5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Как петровские эскадры в Маркизову лужу приплыли, после фиаско под Нарвой. Где был исторический Орешек, и кому принадлежала Прибалтика до "освобождения" Петром Великим. Почему историки Домик Петра в каменный футляр засунули, а Ораниенбаум переместили в воронежскую глубинку. Как шкипер Пётр Михайлов на ладьях шведов до Выборга гонял, ещё ДО взятия Ноттебурга и выхода в устье Невы. Об образовании Санкт-Петербурга, Петергофа, Ораниенбаума и других славных мест нашей истории. Сказ про то, как историки для Города-Ключа Город-Замок искали... и не нашли. Осударевой дорогой через полконтинента, или как петровские корабли по тайге поплыли, со скоростью паровоза. Как петровские "охотнички" Нотебург взяли, и почему даже сегодня это сделать не возможно. Как граф Меньшиков со шведских берегов письма Петру отписывал, из ещё не построенного Ораниенбаума. Про Кроншлосс-Кроншлот-Шлиссельбург-Петербург и первые медали Петра Великого. Куда вела Першпективная дорога и почему Санкт-Петербург оказался от неё в стороне. Почему Марсова книга была впервые издана спустя полвека, и почему там забыли помянуть про Орешек. Эти милые старые сказки: почему королева Мари повязала Щелкунчику Андреевскую ленточку, а добрый Фриц предоставил лучшую артиллерию и гренадеров.

 

1
Давайте посмотрим, как проходил Ингерманландский (Нарвский) поход Петра I. Этот поход даже в официальной исторической науке считается самым первым и самым неудачным за всю Северную войну. Летом 1693 года Нарвская экспедиция Петра Первого вошла в Балтийское море и ознаменовала начало великой миссии Просвещения дремучей страны. С целью получения плацдарма для высадки огромного экспедиционного корпуса планировалось взять с моря Нарву, или другие соседние порты. Однако ни в Колывани, ни в Нарве, ни в Риге высадиться эскадрам Нового Императора не удалось. По всей видимости именно под Нарвой состоялась самая отчаянная попытка высадить десант. История той грандиозной баталии столь туманна и столь не лицеприятна, что её подробности отсутствуют как в русских архивах, так и в иноземных. Так в материалах для своей неизданной книги "История Петра I" А.С. Пушкин описал все сражения со шведами на начальном этапе Северной войны, подробно рассказано о стычках русской армии у мыз Левкой, Печинской и Порецкой, о сражении у Ряпиной мызы, Резвою и Озерецкою, о битве на реке Ижоре с генералом Крониортом и НИ ЕДИНОГО СЛОВА о первой Нарвской баталии! (см. Сочинения А.С. Пушкина. История Петра. подготовительные тексты. Изд. П. Анненкова, 1855-1857 гг.). Теперь мы понимаем, почему первое сражение под Нарвой не было отражено в документах о Северной войне. Оно на самом деле к Северной войне не имело ни малейшего отношения. А про нелицеприятные события прихода Петра I к власти было приказано поскорее забыть. Забывали долго, более 100 лет. Так в первом издании Марсовой Книги 1766 года этому событию места не нашлось ...


Скорее всего именно к этому походу Петра и относится легенда о Рижском инциденте. Легенда гласит примерно следующее: Пётр во время Великого посольства подъехал к Риге и начал изучать её укрепления в подзорную трубу. Это вызвало гнев администрации города и Петра в Ригу не пустили. Однако есть и более точные сведения от администрации Риги: «Дальберг обоснованно счел инцидент в крепости настолько важным, что немедленно сообщил о нем в Стокгольм, будучи уверен, что Петр готовит войну, намереваясь стать „твердой ногой“ на берегах Балтики. ... Постоянно речь идет об одном и том же: Петр намерен рано или поздно „получить гавань“ (вариант: „стать твердой ногой“) на балтийском побережье» (Возгрин В. Е., Россия и европейские страны в годы Северной войны. История дипломатических отношений в 1697–1710 гг. Л., 1986. С. 65–66.). Встать твёрдой ногой на Балтике и получить гавань - как же точно ложатся эти помыслы Петра в нашу Реконструкцию!

Историки очень виртуозно смешали под Нарвой три реальных исторических события: неудачную высадку петровских войск в 1693 году, взятие Нарвы Карлом XII в 1700 году (когда он не согласился с узурпацией императорской власти Петром) и неудачную попытку Петра I в 1700 году отвоевать Нарву у шведского короля. Но всё было намного прозаичнее. Утвердившись у власти Пётр станет властителем Прибалтики. Но в 1700 году совершеннолетний Карл XII выдвинет свои притязания на царский трон и возьмёт Нарву штурмом. Так начиналась Северная война, а на самом деле кровопролитная война за наследие Российской Империи.
Изображение
Карл XII у Нарвы. Гравюра Бернарда ПИКАРТА, 1700. Как видно из сюжета именно Карл штурмом берёт город Нарву.

Потерпев фиаско в главных русских гаванях на Балтийском море, петровская армада двинулась восточнее, в район устья Невы. Особых иллюзий по поводу этого направления иноземные адмиралы не питали, ибо вход в Неву для них был не возможен. И дело вовсе не в русском городе Ореховец в устье Невы, который можно было пройти на морских фрегатах (он не имел крупных фортификаций), дело в особенностях морского фарватера того района. Мало кто знает, но до открытия в 1885 году Санкт-Петербургского морского канала город Санкт-Петербург не был портом в точном понимании этого слова. Уникальность устья Невы состоит в том, что река на выходе в Финский залив создаёт огромный песчаный вал (так называемый невский бар), намытый в течение веков. Для больших морских кораблей с осадкой глубже 2-ух метров этот барьер был непроходим, за исключением редких моментов, когда ветер нагонял в Неву морскую воду и поднимал уровень на несколько метров. Поэтому территорию Невской губы от устья Невы до острова Котлин моряки в то время презрительно называли Маркизовой лужей. Так и мучились мореходы до прорытия по дну Финского залива Санкт-Петербургского морского канала, который соединил глубокое русло Невы с большой водой у острова Котлин (Кронштадт). Именно остров Котлин, переименованный впоследствии в Кронштадт, считался в 18-19 веках главным портом России на Балтике. На остров привозились все товары, адресованные в столицу, перегружались на мелкосидящие баржи-лихтеры и следовали в Санкт-Петербургский порт, преодолевая бар реки Невы… Было так и в 16, и в 17 веках, когда остров Котлин именовался Орешком, или гаванью города Ореховец. Сам по себе факт бесперспективности Санкт-Петербурга, как морской гавани, ставит жирный крест на целом цикле ТИ-мифов о прорубании окна в Европу, о крупных верфях в Олонце и Санкт-Петербурге, где якобы свояли огромный флот Петра Великого. Эти внушительные по своим размерам и циничности исторические мифы мы будем разбирать поступательно.

Сегодня считается, что знаменитый Орешек, он же шведский Ноттебург, находился на Ореховом острове в истоке Невы. Сейчас это место в черте города Санкт-Петербурга, и там находится музей Шлиссельбург. Именно этот город-крепость и взял Пётр I в 1702 году, что ознаменовало Первую Викторию в Северной войне и скорый выход России в Балтику. Сколько фильмов, книг, торжественных од посвящено этому событию - все сразу и не упомнишь. Великая виктория на то и великая, чтобы про неё помнили все! ... А теперь давайте взглянем на карты 16-17 вв. и поищем реальный исторический Орешек того времени (см. рис.).

Уменьшено на 95% (1246 x 900) - Нажмите для увеличенияИзображение


Карта Московии Сигизмунда Либери Барониса, 1549 год. Орешек расположен а устье Невы на правом берегу. На Ореховом острове в истоке Невы никакого населённого пункта и крепости нет.


Уменьшено на 97% (1227 x 707) - Нажмите для увеличенияИзображение


Карта 1570 г. «Septentrionaliv regionum Svetia, Gothia, Norvegia, Dania et terrarum adiacetium recens exactaque descriptio». Картограф: Gerard de Jode, Antwerpen. Орешек расположен на правом берегу Невы в устье реки. Ореховый остров пуст.



Изображение

Большой атлас Меркатора, 1595 год издания. Орешек изображён в Устье Невы с правого берега. Никакого Орешка-Ноттебурга в Истоке Невы НЕТ.

Уменьшено на 86% (1379 x 802) - Нажмите для увеличенияИзображение

Карта (фрамент). 1607 г. «Atlas Minor, Svecia Et Norwegia etc». Меркатор. Орешек расположен на правом берегу Невы в устье реки. Никакого Ноттебурга на Ореховом острове не видно.


Изображение


Карта Жерара де Йоде (De Jode, атлас 1593 года Speculum Orbis Terrae). Фрагмент. Орешек расположен на острове Котлин (Кронштадт).

Уменьшено на 90% (1323 x 757) - Нажмите для увеличенияИзображение


Карта: Европа. 1598, Matthias Quad Johann Bussemachaer. Фрагмент. Орешек расположен на правом Берегу Невы в устье реки. 

Уменьшено на 74% (1600 x 814) - Нажмите для увеличенияИзображение

Карта на гравюре из атласа "Путешествия по Московии. Pieter Van Der Aa", начало 18 века. Фрагмент. Санкт-Петербург отображён на о. Котлин (Кронштадт). 

Как мы видим, на старинных картах Орешек размещался вовсе не в истоке Невы, куда его старательно перенесли романовские историки. Знаменитый Орешек находился на острове Колтлин. Он являлся гаванью русского торгового города Ореховца, расположенного в устье Невы на правом берегу. Отсюда и произошло незначительное расхождение на картах, когда название "Орешек" писали то в устье, то у острова Котлин.

Совершим короткий экскурс в прошлое и вспомним историю славного города Ореховца, напрочь вычеркнутую из памяти нашими историками. В книге М.В.Войцеховича «Древняя история русской Карелии и Иигерманландии» (Петербург, 1910) на странице 31 читаем про Ореховский уезд: «Наиболее интересующий нас в истории реки Невы Ореховский уезд имел 8 погостов: Спасский-Городенский - по северному берегу Невы от истоков до села Лахты на берегу Финского залива». Но если центром уезда является город Орешек, расположенный как ныне принято считать в истоке реки Невы, то данное административное деление крайне непрактично: от Лахты до современного Шлиссельбурга (центр погоста) по прямой 47 км, в то время как от той же Лахты до Карбоселек (центр другого погоста) 19 км, до Колтушей - 28 км (заметим — все в восточном направлении от Лахты). Центр уезда оказался на самом далёком расстоянии от всех погостов, на границе с другими уездами. Понятное дело, в церковь на воскресную службу вверх по Неве 74 км на веслах не доплывёшь (современный теплоход идет часа 3-4)... Да и с соседних берегов Невы приехать в уездный город Орешек не очень удобно - река там не спокойная и Ладога постоянно штормит. Если учесть тот факт, что в современном Орешке-Шлиссельбурге никогда церквей не было, то вопрос с центром Ореховского уезда становится для ТИ крайне не удобным. Тем более в книге М.В.Войцеховича "Древняя история русской Карелии и Ингерманландии" дано довольно подробное описание Ореховца: "В городе Ореховце,кроме погостской церкви во имя Спаса Преображения, были еще две городские церкви и два монастыря". ( Древняя история русской Карелии и Ингерманландии / М. В. Войцехович. - С.-Петербург : Типография Министерства внутренних дел, 1910. - 56 с.). 

Возьмите в руки фотографии Орехового острова (современная крепость-музей Шлиссекльбург и прикиньте сами, можно ли там разместить две церкви и два монастыря? "Орешек около 1500 года предстает как город со значительным населением и как центр большой сельской округи. Ореховский уезд, существовавший, по-видимому, с XV века, соответствовал Шлиссельбургскому, Петербургскому и части Царскосельского уезда XIX века, вместе взятым. Он включал в себя 20 сел, 1274 деревни и 3030 дворов с преобладающим русским населением" (А.Н. Кирпичников, В.М. Савков. Крепость Орешек. 2-е издание. Лениздат, 1979 ). Как историки разместили всё это в безлюдных окрестностях современного Орехового острова и при этом даже глазом не моргнули? 

Но постоянно видеть неудобные факты и при этом не моргать бесстыжими глазами историкам нравится не очень. Поэтому там, где успели, всю информацию об уездном городе Ореховце вырезали. Порой эта масштабная деятельность по фальсификации доходит до полнейшего абсурда. Так в Переписной окладной книге Водской пятины 1500 (7008) года на 115 странице после слов «Ореховецкий уезд» мы читаем: «Здесь небольшой пропуск» и далее идет пространное описание деревень на погосте. Видимо у издателя описание главного уездного города "выпало" по неосторожности, тем более в этой книге как и положено даны подробные описания уездных городов Яма, Копорья и Ладоги..... Более того, в этой Описи мы не встречаем ни Ноттебурга, основанного как утверждают в 1323 году, ни Ниеншанца/Ландскроны (см. Переписная окладная книга Водской пятины 1500(7008) года. Часть 1. Археографическая комиссия. СПб, 1868). А теперь откроем наиболее полное неофициальное исследование по истории невского края, замечательную книгу Александра Матвеевича Шарымова (А.М. Шарымов. Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год. ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК «ДЕЛО». 22.3.2004): « 1392 г. —В тот год пришли из-за моря разбойники-Свеи в Неву, взяли села по обе стороны реки за пять верст до города Орешка. Для нас интересно и важно здесь первое летописное упоминание о степени заселенности невских берегов: обратите внимание, что села в этом описании стоят уже «по обе стороны реки». Согласно летописным свидетельствам всё устье Невы густо заселено по обеим берегам Невы уже с 14 века. Именно так и должны были обстоять дела того времени, ибо устье Невы - это торговые ворота Великого Новгорода (читай всей Древней Руси). Каким неимоверным образом петровские историки нарисовали нам абсолютно пустынные берега Невы в начале 18-ого века - уму непостижимо. Читаем далее: «А вот города Залесские: ...Новгород Великий, детинец каменный, а старый деревянный, а святая София о шести главах, а озеро Ильмень, река Волхов; Ладога каменная, Орешек, Корельский, Тиверский... Копорье каменное, Яма каменная на Луге». Как мы видим, Орешек - это один из крупных залесских городов средневековой Руси. А как существовать такому городу на пустынном малюсеньком островке? Это каждую корову и козу на берег перевозить... Одно дело крепость на острове - тут понятно. А для крупного города остров совсем не подходит, тем более такой маленький, как Ореховый...

В конце 17-ого века территория Финского залива контролировалась Шведским наместником русского царя и административно делилась следующим образом: «Около этого же времени Ингерманландское княжество разделено на два пробства (административно-церковные единицы):
1) Ореховская область с Ниенштадтом и баронством Дудерхоф (с погостами Дудерхофом, Иервисари, Ингрисом, Келтисом, Корбосельским, Куйвасом, Лисиным, Лописом и Спасским);
2) Ивангород с Копорьем и Ямом.
Места пребывания пробств — Ниенштадт и Ивангород» 
(А.М. Шарымов. Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год. ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК «ДЕЛО». 22.3.2004). Если Ивангородское пробство имело столицу в Ивангороде, то столицей Ореховского пробства Ниенштадт (Ниеншанц) является Ореховец. Абсолютно понятные и элементарные вещи!


Продолжим читать драгоценные летописные свидетельства, найденные умницей А.М. Шарымовым: «И потом, через сорок лет, заключили мы мир вечный на Неве с великим князем Юрием Даниловичем, земли и воды разделили, кому чем владеть, грамоты написали и скрепили печатями. И потом, через тридцать лет, я, Магнуш-король, нарушил мир, поднялся со всею землею Шведскою и вошел в Неву, и взял город Ореховец, и наместников своих в городе посадил, а с ними часть войска оставил, а сам пошел за море. И потом новгородцы пришли, город свой взяли, а наместников и немцев, которые в городе были, перебили. И я, не остерегшись этого, через год опять пошел к Ореховцу со всею Шведскою землею, и дошла до меня весть, что новгородцы под Ореховцем... И теперь я приказываю своим детям, и своим братьям, и всей земле Шведской: не наступайте на Русь, если крест в том целовали; а кто пойдет — против того будут и огонь, и вода». Сомнений не остаётся - город Ореховец (Орешек) был важным древнерусским городом в устье Невы. Шведы не хозяйничали в Прибалтике, а разбойничали вдоль русского берега Балтийского моря. А как войдут в Неву - тут же Ореховец стоит. Нигде не сказано: "вошли в Неву и поднялись по ней до острова". Город Ореховец стоял на пути сразу. И русские князья всегда его охраняли, как важный торговый порт того времени. При чём тут пустынный Ореховый островок, которым нас балуют теперь уважаемые историки?

О том, где на самом деле находился исторический Ореховый остров и город Орешек лаконично сообщает Новгородская летопись: "В лето 6831 (1323 от Р.Х.) ходиша Новгородци с князем Юрием Даниловичем в Неву и поставиша город на усть Невы на Ореховом острову; ту же прiехавше послы великы от Свейского короля и докончаша мир вечный с съ княземъ и с Новым городом по старои пошлине ..." (Новгородская летопись по Синодальному харатейному списку. Спб., 1875. 347 с.). Как мы видим, по летописи Город и Ореховый остров были в устье Невы, а вовсе не в её истоке.

Согласно летописным свидетельствам вся Прибалтика от Западной Двины до Выборга испокон веков была русской. Это потом немецкие историки её ошведили, дабы Петру I было чего отвоёвывать двадцать один год Северной войны. В Суздальской летописи по Академическому списку под 1223 г. говорится: «прииде князь Ярослав (Всеволодович) от брата в Новгород с всею областию и поиде к Колываню, и повоева всю землю Чюдьскую; а полона приведоша бес числа, но города не взяша и злата много взяша» (Московско-Академический список Суздальской летописи – летописный сборник, сохранившийся в рукописи кон. XV в. ГБЛ, ф. 173, собр. МДА, № 236)Затем Колывань упоминается в летописях под годами 1228, 1268, 1269, 1343, 1391, 1433, 1495, 1572 гг. и далее. Ревель продолжает называться Колыванью еще в XVII и XVIII столетиях. Вот Иван Грозный пишет шведскому королю Густаву Вазе, который арестовал ревельцев, ставших уже подданными Ливонии, которые напали и убили в шведских водах русских купцов: «Ты писал нам о неправдах колыванских людей (то есть ревельцев) и о своей отписке, которую послал в Колывань : мы твою грамоту выслушали и твое исправленье уразумели. Ты делаешь гораздо, что свое дело исправляешь: Нам твое дело полюбилось, и мы за это твою старость хвалим» (Московско-Академический список Суздальской летописи – летописный сборник, сохранившийся в рукописи кон. XV в. ГБЛ, ф. 173, собр. МДА, № 236). И он же заявил датскому королю Фредерику II, когда тот попросил, чтобы царь запретил своим войскам входить в Эстляндию, как принадлежащую Дании: «Мы короля от своей любви не отставим: как ему пригоже быть с нами в союзном приятельстве, так мы его с собою в приятельстве и союзной любви учинить хотим. Тому уже 600 лет, как великий государь русский Георгий Владимирович, называемый Ярославом, взял землю Ливонскую всю и в свое имя поставил город Юрьев, в Риге и Колывани церкви русские и дворы поставил и на всех ливонских людей дани наложил. После, вследствие некоторых невзгод, тайно от наших прародителей взяли было они из королевства Датского двух королевичей (т.е. пригласили ими править). Но наши прародители за то на ливонских людей гнев положили, многих мечу и огню предали, а тех королевичей датских из своей Ливонской земли вон выслали. Так Фредрик король в наш город Колывань не вступался бы» (Широкорад А.Б. Северные войны России. — М.: ACT; Мн.: Харвест, 2001).

Мы чётко видим, что издревле земли Прибалтики принадлежат Его Величеству русскому Царю, со времён первых князей русских! А нам про "неудачную Ливонскую войну Ивана Грозного" лекции рассказывают, о прорубании окна в Балтику Петром Великим. Ох уж эти романовские борзописцы! Посмотрели бы они хотя бы на печати, которые недавно стали доступны в наших исторических архивах (см. рис.). Так, на печати 1564 года царского наместника в Ливонии изображен “орел двоеглавый, а у орла у правые ноги герб печать магистра Ливоньского, а у левые ноги герб печать Юриевского бискупа”; около же печати подпись: “сие печать царского величества боярина и воеводы наместника земли Лифлянские”.Надпись “печать магистра Лифлянския земли” окружает эмблему, идентифицированную историком Г. Штоклем как фамильный герб магистра Вильгельма Фюрстенберга, а надпись “печать города Ревале” окружает герб города. Последняя эмблема “печать арфибископа (архиепископа. — О. Р.) Рижского” (см. 
О. Рево. "Гербы городов Рижской губернии Российской империи". Наука и жизнь, №5 (2001). И все печати по-русски писаны, ибо все прибалтийские магистры, епископы были подданными русского Самодержца со времён русского князя Ярослава-Георгия, от которого и произошло древнее название прибалтийского города Юрьева (Тарту). 

Историки это вспоминать очень не любят, а коли вспоминают, то вскользь - якобы всё потом потеряли и Иван Грозный безрезультатно пытался отвоевать Прибалтику во время Ливонской войны. Но там одно горе горькое было и одни поражения. Не будем здесь описывать славные походы Ивана Васильевича, просто предложим нашим всезнающим историкам взглянуть на недавно обнаруженные печати русского царя Ивана IV. Так на Большой государственной печати Ивана Грозного 1578 года в числе других провинций помещены гербы трех прибалтийских городов (земель), ни больше - ни меньше. В 18-ом веке на этих гербах появятся прусские грифоны с ключами от Руси, а через двести лет мы сядем за парту изучать совсем другую, насквозь лживую историю нашего Отечества. 


Изображение
Печать царского наместника в Ливонии. 1564 год. О. Рево. "Гербы городов Рижской губернии Российской империи". Наука и жизнь, №5 (2001) 

Царь Алексей Михайлович в середине 17-ого века воевал уже намного западнее, и успешно брал Вильно, об отборе Прибалтики "ненавистными шведами" ничего из первоисточников не известно. Когда в 1664 году будущий соратник Петра I Николас Витсен во время своего путешествия в Московию прибыл в Русскую Нарву, то тут же отправил Прошение русскому царю пустить его до Москвы. И в Риге, и в Нарве, и на всём своём пути до устья Невы Витсен видел исключительно русских людей и ни одного шведа. (см. Николаас Витсен. Путешествие в Московию в 1664-1665. СПб. Symposium. 1996). Кстати сказать, Витсен прибыл вымаливать у русского царя Право именовать Голландию титулом «Высокие Могущественные Господа». Интересно, с какой такой стати просить на это разрешения у дремучего русского Царя? Когда усилиями того же Витсена и марионеточного Петра русского Царя удастся наконец уничтожить, надобность спрашивать разрешение в Москве на каждый чих отпадёт. А в 1665 году, получив хорошего пинка от "Тишайшего", посольство Витсена убралось прочь с прежним унизительным названием для своей родины: «Почетные регенты». Но по дороге в Московию и обратно Витсен видел в Прибалтике в основном русских людей и русских царских наместников.



Изображение
Прибалтийские эмблемы, с большой государственной печати 1578 года. О. Рево. "Гербы городов Рижской губернии Российской империи". Наука и жизнь, №5 (2001)
Поэтому говорить об освобождении Прибалтики от шведов, о прорубании окна в Балтийское море, о славной виктории на Ореховом острове можно только в рамках сказочной ТИ. До Петра I Прибалтика, включая устье Невы, была русской. И петровские эскадры в 1693 году добились совсем немногого - они сходу овладели мало защищённой Гаванью города Ореховца на острове Котлин. За неимением других вариантов именно этот остров был выбран Западом в качестве прибалтийского плацдарма для кампании 1694 года. Тогда, согласно ТИ, Пётр за зиму смог построить укреплённый форт Кроншлосс, который и стал первой петровской крепостью на Балтике. На берегу напротив острова Котлин зимой 1693-1694 гг. иноземцы начали возводить гавани-порты для приёмки войск после перегрузки с большегрузных морских кораблей. Так на древнерусской землепоявились первые петровские названия: Ораниенбаум и Петергофф. 

2


Появление Ораниенбаума и Петергофа ранее постройки самого города Петербурга выглядит по ТИ просто абсурдным. Тем не менее факты говорят именно об этом. Вот, например, письмо первого губернатора Ингерманландии Меньшикова от 1-ого марта 1703 года: «Благодарствую вашей милости за наименование города и за то, что веселились в дому моем. Письмо от тебя, милостивого моего государя, прочел... Чертеж с наречением града и... писание Киевского и других видел... А у нас, милостию Божьей, в городе все здорово... ». Ораниенбург (Ораниенбаум, современный город Ломоносов) находится в Финском заливе, в 40 километрах западнее устья Невы, которое ещё не очищено от шведов. Именно там стоит сегодня Дворец Меньшикова, который в начале 18 века поражал всех своим величием (см. рис.). Конечно же в своём письме от 1-го марта Меньшиков описывает именно свой Ораниенбаумский дом и веселье, которое ранее там устраивалось в присутствии царя Петра I. При этом в письме нет ни слова о тяжёлой войне со шведами, о недавней славной виктории под Орешком. Но как всё это понимать в рамках ТИ: что собирался переименовывать Пётр на шведской территории? В начале 1703 года устье Невы ещё под Шведом, сам Ниеншанц ещё не взят (будет взят по ТИ 27 апреля 1703 года), а тут целый Город на шведской территории и сплошные веселья. Более того, до нас дошёл документ от 1703 года "План Ораниенбаума" написанный рукой Петра с утверждением нового названия города (см. рис.), о чём в письме и говорится. 


ИзображениеОраниенбаум. Ростовцев А.И. Гравюра начала 18-ого века.

А что означает сиё необычное название: Ораниенбург? В буквальном переводе Ораниенбург переводится как «оранжевая» или «апельсиновая крепость». Что за название такое? Историки пытаются ответить, но ни одного вразумительного ответа привести не могут. А по нашей Реконструкции всё понятно. Первый свой город на русской земле Пётр назвал в честь короля Англии, принца Оранского, имя которого по провинции Оранж переводится как апельсиновый, а династия Оранж-Нассау имеет династический оранжевый цвет. Вот почему сегодня в голландском триколоре есть оранжевая полоска, а оранжевый (апельсиновый) цвет считается символом свободных Нидерландов. Теперь становится понятным, почему на первом гербе Ораниенбаума изображено именно апельсиновое дерево: "В серебряном поле оранжевое дерево с его плодами" (см. Описание символики гербов дано по книге "Полное собрание законов Российской империи". Спб., 1830-1916). По каким соображениям на пустынных берегах Финского залива решили вырастить геральдическое апельсиновое дерево историки нам так и не рассказали.

Изображение
Первый герб города Ораниенбаума.


Со временем историки спохватились и решили отнести Ораниенбург в глухую рязанскую глубинку. Якобы в современном захолустном городке Раненнбурге на границе Рязанской и Воронежской областей и находился тот меньшиковский Ораниенбург с шикарными парковыми ансамблями и морскими гаванями. На эту дешёвую ТИ-сказку даже бумагу жалко тратить, тем не менее, зная дотошность ТИ-критиков, придётся кратко осветить и эту замшелую легенду... Вот как описывает этот миф Н.Г. Устрялов в 4 томе своей «Истории царствования Петра Великого»: - «он (Пётр) отправился в Воронеж холодною, но бесснежною зимою. С многочисленною свитою… Дорога к Воронежу пролегала через Коломну, Иван-озеро, дачи Кикина, Лефорта и Меншикова.... Петр со всею компанию остановился при истоках реки Воронежа, на речке Ягодная Ряса. В обширной и красивой даче Меншикова, Называемой Слободки. Близ нее Царь вздумал основать для своего любимца город Ораниенбург…». Со временем, якобы, первая буковка отпала и город превратился в Раненнбург. До сих пор не известно, бывал ли там Меньшиков, но Путевой дворец или «мыза Меншикова» вскоре пришла в упадок, постройки и морские гавани бесследно испарились, легенда осталась... Так с неподражаемым чувством юмора историки прикрыли нахождение Петра на шведской территории в момент основания Ораниенбаума, якобы он из современного Раненбурга писал, с дачи Меньшикова... Получилось, как это водится по ТИ, весьма комично. 

ИзображениеПетр I. Собственноручный план крепостцы Ораниенбург, посланный 3 февраля 1703 г. в письме к Александру Меншикову. Письма и бумаги императора П е т р а В е л и к о г о. Т. 2 (1702–1703). СПб., 1898.
По нашей Реконструкции с февраля по март 1694 года Пётр находился в современном Ораниенбауме, первой материковой крепости будущей Петровской Московии. Отсюда возглавляемые Меньшиковым войска двинулись к Ладоге и Новгороду Великому. Получив в апреле первые радостные вести от Меньшикова, Пётр отправился в Белое море навстречу своей первой материковой виктории под Вологдой. Вот почему на Плане Ораниенбурга мы видим морской форт с названием, написанным лично Петром - он лично участвовал при закладке новой крепости и утверждал план непосредственно на месте. Но не в далёкой воронежской глуши на даче Меньшикова, а непосредственно на берегу Финского залива, напротив своей новой резиденции Кроншлосса. В своём письме Меньшикову от 3-его февраля 1703 г. из Ораниенбурха он пишет:

«Мейн Герц.
Мы по слову вашему здесь, слава Богу, веселились довольно, не оставя ни единого места. Город, по благословению Киевского 6, именовали 7 купно с болворками и воротами; о чем послал я чертеж при сем письме.
А при благословении пили: на 1 [воротах] вино, на 2 сек, на 3 ренское, на 4 пиво, на 5 мед, у ворот ренское; о чем довольно донесет доноситель сего письма. Все добро; только дай, дай, Боже! видеть вас в радости. Сам знаешь.
Из Оранибурха в 3 день февраля 1703. Последние ворота Воронежские свершили с великою радостию, поминая грядущие.
Извещение, иже быша на освящении сего града...» 
(«Александр Шарымов. Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год. Книга исследований», СПб., «Издательство “Журнал Нева”», 2004 г.).

Обратите внимание, после окончательной подписи, даты и места написания романовские фуфлоделы написали спасительную приписку про Воронежские ворота. Больше царю делать было нечего, чтобы постскриптум про ворота дописывать... Дабы не осталось сомнений, где находился исторический Ораниенбург, приведу стихи прусского посла при Петре I Кейзерлинга (который никогда дальше Ингерманландии не ездил):

"Великий царь, придя в сей замок фаворита,
Сегодня освятил Оранинбурга форт.
И молим Бога мы: пусть замок сей хранит он
И славою его весь мир пребудет горд"

(«Александр Шарымов. Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год. Книга исследований», СПб., «Издательство “Журнал Нева”», 2004 г.)

Когда события 1694 года историки перенесли в 1703 год, то столкнулись с неизбежными противоречиями. В это время Пётр находился на воронежских верфях. Сам вояж Петра в обратную сторону от Финского залива, когда осталось торжественно открыть "замок" только что взятым на Ореховом острове ключом выглядит абсолютной нелепицей. Но это ещё можно было как-то "объяснить", пока не вскрылись письма Петра из Ораниенбурга... Вот тогда и пришлось переносить географические названия. 

Кстати сказать, форт "Ораниенбурх", план которого приложен к письму Меньшикову отлично локализуется. Это второй форт-крепость у острова Котлин, после Кроншлосса. По всей видимости Ораниенбаумом называли тогда материковую пристань, а прикрывающую переправу от Котлина до Ораниенбаума островную крепость назвали Ораниенбург. Возьмём в руки картины 19-ого века и посмотрим на пятиконечный форт рядом с Кроншлоссом, точь в точь скопированный по месту с Плана Петра I (см. рис.).

Изображение
Крепость-форт "Ораниенбург", построенная по Плану Петра I на картинах 19-ого века.

Плавно переходим к Петергофу. Сегодня принято считать, что Петергоф начал строиться в 1714 году, и лишь к 1723 году формирование дворцово-паркового ансамбля было в основном завершено. Так у Петра I появилась летняя резиденция. Но на самом деле Петергоф был известен задолго до его заложения по ТИ, о чём свидетельствует запись в Журнале Петра I от 13 сентября 1705 года: «…наша шнау „Мункер“ пошла в Петербурх, после полудня в 4 часа против Петергофа кинула якорь, к вечеру пришли в Петербурх» (см. Горбатенко С. Б. Петергофская дорога. СПБ., 2001). Оказывается задолго до образования дворцового комплекса здесь в удобном заливе напротив Кронштадта уже находился Петергоф. Само слово Петергоф немецкого происхождения и дословно обозначает Peterhof — Петров двор. Именно здесь и находилась первая резиденция Царя-завоевателя Петра с 1694 года. Тогда вдоль всего Финского Залива от Ораниенбаума до устья Невы образовалось множество мыз новых "русских дворян" немецко-голландского происхождения. Так и ютились они здесь до покорения Руси и строительства своих роскошных дворцов по всей территории отвоёванной Московии.

Захватив в 1693 году Орешек, Пётр за зиму построил здесь мощный форт, который в 1694 году получил звонкое название Кроншлосс от немецкого "Krone" (корона, венец) + "Schlüssel" (ключ). То есть дословный перевод звучит как коронный ключ. В рамках традиционной истории мы не сможем понять, что за ключ такой и от чего. Поэтому историки очень не любят вспоминать это первое название крепости. Имела эта крепость и второе название: Кроншлот: нем. Krone (корона) + нем. Schlot (замок). То есть одна и та же крепость имела два замечательных названия, коронный ключ и коронный замок, что может означать только одно: владеющий этой крепостью имеет ключи от замка. Интересно спросить наших историков: от какого замка?... Ну, не буду томить читателей очевидным ответом - взятие Орешка означало для Петра I ключи от Руси. Именно отсюда и начиналась масштабная экспансия исконно русских территорий. Объясняя название Орешка как Ключ-город историки пафосно заявляют, что ключ-Орешек символизирует ключ от замка-Шлотбурга: "Верно оценивая значение взятой крепости, Петр переименовал ее в Шлиссельбург, то есть <Ключ-город>. <Сим ключом много замков отперто>, - писал он в 1718 году" (А.Н. Кирпичников, В.М. Савков. Крепость Орешек. 2-е издание. Лениздат, 1979). Но обратите внимание, даже Пётр говорил не о каком-то земляном шанце в устье Невы, а о многих замках, отпертых этим ключом. Неужели не виден весь алогизм сравнения многих замков с одним замком от земляного шведского шанца? Для Петра I Орешек, расколотый на острове Котлин, означал ключи от всех городов Руси, вместе с Москвой. Вот почему такой огромный резонанс.


Нашу реконструкцию отлично подтверждают триумфальные арки, которые были сделаны в январе 1703 года, якобы по случаю недавней победы. "В честь одержанной победы мастерами Ф. Алексеевым и Ф. Мюллером были выбиты памятные медали. В Государственном историческом музее в Москве сохранился медальон с изображением взятия Нотебурга, выточенный из пальмового дерева. Гравер А. Шхонебек увековечил штурм в двух гравюрах. 10 января 1703 года в Москве состоялся фейерверк. Построенные по этому случаю триумфальные ворота украшали аллегорические транспаранты. На них были изображены двуликая фигура, держащая в руках ключ и замок, вверху надпись: <Богу за сие благодарение о сем прошение> и корабль, подплывающий к крепости. Вторая надпись гласила: <Желания его исполняются>" (А.Н. Кирпичников, В.М. Савков. Крепость Орешек. 2-е издание. Лениздат, 1979).

Изображение
Транспаранты, украшавшие Московские триумфальные ворота в январе 1703 года по случаю взятия Нотебурга. Андреас Шхонебек. А.Н. Кирпичников, В.М. Савков. Крепость Орешек. 2-е издание. Лениздат, 1979.

Обратите внимание, в руках у двуликого Януса сразу и ключ, и замок. То есть Виктория состоялась сразу, ещё до взятия мифического Шлотбурга, следы которого археологи безрезультатно ищут уже более 200 лет. Город-крепость Орешек и есть Город-Ключ и одновременно Город-Замок от Руси. На правой части трансп
аранта изображён крупный морской фрегат бьющий залпом по островной крепости. Как бы историки не пытались затащить на Ореховый остров морской фрегат (о чём мы подробно узнаем чуть ниже), перед нами морская крепость и берущий её с моря крупный морской корабль. Речная крепость и морская - вещи абсолютно разные. Поэтому локализация исторического Орешка крепостью на островке в истоке Невы есть ошибка, исторический подлог. И мы подробно выявим этот умышленный подлог чуть ниже, во всём своём безобразии.

Давайте задумаемся, а каким образом Пётр, взявший штурмом крепость Орешек 21 октября, мог въехать в триумфальные ворота в Москве уже в январе? Тогда скорых поездов ещё не было, и Пётр надо понимать добирался от Орешка до столицы несколько месяцев. Сначала пирушки-похмелушки, потом укрепление разрушенных стен и сборы, и лишь затем долгая дорога обратно вместе с обозом, торжественным караулом и пленными шведами. Сначала до Ладоги, потом до Новгорода, а потом до Москвы по тяжёлой тысячекилометровой осенне-зимней дороге. Дай бог, чтобы до нового года приехать успел. Когда же Шхонебек успел сделать эти грандиозные гравировальные листы и отпечатать гравюры-транспаранты? Да для таких гравюр не один год уйдёт... По всей видимости в 1703 году, вместе с началом Нового года, широко праздновали 10-летний юбилей ПЕРВОЙ ВИКТОРИИ ПЕТРА I, давшей ему ключи от всех городов Московии. Иначе вся эта ТИ-фантасмагория не объяснима. Кстати сказать, на следующий 1704 год были намечены и широко отмечались Торжества по случаю освобождения Ингерманландии. Тогда вся Москва месяц гудела, мыши и те пьяные были. Надеюсь, Вы понимаете, что так праздновали юбилей ещё одной забытой Виктории Петра I от 1694 года, о которой мы и поведаем чуть далее. Кстати сказать, по имеющимся данным в Москве с 1703 по 1705 гг. было построено не менее восьми величественных триумфальных арок, каждая из которых поражала иноземцев своим великолепием и грандиозностью. Кто, когда и зачем уничтожил триумфальные арки начала 18-ого века историки записать позабыли. А ведь эти арки сами по себе несли крайне интересную историческую информацию, ибо содержали множество информативных вензелей. 

Первая земля напротив Кроншлосса-Кроншлота получила звонкое название: Ингерманландия, что в дословном переводе с немецкого означает землю, входящую в Германию. Как мы помним, Пётр был сыном немецкого курфюрста и, отвоевав плацдарм на берегах Финского залива, он сразу включил его в состав новой Прусской Империи своего отца Фридриха. Затем это название стало именем собственным, но первый губернатор Ингерманландии князь Меньшиков имел свою резиденцию прямо напротив Кроншлосса. Это дабы в случае чего легче было убраться из России. Сам Пётр имел свою первую петербургскую резиденцию на острове Котлин, вот почему на многих картах у острова Котлин имеется название Санкт-Петербург (см. Карта на гравюре из атласа "Путешествия по Московии. Pieter Van Der Aa", начало 18 века).

Но помимо искусственной островной крепости Кроншлосс Пётр имел крепости и на самом острове Котлин, переименованном затем в Кронштадт. Так первая крепость-форт на острове получила звонкое наименование "Александровский шанц" , здесь были возведены трёхэтажный дворец Петра I (сгорел в конце XVIII века) и Итальянский дворец А. Д. Меньшикова. Малоизвестный факт, но именно остров Котлин после переименования его в Кронштадт (от нем. Krone — корона иStadt — город) и должен был стать в представлении Петра I новой столицей его империи. Так 7 (18) октября 1723 года на острове Котлин, в торжественной обстановке, состоялась закладка Петром I крепости Кронштадт, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон». То есть Кронштадт - Коронный город Пётр рассматривал как Санкт-Петербург, и именно здесь по сути и была главная резиденция Петра и его столица. Поселения в устье Невы Пётр именовал Новой Голландией и относился к ним, как к практическому воплощению своей давней мечты сделать Россию Голландией. Новая Голландия представляла собой два рукотворных острова в дельте Невы. Они возникли в результате того, что в 1719 между Невой и рекой Мойкой для нужд судостроителей были прорыты два канала: Крюков и Адмиралтейский. Авторство современного названия легенда приписывает самому Петру Первому. Оно было самым подходящим, поскольку первоначально «Голландией» в Петербурге называлось место около Адмиралтейства, где были устроены склады корабельного леса. После прорытия двух каналов склады были перенесены на образовавшийся остров, а сам остров получил название «Новая Голландия». Одновременно с этим Новая Голландия — это первый военный порт России, который был основан по указу Петра I от 21 сентября 1721 года. По сути Пётр рассматривал дельту Невы прежде всего как промышленную часть столичного комплекса. И это очень хорошо подтверждает редкая голландская карта из атласа конца 17 века:

Изображение
Фрагмент редкой голландской карты из Атласа конца 17 века. Kaart van het oostelijk deel van de Finse Golf, met een inzetkaart van het eiland Kronstad (1682 -...), Иоаан Ван Кулен(Keulen, Johannes van). 

Петербург уже присутствует на карте в виде надписи "Nyen Skantz of Petersborg", что переводится как Невская (по другой версии: Новая) крепость Петербурга. То есть устье Невы это не сам Петербург в то время, а один из районов разбросанного по Маркизовой луже Петербурга. Само существование Ниеншанса в составе Петербурга, да ещё в конце 17-ого века крайне печально для нашей исторической науки.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что сам Санкт-Петербург на заре своего существования представлял не единый город, как таковой, а комплекс различных географических мест и построек: Кронштадт (Котлин)-Кроншлосс (Кроншлот)-Ораниенбаум и Петергоф (включая многочисленные прибрежные мызы и дворцы вдоль финского залива до устья Невы)-Новая Голландия (и Адмиралтейство вместе с верфью) - Петропавловская крепость. Но именно Кроншлот в первые десятилетия Петровского правления олицетворял для Запада и самой Московии столицу бутафорской прозападной империи. Именно Кроншлоту посвящены многочисленные гравюры и медали того времени. Хотя казалось бы, ну построил форт на заброшенном островке в море, с чего такая торжественность? 

Изображение
Кроншлот, гравюра. Питер Пикарт по собственному рисунку, 1704. Собрание
Д.А. Ровинского (Санкт-Петербург); Румянцевский музей (с 1898); в ГМИИ с 1924

Изображение
Медаль в память о строительстве Кроншлота. «PALLASQVEM CONDIDIT ARCEM IPSA COLIT. VIRG.» («Сама Паллада защищает крепость ею основаннуюВергилий»). «CRON. SCHLOS MEDIA HICME A RVSS. IMP. EXTRVCTA» («Кроншлот среди зимы российским императором построен»)
Изображение
Медаль в память о строительстве Кроншлота. «MARIS FINNICI SECVRITAS» («Безопасность Финского залива»)
«SIC REDIT AD DOMINUM QUOD FUIT ANTE SVVM» («Так возвращается к господину то, что ранее ему принадлежало»).

Очень красиво звучат изречения на медалях: "Так возвращается к господину то, что ранее ему принадлежало". Понять сию аллегорию в рамках ТИ не возможно: что ему принадлежало-то? пустынный остров Котлин? А с какой стати и что в этом символичного? Ладно бы по отношению к Ноттебургу, там ещё можно понять. А тут совсем не понятно... Почему бы, в конце концов, ту же Петропавловскую крепость не изобразить?

Изображение

ВРАТА ТРИУМФАЛЬНЫЕ СТРОЕНЫ ТРУДАМИ ШКОЛЬНЫХ УЧИТЕЛЕЙ, Пикарт, 1710, гравюра в честь полтавской виктории (общий вид).

Изображение
ВРАТА ТРИУМФАЛЬНЫЕ СТРОЕНЫ ТРУДАМИ ШКОЛЬНЫХ УЧИТЕЛЕЙ, Пикарт, 1710, гравюра в честь полтавской виктории (увеличенный фрагмент правой части арки с изображением Кроншлота).

Очень занимательно выглядят Триумфальные ворота, посвящённые Полтавской виктории. Среди сплошных аллегорических изображений различается только один реальный - Кроншлот. Сюжет изображения: из Крепости выходит витязь и идёт с копьём наперевес в сторону дикаря на берегу. При этом на Арке нет ни московского Кремля, ни Петропавловской крепости, ни Шлиссельбурга. Такое впечатление, что Кроншлот - главный подвиг Петра, сопоставимый с Полтавой.

 

Изображение
Питер Пикарт, Санкт Петербург, гравюра, 1703. Возможно перед нами утерянный трёхэтажный домик Петра в Кронштадте.

Очень занимательно выглядит детективная история с первым домиком Петра в Санкт-Петербурге. Якобы был такой домик, но потом исчез. Сначала его зачем-то заковал в каменный футляр некий Трезини, а потом следы и вовсе потерялись. Выглядит эта легенда крайне глупо - зачем прятать домик Петра вообще, и как он мог потеряться? Чай не иголка в стогу сена, тем более Дом то царский и памятный. По всей видимости домик Петра I изначально был на острове Котлин в виде большого трёхэтажного деревянного особняка, который и отобразил Питер Пикарт на своей первой гравюре 1704 года, посвященной Санкт-Петербургу. Единственный экземпляр этой занимательной гравюры чудом уцелел и хранится в отделе эстампов петербургской Российской национальной библиотеки. Странно, что первый вид Петербурга на гравюре Питера Пикарта не нашёл широкого распространения в России. Но давайте приглядимся повнимательнее: перед нами трёхэтажный большой дом-дворец на высоком в несколько этажей каменном фундаменте. Некоторые историки полагают, что это питейный дом. Но разве Питеру Пикарту было дело до питейных домов, когда он изображал Петра Творенье? На горизонте мы видим шпиль Петропавловской крепости и чуть подальше, левее шпиль первичной деревянной Адмиралтейской крепости. Это условный панорамный вид с острова Котлина на Петербург, как это и было принято тогда в искусстве. Ну а на переднем плане Пикарт выгравировал первый Дом Петра I на острове. Вот почему рядом с островом и Домом плывут крупные морские парусники, а акватория у города почти пуста, за исключением нескольких лодок. Когда историки начали создавать из захватчика Петра образ праведного царя, пробивавшего себе путь с материка в Европу, первый Дом Петра I на острове в 30-ти километрах западнее устья Невы стал очень не удобен. Вот и решили его утерять, создав таинственную легенду про домик в футляре, внезапно исчезнувший в полное небытие. Футляры-неведимки, дороги-самобранки, летающие корабли, чудо речки разливающиеся на гравюрах безбрежными морями - это излюбленные приёмы нашей сказочной Традиционной истории времён Петра Великого. Тем она и замечательна!

Тем не менее этот трёхэтажный Дом Петра I мы находим на другой гравюре Питера Пикарта, но уже с точной локализацией островом Котлин. Эта редкая гравюра называется "Остров Котлин и русский флот" (см. рис.). На острове стоит огромный дом, который больше всех других построек. По всей видимости перед нами первая резиденция Петра I до постройки Петербурга и Петергофа.

Изображение
Остров Котлин и русский флот, гравюра Питера Пикарта, начало 18-ого века. Обратите внимание на трёхэтажный Дом на острове. По всей видимости перед нами первый дом Петра I до строительства Петербурга. 

Ну и само основание города в разгар Северной войны буквально на передовой не имеет в рамках ТИ логического объяснения. У шведов одна из сильнейших армий того времени, её флот полностью доминирует на Балтике и в Ладоге.., а Пётр сюда свой домик выносит, столицу закладывает. Это всё равно что Сталин после начала войны перенёс бы свою столицу из Москвы в Минск, или Киев... Патологическая страсть Петра к Балтике и островам не пропадёт даже тогда, когда он заложит Петропавловскую крепость - она тоже окажется на острове. Само по себе островное расположение крайне не удобно как для царской резиденции, так и для столицы. Но Пётр вынес на прибалтийский пятачок свою главную ставку не просто так. Во-первых, Ингерманландия была первой территорией, отвоеванной у русских. Во-вторых, близость коммуникаций с Европой и в первую очередь с Кёнигсбергом была крайне важна. Ну а на островах - потому что Пётр с детства боялся чубатых русских казаков и бородатых стрельцов. Он хорошо помнил, как едва не лишился жизни в августе 1689 года. Вот почему Пётр всегда ставил свои резиденции на островах, подальше от ненавистного русского берега - чай сюда стрельцы внезапно не нагрянут. 

Почему в начале своих славных дел Пётр не боялся шведов, и как он решил эту проблему, мы подробно рассмотрим чуть далее. 

3

Начнём потихоньку распутывать пучок мифов о взятии Ноттебурга в истоке Невы, якобы в 1702 году. Впервые этот Миф появился в "Деяниях Петра Великого" надворного советника и по совместительству первого историка о Петре Великом И.И. Голикова: "26 же числа Сентября прибыл Монарх под Нотенбург, и в ожидании войска, приказал занять под оное место и начать делать шанцы. 27 числа прибыло Ладожским озером и остальное войско на 50 судах, которое на пути прогнало неприятельские такие же суда к Выборгу и заняла приуготовленный Монархом лагерь; а суда оные повелел Его Величество через лес, на расстояние полумили перетащить в реку Неву, что того ж числа и исполнено*". Далее стоит сноска Голикова: "*Феофан в Истории Государевой, стр. 46. А сие деласть вероятным и предупомянутое свидетельство Летописи о перетащении двух яхт, ибо сей Великий Государь не знал, что то есть невозможность" (И.И. Голиков. "Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам." Издание второе. Т. 3, стр. 60. Типография Николая Степанова. 1837.). Так одну небылицу прикрыли ссылкой на другую небылицу за авторством некоего Феофана (труд его утерян), и находчивый Голиков поведал нам невероятную вещь: что Пётр очень любил не плавать на кораблях, а перетаскивать их по суше. И уж коли под Ноттебургом он это сумел сделать, следовательно и сказки Феофана о доставке двух яхт под Орешек-Ноттебург вовсе не сказки, ибо нет ничего не возможного для этого Монарха. 

Наглость, с которой Голиков начал внедрять в умы официальную кривду о Петре I поражала тогда многих историков. Само собой разумеется, в середине 18-ого века Голиков не мог выдумать всё с белого листа, пришлось до неузнаваемости переделывать некие реальные события петровской поры. Но для штурма крепости Ноттебург на Ореховом острове совсем не требуется перетаскивать лодки по суше вниз по течению Невы. Зачем? Дабы потом на этих лодках идти на штурм крепости против течения на три самые мощные башни Ноттебурга? Можно было спокойно подплыть с южной, абсолютно незащищённой стороны крепости, обращённой на Ладожское озеро голой стеной. Да и каким образом на этих лодках Пётр смог между делом прогнать до Выборга шведские суда? Ещё до взятия Ноттебурга-Орешка? Для любого здравомыслящего человека эта "история" покажется сказочной, ибо при всех фантазиях Голикова пройти шведскую Неву, Финский залив и победоносно дойти до Выборга Пётр на лодках не мог физически. Тем более справиться с отличным на тот момент шведским морским флотом. Но первая морская виктория под Выборгом была, её многие помнили - вот и пришлось Голикову перетаскивать лодки вокруг не взятого на тот момент Орешка по суше и отправлять Петра в самое сказочное путешествие в истории... Хотя тут я ошибаюсь - в ещё более сказочное морское путешествие по суше Голиков отправит нашего Петра чуть позже, с лёгкой руки Феофана.

По нашей реконструкции Пётр прибыл в Финский залив вовсе не по Неве, а из Балтики, в составе огромного флота. После закрепления на острове Котлине первым делом надо было обезопасить себя с моря и справиться со шведским флотом. Так, весной 1694 году, был совершён Первый поход Петра к Выборгу, который отразится во многих более поздних фантомных легендах, в том числе и об изгнании шведов от Орешка до Выборга на лодках. Поход к Выборгу ознаменовал для Петра первую и очень важную морскую викторию, поэтому просто так стереть эти события из памяти было не возможно. Вот и пришлось фантазировать про некий поход на лодках от Орешка до Выборга, когда Капитан Михайлов все шведские корабли одними усами своими распугал...

По всей видимости в 1694 году петровская эскадра действительно очистила Балтику от шведского флота, нанеся неожиданный удар по шведской морской базе в Выборге. Этот поход отразился в ТИ, как "Ледовый поход Балтийского флота 1710 года к Выборгу". Даже в самом названии этого ТИ-мифа отражён весь абсурд предлагаемого действа. Ну, хотя бы потому, что по льду корабли не плавают.

Существует две противоречащие себе легенды этого славного мероприятия. Первая. Якобы в апреле 1710 года огромный русский флот спустился вниз по Неве и подошёл к Кроншлоту. Командовал сим мероприятием вице-адмирал Корнелий Крюйс. Петра среди адмиралов в этом походе видно не было, поэтому историки придумали всю ту же примитивную легенду, якобы Пётр опять решил принять псевдоним Петра Михайлова и строго настрого запретил именовать себя царём. И это через 13 лет после Великого Посольства и спустя год после Полтавы! Такой вот скромный царь, вспомнил прозвище из молодости... 

Но в начале мая в районе Берёзовых островов путь к Выборгу преградили невиданные льдины и пройти к городу на больших судах было не возможно. Борясь со льдами, как челюскинцы, петровские фрегаты тонули и сбрасывали на лёд снаряжение. К Выборгу удалось пройти только галерному флоту во главе с Пётром Михайловым. А как пройти к Выборгу под прицелом шведских батарей, закрывающих гавань? Якобы и тут наш неутомимый царь применил хитрость: поднял над кораблями шведские флаги, и вражеские батареи пропустили эскадру прямо у себя под носом. Там русские войска спокойно разгрузились и степенно приступили к осаде города. Когда шведы спохватились, то было уже поздно. Осада, продолжавшаяся до 13-ого июня, увенчалась успехом и ознаменовала собой Первую Викторию Морского Флота Петра I. 

Очевидно, что перед нами сказочная история. Почему поход назван "Ледовым"? Ах да, в мае Пётр встретил в Финском заливе арктические льды - потому и "Ледовый". Но зачем Пётр отправился в столь важный поход, когда в финском заливе лёд? Подожди две недели и плыви спокойно со всей эскадрой до Выборга. Да и почему в Финском заливе до острова Котлин ни единой льдинки не наблюдалось, а на подступах к Выборгской гавани вдруг такие ледяные торосы? Один абсурд на другой. Да и зачем вообще плыть морем, рискуя напороться на шведский флот? По суше с песнями и не спеша можно спокойно дойти и осадить крепость, тем более после Нарвы опыт имелся. Именно так, с суши, в том же 1710 году будут взяты портовые города Рига, Ревель и Кексгольм. Использование морского флота в данных мероприятиях почему-то полностью игнорировалось. Так куда же делся тот огромный флот, с которым Пётр вышел на штурм Выборга от Кроншлота, якобы в мае 1710 года?

Давайте разберём вторую легенду той виктории. Согласно ей поход к Выборгу начался по льду Финского залива ещё в марте 1710 года. 2-ого марта Ф. М. Апраксин получил указ атаковать Выборг и 16 марта выступил в направлении Выборга. Для выбора этого маршрута имели значение прежде всего условия местности на Карельском перешейке. Сильно пересеченная местность, обилие озер, протоков, болот, камней делали дорогу по суше более трудной. Тем более лёд нивелировал преимущество шведов во флоте. Экспедиционный корпус Апраксина успешно достиг Выборга и 21 марта начал осаду. В "Реляции о взятии Выборга" дано следующее описание завершения похода осадного корпуса: "Господин адмирал-генерал граф Апраксин с выборными ротами, с четырьмя драгунскими и с несколькими пехотными полками, которая пехота наперед при кавалерии отправлена была под командою бригадира Чернышева, пришел к помянутой крепости в 21 день. А в 22 день марта пришла к Выборху и достальная вся пехота, которая была под командами двух генералов-майоров Брюса и Беркгольца" (Книга Марсова или воинских дел. СПб., 1766.). Долгая трёхмесячная осада завершилась штурмом западной городской стены и полной победой. Но... причём тут Первая Морская Виктория Петра I?

Взгляните на гравюру " ВИД ОСАДЫ КРЕПОСТИ ВЫБОРГ 13 ИЮНЯ 1710 ГОДА" (1715):


Изображение
ВИД ОСАДЫ КРЕПОСТИ ВЫБОРГ 13 ИЮНЯ 1710 ГОДА. Иллюстрация «Книги Марсовой» А.-М. Малэ (2-е издание). По собственному рисунку. Оттиск второй половины XVIII века
Офорт, резец. 523х657; 265х365 мм. Бумага голландская с водяным знаком фабрики C&amp;I Honig Внизу справа: Рисовалъ ї ГрыдоровалАлеξѣи Ростовцовъ. 1715
Происхождение: cобрание Д.А. Ровинского (Санкт-Петербург); Румянцевский музей (с 1898); в ГМИИ с 1924


Штурм происходит с суши. Ни одного корабля на гравюре нет. Выборг был взят сухопутным корпусом Апраксина после трёхмесячной осады. Очевидно, что именно вторая легенда о взятии Выборга в 1710 году соответствует истине. Это был поход по льду Финского залива, потому и "Ледовый поход". Огромный флот Петра Великого и первая легенда с его участием в событиях под Выборгом в 1710 году есть миф, обычная ТИ-сказка.

По нашей Реконструкции огромный флот Петра I после высадки первых частей петровских войск на острове Котлин (осенью 1693 года) был вынужден следующей весной совершить поход к Выборгу. Шведские корабли беспокоили авангардные позиции Петра на Балтике и в мае 1694 года проблема присутствия шведского флота была решена решительным ударом петровской армады по главной базе шведского флота в Финском заливе. Тем самым высадка армий и строительство первых крепостей Кроншлота и Ораниенбаума были обезопасенны с моря. Вот почему "выборгской" эскадрой командовал адмирал Крюйс, тот самый, который во время Великого Посольства отправился в составе эскадры "Крюйсова набора" к берегам Балтики. В бумагах Петра I имеется очень ингтересное письмо вице-адмирала Крюйса от 19-ого апреля: «...Да благоволит Всемогущий благовоспоспешествовать предбудущему походу войска вашего величества как водою, так и сухим путем, дабы стандарт мог быть совершен и распущен с Невских башен и бастионов и тем приведен в совершенство» (Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2, стр. 436. СПб., 1898). Это о каком таком водном походе в апреле 1703 года пишет Крюйс??? Он в этом году был в Амстердаме и ни о каких морских походах и не думал. Да и едва ли голландский адмирал мог быть в курсе планов Петра о походе на Ниеншанс. Другое дело, если в составе зафрактованной Петром эскадре и желает себе и Петру удачи в предстоящей кампании.

Под Выборгом силами объединённого англо-голландского флота была одержана Первая морская победа Петра I. Первый Романов помнил об этом всю жизнь, и историкам пришлось сильно потрудиться, дабы замазать это опасное пятно слоем фальсификата. Со временем, когда Пётр умер, решили связать эту баталию с Северной войной, и нелепо привязали к реальному взятию Выборга сухопутным корпусом Апраксина. Так к ледовому походу добавили гигантскую эскадру, плывущую сквозь льды Финского залива. Получилось нелепо, но более-менее приемлемо.

Но, к сожалению для романовских историков, сохранилась гравюра о той славной виктории. Вернее даже не о виктории, а и того хуже. На гравюре был запечатлён полный состав флота, участвовавшего в Выборгской операции. Это гравюра Питера Пикарта "БОЕВЫЕ ПОРЯДКИ РУССКОГО ФЛОТА НА ПУТИ К ВЫБОРГУ В МАЕ 1710 ГОДА". Этот единичный экземпляр оттиска гравюры был обнаружен в собрании Д.А. Ровинского и с 1924 года хранится в ГМИИ. Но даже там в аннотации к гравюре у предполагаемой даты стоит знак вопроса, ибо её на гравюре нет. Более того, картуш явно подправлен и даты вылезают за габарит самого текста. Сама надпись сделана с ошибками даже в слове "Царь". У каждого корабля имеется порядковый номер, а сноски на названия кораблей в картуше нет, что попросту абсурдно и является прямым свидетельством грубой правки оттиска гравюры, у которой отрезали нижний картуш.



Изображение
П. Пикарт. БОЕВЫЕ ПОРЯДКИ РУССКОГО ФЛОТА НА ПУТИ К ВЫБОРГУ В МАЕ 1710 ГОДА. 1711 (?).Бумага голландская с водяным знаком фабрики C&amp;I Honig. Происхождение: cобрание Д.А. Ровинского (Санкт-Петербург); Румянцевский музей (с 1898); в ГМИИ с 1924

Взгляните на увеличенный фрагмент гравюры. На ней изображено не менее 30-ти крупных морских кораблей, некоторые из которых являются линейными кораблями. Такого флота не было у Петра ни в 1710 году, ни в 1724, никогда. Не было такого мощного флота ни у Елизаветы, ни у Екатерины II. Даже в знаменитой битве Ф.Ф.Ушакова у Фидониси русский флот насчитывал 2 линейных корабля и 10 фрегатов. Поэтому говорить, что перед нами флот, спешно построенный на только что возведённой Санкт-Питербургской верфи не приходится. Там Пётр строил в основном крупные плоскодонные галеры. Морские парусные корабли не могли выйти в море из Санкт-Петербурга по причине многокилометрового невского бара на дне залива. Более того, такой флот просто негде было держать зимой. На доках Санкт-Петербургской верфи банально не хватит места, а у острова Котлин крупные морские корабли зимовать не могли, ибо попросту вмерзали в дно и разрушались под воздействием льда. Только с 1710 года в Кронштадте начнут копать глубоководные доки и каналы к ним от акватории Кроншлота. Работы будут завершены к 1715 году, а до этого ни о каком содержании столь крупного флота морских кораблей на Балтике не было и речи. Да и самих таких кораблей ещё у Петра не было.

Уменьшено на 80% (1481 x 859) - Нажмите для увеличенияИзображение


П. Пикарт. БОЕВЫЕ ПОРЯДКИ РУССКОГО ФЛОТА НА ПУТИ К ВЫБОРГУ В МАЕ 1710 ГОДА (Фрагмент)



Как мы подробно говорили в предыдущей главе, для ведения военной компании Пётр I зафрактовал в Европе огромный морской флот. Такое впечатление, что гравюра делалась по спискам Корба, в которых он указал полный список флота Петра I на 1697 год (см. предыдущую главу). И всё встаёт на свои места. Когда к 1699 году Пётр утвердится у власти, флот навсегда покинет берега Балтики и вернётся к прежним хозяевам. Вот тогда и начнётся реальная история русского флота с маленьких шняв и галер... 

 

4

Решив проблему шведского флота, который в тот период был в вассальном подчинении русского Царя, иноземцы в апреле 1694 года смогли выгрузить на материк экспедиционный корпус. Так как в устье Невы морская эскадра Крюйса войти не могла, город Ореховец (он же Ниеншанс) пришлось брать с суши. Для этого был разработан хитроумный план, ничуть не уступающий плану взятия Вологды, о котором мы говорили в предыдущей главе.

 

Это только в ТИ под Ниеншансом всё прошло гладко и сладко, мол приехали, и после первых выстрелов земляной шанец пал. На самом деле было всё иначе и совсем для ТИ не гладко. Открываем книгу Шарымова и читаем: "В «Журнале» Макарова сказано следующее (я надеюсь, читатель не забыл, что здесь и далее его слова в тексте, редактированном самим царем Петром, взяты мной в фигурные скобки): «...{Апреля в 23 день Генерал Фельдмаршал Шереметев с корпусом пехоты}, который был в прошлом 1702 году при Орешке, пошел к Невскому шанцу (который называли Канцами), {при которых войсках и Государь сам присутствовал}» . Хотя слова о пребывании царя в корпусе Шереметева внес сам Макаров, вроде бы все знающий, Петр, тем не менее, там поначалу не присутствовал" (А.М. Шарымов. 1703. Хроника года и его загадки). Отсюда и далее чехарда с нахождением Петра будет постоянной. То он в Воронеже, когда отмечен в Шлиссельбурге, то он в Шлиссельбурге, когда отмечен в Ниеншансе. И это всё объяснимо, ибо в ТИ-редакции под реальными событиями Северной войны, когда петровские армии заново отвоевывали у шведов устье Невы, втиснулись сведения о Первом захвате Ореховца в апреле 1694 года. Вот почему Пётр, который должен по документам 1703 года отсутствовать в войске Шереметева, в нём присутствует. 

 

А далее ещё любопытнее. 23 апреля фельдмаршал Шереметев пишет Петру: «Премилостивый государь. Пришел я, и стал не доходя порогов, а последние полки ушли в ночном часу, и тут буду ночевать, для того, что плоты и туры не были, а паче же те суды, которым быть в партии... если дождусь; управясь пойду далее, переправясь на реке пороги, с Божиею помощью пошлю партию. Дорога суха, есть переправы. Прикажи почту кому принять за рекою. Раб твой Борис Шереметев челом бью». Вроде всё гладко-сладко, вот только согласно Письму шёл корпус Шереметева к Ниеншансу с запада, левым берегом Невы. Этот удивительный факт приводит в своей книге Александр Шарымов, который делает интересную ремарку: "Это письмо заставляет подумать вот о чем. Привычно представление военных историков о том, что Шереметев шел к Ниеншанцу по дороге от Шлиссельбурга через Келтуши (нынешние Колтуши). То есть через Неву он, вроде бы, переправился у Шлиссельбурга, а затем двигался правым невским берегом. Однако его ночное письмо от 23 апреля уточняет маршрут русского войска. Оно шло сначала левым берегом и, лишь переправясь через Неву в районе нынешних Ивановских порогов, двинулось вперед правобережьем" ("Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год." Александр Шарымов). 

 

Конечно же, в рамках ТИ движение к Ниеншансу левым берегом Невы абсурдно и нелепо. Если в районе недавно взятого Орешка налажена безопасная переправа через Неву,то зачем двигаться к Ниеншансу по левому берегу? Дабы потом под канонадой шведов наводить новую переправу над широкой весенней рекой? По нашей Реконструкции войска экспедиционного корпуса Шереметева двинулись от другого Орешка, который в районе острова Котлин. Если двигаться оттуда, с запада, то никакой альтернативы левому берегу Невы попросту нет. Надо болотами и русскими мызами подойти к Неве и переправиться на правый берег. Более того, согласно всем дошедшим источникам, Шереметев сделал свою ставку на левом берегу Невы напротив Ниеншанса, что вообще никакими логическими доводами не объяснить. Шли к Ниеншансу правым берегом, дошли, а ставку решили сделать на другом западном берегу Невы. Читаем письмо Шереметева Петру от 25 апреля, когда его войска достигли Ниеншанса: «Сего апреля 25 дня пришли мы до вечера за полчетверта с Преображенским и Семеновским, да с Билсовым, с Пахмеровым 5, с Гуриковым 6 и с Инглисовым 7 полками, около того валу, который одержала наша посланная партия [Нейтгарда и Глебовского]: хотя и безопасен от пушек, а бомбы будут доставать, только инова места нет, где стать, все болота, лес и кочки; а Князь Никите Ивановичу Генеральства за рекою Охтою. В нынешний час станем работать против ворот батарею, чрез реку Охту мост. А под мортиры еще не бывали мосты [платформы], также лопаток и кирок мало. Гаврило Иванович [Головкин] не бывал, с фашинами и с турами Степан Стрекалов не бывал же. Зело место тесно, где Преображенский и Семеновский полки стали. На другой стороне реки Невы сделана крепостца земляная, и люди в ней есть, и я нынешней ночью пошлю» (Письма к государю императору Петру Великому от генерала-фельдмаршала, тайного советника, мальтийского, св. апостола Андрея, Белого Орла и Прусского Ордена кавалера, графа Бориса Петровича Ш е р е м е т е в а. Ч. 1. М., 1778. С. 169–170). В этом письме Шереметева открывается умопомрачительная картина: оказывается, основные силы встали на западном берегу Невы, а штурм крепости совершался из-за реки Охта. Но, каким образом на пути корпуса Шереметева могла появиться Охта, если крепость расположена южнее реки? Для более чёткого понимания ситуации прошу вас взглянуть на гравюру Схонебека по эскизам Пикарта "Осада Ниеншанца" (см. рис.). 

 

 

 

Уменьшено на 89% (1332 x 1057) - Нажмите для увеличенияИзображение



Гравюра Адриана Схонебека по рисунку Питера Пикарта. Гравюра План осады Ниеншанца 24 апреля — 1 мая 1703 г. 

Как мы видим, на гравюре отображена не осада, как таковая, а просто план той местности с крепостью Ниеншанс. Но крепость расположена южнее реки Охта и, если "русские" войска двигались от Орешка и переправились чуть выше на правый берег Невы никакой реки Охты на их пути быть не может. Более того, если (как уверяет нас ТИ) это шведская крепость, закрывающая русским доступ к устью Невы, то шанец сам бог велел делать севернее Охты. Тогда река станет естественным препятствием. Зачем выносить крепость на другую сторону реки? Абсолютно необъяснимо. А вот если это русская крепость города Ореховца, то именно такое расположение логично - крепость прикрывает Неву с севера от возможных противников с Балтики и река Охта служит этим целям как нельзя лучше.

При указанной расстановке получается следующая картина. Корпус Шереметева подошёл к Ореховцу с западного берега Невы где и развернул ставку с основным биваком. Затем на правый берег реки по островам дельты переправились штурмовые отряды, что намного проще, нежели делать переправу через широкую Неву. На пути иноземцев оказалось последнее естественное препятствие - река Охта. Именно при переправе через Охту войска Шереметева и понесли основной урон, ибо река отлично простреливалась с крепости. Со временем удалось сделать плацдарм на южном берегу Охты, отражённый в письме Шереметева под странной записью: "...а Князь Никите Ивановичу Генеральства за рекою Охтою. В нынешний час станем работать против ворот батарею, чрез реку Охту мост. А под мортиры еще не бывали мосты [платформы], также лопаток и кирок мало".Как только удалось закрепиться на южном берегу, туда спешно начали наводить мост для переброски мортир. Всё ясно и понятно. Почему романовские историки всё извратили тоже понятно - они не могли допустить, что Пётр со своим войском двигался с Балтики. Но факты и элементарный здравый смысл говорят именно об этом. 

 

Операция по осаде первой наземной русской крепости Ореховца проходила с огромными трудностями. "Шведы" очень искусно вели интенсивный огонь по переправляющимся через Охту солдатам Шереметева. Самое интересное, что комендантом якобы шведской крепости Ниеншанс был русский полковник Иван Опалев, который до последнего давал отпор немецким войскам Петра. Историки крайне невнятно объясняют этот феномен, якобы это пленный, перешедший на шведскую службу. Шведские власти не нашли лучшей альтернативы, чем во время шведско-русской войны поставить в приграничную крепость русского коменданта. Бредовость этого объяснения разъяснять, наверное, не стоит. Несколько раз к Ивану Опалеву отправляли парламентёров о сдаче крепости, но русский полковник был непреклонен и крепость продолжала биться.

 

Сражение было кровопролитным с использованием артиллерии. Если это небольшой земляной шанец, как принято считать сегодня, то почему столько мароки? А ведь в штурме крепости были задействованы немалые силы: «1703 ГОДА ПОЛКИ ПОД КАНЦАМИ БЫЛИ дивизии генерала и кавалера князя Репнина:
Людей число Горданов (Александра Гордона) 927;
Гулицов (Ефима Гулица) 713;
Дедютов (Симона Дедюта) 781;
Брюсов (Романа Брюса) 618;
Дромонтов (имя не установлено) 660;
Романовского (Алексея Романовского) 470;
Буковина (Петра фон Буковена) 523;
Павла Бернера 662;
Ивана Бернера 536;
Трейденов (Тимофея Трейдена) 769;
Рыдеров (Дениса Риддера) 900.
Итого: 7559.
Сверх того:
Преображенский (Ивана Чамберса) 2936;
Семеновский (Михаила Голицына) 2104;
Бильсов (Ильи Бильса) 717;
Купоров (Данилы Купера) 710;
Пальмеров (имя не установлено) 643;
Максима Гурика, который был на взморье 758;
Инглисов (Андрея Инглиса) у артиллерии 486.
Итого: 8354»

(Сборник Военно-исторических материалов. Выпуск 1-й. Северная война. Документы 1705–1708 гг. № 370. СПб., 1892. С. 328.) 

 

Войска для взятия земляного шанса просто огромные! Неужели историки не видят всю несоизмеримость задействованных в операции сил с самой целью штурма? Согласно источникам в крепости был гарнизон всего 600 человек. По нашей реконструкции эти огромные силы составляли первый эшелон иноземных армий, задачей которых был вовсе не заштатный шанец в устье Невы, а значительно более важные и глобальные цели выхода к Москве с северо-запада по Волоколамской дороге. Вот почему только в апреле 1694 (1703) года состав группировки насчитывал в общей сложности 15913 человек.

 

Несмотря на героическое сопротивления русской крепости, после долгой артиллерийской осады Ореховец (Ниеншанс) был взят штурмом. Так на милость войска Петра I пал первый русский город. Вот почему историю этого штурма и само название города Ореховца были со временем тщательно вытерты из памяти и заменены слащавой легендой о взятии шведского земляного шанса.

 

Тут интересен ещё один парадокс. Оказывается, Пётр прибыл в покорённый город со стороны финского залива в составе огромного войска на лодках! Читаем сказочный Жюрнал Макарова, правленый якобы самим Петром I:«{В 28 день в вечеру Государь, яко Капитан бомбардирский, с 7 ротами гвардии, в том числе с 4 Преображенскими, да с 3 Семеновскими управяся, поехал водою в 60 лодках мимо города для осматривания Невского устья} и для занятия оного от прихода неприятельского с моря» (Журнал или Поденная записка Блаженной и Вечнодостойной памяти государя императора Петра Великого с 1698 года, даже до заключения Нейштадтского мира. СПб., 1770. cтр. 62–63). Этот факт тоже в рамках ТИ довольно смешон. Согласно ТИ Пётр во время штурма прокатился в Финский залив, погонял там шведские шхуны и затем вернулся со стороны моря на новой яхте к только что случившейся виктории. Ну, как Вы понимаете, всё было намного прозаичнее. Семь гвардейских рот, приплывших с островов к Ниеншансу - это тот самый корпус, который переправился с западного берега Невы по островам. Непосредственно в штурмующем Ореховец войске Петра действительно не было. Как только он получил радостные известия о первой сухопутной победе в Финском заливе, он отправился от реального Шлиссельбурга - Кроншлота принимать победу на одной из своих яхт. А вот по ТИ получается очередная нелепость. Пётр отправился покататься на лодках по вражескому Финскому заливу, где стояли шведские шкуны и шнявы, а острова дельты были полны шведских войск. Так не бывает, ибо царь мог нелепо погибнуть, попасть в плен, утонуть. И ни на какие дурачества царя это безумие не списать.

 

Параллельно штурму Орехорвца вторая часть экспедиционного корпуса стремительно рванула от Балтики в сторону Волхова и Ладоги. Кто был в этом корпусе отлично демонстрирует нам приведённый мной чуть выше список задействованных в кампании полков. Всё что "сверх того" начиная с Преображенского полка Ивана Чамберса - это те полки, которые непосредственно во взятии Ниеншанса не участвовали. Чем же они занимались? Попробуем проследить, куда же отправились полки "сверх того" и какие перед ними стояли задачи. 

 

Немцам Петра надо было во что бы то ни стало перерезать Волхов и тем самым отсечь всю Ладожскую акваторию от Новгорода. Поэтому параллельно движению вдоль Финского залива к Ореховцу корпуса Шереметева, второй корпус под командованием Апраксина отправился лесами и болотами к Ладоге. Так генерал-майор Иван Чамберс, находящийся в корпусе Апраксина, ярко описывает тяжелейший марш бросок от Балтики до Волхова, сквозь многочисленные болота и речки: «Сего апреля 9 числа солдата Ивана Турченина 24 с письмом встретил я, не доходя деревни Тушина Острова, и того ж числа с Преображенским полком [через] болоты перебрался с великим трудом. Апреля ж, государь, 10 числа пришел с полком к реке Тигати, и на той реке перевозу нет, и я велел плоты делать и, чаю... что, сделав плоты, переберусь через реку с полком того ж числа... А князь Михаил Михайлович идет с Семеновским полком позади Преображенского полку в близости. А дорогою, государь, идти нам зело трудно, потому что воды и грязи великие, однако ж, с Божией помощью, пойду, сколь скоро могу» (там же). Если вы взглянете на карту и найдёте приток Волхова Тигати, то вся нелепость похода от Орешка в сторону устья Невы отпадёт. Река Тигати - это левый приток Волхова и находится аккурат между Балтийским морем и Ладогой. Возьмём другой географический маркер движения полка Чамберса - Тушин Остров. У многих, как поначалу и у меня, складывается впечатление, что это остров на реке Волхове, и плывущие по реке полки вполне могли там оказаться. Но на самом деле это не остров, а деревня на опушке среди непроходимых болот. Деревня Тушино-Остров располагается в Чудовском районе Новгородской области как раз на предполагаемом маршруте корпуса Апраксина. Идти от Новгорода до Ладоги и при этом попасть в деревню Тушино-Остров - это просто умопомрачение, явный ТИ-прокол. 

 

Кстати сказать, путь корпуса Апраксина отлично просматривается по документам. Маршрут был проложен по реке Луге, которая впадает в Лужскую губу Финского залива чуть западнее Кронштадта. Так под 25 марта Шереметев пишет царю: «Другие струги, которые на Луге реке делают, и я об них приказал Якову Брюсу всякими мерами спешить; и велел я Андрею Шарфу, который стоит с полком у того урочища для провиантов, чтоб он чинил всяческое вспоможение в работе тех стругов» (Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2, стр. 151. СПб., 1898). Интересно, что там за суда делают на Луге, если это в марте 1703 года ещё глубокий шведский тыл. Да и при чём тут Луга, если собираются брать устье Невы? Спросить бы у историков, что они ответят?.. По нашей реконструкции река Луга была выбрана для корпуса Апраксина не случайно. Если по ней подниматься в верх по реке, то можно подойти вплотную к левым истокам Волхова. Совершив марш можно оказаться в среднем течение Волхова, по которому спуститься до Ладоги. Кстати сказать и деревня Тушино-Остров и река Тигода (в письме Чамберса река Тигати ) находятся именно в междуречье Луги и Волхова. Поэтому корпус Апраксина шёл до Ладоги вовсе не от Новгорода, а от Лужской гавани в Финском заливе.

 

31 марта Петр приказывает Петру Апраксину: «Her Воевода, как сие письмо получишь, пришли немедленно нижеписанные полки (ради грузки и прочих нужд): Купоров, Бильсов, Стрекалов, и отпусти их так, чтоб им уж не ходить на Ладогу для приготовления, но отсюдова и в поход, при которых было бы и хлеба на две недели до походу» (Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2, стр. 153. СПб., 1898). Что там за поход на Ладогу так тщательно готовит Пётр, если в это время полки Шереметева уже выдвигаются от Шлиссельбурга в сторону Ниеншанса - главной цели компании 1703 года? К тому же, если Ладога - это русская крепость, а Пётр русский царь, то вообще никаких таких рачительных приготовлений не надо. Это вообще не поход, а обыкновенная переброска сил по своей территории от Новгорода до Ладоги по реке Волхов. Сплавляться два дня максимум! Тут никаких запасов на две недели не требуется. В тот же день и Меншиков шлет приказ Ивану Яковлеву: «Для литья пушек и иных припасов, о коих тебе в Шлютенбурхе приказал сделать, и для осмотрения того всего и для отдачи денег посылай неотменно Кузьму Хрисанфова... и вели те бомбы и пушки присылать неоплошно вешним водным путем вскоре» (Материалы для истории русского флота. Часть I. стр. 19, СПб., 1865.). Тут очень интересный момент. О каком таком вешнем водном пути идёт речь, если Чамберс шёл пешим маршем по болотам Новгордчины? И потом, почему Шлиссельбург назван тут и во многих других местах того периода Шлютенбурхом? Ведь без огласовки Шлютенбург происходит от Шлотбурга, а вовсе не от Шлиссельбурга. Не будем долго ломать голову над этими ТИ-парадоксами. Шлютенбург - это другое наименованию Крошлота, от немецкого произношения город-замок. Пушки "вешним водным путём" отправлялись от Лужской губы вверх по Луге для сухопутных корпусов петровских войск, которые спешили к Ладоге. Как только сойдёт лёд, преполагалось подняться по Луге до русского города Ямбурга, взять его в осаду и стремительным маршброском через междуречье Луги и Волхова выйти к Ладоге.

 

Трудное задание по захвату Ладоги было успешно выполнено и 14 апреля Чамберс пишет об этом важном событие царю: «Преображенский и Семеновский полки в Ладогу пришли сего ж апреля 14 числа и, передневав, в тех полках пересмотрю больных солдат и которым идти будет невозможно, оставлю в Ладоге, а с полками пойду в Шлюсельбурх с поспешением, сколь скоро смогу, в конце 15 числа» (там же). Конечно же, все эти записки, письма, реляции многократно переписаны и подделаны. Не дело командира полка осматривать больных солдат, для этого есть доктор. А вот если это раненые во время последней баталии солдаты, то осмотреть их святое дело любого командира. Скорее всего в оригинальном немецком тексте письма Чамберса были именно раненые солдаты, которые участвовали во взятии Ладоги. Даже несмотря на то, что основной гарнизон Ладоги отправился на выручку Ореховца, русская крепость дала бой. И совсем не понятно, зачем отряду Чамберса двигаться от Новгорода к Шлиссельбургу по болотам и лесам, форсировать глухие речки, делать плоты, строить переправы и при этом тащить на себе тяжеленную амуницию и артиллерию? Ещё раз повторюсь, если бы Чамберс действительно шёл куда-то там к Шлиссельбургу (Орешку), то он бы взял в Новгороде карбасы и спокойно доплыл на них по широкой водной артерии - реке Волхов. Сначала до Ладоги, потом до Орешка. Маразм марш броска отряда Чамберса по суше, наводящего гати по непроходимым в принципе болотам Новгородчины, строившего переправы через реку Тигоду даже в переполненной нелепостями ТИ выглядит шедевром. Более того, почему корпус Апраксина, с полком Чамберса, идёт не в составе уже осаждающего Ниеншанс корпуса Шереметева? Где и как они разминулись? Ясное дело, корпус Апраксина если и успеет дойти до Ниена, то уже к шапочной разборке, потеряв при этом на болотах половину амуниции и пушек. 

 

По всей видимости Корпус Апраксина, в составе которого находился полк Чамберса, в это время захватывал Ладогу и подходы к Новгороду по реке Волхов. Затем, узнав об упорном сопротивлении русских в Ниеншансе, часть корпуса Апраксина вышла в тыл русских, пройдя по Ладожскому озеру до Невы и спустившись по реке в тыл русских. О чём свидетельствует абсолютно необъяснимое в рамках ТИ письмо Апраксина: «И по Его Великого Государя указу, с Его Государевыми всех строев конными и пешими ратными людьми и с низовыми войсками по ведомости о приходе неприятельских (?) войск к Канцам, пошел от Ладоги майя в 5 день и под Канцы пришел сего ж майя в 10 день нынешнего 1703 году» (В о л ы н с к и й Н. П. Постепенное развитие русской регулярной конницы в эпоху Великого Петра. С самым подробным описанием участия ее в Великой Северной войне. Выпуск I. 1698–1706 гг. Книга 3-я: Приложения (I–XLII). СПб., 1912, стр. 23). Я специально оставил знак вопроса у слова "неприятельских (?) войск". Этот вопрос поставил в своей замечательной книге Александр Шарымов, который так и не смог разгадать множество вопросов 1703 года, которые в рамках ТИ просто не разрешимы. Какие там ещё неприятельские войска подошли к Канцам и почему вообще Апраксин со своим корпусом находился на момент штурма Ниена в Ладоге? 

 

По нашей реконструкции окончательно сломить сопротивление русских под Ореховцем удалось только к 10-ому мая. Получив в апреле известие, что иноземные полки начали выжигать посады Ореховца, русские гарнизоны из Ладоги и соседних крепостей спешно отправились вниз по Неве. Поэтому внезапный выход корпуса Апраксина к незащищённой на тот момент Ладоге стал по сути кульминацией сражения, предрешившей исход кампании. Укрепившись в Ладоге, гвардейцы Апраксина вышли к истоку Невы. Отсюда, вероятно, и происходят сведения, что при штурме ТИ-Орешка русские во главе с Апраксиным скрытно перетащили лодки по левому берегу, и ниже Орехового острова переправились на правый берег Невы, наведя летучий мост. Этот манёвр абсолютно не вписывался в ТИ-миф о штурме Орешка, он был нужен совсем для иного действа. Нанеся неожиданный удар в тыл русской группировки с юга, с незащищённой Охтой стороны, корпус Апраксина склонил чашу весов битвы за Ореховец в пользу петровской армии. Это и предрешило исход кампании: путь от Ореховца до Ладоги был теперь в руках немцев. Дорога на Новгород была открыта.

 

А теперь возьмём в руки замечательную гравюру Адриана Шхонебека "План осады крепости Ноттебург (Шлиссельбург)" и наглядно проследим движение корпуса Апраксина к Ореховцу. 

 

Изображение
Адриан Шхонебек. ПЛАН ОСАДЫ КРЕПОСТИ ШЛИССЕЛЬБУРГ (НОТЕБУРГ) 11 ОКТЯБРЯ 1702 ГОДА. 
Оттиск второй половины XVIII века. Собрание Д.А. Ровинского (Санкт-Петербург); Румянцевский музей (с 1898); в ГМИИ с 1924. 

 

Уменьшено на 74% (1600 x 758) - Нажмите для увеличенияИзображение


Адриан Шхонебек. ПЛАН ОСАДЫ КРЕПОСТИ ШЛИССЕЛЬБУРГ (НОТЕБУРГ). (фрагмент гравюры). Переброска корпуса Апраксина на правый берег Невы. 

Уменьшено на 90% (1320 x 865) - Нажмите для увеличенияИзображение


А. Шхонебек. ПЛАН ОСАДЫ КРЕПОСТИ ШЛИССЕЛЬБУРГ (НОТЕБУРГ) (фрагмент гравюры). Корпус Апраксина ведёт бои на подступах к Ореховцу. В самой левой части с острова переправляется подкрепление. Гравюра явно усечена с левой стороны.

Очевидно, что никакого отношения к штурму Ноттебурга манёвр корпуса Апраксина не имеет. Войска двигаютс в обход Орехового острова, переправляются на приличном удалении от крепости и далее устремляются в противоположном от Ноттебурга направлении! Известно, что эскиз для гравюры Шхонебека делал Питер Пикарт, отправленный указом Петра I под Шлиссельбург весной 1703 года. По сути перед нами не зарисовка очевидца, а политический заказ привязанный к местности. Но само-собой разумеется какие-то реальные события нашли отражение на гравюре, и важнейший для всей баталии марш бросок Апраксина к Ореховцу был отражён. Потом, уже во второй половине 18 века, когда решились наконец написать приемлемую историю петровских подвигов, гравюрку подправили. Хорошо видно, что левая часть гравюры просто обрезана. Войска, переправившиеся на другую стороны реки, ведут бои на подступах к некоему "неприятельскому шансу", который тоже невнятно отображён на самой границе среза. С обрезанного острова плывут некие большие отряды... По всей видимости на Плане, а это вовсе не точный чертёж, была отображена вся кампания со взятием Ореховца. Но левее были острова дельты Невы, лагерь Шереметева, река Охта и штурм крепости со стороны Балтики. Когда эту опасную правду приказано было забыть, неудобные гравюры того времени либо полностью уничтожили, либо так нелепо обрезали.

 

Уменьшено на 79% (1497 x 830) - Нажмите для увеличенияИзображение


А. Шхонебек. ПЛАН ОСАДЫ КРЕПОСТИ ШЛИССЕЛЬБУРГ (НОТЕБУРГ) (фрагмент гравюры). Верхний картуш.

А теперь посмотрите на верхний картуш гравюры. Бородатый мужик в русском кушаке и русская крестьянка в кокошнике на полусогнутых падают ниц перед победителем Петром. Но почему там изображены не окровавленные шведы? Кого завоевывал Пётр? Да, лучше бы картуш тоже обрезали, или затёрли. Как, например, сделали с нижним картушем гравюры - он наполовину пуст, при этом в верхнем картуше явно не хватило места, всё вписано настолько коряво и небрежно, что никакого отношения к Шхонебеку это явно не имеет. Особенно замечательна сноска под номером 13 (вот ведь совпадение!). Там написано: "13 - Стан полков Брюса Гордона". При этом слово "Брюса" идёт явно иным шрифтом. Кто такой Брюс Гордон из ТИ не известно, хотя должность командира нескольких полков - это должность для ближайшего окружения Петра I. По всей видимости изначально там стояла вполне понятная надпись: Стан полков Патрика Гордона. Но что было делать с этим 13-ым пунктом ТИ-редакторам, если Патрик Гордон умер в 1699 году? Вот и решили немножко подправить опасную подпись. Ну и посмотрите внимательно на орла. Очевидно, что маленькая голова слева явно пририсована после, ей даже места для короны не хватило. Изначально на гербе был одноглавый прусский орёл, пред дланью которого в виде русских людей склоняется вся Русь.

 

А дальше самое вкусное! 18 апреля в бомбардирском «Юрнале» появляется запись:«В 18 день. Было освящение церкви и полки нашипришли. Был фейерверк» (Р Г А Д А, Кабинет Петра I, ф. 9, отд. I, кн. 25, л. 90 (об.). Это известие стоит как восклицательный знак во всей нелепой ТИ-операции по взятию Ниеншанса. Что за фейерверк, какую церковь осветили, по случаю чего? Так и красуется эта маленькая ремарка без комментариев историков. Ниеншанс ещё не взят, а уже церковь осветили и фейерверки дают! 

 

По нашей Реконструкции 18 апреля 1694 года войскам Петра I под командованием Шереметева удалось дойти до западного берега Невы и разместить лагерь. Тут же была заложена новая латинская церковь Св. Петра и Павла, ставшая в последствии родоначальницей всего города на Неве. А в рамках ТИ всё это вообще не укладывается! Еще Ниен не взят (будет взят 1 мая), ещё устье Невы шведское, ещё отряд Чамберса героически пробирается по болотам под Ладогой... А тут уже фейерверки дают. Возможно, решение о закладки церкви было принято после радостных известий от корпуса Апраксина, который тремя днями ранее вышел к Волхову и взял крепость Ладогу. 

 

10 мая войска Апраксина и Шереметева объединились в районе Охты. Таким образом Петру и его сторонникам к середине мая 1694 года удалось решить главные задачи первого этапа операции: были успешно взяты ключевые региональные крепости русских: Ореховец и Ладога, а берега Невы очищены от русских гарнизонов. Взятие Ладоги означало, что снабжение с моря теперь могло осуществляться на лёгких парусниках от самого устья Невы до Новгорода. Это был несомненный успех, переоценить который было трудно. Осталось дождаться подкреплений и, получив сигнал от Архангельской группировки, начать синхронное движение в сторону Москвы.

 

В заключение Балтийской операции Петра I развенчаем ещё один нелепый ТИ-миф, что за несколько дней до штурма Ниеншанса шведы сами пожгли все посады на берегу Финского залива к северу от реки Охта. Зачем? А просто так, испугались. Но даже в Великую Отечественную войну никто заранее не жёг свои дома, тем более если на пути неприятеля есть мощное укрепление с усиленным гарнизоном. К тому же в самой ТИ говорится о неожиданном выходе русских к Ниену, которого шведы не ожидали. Теперь мы понимаем, что город пожгли каратели Петра I, которые перебравшись по островам дельты на правый берег, начали осуществлять то ужасное мракобесие, в которое скоро окунётся вся Московия. 

5

После прорубания заветного "окна в Европу" Пётр странным образом со сцены пропадает и в закладке своей новой столицы не участвует . Историки сломали много копий и стрел, но объяснить официальную дату заложения Санкт Петербурга 16-ого мая 1703 года не смогли. Дело в том, что согласно Жюрнала, Пётр в это время был на Сяськой Верфи и до конца июня 1703 года Санкт-Петербург не посещал, а следовательно не мог участвовать в закладке Города. Об этом очень подробно можно прочитать в книге Александра Матвеевича Шарымова "1703 год. Хроника года и его загадки". Например в заключение своего расследования А.М. Шарымов пишет: "Сошлюсь, скажем, на содержательную и оснащенную подробными комментариями статью «К вопросу об авторе генерального плана Петербурга...» Марины Викторовны Иогансен, которая уверенно пишет: «Документы сохранили нам неопровержимые свидетельства личного участия Петра в закладке и сооружении ряда крепостей и отдельных построек, поэтому его отсутствие при закладке столь важного оборонительного объекта, как крепость Петербург, вызвало недоумение историков. Это могло обозначать либо непричастность его к этому делу, либо то, что существовал кто-то или что-то, вполне заменяющие Петра и делающие его присутствие необязательным". 

Всё верно, на момент завоевания Ниеншанса Пётр не рассматривал устье Невы своей новой столицей. Его мысли были устремлены на Москву. Это потом, намучившись с русским сопротивлением, он смирится с участью царя-изгоя и решит построить новую столицу в безопасном месте на периферии государства. По нашей Реконструкции Санкт-Петербург был заложен 18 апреля 1694 года, и не рассматривался на тот момент столицей. По сути, была заложена деревянная церковь Святого Петра и началось возведение островной крепости. А 16 мая 1703 года действительно был заложен некий шанец, коих в устье Невы было десятки. Так в своей книге Н.В. Голицын пишет: «16 мая было днем начала работ по сооружению безымянной крепости на берегу Невы» (Н.В. Голицын К 200-летию основания Петербурга. Петербург или Петрополь? (Новое свидетельство об основании Петербурга). СПб., 1903). Малоизвестный факт, но изначально город на Неве имел иное название - Петрополис. Впервые Пётр упомянул Санкт-Петербурх столицей только в письме Меньшикову от 1704 года. 

Изображение
Петрополис. Фрагмент офорта 1705 г. Федора Никитина и Михаила Петрова из книги «Новый способ арифметики, феорики или зрительные…» с одним из первых изображений Санкт- Петербургской крепости и церкви святых апостолов Петра и Павла

А после взятия Ниеншанса Пётр отписывал письма вовсе не из Санкт-Петербурга, а из Шлотбурга. Но, каким образом это могло иметь место, если Ниеншанс-Шлотбург сразу после взятия взорвали и сравняли с землёй? Как мы говорили выше, реальный Шлотбург находился в районе острова Котлин в нововозведенной крепости Кроншлот. Тут и была первая ставка Петра, его первый "домик" и первая столица. Вот почему историки очень не любят вспоминать о первых гербах Санкт-Петербурга и соседних городов. А ведь первый герб Невской земли отображал именно островную крепость Кроншлот-Шлиссельбург и герб Кронштадта (см. рис.).



Уменьшено на 87% (1364 x 452) - Нажмите для увеличенияИзображение


Первые гербы Санкт Петербурга, Кронштадта, Шлиссельбурга и Невских полков. По рисункам и описанию приведенными в книге А. В. Висковатова "Историческое описание одежды и вооружения российских войск" (Спб. 1841 г.)
Как мы видим, реальный Шлиссельбург находился рядом с Кронштадтом, ибо их геральдические символы очень похожи. Именно они были центром Невской земли на заре петровской Московии. Вот почему Невские полки имели символику с гербов Кронштадта и Шлиссельбурга, а вовсе не с первого герба Санкт-Петербурга. Очевидно, что маяк в виде колонны с морскими якорями и носами вражеских кораблей - это символ первой петровской крепости Кроншлот-Кроншлосс-Шлиссельбург-Шлютенбург. Кроншлот имел высоту 37 метров и являлся маяком для морских караванов, идущих с Балтийского моря по узкому судоходному фарватеру. Заштатная мифическая крепость Шлиссельбург на Ореховом острове тут абсолютно не подходит, хотя бы потому, что никаким маяком для морских кораблей не являлась и никакими морскими викториями не отметилась. А вот первый герб Санкт-Петербурга очевидно не был тогда столичным, ибо его символика (пылающее сердце) не отразилась в геральдических композициях соседних городов Невской земли. Он даже не был уездным центром. Кстати сказать, если Ниеншанс Пётр рассматривал как замок от Балтики, почему вместо сердца не отобразить замок? Вон, например, у герба Кронштадта есть ключ, такой же как у герба Шлиссельбурга, а тут некое сердце...

А где же находилась первая материковая крепость Петра до постройки Ораниенбаума и Петергофа? Ну, ясное дело, всех солдат многочисленных полков надо было где-то размещать. Им необходимо где-то зимовать, иметь казармы, склады... Очевидно, что разрушенный до основания Ниеншанс с сожженными посадами не мог служить этим целям. Расследуем этот вопрос.

После взятия Ладоги и Ниеншанса армия Петра в мае 1694 года поднялась по правому берегу Невы и без боя овладела городом Нотенбург, вместе с обычной таможенной заставой на Ореховом острове. Затем корпус Шереметева отправился на запад и поднявшись вверх по реке Луге, начал полномасштабную осаду города Яма. Древнерусский город Ям был сильноукреплённым опорным пунктом русских, уездным центром. Во время своего апрельского марш-броска корпус Апраксина обошёл Ям, но при этом успел перерезать основные пути снабжения по Ямбургской дороге от Новгорода и осадить крепость. Доделать начатое и отправились доблестные полки Шереметева. После полуторамесячной осады в начале июня1694 года город Ям был взят. Об этом славном "подвиге" петровской поры историки почти не вспоминают. А ведь в этом сражении участвовал и сам Пётр: "4 июня Петр I с Меншиковым прибыли к Ямской крепости — и царь в характерной для него краткой манере ответил на вопросы, поставленные ему Шереметевым: «„Город Ямы так ли называть, как был, или как укажешь?“ — „Называть так“... "А свинцу много есть у митрополита, тайно его в Москву посылает продавать и не объявляет; чтоб кого послать и весь тот свинец, сыскав, взять“. — „Взять силою, а после деньги заплатить“. „Кому быть в Ямах комендантом и скольким людям в гарнизоне? Откуда брать в Ямы и кому ведать кузнецами, плотниками, работниками, железом?“ — „Коменданта выбрать и людей оставить по рассмотрению и величеству крепости“ (А.М. Шарымов). Эти свидетельства просто выбивают почву из под ног официальной версии невских завоеваний Петра I. Историки говорят, что на момент взятия города Шереметевым Ям принадлежал шведам, коих русские успешно выбили. Но, все бывшие русские города имели шведские названия. А город Ям не имел. Конечно же, в некоторых справочниках говорится, что шведским названием было название Ямбург. Но как мы видим по документам на момент взятия город имел русское название Ям, а в самом городе сидел русских православный Митрополит, имеющий постоянную связь с Москвой. При чём же тут шведы? Очевидно, что Шереметев в начале июня 1694 года брал именно русский город, который спустя некоторое время получит от Петра новое имя Ямбург.

Вообще, всё что связано с городом Ям окутано густым ТИ-туманом. А ведь Ям (Ямбург) - это самый посещаемый Петром русский город, после Санкт-Петербурга! Даже в Москве Пётр появлялся меньше. Местная поэтесса из Кингисеппа (современное название Ямбурга) Галина Север (Яроченко) написала замечательные стихи: "Как годы пронеслись, никто и не заметил, и новый Ямбург стал форпостом на века. Здесь ставку основал фельдмаршал Шереметев, здесь встали на постой российские войска"Да, именно здесь, в Яме и был первоначально главный форпост "русской" армии на Балтике. О малоизвестных страницах истории Ямбурга и Ямбургского края, связанных с Петром Великим, можно прочитать в очерке президента Исторического общества Ямбурга-Кингисеппа писателя и краеведа Вадима Аристова: "Значение Ямбурга надо приподнимать, тем самым возрождая историческую справедливость. В силу различных причин Ямбург оказался как бы в тени своих великих соседей – Петербурга и Нарвы. В литературе и массовом сознании очень слабо прослеживается мысль, что Ямбург был связан с Петром. Принято считать, что Петр, может быть, бывал здесь проездом, мимоходом. На самом деле все не так: по моим подсчетам, Петр бывал в Ямбурге 17 раз. А вместе с Ямбургским уездом – 19 раз. Именно со времен Петра Ревельский тракт стал главным сухопутным путем России для поездок представителей Дома Романовых, включая Петра I, в страны Европы. Все последующие Романовы тоже проезжали мимо нас и останавливались здесь". 

История города Ям - ярчайший пример неверной исторической парадигмы истории Невского края. Являясь с древнейших времён главными воротами Новгорода на Балтику город Ям играл важнейшее значение для Руси. В летнее время можно было спуститься по Волхову и Неве, но в зимнее время альтернативы Ямской дороги не было. Это кратчайший путь до Иван-города, Колывани, Копорья, Нарвы и Ревеля. Более того, спустившись по реке Луга можно было сразу попасть в Балтийское море в судоходной для морских кораблей части Финского залива. В 16 веке, сразу после смерти царя Ивана Васильевича, город Ям был некоторое время под шведом. Но в 1590 году из Новгорода в направлении Нарвы выступает русское войско под предводительством царя Федора Иоанновича и на многие годы оставляет Ям за Россией. В 1633 году через Ям проследовало голштинское посольство, направлявшееся через Копорье и Новгород в Москву. Секретарь этого посольства Адам Олеарий составляет описание русской крепости Ям, ни одного шведа в ней не наблюдается. Во время своих походов на запад в 1653-1656 годах царь Алексей Михайлович Ям не освобождал, ибо этот город уже был русским. Те походы завершились намного западнее, блистательным завоеванием Вильно и Бреста. Так когда же наш славный город Ям внезапно ошведился? В одном ТИ-источнике я нашёл следующую анекдотичную историю: "В Стокгольме уже ясно, что как только в России решат первоочередные проблемы, новый царь обязательно начнет войну за выход к Балтийскому морю. И вместо ремонта решено стены взорвать. Чтобы лишить потенциального противника возможности пользоваться мощным укреплением. В 1682 году, часть стен взрывают у основания, заложив под них ровно 40 бочек пороха. В частности, была взорвана стена вдоль реки Луги". Вот как! Оказывается крепость была шведской, но шведам как бы ни к чему. Вот они и покинули оную сами, предварительно взорвав стены. Но Пётр отвоевывал де-юре шведскую крепость, всё тип-топ. Вот только по переписке Шереметева и Петра стены были на месте и сопротивление города упорным, правда вместо шведского пастора в крепости сидел русский митрополит. Стоит отметить, что православные митрополиты имели свои резиденции только в крупнейших русских городах, что ещё раз указывает на то, что Ям на момент захвата города Шереметевым был важным русским центром в Прибалтике. 

ИзображениеКрепость Ям. Гравюра из книги А.Олеария. 1634.
В 1971 году на месте старинной крепости Яма производились масштабные археологические раскопки под руководством А. Н. Кирпичникова. Было заложено 9 раскопов суммарной площадью около 960 кв. метров. Они показали, что стены и башни сохранились хорошо. При раскопках в северной, прибрежной части крепости были обнаружены остатки православного храма - одного из первых сооружений внутри крепости. Стены его открылись на глубине 0,6-0,9 метра. По сохранившимся деталям исследователи предположили, что это было кубическое однокупольное сооружение с толщиной стен ни много ни мало 1,3 метра! То есть и это культовое здание могло использоваться как цитадель. Ни одного артефакта от шведских хозяев Яма обнаружено не было. Поэтому ТИ-сказку о шведской крепости Ямбург мы теперь рассматриваем, как явную дезинформация для обеления завоеваний Петра в Прибалтике. Русские города ошведили аккурат перед петровскими походами. Пётр был не освободителем, а оккупантом-завоевателем.

После взятия Яма Пётр приказываете срочно отстроить разрушенные при осаде стены и фортеции. С этого момента Ям не уходит из писем Петра I до августа месяца. Городу приказано стать главным форпостом петровских войск и присваивается новый герб. Не просто герб, а настоящий шедевр для нашей Реконструкции (см. рис.)!
Изображение
Первый герб Ямбурга до 1730 года.
Первый герб города Ям после его "освобождения" от "шведов" появляется на знамёнах ямбургского полка в 1712 году и описан, как: "Зеленое с желтым, с золотым изображением, в верхнем углу, у древка, одноглаваго орла и, над ним солнца". А в Знаменном гербовнике 1730 года герб для Ямбургского полка уже изменился: "Орел двухглавый черный, над ним солнце золотое; поле зеленое, под орлом камень". Как мы чётко видим в момент завоевания Яма городу был присвоен герб с немецким одноглавым чёрным орлом. Потом, уже после смерти Петра Фридриховича, опасную эмблему решили заменить на двуглавого русского орла, дабы ненужных вопросов не возникало. Но именно под немецкими знаменами шло завоевание Руси в 1694 году. Вот почему с 1694 года города Ладога, Ям и Ниеншанс-Ореховец были включены в одну губернию: Ингерманладию. Что само по себя абсурдно, ибо эти города расположены по границе провинции и ранее имели статус уездных центров. В 1694 году Пётр не был уверен в успехе всей операции и поэтому поспешил присоединить все только что отвоеванные земли к территории отца Фридриха под звонким названием Ингерманладия.

Оставив Шереметеву подробные инструкции по восстановлению Яма, царь отбыл в Шлотбург. Таким образом, ТИ-информация о нахождении Петра в начале июня на Свири и Олонецкой верфи есть вымысел. Пётр был на Балтике и готовился к походу вокруг Скандинавского полуострова к Соловкам. Вот почему последнее известие о нём мы находим из Ямбурга, и через несколько дней из Шлотбурга. Далее его местоположение на несколько месяцев точно не известно. 

15 августа Шереметев докладывает царю в письме из Ямбурга (то есть русское название Ям уже поменяли): «Буди тебе, государю, известно: сего15-го дня августа ново построенный город Ямы Бурх снаружи пришел в совершенство и ворота замкнули с города... в ново построенных хоромах Генералы, и Полковники, и Афицеры обедали и про твое государево здоровье пили добре. И салдат всех удоволствовали, и со всего города з болверков ис каменнова города стреляли трижды ис пятидесяти трех пушек» (Р Г А Д А, Кабинет Петра I, ф. 9, отд. II, кн. 2, л. 811–812.). То есть Ям был превращён в чисто военный объект с казармами и болверками. Так в завоеванной Прибалтике у Петра появилась первая наземная крепость-форпост для дальнейшего развития наступления вглубь России. В бумагах того времени имеется интересная "цедулка". Как мы уже знаем, под странными цедулками надо понимать важнейшие сообщения, которые не вписываются в ТИ. Шереметев сообщает: «На устье морском реки Луги и рекю Росолю велел вымерить [драгунским] Полковникам Боуру [Бауру] да Кропотову, взяв с собою знающих людей. И Боур подал мне писмо за рукою, а в писме ево написано: посылал он полку своего маэора для осмотру той реки, и та река вышла из Луги узким путем и пала в Нарову, от Луги верстах во ш[ес]ти, и тою рекою караблями и болшими судами, кроме малых судов, к Нарове итит невозможно; да сами они, Полковники, ездили к морскому устью, и то устье мерою в глубину толко сажень, и есть каменья великие подле того устья; а мужики, которыя с ними были, сказывали им, что де дале и того мелче и хуже, а от морского устья Луга река гораздо глубже и в то устье караблями и иными болшими судами, кроме малых лоток, проитить невозможно. Да Иванегородец выходец сказывал: от деревни де Онежиц рекою Лугою к городу Яме и мимо города весною и осенью болшие суды в порогах ходят и без повозок, а весною де вода стоит до Тройцына дня, а с того числа вода бывает мала» (Р Г А Д А, Кабинет Петра I, ф. 9, отд. II, кн. 2, л.819). Мы видим, что Шереметев проводит рекогносцировку в неизвестной ему стране: судоходна ли река Луга для больших морских кораблей?, можно ли на них дойти до Ямбурга?, куда ведут притоки реки? Но как это всё понимать, если Пётр - русский царь, а река Луга - это русская река издревле, по которой ежегодно ездят тысячи русских купцов из Новгорода. Неужели нельзя всё это было уточнить до похода? Да и зачем вообще узнавать о судоходстве реки Луга от устья до города? К тому же, если события происходят в 1703 году, то вся эта местность давно изъезжена вдоль и поперек со времён осады Нарвы в 1700 году и других сражений Северной войны. Неужели Шереметев запамятовал об этом? Всё это ярко свидетельствует, что войска Шереметева пришли в Прибалтику впервые - они захватчики, которые проводят рекогносцировку в чужой неведомой земле. Перед Шереметевым стояла конкретная задача создать форпост и разведать пути для дальнейшей операции. 

Изображение
Гравюра П.А Антипьева. Шереметев Борис Петрович.
Морозов А.В. Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов. М., 1913, Т.4. 

Усилиями немца под псевдонимом Шереметев петровским армиям удалось взять Ореховец и Ям. 
Именно этот сподвижник Петра сыграл важную роль во время Балтийской операции 1694 года.

Дальше идут письма Петра, в которых он настоятельно требует всем войскам собраться в Ямбурге и выступить в некий важный поход. Особо Петр указывал Шереметеву, чтобы тот передал Апраксину приказ выступать со всем войском от устья Невы на Ямбург:«Петру Опраксину пошлите вы указ о его прибытии к Ямам» (Письма и бумаги императора Петра. Т. 3, СПб., 1893, стр. 235). Петр Апраксин 28 августа отписал царю из Петербурга: «Сего августа 28-го указ твой, государев, чрез писмо Александра Даниловича [Меншикова], Гаврила Иванович [Головкин] сказал мне: итти к Ямам, для обереженья от неприятелских войск того города и Ямского и Копорского уездов, и Борис Петрович [Шереметев] о том же указом и писаное руки твоей, государевой, прислал ко мне писмо. И я по тому указу итти... готов» (там же, стр. 628–629). То есть Пётр приказывает снять все силы с устья Невы и отправить на юг к Ямбургу. А как это всё объяснить, если главной задачей для него является постройка новой столицы? Тут вообще ТИ-тупик. Да и что за Поход такой планирует Пётр в августе 1703 года? 

О странном походе второй половины 1703 года в справочниках и энциклопедиях упоминаний почти нет. Мне удалось найти наименование сего действа, как "Лифляндский поход 1703 года", но подробности обнаружились только в редкой старинной книге (Бутурлин Д.П. "Военная история походов россиян в XVIII столетии"). Там сей поход описан как некий поиск Шереметева в Лифляндии: "После сего поиска, разорившего три четверти Эстляндии и Лифляндии, Шереметев опять переправился через реку Нарову и возвратился в Ямбург". Во как, оказывается! А где же сражения, шведские войска, завоевания? В приведённом мной источнике на этот счёт сказано : "Генерал Шлиппенбах, сделавшийся осторожным через уроки данные ему при Эррестфере и Гуммельсгофе, не захотел вступать в слишком неравный бой, и отступив при приближении Россиян, расположился за рекою Ягговаль, в 22 верстах от Ревеля" (Бутурлин Д.П. "Военная история походов россиян в XVIII столетии", СПб, 1819 г. стр. 191-192). Но с такой осторожной стратегией, когда все шведские генералы прячутся по кустам, Шереметев мог запросто дойти до Стокгольма. Парадокс с прячущимися шведами объясняется просто - со шведской стороны о русском походе 1703 года никаких сведений не сохранилось. Вот и придумали романовские борзописцы легенду - так сражений и не было, все шведы попрятались, Шереметев походил, пограбил, да и вернулся назад. Вот и нет известий об этом походе от шведов.

Конечно же, речь шла не о всеми забытом "поиске" Шереметева в Лифляндии, а о важнейшем мероприятии всей европейской истории того времени. В августе 1694 года Балтийская группировка иноземных войск получила долгожданный сигнал от Петра: Архангельск взят, армии по Онеге и Сухоне подошли к Вологде и успешно отворили главные ворота Руси. Пора и вам всеми силами выступать от Ямбурга на Москву. Всё идёт по плану". Начиналась последняя фаза Главного Завоевания Петра I: Москва.

6
Прежде, чем мы перейдём к кульминации всей кампании 1694 года - взятию Москвы, не хотелось бы обходить стороной два застарелых ТИ-мифа о штурме Орешка-Нотебурга и Осударевой дороге. Как указано выше - эти распиаренные в 19-ом веке петровские подвиги есть очевидные подделки, подделки умышленные. Скрывая реальное направление завоеваний Петра в Прибалтике историки были вынуждены пойти на эти фальсификации, которые даже сегодня вызывают у исследователей больше вопросов, чем ответов. 

Как мы читали выше, единственное упоминание о закладке крепости в устье Невы мы находим в Новгородской летописи, но даже там говорится об устье Невы, а не о её истоке. Историки пытаются убедить нас, что крепость в истоке Невы была верхом фортификационной мысли и взятие оной есть великая виктория Великого Петра. Правда при этом нам предлагаются различные гравюры и планы штурма, на которых изображена вовсе не древнерусская крепость, а петровский новодел. Пётр I очень любил чертить новые города и фортеции на белом листке бумаги и строжайше приказывал немедленно воплощать свои фантазии в жизнь. Так среди архивов императора мы находим его чертежи Ораниенбурга, Петропавловской крепости, Новодвинской крепости и... Шлиссельбургской крепости (см. рис.). Поэтому само существование Плана крепости Шлиссельбург есть прямое и однозначное свидетельство того, что легендарный Орешек на Ореховом острове есть произведение петровских инженеров и строителей, а вовсе не реставрированная русская крепость. Но что тогда брал Пётр в 1702 году и почему на гравюрах мы видим именно ту крепость, которую Пётр только приказал возвести сразу после прихода на Неву?



Изображение
Пётр I. План крепости Шлиссельбург. Собственноручный чертёж.
По ТИ в октябре 1702 г. на Ореховом острове были начаты большие строительные работы. Перед башнями стали сооружать земляные бастионы, каждый из которых представлял собой в плане неправильный прямоугольник, открытый в сторону башни. Но земляные бастионы постоянно размывались водой, поэтому с 1755 по 1765 г. были выполнены работы по укреплению их камнем. . При этом в книге А.Н. Кирпичникова и В.М. Савкова "Крепость Орешек" мы находим и вовсе обескураживающие известия: "В начале 1730 года Людвиг составил едва ли не самое полное из дошедших до нас описание крепости и проект ее перестройки. При этом он опросил окрестных жителей и высказал ряд собственных наблюдений. Людвиг впервые сообщил народное предание о возведении московского Орешка во время царствования Ивана III (то есть между 1462 и 1505 годами), распознал, что Королевская башня построена шведами, и даже привел одно чисто археологическое наблюдение о местонахождении руин древней церкви" (А.Н. Кирпичников, В.М. Савков. Крепость Орешек. 2-е издание. Лениздат, 1979). Интересно, зачем Людвиг так старательно исследовал, как выглядела древнерусская крепость, где находилась церковь, как называлась шведская башня, если совсем недавно вся эта крепость была взята Петром Великим? "Пришлось опять обратиться к архивным и литературным источникам. Шведский хронист Е. Тегель, повествовавший о походе Якова Багге к Орешку в 1555 году, поясняя раздумья о выборе места для обстрела крепости, отметил: <А стена в замке против этого острова (Монашеского, или Никольского, где были поставлены орудия шведов.- Авт.) была толщиной в три сажени, о чем рассказали русские пленные>" (там же). Как мы видим, историки А.Н. Кирпичников и В.М. Савков перелопатили все доступные архивы и при этом обнаружили только один источник. Но при этом у шведского хрониста Е. Тегеля говорится вовсе не об островной крепости, а о мощной крепости НАПРОТИВ острова. При этом сам остров назван вовсе не Ореховым, а Монашеским, или Никольским. Шведу Тегелю вторят русские Писцовые книги: "Согласно Писцовым книгам, в 1480-х годах город Орешек делился на несколько частей - крепость, Никольский остров (по имени находившегося там монастыря), Корельскую сторону на северном берегу Невы, Лопскую - на южном. На Корельской стороне отмечены 70 дворов, в крепости - 28, на Никольском острове - 5, на Лопской стороне - 99. Всего в Орешке насчитывалось 202 двора. Учитывая, что переписчики записывали только мужчину - хозяина дома и что в среднем на каждый дом приходилось не менее пяти человек (включая женщин и детей), общее число ореховцев составляло не менее 1000 человек. По количеству дворов город превосходил Ладогу и Копорье, примерно равнялся Кореле и несколько уступал Яме" (там же).Ясное дело, чтобы локализовать эти известия истоком Невы и связать с пустынным Ореховым островом надо было очень постараться. По всей видимости швед Е.Тегель и русские писцовые книги рассказывали о крепости Ореховце в устье Невы, напротив которой действительно много островов дельты Невы, один из которых вполне мог называться Монашеским, или Никольским, а Корельская и Лопская стороны - это городские посады по разным берегам реки Невы (или, возможно, Охты).

Тем самым мы можем довольно уверенно говорить, что крепость Шлиссельбург очень позднего происхождения. При этом все башни Крепости имеют названия никак не связанные с Древней Русью: Королевская (построена якобы в конце XV – начале XVI вв., восстановлена в 1958 г.), Меншикова (построена якобы в конце XV — начале ХVI вв., разобрана в 1816-1818 гг.), Головина (построена в XVI в.), Флажная (возведена в конце XV – начале XVI в.), Государева (возведена в XVI в., восстановлена в 1983 г.), Головкина (возведена в конце XV – начале XVI вв.), Безымянная (построена в конце XV – начале XVI в., разобрана в начале XVIII в.), Мельничная (построена в конце XV – начале XVI в., разобрана в 1818 г.), Колокольная (Часовая) (построена в конце XV – начале XVI вв., разобрана в 1882 г.), Светличная (построена в конце XV – начале XVI в., частично разрушена). Якобы все эти башни по Новому плану Шлиссельбургской крепости были и раньше, но при Петре были перестроены на прежних фундаментах. Но как тогда понимать следующее заключение экспертов: "Все башни поставлены у изломов стены, несколько возвышаясь над нею. Как выяснилось, их сопряжения с пряслами начертаны с повторяющейся закономерностью, что лишний раз подтверждает предположение о единовременности постройки всего комплекса укреплений" (там же). То есть башни, стены и фундаменты под них строились ЕДИНОВРЕМЕННО, по ЕДИНОМУ ПРОЕКТУ. Ни о какой реставрации и речи быть не может. Крепость изначально строили по Плану Петра I, единовременно. 

Плавно переходим к самой легенде о штурме Орешка осенью 1702 года. Как это ни странно, но вся история взятия Орешка в изречениях и воспоминаниях Петра сводится к одной зазубренной нами с детства фразе: " Зело крепок был сей орех, однако, слава Богу, счастливо разгрызен... Артиллерия наша зело чудесно дело свое исправила ". Ну что же, давайте посмотрим, что там петровская артиллерия натворила. Историк И.И. Голиков пишет: "Взятие сия крепости великий Государь особенно уважал потому, что почиталась она по своему местоположению за непобедимую, ибо занимала собою весь почти остров, на коем стояла, так что не было места у брешей, на котором бы могло войско во время приступа построиться. И потому осаждённые имели великую удобность побивать осаждающих" (И.И. Голиков. Деяния Петра Великого мудрого преобразователя. Москва. 1837). Островная крепость Орешек действительно была неприступна, поэтому прошу читателей не забывать, что сейчас мы на самом деле рассматриваем миф, фантом, и Голиков абсолютно прав. Не впадая в пространные цитирования Голикова и современных историков расскажем суть. С 29 сентября Пётр в течение 10 дней выпустил по крепости весь свой боезапас. Дальше идут разночтения, то ли артиллерия сработала в холостую, и половина орудий вышло из строя, то ли всё-таки были учинены три пролома в верхней части стен крепости. 


Изображение
Общий вид крепости Орешек. Реконструкция В. М. Савкова.

Однако сломить сопротивление крепости артиллерией не удалось, боезапас закончился, а половина пушек разорвалась от перегрева. И тут неподражаемый Пётр объявляет набор добровольцев-смертников. "Охотнички" дружно взяли трёхметровые лестницы, сели в лодки и поплыли на штурм 12-ти метровых стен, которые уходили своими фундаментами прямо в воду Невы. Даже если бы у штурмующих были пятнадцати метровые лестницы, то и они бы не помогли, потому что их бы приходилось ставить под немыслимыми углами прямо на дно Невы. С трёхметровыми лестницами это просто нелепо, но более длинные лестницы на лодках не доставить, пришлось сочинителям довольствоваться в своих сказаниях имеющимися средствами. Преодолев сильное встречное течение реки и проболтавшись на плаву против крепости в течение суток, "охотнички" немыслимым образом пробрались в проломы и 12 октября 1702 года крепость взяли. Виват Великому Петру и трёхкратное ура прусским борзописцам!

Можно долго обсуждать, возможно ли сиё в принципе, или нет. Конечно же, любой кто увидит Орешек в живую, посмотрит на расстояния, на стены, тот поймёт: если сиё и возможно, то только в сказке. К тому же по словам историка Макарова, накануне осады в крепость спокойно прибыли три шведские шхуны и доставили провиант и подкрепление. А это значит, что акватория истока Невы была полностью под контролем шведского флота, что делает даже теоретический штурм неприступной крепости на лодках утопичным. Но даже без шведских кораблей несколько настильных залпов картечи из многоярусных артиллерийских батарей крепости выкосят всех "охотничков" на лодках за минуты. Представьте себе эту умопомрачительную картину. Русские подплыли к брешам, а воспользоваться не могут - нет места, стены прямо в воду уходят. Тогда М.М. Голицын приказывает лодкам отплыть от стен и в таком положении перед стенами крепости, на быстром течении сутки осаждать крепость! А шведы чего, наверное не дураки были - постреляли бы всех солдатиков на лодках за 24 часа. В который раз убеждаемся, что сказки романовских историков 18-ого века до сих пор являются непревзойдёнными шедеврами всего псевдонаучного исторического жанра.



Изображение
Крепость Шлиссельбург на Ореховом острове. Современное состояние. Отлично видно на сколько отошла вода от стен крепости. Хорошо бы посадить наших горе-историков на место гренадеров Петра I и дать им задание хоть раз попасть по острову из пушек того времени. Не говоря уже о делании проломов в стенах. А потом отправить с трёх метровыми лестницами на условный штурм.

Романовские историки понимали, что для легитимности мифа об Орешке нужно что-то посущественнее трёхметровых лестниц и абсолютно бесполезных петровских батарей на берегу. Тогда в конце 18-ого века появились дополнительные версии, что якобы в штурме принимали участие два фрегата, переброшенные накануне штурма с далёкого Северного моря. Якобы они за 18 дней приплыли по сухопутной Осударевой дороге через Карельскую тайгу. Так совместными усилиями и взяли Орешек, с помощью фрегатов. Эту очередную ТИ-небылицу и почему она была введена в официальный курс мы разложим чуть ниже.

А теперь факты. По исследованиям А.Н. Кирпичникова и В.М. Савкова до реставрации Петра I стены Орешка имели толщину в 4.5 метра (в подошве 6 метров). Расстояние от "русских" батарей до "шведской" крепости даже сегодня составляет 400-500 метров по прямой от кромки берега. Но батареи были отнесены в глубь от болотистого берега. Это увеличивает расстояние до примерно 600 метров. Даже это расстояние для осадной артиллерии тех лет было фактически не преодолимым. Не было оно преодолимым и на расстоянии вдвое меньшим, да и в упор 4.5-метровые стены в то время не могло пробить ни одно орудие мира. Но, к сожалению романовских борзописцев, на момент штурма Орешка вода в Неве была значительно выше теперешнего уровня, о чём ярко свидетельствует полностью пересохший Первый обводной Ладожский канал. Сейчас его дно примерно на метр выше уровня Невы, вот почему во второй половине 18-го века был прорыт Новый обводной Ладожский канал, намного ближе к Неве, фактически по обнажившемуся в процессе ухода воды дну. Именно из-за этих давно известных специалистам процессов стены теперешней крепости стоят на 3 метра выше уровня Невы, а раньше уходили в воду. Поэтому расстояние в 600 метров по акватории устья следует ещё увеличить минимум метров на двести. Каким было реальное расстояние от берега до Крепости, можно с определённой степенью точности вычислить по шведской карте с нанесённой на ней примерочной линейкой (см. рис). 

Уменьшено на 74% (1600 x 789) - Нажмите для увеличенияИзображение



Карта устья Невы в районе Ноттебурга. Шведский Государственный архив. (фрагмент)
На представленной шведской морской карте есть линейка в шведских локтях Scala Ulnarum eller Chartans = 0,594 м. Элементарное наложение линейки на расстояние и перевод его в метры даёт цифру в 800-900 метров. Это соответствует нашим расчётам о том, что ранее вода в Неве была выше. Именно по этой причине пропали острова между батареями "русских" и "шведской" крепостью - со временем они просто слились в береговую полоску и стали естественным руслом Первого обводного Ладожского канала. 

ИзображениеРасположение батарей Петра I при осаде Ноттебурга. Реконструкция.
Итого мы имеем расстояние от батарей до крепости в 800 метров (возьмём по самой минимальной планке). Давайте посмотрим, какие возможности имела артиллерия того времени и могли ли гренадеры Петра теоретически сделать проломы в 4.5-метровых стенах крепости. В конце 17-го века 30-ти фунтовые осадные пушки были заменены 24-х фунтовыми, - уменьшенного до 150 мм калибра, но увеличенной втрое мощности. Если у полевых орудий ствол стал короче, то у осадных удлинился вдвое, - до 26-ти калибров. Пушки большего калибра использовались очень редко, так как и у шести дюймовых осадных орудий вес достигал 5 тонн, что близко к пределу для условий гужевой тяги. Кстати и в более поздние эпохи этот калибр остался наиболее распространенным. Поскольку разрушение преграды обеспечивалось только кинетической энергией снаряда, стреляли осадные пушки по крепостным сооружениям с дистанции 150-300 метров, ибо с увеличением дистанции энергия ядра падала в квадрате. Но даже при стрельбе с расстояний менее 300 метров осадная артиллерия не могла справиться с многометровыми каменными стенами. Во время осады Троице-Сергиева монастыря 1608-1609 годов войска Шуйского безуспешно пытались пробить бреши в монастырской стене в течение полутора лет. Затея оказалась безуспешной из-за технической невозможности. До появления разрывных тротиловых снарядов пробивная способность ядер за счёт своей кинетической энергии была ограничена. "Что же касается эффекта, который производило ядро при попадании в цель, об этом красноречиво говорят следующие цифры. Согласно подсчетам французских инженерных офицеров, 12-фунтовое ядро пробивало с расстояния 500 м два метра земляного бруствера или кирпичную стену толщиной 0,4 м" (Соколов О.В. "Армия Наполеона" Глава VI. СПб. 1999). Даже в 19-ом веке лучшая на тот момент французская артиллерия могла пробить с 500 метров стену толщиной не более 0.4 метра. Что же тогда говорить о пушках Петра, которым за сто лет до этого необходимо было пробить каменные стены толщиной 4.5 м. с расстояния в 800 метров? С такого расстояния вообще тяжело попасть в крепость, и осадные пушки вплоть до второй половины 19 века не стреляли далее 500 метров. Дело в том, что до появления притёртых к дулу снарядов ядро, многократно рикошетя от стенок канала орудия, ВСЕГДА летело с разным крутящим моментом, и разброс даже на дистанции в 300 метров был в несколько метров (не в 1-2, а в 5-7). Из одного и того же орудия в одном и том же положении. А посему даже теоретически осуществить три пролома в стенах Орешка петровские батареи не могли. И это абсолютный факт.

Теперь об археологическом следе той грандиозной баталии. Согласно книге И.И. Голикова «Деяния Петра Великого»: "От 1 октября по день сдачи, то есть в 10 дней, брошено в крепость бомб 2581, пушечных выстрелов было 8144, ручных гранат 4471, пороху издержано 4371 пуд". Куда там израсходовали 4471 ручную гранату, надо спросить у Голикова (неужели докидывали с берега до острова?). А теперь давайте себе представим, сколько ядер должно было остаться в проливе между левой стеной крепости и берегом Невы. Там всё дно должно быть усеяно чугунными и каменными ядрами, которые почти не подвержены коррозии. Но вот что удивительно, НИ ОДНОГО ЯДРА, ОСКОЛКА ОРУДИЯ, ЧАСТЕЙ ЛАФЕТА за всё время экспедиций обнаружено не было. Как рассказывал мне один археолог копатель того района, находят один "шмурдяк". Ему повело - за 20 лет раскопок он нашёл глиняную табачную трубку и радостно заявил - была осада. Больше ничего существенного по взятию Орешка в 1702 году НЕ ОБНАРУЖЕНО. Как же так? Вот например год назад по РИА-Новостям прошла статья: " На дне реки Волхов в Великом Новгороде группа водолазов обнаружила пушечное ядро XVII века, сообщает представитель Новгородского общества любителей древности (НОЛД). Чугунное ядро весом около двух с половиной килограммов, по мнению экспертов, было одним из ядер пушек, которые находились на кремлевских стенах в допетровские времена". Если в Волхове водолазы легко обнаружили единичное ядро от допетровских времён, куда же подевалось более десяти тысяч ядер от штурма Ноттебурга 1702 года? А там ведь и из крепости шёл интенсивный артобстрел... Как мы видим, археологические исследования истока Невы НЕ ПОДТВЕРЖДАЮТ ТИ-версию штурма крепости. Никакого штурма не было вовсе, была сказка 18 века, которую приказано было считать Первой викторией Великого Петра. 

А что имеется по этой баталии в иноземных исторических источниках? Согласно ТИ комендантом шведской крепости Ноттебург был некто Шлиппенбах. По шведским документам известен ОДИН Шлиппенбах, который ни сном ни духом о своём комендантстве в Ноттебурге, достаточно открыть Энциклопедию: "Шлиппенбах, барон. швед. генерал, сопровождавший всюду Карла XII; в северн. войне командовал швед. войсками в Лифляндии, но разбит при Эрестфере 1701 и при Гумельсгофе; под Полтавою взят в плен, потом поступил на русск. службу" (Энциклопедический словарь Брокгауса и Ефрона. 1907-1909). По закладке "Шлиппенбах" в словаре Брокгауза и Ефрона появляется ОДИН исторический персонаж. Этот персонаж отлично известен в Швеции, его помнят во всей Европе и в России, где он даже послужить успел. А куда же делся тот героический комендант "легендарной" обороны Ноттебурга? Есть крайне смутные сведения, что комендант Шлиппенбах обещал Петру больше не воевать и сдержал слово. Вот поэтому про него ничего больше и не слышно...

Французский историк Вольтер категорически отказался писать Историю Северной войны для русского двора. Ему предложили за бешенный оклад стать подмастерьем русского немца Г. Миллера. Но Вольтер заявил (см. Н.Г.Устрялова), что не согласен с документами от Немца, ибо все они ПОДЛОЖНЫЕ. Зато честный историк Вольтер описал Северную Войну без подсказок Г. Миллера. В своей "Истории Карла 12" он не помянул о сверх важной победе русских под Ноттебургом НИ ЕДИНОГО СЛОВА. Русский историк-самоучка Голиков весьма этому подивился, и обнаружил единственный источник сего действа - "Жюрнал или Поденная Записка Петра I" от Макарова. Так ваялась наша история, и так рождался слащавый Миф о взятии Орешка, который знает каждый русский школьник.

В 1710 году датский посланник Юст Юль проехался по Неве в свите Российского Государя. Они останавливались в том самом Ноттебурге-Шлиссельбурге и Юстус Юль оставил прелюбопытнейшие записки. Вот что он пишет о Шлиссельбургской крепости (Орешке): " 30-го. Прибыли в Шлиссельбург. Крепость эта стоит на истоке Невы, близ Ладожского озера, имеющего 300 верст длины и 300 ширины(Заложена) она среди воды: вокруг нет ни на палец ровной земли. Стены вышиною в 30—40 локтей возведены из твердых скал и исполинских камней. У подножья (стен) много бастионов, (орудия которых) стреляют настильно по воде. Между крепостью и водою нет ни фута земли. Над стенами возвышаются четыре сильно (укрепленных) башни с орудиями, (расположенными) в 3 яруса. Один конец города укреплен особо четырьмя другими башнями; там можно найти и крепкое убежище даже после взятия неприятелем (остальной части) города. (Вообще) я считаю эту (крепость) одною из неприступнейших в мире" (ЮСТ ЮЛЬ. ЗАПИСКИ ДАТСКОГО ПОСЛАННИКА В РОССИИ ПРИ ПЕТРЕ ВЕЛИКОМ, Лавры Полтавы. М. Фонд Сергея Дубова. 2001). Стоит отметить, что датчанин Юль подробно рассказал о различных победах Петра под Выборгом, Ригой, Лесной, Нарвой, а вот про славную Викторию под Ноттебургом не сказал... Ничего не сказал. И никто датчанину Юлю не похвастал, что здесь, в славном Шлиссельбурге, тогда Ноттебурге, состоялась Первая Великая Виктория Петра. И Петр I, который там закатил традиционную пьянку, ни словом не обмолвился. И вся подхалимажная прислуга промолчала, никто не молвил Царю слово заздравное в честь великой Победы.

И еще любопытный момент. Нам историки говорят: взяли Крепость 12 октября.Но на памятных медалях "На взятие Ноттебурга" стоит совсем другая дата: «ВЗЯТЪ 1702 ОКТ. 21»! Историки нелепо оправдываются, мол нечаянно перепутали цифры местами, ничего особенного. Но, если бы такая невероятная ошибка и случилась, то нерадивых чеканщиков немедленно заставили бы медальки сделать по новой, с правильной датой. Хотя при подобной ошибке не сносить тем чеканщикам головы. Тем не менее дату никто не перечеканил - и так сойдёт... При этом на аверсе медали изображен предсмертный портрет Петра I, явно не соответствующий образу 30-ти летнего царя. "В честь такой знаменательной победы Пётр велел отчеканить золотые и серебряные медали с историческим напоминанием — «Был у неприятеля. 90 летъ». На лицевой стороне мастер изобразил царя молодым, в доспехах, с лавровым венком на голове. По обеим сторонам его портрета надписи: «ЦРЬ ПЕТРЪ АЛЕКСИЕВИЧ» и справа титул — «РОСИ ПОВЕЛИТЕЛ». На обороте ... Поверху медали надпись: «БЫЛ У НЕПРИЯТЕЛЯ. 90 ЛЕТЪ»; под обрезом — «ВЗЯТЪ 1702 ОКТ. 21». Цифры числа перепутаны местами при изготовлении штемпелей, вместо «12» проставлено «21»" (Кузнецов А. А. Чепурнов Н. И. Наградная медаль (1701-1917). Издательство: Патриот. 1995). Как авторы книги о медалях Петра I умудрились увидеть на аверсе "молодого царя", и как он в образе с предсмертного портрета мог награждать своих солдат в 1702 году, одним романовским борзописцам известно. Сказочная история - сказочные медали. И все довольны!

Изображение
Медаль на взятие Ноттебурга 1702 (аверс). Пётр явно не соответствует 30-ти летнему юноше.
Изображение
Медаль на взятие Ноттебурга 1702 (реверс). По обеим сторонам его портрета надписи: «ЦРЬ ПЕТРЪ АЛЕКСИЕВИЧ» и справа титул — «РОСИ ПОВЕЛИТЕЛ». На обороте поверху медали надпись: «БЫЛ У НЕПРИЯТЕЛЯ. 90 ЛЕТЪ»; под обрезом — «ВЗЯТЪ 1702 ОКТ. 21». Чеканщики даже дату перепутали и вместо 12 октября поставили 21 октября. Какая сказка - такие и медали.
По всей видимости, на момент чеканки медалей Сказка об Орешке окончательно не согласовалась. Борзописцы еще не определились, в какой день засунуть великий Миф о взятии Ноттебурга. Произошли неминуемые накладки. Когда была опубликована переписка Петра, царь оказался в конце октября 1702 года уже в Москве, а на медальках стояла дата 21 октября. Что делать? Решили быстренько подправить сей выдающийся казус, и Макаров спешно исправил дату в своём Жюрнале на 11 октября. Дабы Пётр успел до Москвы добраться. Какого же было разочарование прусских борзописцев, когда в конце 18 века обнаружился список Соловецкой летописи, в котором Пётр I спокойно плавает со своим сыном-царевичем в районе Архангельска и Белого моря. В августе 1702 года. Как быть? Кто же будет брать сказочный Орешек? Вот тогда нашим историкам-сказочникам для подтверждения первой Сказки срочно пришлось сочинять новую Сказку. Она получилась не менее захватывающей и красочной, и полетели над карельской тайгой корабли-самолёты...

 

7


Поговорим теперь о столь воспетом и столь же недосказанном Великом Походе Петра I от Белого моря до... самого Орешка в славном 1702 годе. И не просто о "походе", а о Восьмом чуде света, не меньше. И вот как странно повернулась наша историческая наука: все историки напрочь отказываются проверять сей Великий Подвиг Петра... Разные слухи бродят в умах наших историков. Но суть остаётся сутью: история о Государевой Дороге есть вещь абсолютно непроверяемая, в неё можно только верить, проверять эту Догму нельзя. Ну и сам Пётр I напрочь пропустил эту суть во ВСЕХ своих прижизненных Записках. Нет там ни о переходе по Карельской тайге, ни о переносе загадочных морских фрегатов. Ничего! Но откройте наши современные учебники истории, и поплывут пред вашим оком величественные петровские фрегаты над непроходимой карельской тайгой. Те самые, которыми Пётр I будет прорубать своё ТИ-окно в Европу...

 

А мы возьмём, да и проверим эту слащавую петровскую легенду. Мы ничего пропускать не имеем права. Тем более перед взятием Москвы в 1694 войсками Фридриха и Петра...

Источник: http://istclub.ru/topic/1396-%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%E2%84%966-1693-1694-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%89%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D1%83%D0%BD%D1%87%D0%B8%D0%BA-%D0%BE%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BA-%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BB/

 

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить