ о переводе 40000 талеров для уплаты за него. Я буду иметь честь командовать на нем в качестве капитана, князь Голицын будет лейтенантом, наш великий монарх - шкипером, а рулевым будет служить прежний его рулевой. Кроме того, у нас будут ещё два корабля, их будут вести два генерала, из коих один - мой зять Гордон, а другой по имени Бутурлин... Делаются большие приготовления" (Богословский со ссылкой на Поссельта: т.1, стр.175). Говорится как минимум о трёх новых морских кораблях с голландских верфей для некоего нового важного похода. И это, повторюсь, в документах от 1694 года, до ТИ-Великого Посольства! 

Неудача Архангельской эскадры в 1693 году была не единственной. И на Балтике петровские флотилии также не смогли взять Нарву и Ригу. Поэтому в 1694 году план по вторжению в Россию был немного скорректирован. Идти до Москвы теперь планировалось самыми неожиданными, второстепенными маршрутами. На Белом море был найден другой водный путь в глубь материка - по реке Онеге до Вологды. Этот древний поморский путь был почти забыт, и в устье Онеги никаких русских крепостей не было.

Прочитаем письмо Петра I Ф. М. Апраксину от начала марта 1694 года: «Федор Матвеевич, письмо твое через Михайлу Куроедова мне вручено и, выразумев, доносил о всем государю своему и адмиралу, который, донос выслушав, указал мне ж отписать тебе сими словами: 1) что он, государь, человек зело смелый к войне, а паче к водяному пути, о чем и сам ведаешь; и для того здесь далее апреля последних чисел медлить отнюдь не хочет…» ( Богословский, т. 1, стр. 177). ТИ настаивает, что под "великим государём" Пётр подразумевает Фёдора Ромодановского. Но с какой стати в 1694 году Петр уже именует Ромодановского своим государем и передает указы от его имени? Куда приказывают Апраксину отправиться водяным путем? О какой войне вообще идёт речь? Ответить на эти вопросы в рамках ТИ не получается, поэтому Богословский пытается как-то ситуацию исправить и пишет о Петре: «При этом сам он отступает на второе место, скрываясь за выдвигаемой на первый план фигурой «государя-генералиссимуса» или «адмирала» князя Ф. Ю. Ромодановского, от имени которого будто бы идут приказания и над которымиПетр в то же время не прочь поиронизировать, говоря, например, о его «смелости к войне и к водяному пути» (там же, стр. 180). Мол, иронизирует царь, шутит. Потешные полки, потешные баталии…, теперь вот потешные Государи появились во образе Ромодановского. А не заигрались ли сами историки, вводя в официальный исторический курс подобную абракадабру?

Попробуем разобраться, о чём тут идёт речь. По нашей реконструкции Ф. Ю. Ромодановский и Фридрих – это одно и то же лицо, в следующей главе мы очень подробно обоснуем это заключение. В начале апреля Пётр передает адмиралу Апраксину приказ главнокомандующего Фридриха: в апреле 1694 года начать новый поход, война продолжается, двигаться дальше до Вологды водяным путем через Архангельск и Онегу. Это продолжение начатой в 1693 году военной компании против Москвы, поэтому и говорится о продолжении войны. Теперь посмотрим, какие грузы были отправлены к Архангельску из-за моря с первыми караванами весной 1694 года: «Федор Матвеевич, - писал Петр Апраксину в начале апреля. - По указу великого государя генералиссимуса князя Федора Юрьевича пороху 2000 пуд, также и 1000 самопалов посланы… водою велено везть. … А блоки на корабль все зделаны и отпущены на четвертой неделе на Вологду» (Богословский, т. 1, стр. 179). Блоки для кораблей могли доставляться до Вологды водой только с моря. Точно по нашей реконструкции. Пришедшее из Европы оружие приказано отправить до Вологды водяным путем. "Блоки на корабль" - это понтоны для транспортировки морской яхты в Волгу. Как мы видим, письма Петра к Апраксину никакими шуточными не были.

7 июня 1694 года первые корабли петровской эскадры встали якорем у Соловков в составе всё тех же английских и голландских судов. Именно Соловецкий архипелаг был назначен исходной базой для похода на Вологду. С подходом всей эскадры 3-его августа 1694 года экспедиция двинулась по двум основным направлениям: одна часть в устье Онеги для переброски судов до Вологды, другая в устье Двины. Штурмовать Двинскую крепость не предполагалось - планировалось высадить корпус чуть ниже крепости, в Унской губе и от туда по левому берегу Двины достигнуть Архангельска. Не будем тут рассказывать все перипетии этих походов - они оказались удачными. Пётр высадился на берегу в районе Пертоминского монастыря где был воздвигнут самый интересный обелиск петровской эпохи - Крест с голландской надписью: "Этот крест сделал капитан Петр в лето Христово 1694" (см. Богословский, т.1, стр.186). На самом деле ни крест, ни точная надпись на нём не сохранились, в краеведческих музеях выставляются новодельные муляжи без голландской надписи. Остались только поминания этого знаменательного креста и легенды. А зачем Петру вообще воздвигать некий крест во время потешного плавания - развлечения? И при чём тут надпись на голландском языке за три года до Великого Посольства?

Изображение

По нашей реконструкции этот Крест символизировал для Петра главное - что он достиг, наконец, земли обетованной. Надпись на кресте была более обширная и информативная - поэтому её и уничтожили. Высадив боевой корпус на левом берегу Унской губы, Пётр покинул Архангельск -далее дело было за немецкими гренадёрами, а они знали своё дело отлично. Очень скоро Архангельск был разделен на две части - с левой стороны Двины немецкие части, с восточной - Двинская крепость. Согласно Н.Г. Устрялову Архангельск был поделён на два двора: "на правой стороне от Двины русский, на левой - немецкий". Иноземная диаспора составляла в Архангельске подавляющее большинство, летом к Успенской ярмарке из Вологды, Ярославля и Москвы в Архангельск съезжались все русские иноземцы-негоцианцы, а на рейде стояло до 100 иноземных кораблей. Именно эти местные иноземцы позволили захватить Архангельск без значимых потерь. Урок из предыдущего открытого военного похода 1693 года был извлечен сполна.

Параллельно к устью Онеги с Соловков была отправлена эскадра в составе: "впереди вице-адмирал И.И. Бутурлин на корабле "Апостол Павел", за ним четыре голландских корабля, возвращающиеся домой из Архангельска; в центре - адмирал князь Ф.Ю. Ромодановский на корабле "Святое пророчество", где находился и Пётр; за ним четыре возвращающихся английских корабля и, наконец, контр-адмирал Гордон на яхте "Святой Петр"" (Богословский, т.1. стр. 192-193). 17-ого августа эскадра достигла мыса Святого носа и ... на этом ТИ-повествование о Втором Архангельском походе 1694 года заканчивается. Далее якобы все дружно отправились в Москву где в конце осени заполыхали невиданные доселе потешные баталии... Тогда выгорело пол Москвы, а сама Московия вновь погрузилась в череду непрекращающихся войн и мятежей. Но, чтобы петровские гренадёры достигли Москвы, нужно было ещё очень потрудиться - нужно было успеть перерезать Волгу, дабы не позволить русским быстро подтянуть военные соединения с южных и восточных регионов страны. 

Начиналась совсем другая история Петра Великого, те самые виктории, о которых молчит даже Марсова книга Великого Императора.

5



Теперь рассмотрим Вологодский поход 1694 года. Это тот самый случай, когда информацию приходилось выуживать буквально по крупицам. Романовские историки прекрасно осознавали, что военный поход и переброску боевых кораблей из Белого моря вглубь России объяснить потехами Петра не получится. Поэтому эти события были умышленно раскинуты по историческому атласу и частично отразились как переброска кораблей по Осударевой дороге к Онежскому озеру, когда Пётр волоком перетащил с Белого моря несколько морских кораблей. Подробно этот большой романовский миф мы разберём в следующей главе, а здесь исключительно по Вологодскому походу.

Разгадкой этого ТИ-ребуса я занимался много лет, и, как это обычно бывает при сложных заморочках, клубок постепенно раскрутился с разных концов. Начну с прямых свидетельств того похода, которые просто забыли уничтожить. В книге известного исследователя К.И. Коничева "Пётр Первый на Севере" читаем любопытную информацию: "Обратимся к отдельным записям «Летописи Двинской», а также к историческим фактам, имевшим прямую и косвенную связь с деяниями Петра на Севере России. «1695 г. сентября 29-го числа по указу великого государя с Холмогор отпущены в Олонецкий уезд, в Кижский погост стрельцы триста человек на пятнадцати извозных карбасах по Двине и по Емце реке, мимо Емецкого сельца, через Онегу реку…" (К.И. Коничев. Пётр Первый на Севере. Лениздат, 1973 г). То есть в 1695 году Пётр зачем-то решил перебросить войска на кораблях из Холмогор в Олонецкий уезд. Год 1695 вполне мог быть 1694-ым, ибо с сентября на Руси вступал новый год, в то время в Европе новый год начинался с 1-ого января. Теперь откроем уникальный в своём роде справочник "Письма и бумаги императора Петра Великого" где писарю Преображенского полка И.Муханову и сержанту Преображенского полка М. Щепотеву есть Наказ: «Ехати им от Архангелского города морем до реки Онеги и рекою Онегою вверх и иными местами... наскоро, для описи и проведывания дорожного водяного и сухого путей, который бы имел быти от Города к Олонцу и до Великого Новагорода способной и блиской и мочно было бы тем путем проходить его, великого государя, служилым людям безо всякие остановки» (Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. II. СПб., 1889). Обратите внимание, что ехать надо от Белого моря рекой Онегою до "Города". Историки полагают, что этим указом Пётр дал указание разведать путь от Нюхчи до Онежского озера, дабы потом по непроходимой карельской тайге протащить корабли и пушки под Орешек. Но тогда совсем не понятно, что это за Город такой имеется в виду? На Онежском озере тогда не было никаких городов. Да и как можно рекой Онегой добраться до Онежского озера из Нюхчи, откуда Пётр, якобы, предпринял свой замечательный вояж?

Изображение
Вологодский Поход Петра I 1694 г.

Чтобы картина была более ясной, давайте откроем карту (см. рисунок). Как мы видим, река Онега и озеро Онежское - это два разных географических места на приличном удалении друг от друга, они не связаны между собой. От Белого моря по реке Онеге действительно шла древняя поморская дорога до Вологды, которая до образования Северодвинского торгового пути была основной."Товары съ Волги шли въ рѣку Шексну, изъ которой вступали въ притокъ ея Пыдьму и подымались имъ верстъ 20 до Кородецкой пристани, отъ Кородецкой пристани перетаскивались чрезъ волокъ въ 45 верстъ до озера Воже, откуда Свидью, Лаче и Онегою слѣдовали до города Онеги" (К. Петров. Олонецкие губернские ведомости. 1859. № 42. С. 201 ‒ 202.). Поэтому "Городом" в Указе Петра I, до которого надо было по реке Онеге разведать дорогу и перебросить войска, мог быть только город Вологда.

Курфюрст Фридрих прекрасно понимал, что на Северодвинском пути их эскадры будут ждать русские кордоны. Вот почему основной удар решили нанести по Онежскому пути, подойти к Вологде через реку Онегу, озеро Воже и Кубенское озеро и по Сухоне войти в речку Вологда для захвата Города.


Изображение
Река Онега

Составляющей стратегического успеха всей операции являлась быстрая переброска военных кораблей из Белого моря в Волгу. Это знаменательное событие романовские историки попытались забыть. Но некоторые упоминания об этом мероприятии сохранились. Так, например в письме Т. Н. Стрешневу от 29 марта упоминается уже знакомый нам корабль: «29 марта царь вновь писал ему, на этот раз уже с деловым распоряжением о том, чтобы провести подаренную в Англии яхту «The Transport Royal», когда она придёт в Россию, из Архангельска через Кубенское озеро в Вологду, а из Вологды в Волгу» (Богословский. т.2, стр. 411). До наших дней сохранилась «цидулка» (то есть тайное указание) в которой «Петр сообщал Тихону Никитичу о подарке ему яхты от английского короля «The Transport Royal» и выражает желание эту яхту, когда она прибудет в Архангельск, переправить Северной Двиной, Сухоной и другими реками в Волгу» (Богословский, т.2, стр. 489).

Задумаемся, а как объяснить переброску военного морского корабля с Северного моря в Волгу? Если пользоваться официальной хронологией, это событие проходило в 1698 году, во время Великого посольства. Цель переброски, якобы, Азовское море. Но, позвольте, к этому моменту Азов уже взят, в Воронеже и в Таганроге заложены верфи, да и взоры Петра уже устремлены на север, на Балтику. Зачем же гнать морское судно в Волгу? Да и как потом перебросить морской корабль из Волги в Азов? От этих невероятных волоков судно просто развалится, а ведь это подарок короля Англии. Уж если и гнать корабль из Европы в Азовское море, то только по морю, а не по суше и рекам. Но если пользоваться нашей реконструкцией, эти события происходят в 1694 году. Азов ещё не принадлежит Петру, и никаких верфей под Воронежем у него нет. Есть эскадры и экспедиционный корпус в Белом море, который необходимо срочно перебросить в глубь России.

Изображение

Если Вы внимательно прочтёте приведённые мной два упоминания этой переброски, то увидите, что указание являлось сверхсекретным, но при этом рассматривались два разных маршрута. Если в тайной "цидулке" Тихону Никитичу Стрешневу говорится о Северодвинском пути, то в первом распоряжении указывается переброска судна из Белого моря до Вологды через Кубенское озеро. Я очень долго ломал голову над этой загадкой. Дело в том, что Кубенское озеро лежит в стороне от Северодвинского пути и никакого резона перебрасывать судно из реки Сухоны в это озеро нет - река Сухона сама приведёт в Вологду. Кубенское озеро, располагаясь с севера от Вологды, могло лечь по маршруту экспедиции только в случае использования Онежского пути. Вот почему мы имеем смутные упоминания о тайном посещении Петром I Кубенского озера, якобы для разведки глубин. Как мы установили в предыдущей главе, это очевидный подлог. Пётр действительно был на Кубенском озере, но не в 1692 году, а в 1694-ом, во время Вологодского похода.

Для этого похода Пётр приказал подготовить особые плоскодонные морские суда, на которых можно было пройти Онежской дорогой, зайдя прямо с моря. Об этом свидетельствует письмо Петра Виниусу: "Min Her, - отвечал он Виниусу от 19 июля. - Писмо твое, июня в 9 д. писанное, мне вручено июня в 16 день, и в том письме писано, чтобы розмер взять с карабля, который Флам приведёт, и с того бы делать и иные суды. И тому невозможно статца, потому что тот фрегат, а не флейт, и для того кшталтом (видом) зело розны суть межь себя, а голиаты и яхты и гораздо далея видом и розмером. И для того, сколко возможно, потрудись, чтобы тем розным судам всякому розмер сыскать. Piter, в 19 д." (Богословский, т. 1, стр. 189-190). Это письмо относится к июлю 1694 года, то есть в точном соответствии с нашей Реконструкцией! А вот по ТИ вообще ничего не понятно: если это потешные плавания 1694 года, то откуда Петру знать голландцев Виниуса и Флама, и почему они отправляют Петру под Архангельск целые флотилии различных судов? За три года до Великого посольства! Вскоре нужное плоскодонное судно прибыло под Архангельск. Это был 44-пушечный малый фрегат "Святое пророчество" под командованием голландца Флама. Обрадованный Пётр благодарит Виниуса: "Mi Her, Янъ Фъламъ въ целости приехалъ, на котором корабле 44 пушки i 40 матрозофъ. Пожалуй, поклонись всемъ нашимъ... Schiper Fon ship santus profetities. От Города, июля въ 21 д." Подпись Петра с ошибками на голландском языке: Шкипер корабля "Святое Пророчество" - показывает, что он принял на себя звание шкипера этого корабля" (Богословский. т. 1, стр. 191). Каким нашим просит поклониться Пётр голландца Виниуса в Амстердаме это вообще неразрешимый ТИ-ребус, им и разгадывать. А мы продолжим. Теперь у Петра для Онежского похода были не только баркасы и галеры, но и специальный малый фрегат, который мог подняться вверх по реке Онеге и прикрыть галерный флот в случае опасности. Сами карбасы (как их поминает Пётр в своих письмах), были взяты в Архангельске, где их подготовил новый губернатор Архангельска Ф.М. Апраксин.

В августе 1694 года, пройдя по Онежскому пути, петровские корабли показались у стен Вологды. Это было столь неожиданно, что бой был недолгим и победоносным. Взятие Вологды делало позиции русских на Северодвинском пути бессмысленными, и вскоре главная торговая артерия Московии полностью перешла в руки петровских войск. Окно из Европы в Россию распахнулось и по Северной Двине от Архангельска к Вологде потянулись бесконечные караваны иноземных полков и боеприпасов. Первый этап военной кампании 1694 года завершился для Фридриха и Петра удачей: важный ГОРОД Вологда оказался в руках нового Императора.

Параллельно походу на Вологду по скрытному Онежскому пути, от Архангельска планировался удар и по Северодвинскому пути. Вот как отразилось это событие в письме Ивана Гумерта (нанятого немецкого офицера): "Мы, благодаря Бога, счастливо к городу Архангельску пришли со всеми четырьмя кораблями... Зде надеюсь я в восемь дней изготовица к Вологде ехат с людми и со всем обиходом. Якоже аз Богом свидетельствовати могу, что своих возможных трудов в сем деле не щежу. Надеюсь в последних числах августа на Вологде быть... Никакого письменного указу не имею и почитай, что не знаю, как мне поступать с людьми, яко же с капитанами и с иными офицерами и матрозами.... Бог помоги токмо, чтоб мне их к Вологде привесть.... Иван Гумерт. От города Архангельского июня в 6 день" (Богословский, т. 2, стр. 456). Вот какой важный предстоял Гумерту поход на Вологду со своими офицерами и матросами, что он молит Бога о помощи, чтобы добраться до заветного города. Если это обычная торговая миссия, то не понятно, чего так распереживался Гумерт, и что это за четыре корабля с солдатами прибыли к Архангельску?


Историки относят это письмо Гумерта к 1698 году, когда он якобы впервые прибыл в Россию, нанятый на службу Петром во время Великого Посольства. Но это очевидный подлог. Иван Гумерт засветился в Архангельске задолго ДО 1698 года, а именно в нашем1694 году и аккурат во время движения по Северной Двине от Архангельска. Ибо от 29 августа 1694 года сохранилось письмо к Апраксину, подписанное "компанией": "Min Her, - сего августа в 29 день на Пенду приехали, слава богу живы..." (Богослоаский, т. 1, стр. 197). Среди подписей "компании" находим: "стольник князь Ф.И. троекуров, спальник Ф.Ф. Плещеев, Г.Д. Меньшиков, А.Д. Меньшиков, будущий светлейший князь, Иоганн Гумерт - родом эстляндец" (там же, стр. 198). Это первое поминание Гумерта и Меньшикова среди приближённых Петра. А историки нам говорят, что Меньшиков и Гумерт были приближены Петром во время Великого посольства. В принципе всё верно, вот только историческое Великое посольство было в 1690-1693 годах. Только тогда все эти парадоксы вырисовываются в чёткую историческую картину. 
Обратите внимание, письмо начинается со слов: "слава богу живы!". В рамках потешных развлечений подобная радость удивительна, а вот если это военный поход, то всё становится понятным. Да и само письмо по всей видимости обращено к самому Петру, ибо именно Min Her его именовали близкие сподвижники. А к Апраксину с какого рожна такое обращение? Как мы видим, среди подписавшихся "компанией" Петра нет, ибо он в это время был уже в Вологде, пройдя туда по Онежскому пути, где стал свидетелем своей первой важной победы: взятия Города Вологды. 

Изображение
Корнелий де Брюин, гравюра 17 века, Берег реки Вологды.

Это событие не могла остаться незамеченным. Конечно же, все эти моменты тщательно вытирались и фальсифицировались. Но кое-что осталось. Возьмём в руки гравюру голландского художника Корнелия де Брюина "Берег реки Вологды". На гравюре показан выход вооружённых иноземцев в длиннополых голландских шляпах, им на встречу выходит духовенство. Согласно ТИ-легенде, Брюин посетил Вологду вместе с Петром в 1701 году, накануне его похода на Нотебург, что и отобразил. Но по всей видимости голландец Корнелий де Брюин отправился вместе с Петром из Голландии в 1694 г., чтобы запечатлеть важнейшие этапы победоносного восхождения на трон нового Императора. Мы ещё поизучаем гравированные карты Брюина, а пока давайте посмотрим на первый Большой герб Вологды: 

Изображение
Большой Герб Вологды, введённый Петром I. Осовремененный варинт. 

Весьма трогательная иллюстрация: некая рука из облака, а в ней сабля и держава! Ни на одном гербе городов русских державы нет, ибо это царская геральдическая символика, символизирующая саму царскую власть от бога. А что это за воины в одеянии петровских полков, машущие мечами? Сегодня известно, что герб Вологды был введён лично Петром, который приказал запечатлеть под ним девиз: "Через бой к победе и славе", именно так он и отразился в Знамённом Гербовике 1712 года. Ну, а какой такой бой имел в виду Пётр? Историки полагают, что прототипом был взят якобы герб Вологодского полка, отличившегося в Северной войне. Но едва ли герб полка служил основанием для герба города. Скорее наоборот. Во всём мире именно герб города первичен, а герб городского полка вторичен. Поэтому с гербом Вологды у историков большие проблемы: Пётр отобразил весьма знаменательные регалии, помянул бой, через который он пришёл к славе, а историки ничего не знают по этому поводу. Пришлось опускаться до невнятного бормотания о неком полке вологодском.

Есть ещё объяснения, что воины в белом одеянии символизируют легендарных "белоризцев", спасших Вологду от врагов ценою собственных жизней, а держава указывает на предание о желании Ивана IV (Грозного) сделать Вологду столицей. Ну, про "белоризцев" в одеянии петровских полков я умолчу - бумагу жалко, а вот о желании Ивана Грозного сделать Вологду столицей по документам не известно ничего, только сказки. 

Изображение
Первый Герб Вологды, введённый Петром I: сабля попирающая державу и лавровая ветвь победителя 
Изображение


Но на самом деле первый петровский герб Вологды был немного иным. На нём изображалась держава, которую попирает рука с саблей и сокрушает. Над саблей развивалась лавровая ветвь, символизирующая викторию.

Изображение
Знамя вологодского полка. Очевидно, что герб города первичен и является лишь фрагментом полкового знамени. На полотнище по центру изображён прусский крест, точно такой же, как на главной награде монархов Пруссии - Ордене чёрного Орла. Этот орден ввёл Фридрих I, отец Петра I.

Как мы видим, историки значительно облагородили первоначальный герб Вологды и вместо руки с саблей, попирающей державу мирно положили саблю плашмя, на которой отобразили державу. Разница радикальная. А что было делать, если петровский герб вскрывал очень опасную правду о прорубании окна из Европы в Россию? Но, как мы теперь видим, некоторые первоначальные изображения герба счастливым образом сохранились, и понадобились новые объяснения: "Так, держава (глобус) символизировала побеждённую Швецию, арука с саблей и лавровой ветвью олицетворяла предводителя русских войск Петра I.Возможно, символика этой эмблемы, имеет отношение и к сюжету из Апокалипсиса: «Се, грядёт с облаками, и узрит Его всякое око, и те, которые пронзили Его; и возрыдают перед Ним все племена земные» (Отк. 1:7). Этот сюжет перекликается с Евангелием от Матфея: «Тогда явится знамение Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и лавою великою» (Мф., 24 — 30)(Истоки и тайны герба Вологодской земли О.Г. Алиев, заслуженный член Всероссийского геральдического общества). Заслуж. чл. Всероссийского геральдического общества О.Г. Алиев верно указал, что сюжет из Апокалипсиса тут очевиден, вот только идентифицировать державу Швецией как-то не очень логично. Да и не была ещё Щвеция на тот момент покорена: абсурд. Держава - это древний ромейский и русский символ, обозначающий Православную Империю. Неужели О.Г. Алиев забыл об этом? Нет, не забыл, просто объяснить этот странный сюжет в рамках ТИ невозможно, вот и пришлось выдумывать отмазки про покорённую Швецию.

Сам апокалипсический символ рука с мечом исходящая из облака - это один из любимых символов Петра I, о чём свидетельствует книга 1705 года "Символы и эмблемата" . Поэтому авторство Петра и его особое отношение к Вологде очевидно. Ни к одному гербу Пётр не относился столь щепетильно, как к этому. Это был первый городской герб, присвоенный Петром русскому городу, что не удивительно. ибо Вологда стала ПЕРВОЙ значимой викторией нового Императора на пути к царскому трону и величию. Вот почему над саблей лавровая ветвь.

Изображение
"Символы и эмблемата", 1705, Амстердам, стр. 4


Давайте теперь изучим вопрос: какой герб Вологды был до петровского нововведения. Во второй половине 16-ого века на карте, изготовленной в Амстердаме граверами Йоханнесом и Лукасом ван Дутек имеется необычный герб Вологды — на геральдическом щите («испанском») изображена искусственная (неординарная) фигура — отворённые ворота. Цвета поля гербового щита и фигуры неизвестны (см. Истоки и тайны герба Вологодской земли О. Г. Алиев, заслуженный член Всероссийского геральдического общества). 

Изображение
Герб Вологды на западноевропейской карте 16 века, изготовленной в Амстердаме граверами Йоханнесом и Лукасом ван Дутек


И в этом нет ничего удивительного, ибо именно Вологда была воротами в метрополию Великой Империи. Если в Архангельске бывали многие иноземцы, то за Архангельский порт пускались далеко не все - только избранные. А те, кто добирался до первого крупного древнерусского города Вологды, как правило далее ехал в Москву на поклон к Царю. Именно через Вологду шли все основные пути на Запад, Юг, Восток и Север - это главная торговая развилка Евроазиатской торговли того времени. Вот почему Вологда - это те самые Ворота, распахнув которые Пётр I получал вход в центр Империи с парадного двора, не теряя при этом самого мощного канала сообщения с Европой. Именно это событие стало для Нового Императора одной из главных викторий за всю жизнь. Но со временем история крестового похода на Русь стала опасна, и тему тихонько прикрыли. Прорубание ворот из Европы в Московию подменили пресловутым "окном в Европу, прорубленным Петром" в районе невского устья.

Таким образом, взяв в августе 1694 года ГОРОД Вологду, Новый Император отворил главные Ворота в Московию. Дело оставалось за малым: перерезать Волгу и устремиться к Москве по Троицкой дороге. 

6


После взятия Вологды Пётр со своими гвардейцами отправился от Города до Олонца. Согласно уже приведённому выше Наказу сержанту М. Щепотеву говорится: «Ехати им от Архангелского города морем до реки Онеги и рекою Онегою вверх и иными местами... наскоро, для описи и проведывания дорожного водяного и сухого путей, который бы имел быти от Города к Олонцу и до Великого Новагорода способной и блиской и мочно было бы тем путем проходить его, великого государя, служилым людям безо всякие остановки» (Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. II. СПб., 1889). То есть по заранее разведанной дороге от Города-Вологды Пётр устремился со своими полками навстречу корпусу Фридриха под Новгород. Дорога Вологда-Олонец-Новгород была основана именно при Петре. Пётр очень любил проехаться по этой дороге и в мирное время, воспоминания о славной юности всегда влекли Великого Реформатора в Вологду и Олонец. по-видимому именно здесь, от Вологды до Олонца и проходила реальная историческая Осударева дорога, о чём мы очень подробно расскажем в следующей главе.

Но в Вологде осталась значительная иноземная армия. Ей предстояло скрытно форсировать и перерезать Волгу ниже Ярославля и Костромы, а затем в обход Ярославля подойти к Москве с северо-востока по Троицкой дороге. Идти по главной дороге Вологда-Ярославль-Москва было очень опасно, ибо имперские части перекрыли основные переправы через Волгу в районе Ярославля и кровопролитное сражение было неминуемо. Рисковать в этом случае яхтой и тратить силы на тактические сражения за отдельные русские крепости в планы петровских полков не входило. Главной целью была Москва, с провозглашением нового императора все города сами склонят голову пред дланью Петра I. 

Главные имперские силы находились в степных районах Империи и в среднем течении Волги. Чтобы предотвратить переброску русских сил, петровские полки должны были блокировать Волгу ниже Ярославля и Костромы. Наиболее подходящим местом для этой операции был волжский городок Плес. Для решения этой задачи предполагалось с Вологды по Вологодско-Вятскому тракту дойти до реки Костромы и по ней сплавить морскую яхту в Волгу. Именно здесь, от Вологды до современного города Буя и проходил знаменитый волок по суше петровских кораблей, отнесённый в последствие в непроходимую карельскую тайгу. К началу сентября 1694 года специально приготовленная для этого яхта "The Thansport Royal" была успешно доставлена и спущена в реку Кострома в районе современного города Буй, о чём свидетельствуют секретные письма Петра Т. Н. Стрешневу, приведённые выше: «провести подаренную в Англии яхту «The Transport Royal» , когда она придёт в Россию, из Архангельска через Кубенское озеро в Вологду, а из Вологды в Волгу».

Тут остановимся и расследуем славную историю небольшого провинциального городка Буя, имеющего столь странное название. Исследование этого вопроса давно занимало умы краеведов и историков, но точного определения до сих пор не получено. Читаем этимологический словарь Фасмера Макса: «Буй I. "поплавок, бочонок на якоре", впервые в 1705 г. у Петра I; см. Христиани 39. Из голл. boei "буй"; см. Мёлен 38; Маценауэр 122; Смирнов 67. II. "храбрый, отважный; дикий", бу́йный, буя́н, укр. буй голова́ "смельчак", буйни́й "пышный, буйный" (блр. бу́йны "крупный"), ст.-слав. боуи "дикий, буйный, помешанный", болг. бу́ен "пышный", сербохорв. бу̑jан, ж. бу̑jна "буйный, неистовый", словен. bujíca "горный поток", др.-чеш. buj "глупый, сумасбродный", чеш. bujný "пышный; похотливый", польск. bujny – то же... III. "погост, пустырь при церкви", др.-русск. боуи "кладбище"; возм., заимств. из др.-шв. bó "жилище", др.-исл. bú; см. Ельквист 85. Ср. знач. укр. домови́на "гроб" < "жилище, дом". Иначе о буй см. Потебня (у Преобр. 1, 51), который связывает его с предыдущим словом». Именно с третьим значением названия города связывает Википедия: «Буй был заложен в 1536 по приказу Елены Глинской, матери Ивана Грозного, как крепость, защищавшая восточные рубежи Московского государства от набегов казанских татар, мордвы и черемисов. Распространённая версия происхождения названия: открытое высокое место; площадь около церкви с домами для причта; кладбище». Весьма странная версия: чтобы название города происходило от кладбища. Кладбища есть в любом городе и селе, да и не логично всё это. Но почему историки никак не рассматривают то значение слова, которое ввёл в обиход Пётр I и которое известно нам до сих пор? Потому что тут тайна великая кроется, а ведь старинный герб города не оставляет ни малейшего сомнения: город назван в честь буя-понтона, который связан с неким морским парусником (смотрите рисунки).

Изображение
Современный герб города Буя.

Изображение
Герб города Буя, утвержденный 29 марта 1779 года (ПСЗ, №14884): в верхнем поле герб костромской (только галера изображена с кормы с фонарями и опущенными лестницами), в нижнем поле; в голубом поле железный якорь с привязанным на золотой веревке буем, означающим имя сего города.

Изображение
Герб города Буя с 1860 года: В лазоревом поле в верхнем левом углу щита золотой буй, соединенный таким же канатом с кошкой (якорем) в правом нижнем углу щита. В вольной части герб Костромской губернии. Щит увенчан серебряной стенчатой короной о трёх зубцах, за щитом накрест положены два золотых молотка, соединенные Александровской лентой.

Как мы видим, на современном гербе города странный вид большого морского корабля опустили, оставили только буй с якорем. Но на первоначальном гербе, официально введённом Екатериной II в гербовник городов российских, над буем отчётливо виден морской корабль с кормы. При этом попытки объяснить столь загадочную эмблему принадлежностью города к Костромской губернии не проходит, ибо герб Костромы совершенно другой. На нём действительно отображён корабль, но вовсе не морской, а обычная древнерусская ладья, о чём очень ярко свидетельствуют приведённые изображения. Например, в 1860 году в гербе города Буй действительно отобразили герб Костромы, но не в виде кормы парусника, а в виде всё той же ладьи. Согласитесь, разница между ладьёй и морским кораблём разительная, тем более в геральдике важна каждая чёрточка эмблемы.

По нашей Реконструкции на первом гербе Буя отразилось главное историческое событие в жизни города: спуск на понтонах-буях морской яхты «The Transport Royal». Об этих понтонах поминал Пётр I в своих письмах Виниусу: прислать специальные блоки для одного корабля. Именно в районе города Буя речка Кострома получая дополнительные притоки значительно расширяется и превращается в реку, но транспортировать морскую яхту без понтонов не возможно. Решение этой задачи с помощью буёв и отразилось в геральдике города.

Уменьшено на 66% (1800 x 480) - Нажмите для увеличенияИзображение


Река Кострома в районе городка Буй.

Спустившись по реке Костроме в Волгу петровские полки взяли Кострому, где появления неприятеля не ожидали. Это событие отразилось в геральдике на большом гербе города, где вокруг щита стоят прусские грифоны (см. рис.).

Изображение
Старинный герб города Костромы. Вокруг русской ладьи прусские грифоны.

Главные имперские силы находились в степных районах Империи. Чтобы предотвратить переброску сил с юга России, петровские полки должны были перерезать Волгу ниже Ярославля и Костромы. Наиболее подходящим местом для этого был волжский город Плес. Положение этого города тем уникально, что он находится в самом узком месте Волги на высоком холме, где река огибает городок по широкой дуге вдоль Соборной горы. Если на этом холме установить батарею, а акваторию перекрыть боевым парусником, то ни одно судно пройти по Волге не сможет - как на ладони. Именно здесь, якобы в 1410 году, была сооружена Плесская таможенно-оборонительная система. Помимо новой крепости в нее входил естественный по происхождению каменный лабиринт в русле Волги, препятствовавший свободному прохождению судов. Провести корабли мимо Винной и Косой каменных гряд могли только опытные лоцманы, а их услуги предоставлялись только в том случае, когда проходящие платили пошлину либо предъявляли пропускную грамоту. Лучшего места для контроля над руслом Волги нет на всём протяжении великой реки. Взять эту важную деревянную крепость на высоком холме петровским полкам было просто необходимо.

Изображение
Плес. Вид на Волгу с Соборной горы.


Именно под Плесом и состоялось первое серьезное боевое крещение петровских войск. В ТИ это событие отразилось как первое потешное сражение осени 1694 года – взятие речной крепости Плесбурха. Вот что пишет В.О. Ключевский об этом сражении: «Чтобы приучить солдат к осаде и штурму крепостей, на реке Яузе построена была "регулярным порядком потешная фортеция", городок Плесбурх, который осаждали с мортирами и со всеми приемами осадного искусства. Во всех этих воинских экзерцициях, требовавших технического знания, Петр едва ли мог обойтись одними доморощенными сведениями» (Ключевский В. О. Курс русской истории. Лекция 59).

По нашей реконструкции ВСЕ потешные баталии Петра имели не игрушечный, а реальный характер. Согласно Ключевскому, баталия под Плесбурхом была очень серьезной. Историк сомневается в том, что Петр с потешными ребятками мог провести подобную забаву с мортирами и инженерными инновациями. И правильно делает. Из описания мы имеем: деревянную крепость на реке, которую пришлось полностью уничтожить при штурме, массовое применение новых мортир и гранат, много жертв и жесточайшая восьмидневная баталия. По нашей реконструкции название города ПЛЕСбурх не надуманное, а реальное, крепость действительно стояла на реке, но не на Яузе, а на Волге. При штурме действительно применялись новейшие немецкие мортиры. В районе города Плеса, на высоком Соборном холме, археологи обнаружили останки большой деревянной крепости, полностью уничтоженной во время какого-то грандиозного сражения. Что это была за баталия историки не знают.

Изображение

Так летом 1694 года, после продолжительной осады, город Плес был взят. Победа далась иноземцам большой кровью. «Войска Петра бились «накрепко», «с яростью» — и взяли крепость. Князь Иван Дмитриевич Долгорукий, жестоко раненный в правую руку, умер на девятый день» (А. Г. Брикнер). Немецкие гренадеры доказали на деле, что не зря ели свой хлеб. Многие за этот хлеб сложили свои головы на Волге. Взятие Плеса ознаменовало огромную стратегическую победу Петра I - была перерезана главная транспортная артерия Империи. То, что не удалось сделать немцам в 1942 году под Сталинградом, успешно реализовали петровские солдаты под Плесом. Соборная гора - это Мамаев курган 17-ого века, с той только разницей, что немцам тут улыбнулась удача. В обратном случае солдат Петра ожидала та же участь, что и солдат армии Паулюса: отправившись на Москву они в любой момент могли оказаться в ловушке. Если бы русские, подойдя с Волги, захватили Троицкую дорогу и Вологду, то снабжение петровским войскам из Европы через Архангельск стало бы невозможным. 

Именно в честь этого знаменательного сражения Пётр I прикажет заложить на Соборной горе милый его сердцу католических храм Св. Петра и Павла, который со многими реставрациями дошёл и до нашего времени. На гербе города Плес отображен всё тот же морской корабль с кормы, с раскрытыми лестницами от бортов (см. рисунок). Так отразилось важное событие в петровской истории: выход иноземного флота в Волгу.

Изображение
Герб города Плес. Всё тот же морской фрегат с кормы.

В конце сентября 1694 года путь к имперской столице был открыт. Иноземные войска, обойдя Ярославль с юга, устремились к Третьему Риму по Троицкой дороге. Но это была только половина коварного плана.

7

Пока петровские части продвигаются к Москве, давайте закончим тему образования русского флота. Сегодня считается, что первым многомачтовым парусником был "Орёл". В справочниках говорится, что «Орёл» (1667—1669) — это первый русский парусный корабль на западноевропейский тип и является разновидностью голландского пинаса. Был построен в селе Дединово Коломенского уезда и предназначался для охраны русских торговых судов на Каспийском море. Проплавал корабль два года и бесследно исчез. Предполагается, что в 1669 году бандиты Стеньки Разина захватили Астрахань и сожгли все суда, вместе с "Орлом". На этом история первого большого парусника России заканчивается.

И живёт эта красивая легенда уже более века, живёт с тех пор, когда на некоторых иноземных гравюрах 17-18 веков был обнаружен большой двухпалубный корабль плавающий по Волге. Как так, откуда? Историки покопались в документах и откопали на свет царский указ от 4 апреля 1669: «Кораблю, который въ селе Дединове сделанъ, вновь прозваніе дать Орломъ и поставить на носу и на корме по орлу, и на знамёнахъ и на яловичкахъ нашивать орлы же» (Дополнение к Актам историческим, собранное и изданное Археографической комиссией. СПб., 1853, т.5. С. 18.). Это все документальные известия. Но, обратите внимание, даже в этом указе говорится, что "вновь прозвание дать Орлом", то есть таких "орлов" было несколько. Скорее речь шла о крупных речных стругах, которые, дабы разбойникам не повадно было, орлили царскими гербами. При чём тут двухпалубный корабль "Орёл"? В любом случае, для столь грандиозного события сохранилось документов недопустимо мало. 

Если в середине 17 века русские умели делать замечательные парусники морского типа, то как же этот инновационный прорыв могли оставить и забыть? Так забыть, что через полвека придётся приглашать новых иноземных мастеров и учиться с нуля. Это всё равно, что изобрести колесо и велосипед, а потом напрочь разучиться и опять вернуться к первобытной технической мысли. Едва ли подобное возможно.


Так бы эта красивая легенда и осталась одной из сотен подобных ТИ-легенд, если бы недавно не всплыли новые факты. А именно стало известно, что судно "Орёл" было вовсе не первым парусным судном морского типа, первым был, оказывается, фрегат со звонким названием "Фредерик"! Читаем статью В. Дыгало "История корабля": "«Орёл» принято считать первым российским парусным кораблём западноевропейского типа, хотя ещё в 1636 году был построен корабль «Фредерик». Однако «Фредерик», хоть и был построен в России, нёс флаг Шлезвига-Гольштейна" (В. Дыгало, М. Аверьянов. История корабля. Москва, Изобразительное искусство, 1991. ISBN 5-85200-267-4 стр 13). Кое какие сведения о "Фредерике" сейчас черпаются из единственного документального источника: "Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию". Откроем документ и найдём в нём поминания "Фредерика": "...к вечеру прибыли к выдающемуся городу Нижнему, или Нижнему Новгороду. Здесь мы тотчас же направились не в город, а на наш там построенный корабль «Friedrich». Этот корабль построил корабельщик Михаил Кордес, с помощью русских плотников, из сосновых досок; он был длиною в 120 футов, имел 3 мачты и плоское дносидел в воде лишь на 7 футов и имел 24 весла. Он был устроен преимущественно для плавания по реке Волге, чтобы мы были в состоянии переходить через песчаные перекаты и мели, которых здесь имеется много, и в случае, если бы ветер оказался непопутным, могли подвигаться и без парусов. Наверху на корабле, в каютах, и внизу, в трюме, устроены были различные каморки, в которых послы и свита их могли удобно расположиться и иметь кухню и помещение для провизии" (Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию. М. Русич. 2003). 

Обратите внимание, нигде нет и намёка на крупный морской парусник типа фрегата, или малого фрегата. Речь идёт о неком плоскодонном речном гребном судне, сколоченном русскими плотниками из сосновых досок, трюмы судна представляют из себя маленькие "каморки". Во время путешествия судно постоянно попадало на мели и его снимали с мелей с помощью обычной лодки. Все эти свидетельства не дают оснований предполагать, что «Friedrich» был первым парусным кораблём западноевропейского типа. Скорее это был средний баркас наспех сколоченный накануне приезда посольства. Ответа на поставленный вопрос в записках Адама Олеария мы не нашли - это было совсем другое судно.

Как же появились эти известия об "Орле" и "Фредерике"? Всё объясняется тем, что на гравюрах к одному из изданий книги Адама Олеария действительно имеются отображения крупных парусников иностранного типа. Тут сомнений быть не может, достаточно взглянуть на эти гравюры (см. рис.):

Изображение
Корабль «Фредерик» у Нижнего Новгорода. Фрагмент гравюра из книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно».Издание А.С. Суворина. Спб., типография А.С. Суворина, 1906.

Изображение
Нижний Новгород. Анонимная гравюра из книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно».Издание А.С. Суворина. Спб., типография А.С. Суворина, 1906.

На гравюре нет ни одного информационного картуша, кроме названия: "Nisen Navgorod". Во всех научных статьях эта гравюра проходит, как анонимная, с анотацией: "Корабль «Фредерик» у Нижнего Новгорода. Гравюра из книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно». Зададимся вопросом: так кто же автор гравюры и когда она была сделана? Многие исследователи полагают, что раз гравюра приведена в книге Адама Олеария, то и гравюра была сделана в это же время. Исследуем эту версию. 

Первое издание книги Адама Олеария было в 1647 году, но оно было не иллюстрировано. А вот первое иллюстрированное издание книги появилось в 1727 году, в издательстве известного голландского картографа и книгоиздателя Питера ван дер Аа (Pieter van der Aa. 1659- 1733). По каким рисункам Питер ван дер Аа делал гравюры для своего издательства точно не известно. В Википедии даётся следующая информация: "В 1727 году ван дер Аа издал в Амстердаме французский перевод книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию» (нем. Beschreibung der muscowitischen und persischen Reise) с иллюстрациями Николааса Витсена в виде гравюр[1]. Среди них — рисунок «Город Москва, столица Московии». Главной работой ван дер Аа стало вышедшее в 1729 году в Лейдене 27-томное издание Galerie Agréable du Monde («Приятная галерея мира»), состоящее из трёх тысяч гравюр". Согласно Википедии гравюры для книги Олеария сделаны Питером ван дер Аа по рисункам Николаса Витсена и даётся ссылка (1) на это издание. Открываем ссылку и читаем: "Voyages tres-curieux tres-renommez faits en Moscovie, Tartarie et Perse... with 8 double-page engraved plates and 19 engravings in text, some plates by Nicolas Witsen... A fine set of this richly illustrated edition of the important accounts of Olearius and Mandelslo, edited by Van der Aa" (http://www.en.zvab.c...d=181104393&b=1). В источнике даётся информация, что издание было иллюстрировано 19-тью гравюрами, некоторые из которых сделаны Николасом Витсеном. Но это вовсе не указывает на то, что рисунок корабля "Фредерик" сделал именно Витсен. Он не был художником, он был бургомистром Амстердама. Николаас Витсен (нидерл. Nicolaes Witsen; 8 мая 1641 — 10 августа 1717) — голландский политик, предприниматель, картограф, бургомистр Амстердама с 1682 по 1706 год. Тем более на момент путешествия Адама Олеария в 1633 году он ещё даже не родился на свет и зарисовать корабль «Фредерик» не мог физически! Молодой Витсен посещал Московии в составе посольства Борейля в 1664-1665 гг, но дальше Москвы посольство не пустили, в Нижнем Новгороде Витсен никогда не был. Скорее всего Витсен получил рисунок от некоего другого художника, видевшего "Фредерик" в районе Нижнего Новгорода значительно позже.

Таким образом мы можем утверждать, что корабль «Фредерик» на гравюре Нижнего Новгорода никакого отношения к путешествию Адама Олеария не имеет. Сама гравюра сделана многими десятилетиями позже, не позднее 1727 года. Автор рисунка для гравюры не известен. Если принять версию, что рисунки для издания были взяты в коллекции Николаса Витсена, то примерная дата отображения корабля это конец 17-ого - начало 18-ого веков. 

Обратите внимание, на корабле явно голландские флаги, точно такие же, что и на картинах Абрахама Сторка в начале этой главы. Николаас Витсен являлся главным организатором всех официальных встреч Петра I в Амстердаме времён Великого Посольства. Он был с Петром во всех его поездках в Гаагу и Утрехт, вместе с ним участвовал в публичных приемах послов, в празднованиях, давал советы при отборе людей на службу в Россию. «О том, как ценят мой труд и меня самого, — писал Витсен, — свидетельствует царское письмо, скрепленное большой государственной печатью и датированное 30 марта 7202 г. [1694 г. по новому летоисчислению]. Оно писано на пергаменте, крупными буквами, превосходно разрисовано и украшено золотом с изображением гербов». Интересно, как историки объясняют очень близкие отношения между Петром и Виниусом в 1694 году, за три года до начала великого Посольства и их знакомства? Кстати, именно в том же 1694 г. сын Лефорта, прибывший в Амстердам, вручил Витсену портрет царя, обрамленный бриллиантами. Это был подарок царя за приём во время Великого Посольства и предоставленные голландские корабли. Витсен регулярно переписывался с Петром I — сохранились четыре его письма царю. От имени города Витсен подарил царю полностью оснащенный корабль, который Петр назвал «Амстердам». (см. Николаас Витсен. Путешествие в Московию. Предисловие. СПб. Symposium. 1996).


Поэтому очень резонно предположить, что изображение крупного парусника под голландским флагом в Нижнем Новгороде связано с ушедшей в Московию голландско-немецкой эскадрой. По-видимому, этот рисунок сделал один из голландских офицеров-рекрутов Петра, принявший участие в этом знаменательном походе. По возвращении в Амстердам он передал рисунок в коллекцию своему хозяину Николасу Витсену, как напоминание о самом славном мероприятии в жизни бургомистра Амстердама.

А что у нас с гравюрой корабля "Орёл"? Как это ни странно звучит, она впервые всплывает в издании всё того же Питера ван дер Аа к одному из изданий "Путешествия Яна Стрюйса в Московию, Татарию, Персию" 18-ого века. На момент самого путешествия в 1669 году Питеру ван дер Аа было 10 лет и зарисовать судно "Орёл" он не мог физически. Тем более Питер никогда в Московии не был. Поэтому здесь мы имеем точно такую же картину: гравюра была сделана значительно позже по более позднему рисунку. 


Изображение
Гравюра Ван дер Аа из книги «Странствованія Яна Стрюйса». На картуше надпись: NISEN-NAVGOROD, Ville de la Moskovie, Capitale du Duche du meme nom.


Гравюра Ван дер Аа очень занимательна. На ней изображён очень крупный двухпалубный корабль, с тремя мачтами. Чуть левее, вдалеке, изображён подобный трёхмачтовый корабль иноземного типа. На кораблях голландские флаги. Едва ли события на этой гравюре имеют отношение к путешествию Яна Стрюйса и к легендарному русскому кораблю "Орёл". Согласно указу, царь Алексей приказал отобразить на флагах орлов, но никак не голландские флаги! По-видимому эта гравюра сделана по тем же историческим событиям, что и гравюра из книги Адама Олеария. Речь идёт о переброске в Волгу голландских кораблей Петра I во времена завоевания Московии.

Известно ещё одно изображение корабля "Орёл". Это гравюра Конраада Деккера "Вид города Астрахани и фрегата с флотилией". Однако картушей на гравюре не имеется, а в названии нет никакого поминания корабля "Орёл", просто "фрегат" (см. рис.). Но и это весьма вольное описание: ни автора, ни даты на гравюре нет, есть только название: "La Ville de Astracan". Конраад Деккер умер в 1685 году, в России не был и ни одной другой гравюры Московии не посвятил. Нет никакой информации на источник этой гравюры, альбом, либо книгу и совсем не понятно, почему эту гравюру относят Деккеру. На всех иностранных сайтах даётся дата "End of XVII s.". По характеру гравюры и технике исполнения очень похоже на Питера Ван дер Аа. 

Изображение
Конраада Деккера "Вид города Астрахани и фрегата с флотилией". Сетевая версия.



Но в одном антикварном магазине "Вишнёвый сад" недавно появился оригинал гравюры (оттиск). Но там никакого авторства Конраада Деккера не приводится а имеется следующая информация (см. рис.):

Уменьшено на 99% (1200 x 1082) - Нажмите для увеличенияИзображение


La ville d Astracan. Франция. Нач. XVIII века. Бумага, гравюра на меди, с обозначением основных городских объектов. В современном паспарту. Антикварно-букинистический магазин «Вишневый Сад на Трубной». Адрес: Москва, ул. Трубная, д.23 стр.1


Поэтому либо Деккер жил ещё в начале 18-ого века, либо авторство гравюры ему приписывается абсолютно не верно. В аннотации приводится информация: "Франция. Нач. XVIII века". Ну и про корабль "Орёл" ни словом, просто плывёт крупный парусник под голландскими флагами.

Изображение
Увеличенный фрагмент гравюры Конраада Деккера "Вид города Астрахани и фрегата с флотилией". Два судна плывут под голландскими флагами. Головное напоминает морскую яхту "The Transport Royal", позади более крупный фрегат голландского типа.


Историки и специалисты по геральдике никак не могут понять: почему на первых русских кораблях были голландские флаги. Существует доминирующая версия, что Пётр I ввёл в России флаг аналогичный голландскому во время Великого посольства 1697-1698 гг. Просто переставил местами красно-бело-синии полоски местами и был таков. Но в последствие, когда появилось много новых артефактов, версия появления русского триколора поменялась в сторону омоложения и застыла (смотрим сайт "Государственная символика"): «Знамя царя Московского» введено Петром I в 1693 г. Имел такое же расположение и цвет полос, как и нынешний российский флаг. В его центре был изображен золотой двуглавый орел. Это — первый российский триколор»(http://art.ioso.ru/s...mvolica/2-1.htm). Вот и всё, приняли, заучили и вперёд обучать школьников... 

Но не всё так просто. В замечательной статье П. Давыдова "Исторія Флага Россіи" подробно расследуется этот весьма сложный для ТИ момент: " Что жъ говорить о XVII в.! Да и несложно доказать, что изображенія флаговъ Россіи появились въ альбомахъ значительно позже указанныхъ датъ; въ альбоме Кассини рядомъ съ «крестовымъ» флагомъ изображенъ россійскій флагъ съ... Андреевскимъ крестомъ, появившійся только въ 1699 г.! Ну а съ голландскимъ изданіемъ книги К. Алярда ситуація даже несколько интригующая. Дата на титульномъ листе - 1695 г., но во второй части среди иллюстрацй есть изображеня бело-сине-краснаго флага съ золотымъ двуглавымъ орломъ, «крестоваго» флага и опять же бело-сине-краснаго съ Андреевскимъ крестомъ, и я могу предположить, что они внесены въ книгу уже после посещенія Голландіи русскимъ посольствомъ, на рубежѣ 1700 г. (с. 43-44 его книги).... Вотъ какъ излагаетъ это происшествіе А. Виніусъ въ письмѣ къ Петру I: «Вашъ, великаго государя, корабль святаго Павла взяли французы подъ голландскимъ знаменемъ». Съ такимъ же флагомъ и въ томъ же году, въ Европу изъ Архангельска ушло другое русское судно «Св. ПРОРОЧЕСТВО». 

Отметимъ, что «Св. ПАВЕЛЪ» долженъ былъ выйти съ товаромъ еще въ 1694 г., а «Св. ПРОРОЧЕСТВО» на другой годъ. Такимъ образомъ, ношеніе русскими судами въ 1694-1696 гг. флага съ голландскими цветами есть неопровержимый историческій фактъ» (П. Давыдов, " Исторія Флага Россіи", arhivarij.narod.ru).

Автор Статьи очень добросовестный и вдумчивый исследователь. Но даже он не смог объяснить весьма странного и абсолютно необъяснимого факта: Почему на русских кораблях появились голландские флаги с 1694 года, за три года до Великого Посольства? Откуда эти флаги на русских кораблях "Фредерик" и "Орёл" середины 17-ого века? Почему именно голландские?

Попробуем разобраться в русле нашей Реконструкции. Ну, почему с 1694 года - понятно. Реальное Великое Посольство было ранее ТИ-датировки, в 1690-1693 гг., книга К. Алярда 1695 года зафиксировала уже свершившийся факт. Голландские флаги на "русских" кораблях "Фредерик" и "Орёл" появились вовсе не в середине 17 века, ибо сами эти корабли выплыли на просторы матушки Волги после прорубания Окна в Европу, то есть после 1694 года. Почему голландские? Ну, потому что Пётр проводил завоевание Руси под голландскими флагами. Голландия, или Соединённые Штаты свободных Нидерландов - это Первая Республика Европы. Но не в плане смещения монархии и объявления демократических свобод, нет. Просто Голландия усилиями принца Оранского (урождённого русского князя Насовского) первой открыто вышла из подчинения Российской Империи. Таким образом флаг Голландии стал символом свободы Европы и борьбы против тирании русского Царя. Привычный нам триколор - это штандарт флагманского корабля Петра I, вот почему на картинах А. Сторка он поднят только на яхте "Тhe Transport Royal".

Ну, дабы окончательно закрыть вопрос с флотом, давайте попробуем найти реальное судно "Фредерик", которое выплыло на просторы Волги в конце 17-ого века. Судя по названию корабля имеется в виду Фридрих Вильгельм Великий Курфюрст - дед императора Петра. Если король Англии подарил Петру свою флагманскую яхту, неужели любезный Фридрих отстанет? Как оказывается, отец Фридрих тоже любил своё чадо, и флагманский корабль сыну подарил.

Открываем сайт "Морская волна" (http://sea-wave.ru/f...ead.php?p=20226) и читаем обзорную статью о прусском флагманском фрегате "Фридрих Вильгельм " (“Friedrich Wilhelm zu Pferde” (дословно “Фридрих Вильгельм на коне”): "Информация про корабль очень противоречива. То его представляют как немецкий боевой фрегат (интересно, а были фрегаты не боевые?), то его представляют как голландский фрегат. Размерения тоже разные, года постройки меняются в пределах 100 лет! Наиболее правдивую информацию, на мой взгляд удалось все же собрать из разных источников... Фрегат "Фридрих Вильгельм цу Пферде" или просто под именем "Фридрих Вильгельм" был построен на верфи в Пиллау в I680-I68I гг. и сдан в аренду курфюрсту. Длина судна 125 фт, ширина 32 ф, водоизмещение 900 т. Вооружён 54 пушками. Экипаж насчитывал от 200 до 250 человек... Во время одного коммерческого рейса "Фридрих Вильгельм" встретился с несколькими французскими судами, и 31 октября 1693 г. фрегат был сожжен".

Оказывается, был такой корабль: флагманский корабль курфюрста Бранденбурга Фридриха. Построен в 1681 году и бесследно исчез аккурат в 1694 г. Версию с последним коммерческим рейсом 1694 г. отставляем, как очередную ТИ-отмазку - не дело флагмана ходить в коммерческие рейсы, тем более в одиночку. Дело флагманского королевского корабля стоять на пристани у резиденции Правителя и иногда в составе праздничных флотилий участвовать в парадах. Итого имеем: флагманский корабль "Фридрих" пропал в 1694 году, как раз во время отплытия петровских эскадр из немецких портов. Он был сделан, как и "Орёл" по голландскому типу.

Это событие отразилось в одном занимательном письме Петра I к Ф.Ю. Ромодановскому от 31.12.1697: «Есть же в Переславле корабль, который Клас делал, и мню, что он по новине своей и по величеству годен будет в вышереченный флот... Корабль, построенный Класом, перевести на Волгу» (М.М. Боголсловский. т.2). Если Переславль заменить Пруссией, а Фёдора Ромодановского Фридрихом (мы уже говорили об этих очевидных ТИ-подменах) то картина вырисовывается очень понятная: Пётр пишет отцу Фридриху, что дорога в Волгу открыта, пора отправлять флагман "Фридрих" для переброски в Волгу. Кстати сказать, никакого Класса на Переславской верфи отродясь не было: историки нам рассказывают о Карстене-Брандте, и его подмастерье Корте.

Уменьшено на 79% (1500 x 1450) - Нажмите для увеличенияИзображение


Эскиз двухпалубного фрегата "Friedrich Wilhelm zu Pferde" по сохранившимся чертежам. Возможно, перед нами легендарный первый русский парусник "Фредерик", он же "Орёл" - подарок Фридриха I Прусского своему сыну Петру I. Сходство с кораблём на приведённых выше гравюрах просто разительное. Возможно, прозвище "Орёл" это судно получило в России из-за прусских орлов на флагштоках. Возможно и нет, это уже точно не установишь.

Таким образом первая часть Великой операции по захвату Москвы завершилась для иноземцев удачно. Петровские корабли под голландскими флагами ворвались в главную реку империи Волгу. Волга была перерезана в районе Плесбурга и успешно форсирована. Через Вологду по Северодвинскому пути шла непрекращающаяся помощь из Европы. Ворота Империи были распахнуты настежь, но даже с этой проблемой русские силы могли бы со временем справиться. Если бы не одно "но": операция, спланированная Фридрихом, была намного коварнее. Второй не менее важный удар по Империи готовился в совершенно неожиданном для русских месте: в районе реки Невы и захолустного торгового городка Ниеншанс (или Канецкой слободы). Но, чтобы реализовать этот план немецким полкам Фридриха предстояло справиться с главным препятствием всей Операции: крепостью Нотебург на Ореховом острове. Как Щелкунчик разгрыз сей твёрдый Орешек мы подробно узнаем в следующей главе.

Источник: http://istclub.ru/topic/1032-%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%E2%84%965-1693-1694-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BF%D1%91%D1%82%D1%80-%D0%BE%D0%BA%D0%BD%D0%BE-%D0%B2-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%B1%D0%B0%D0%BB-%D1%81-%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B3/

 

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить