1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

//-- Яков Иосифович Джугашвили --// 

   Родился 18 (по другим данным – 30) марта 1908 года в селе Баджи Кутаисской губернии (по другим данным – в Баку). Когда его мать, Екатерина Сванидзе, умерла, ему было всего два месяца. Приемной матерью Якова стала А. С. Монасалидзе. По некоторым сведениям, она приходилась ему тетей, у нее он и воспитывался в Тбилиси до 14 лет.

   В 1921 году Яков приехал в Москву, чтобы учиться. Отец встретил его неприветливо, но мачеха, Надежда Сергеевна Аллилуева, старалась его опекать. Учился Яков в школе на Арбате, затем в электротехнической школе в Сокольниках, которую окончил в 1925 году. В том же году женился.
    Но, как пишет в книге «Двадцать писем другу» его единокровная сестра Светлана, «первый брак принес трагедию. Отец не желал слышать о браке, не хотел ему помогать… Яша стрелялся у нас в кухне, рядом со своей
маленькой комнаткой, ночью. Пуля прошла навылет, но он долго болел. Отец стал относиться к нему за это еще хуже».

   Сталин же, впервые увидев Якова после этого крайнего выражения полной отчужденности отца от сына, лишь издевательски бросил ему: «ХА, НЕ ПОПАЛ!»

   А 9 апреля 1928 года в письме к своей жене Сталин написал: «Передай Яше от меня, что он поступил как хулиган и шантажист, с которым у меня нет и не может быть больше ничего общего. Пусть живет где хочет и с кем хочет».

   Выйдя через три месяца из кремлевской больницы, Яков с женой Зоей, по совету Кирова, уехал в Ленинград. Жили они в семье отца мачехи Сергея Яковлевича Аллилуева и его жены Ольги Евгеньевны. Яков, окончив курсы, работал дежурным монтером на электроподстанции. Зоя училась в Горном институте. В начале 1929 года у них родилась дочь, которая умерла в октябре. Брак вскоре распался.

   В 1930 году Яков вернулся в Москву, окончил Московский институт инженеров транспорта, работал на ТЭЦ завода им. Сталина. В 1937 году поступил на вечернее отделение Артиллерийской академии РККА, которую окончил перед войной. В 1938 году снова женился, через три года вступил в партию.

   С первых дней войны Яков ушел на фронт. 27 июня артиллерийская батарея, которой командовал старший лейтенант Джугашвили, вступила в бой с немецкой танковой дивизией группы армий «Центр», а 4 июля батарея оказалась в окружении в районе Витебска. 16 июля 1941 года Яков Джугашвили попал в плен.

   Вскоре берлинское радио сообщило населению Германии «потрясающую новость»: «Из штаба фельдмаршала Клюге поступило донесение, что 16 июля под Лиозно, юго-восточнее Витебска, немецкими солдатами моторизованного корпуса генерала Шмидта захвачен в плен сын диктатора Сталина – старший лейтенант Яков Джугашвили, командир артиллерийской батареи из седьмого стрелкового корпуса генерала Виноградова». Советским людям о месте и дате пленения Якова стало известно из немецких листовок.


   7 августа 1941 года политуправление Северо-Западного фронта направило члену Военного Совета Жданову в секретном пакете три такие листовки, сброшенные с самолета противника. На одной из них был запечатлен Яков, беседующий с двумя немецкими офицерами. Текст под снимком гласил:
    «Это Яков Джугашвили, старший сын Сталина, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии, который 16 июля сдался в плен под Витебском вместе с тысячами других командиров и бойцов. По приказу Сталина учат вас Тимошенко и ваши политкомы, что большевики в плен не сдаются. Однако красноармейцы все время переходят к немцам. Чтобы запугать вас, комиссары вам лгут, что немцы плохо обращаются с пленными. Собственный сын Сталина своим примером доказал, что это ложь. Он сдался в плен, потому что всякое сопротивление Германской Армии отныне бесполезно…»

   Жданов проинформировал о случившемся Сталина.

   Однако ни протокол допроса (хранится в «Деле Т-176» в Архиве Конгресса США), ни немецкие листовки не дают ответа на вопрос, как все-таки Яков попал в плен. Вряд ли он «сдался в плен», как утверждается в листовке. Против этого свидетельствуют и его поведение в плену, и безуспешность попыток фашистов завербовать его. Один из допросов Якова в штабе генерал-фельдмаршала Понтера фон Клюге вел 18 июля 1941 года капитан Решле. Вот выдержка из протокола допроса:



   «– Каким образом выяснилось, что вы сын Сталина, если у вас не обнаружили никаких документов?
   – Меня выдали некоторые военнослужащие моей части.
   – Каковы ваши отношения с отцом?
   – Не такие хорошие. Я не во всем разделяю его политические взгляды.
   – …Считаете плен позором?
   – Да, считаю позором…»

Осенью 1941 года Якова перевели в Берлин и передали в распоряжение службы пропаганды Геббельса. Его разместили в фешенебельном отеле «Адлон», окружили бывшими грузинскими контрреволюционерами. В начале 1942 года Якова перевели в офицерский лагерь «Офлаг ХШ-Д», расположенный в Хаммельбурге. Здесь его пытались сломить издевательством и голодом. В апреле пленника перевели в «Офлаг ХС» в Любеке. Соседом Якова стал военнопленный капитан Рене Блюм – сын председателя Совета Министров Франции Леона Блюма.

   Вскоре Яков был вывезен в лагерь Заксенхаузен и помещен в отделение, где находились пленные, являющиеся родственниками высокопоставленных руководителей стран антигитлеровской коалиции. Высшее германское командование предложило Сталину обменять его на фельдмаршала Фридриха фон Паулюса, взятого в плен в 1942 году под Сталинградом. Ответ Сталина, переданный через председателя шведского Красного Креста графа Бернадота, гласил: «Солдата на маршала не меняют».

   Яков погиб в 1943 году в концлагере Заксенхаузен. Известен следующий документ, составленный бывшими узниками и хранящийся в архиве мемориала этого концлагеря: «Яков Джугашвили постоянно ощущал безвыходность своего положения. Он часто впадал в депрессию, отказывался от еды, особенно на него воздействовало не раз передававшееся по лагерному радио заявление Сталина о том, что „у нас нет военнопленных – есть изменники Родины"».

   Возможно, все это и толкнуло Якова на безрассудный шаг. Вечером 14 апреля 1943 года он отказался войти в барак и бросился в «мертвую зону». Часовой выстрелил. Смерть наступила мгновенно. «Попытка к бегству», – рапортовало лагерное начальство. Останки Якова были сожжены в лагерном крематории.

   В 1945 году в захваченном союзниками немецком архиве был найден рапорт охранника-эсэсовца Харфика Конрада, утверждавшего, что он застрелил Якова Джугашвили, когда тот бросился на ограду из колючей проволоки. Эти сведения были подтверждены также военнопленным британским офицером Томасом Кушингом, находившимся в одном бараке с Яковом.

   28 октября 1977 года секретным Указом Президиума Верховного Совета СССР старший лейтенант Яков Иосифович Джугашвили за стойкость в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, мужественное поведение в плену был посмертно награжден Орденом Отечественной войны I степени.


 //-- Василий Иосифович Сталин --// 


   Родился 21 марта 1921 года. Государственные дела не позволили матери, Надежде Аллилуевой – сотруднице секретариата председателя Совнаркома и отцу, Иосифу Сталину – наркому по делам национальностей и одновременно наркому государственного контроля, самим заниматься ребенком. При живых родителях двухлетнего сынишку отдали в детский дом. Потом – в другой… После смерти жены Сталин вернул сына домой. Как вспоминал позднее сам Василий, «меня воспитывали беззубая немка и рязанский милиционер, который научил пить водку и шляться по бабам. Вот и все мое воспитание…»

   Василий всегда добивался своего, если очень хотел. Осенью 1938 года он без всякой учебы в аэроклубе, необходимых часов налета и парашютных прыжков поступил в Качинскую авиашколу. Начальство не знало, что делать с таким «подарком», но на всякий случай поместило Васю не в общежитие для курсантов, а в отдельный домик. Еду ему готовили тоже отдельно – в столовой для комсостава. Он заказывал себе особые восточные блюда, а для поездок от школы до Севастополя требовал машину. Развлечения, девушки, вино занимали большое место в жизни молодого курсанта, но еще до укомплектования группы Василий начал заниматься с преподавателями индивидуально, изучая матчасть и уставы. Он всей душой хотел освоить профессию летчика. В 1940 году Василий получил звание лейтенанта, через год стал «старлеем».

Начало войны не внесло особых перемен в его образ жизни. Вот отрывок из донесения в Управление особых отделов Наркомата обороны:
   «…B ночь с 8 на 9 сентября во время воздушной тревоги т. Василий (так в донесении „зашифрован" сын Сталина) приехал на аэродром, вместе с ним приехала молодая девушка. Он въехал на своей автомашине в ангар. Приказал авиамеханику т. Таранову запустить мотор и стал требовать, чтобы его выпустили в воздух. Время было 0.15, причем он был в нетрезвом состоянии. Когда его убедили, что вылет невозможен, он согласился и сказал: „Я пойду лягу спать, а когда будут бомбить, то вы меня разбудите"».

   Во время инспекционной поездки в октябре 1941 года Василий Сталин в Саратове закрутил любовь с женой известного режиссера-кинодокументалиста Романа Кармена. Тот пожаловался Сталину. Сталин на жалобе начертал: «Верните эту дуру Кармену». Сына же велел арестовать на 15 суток.

   Справедливости ради следует сказать, что за время войны Василий совершил 27 боевых вылетов и сбил два самолета противника.

   Сталин спокойно разговаривать с Василием не мог. Он чувствовал, что его безвольный сын держится на службе лишь благодаря своей фамилии и высокопоставленным покровителям, многочисленным подхалиамам-«друзьям». В июне 1948 года министр Вооруженных Сил СССР Булганин уговорил Сталина назначить двадцативосьмилетнего Василия, только что получившего звание генерал-лейтенанта, командующим ВВС Московского военного округа. Сталин понимал, что Василия тащат наверх, чтобы угодить ему, вождю, но противиться не стал. «Делайте, что хотите», – якобы сказал он Булганину.


   26 марта 1953 года, через три недели после смерти Иосифа Виссарионовича, генерал-лейтенант Василий Иосифович Сталин был уволен из Советской армии без права ношения формы. А в апреле его арестовали. В постановлении об аресте говорилось о хищениях, разбазаривании государственного имущества и лишь потом упоминались его «злобные враждебные выпады и гнусные антисоветские измышления клеветнического характера». А он и не скрывал своих мыслей, открыто обвинял ближайшее окружение отца в его смерти: «Убили отца, сволочи!» В этом-то и была главная причина ареста.

   Сначала Василия содержали под надзором на даче, потом перевели в Лефортово, затем – во Владимирскую тюрьму. В январе 1960 года его выпустили, отменили запрет на ношение формы. К тому времени он уже отсидел почти семь лет из назначенных восьми. Последовала новая череда шумных пьянок и скандалов, причем Василий снова болтал лишнее. Как и следовало ожидать, в апреле его вернули досиживать срок.

   Через год Василия снова выпустили и отправили «в ссылку» – в закрытую для иностранцев Казань, под надзор всесильного КГБ. К тому времени здоровье Василия было совсем подорвано алкоголизмом и тюрьмой. Но пить он не бросил и умер на руках у жены 19 марта 1962 года, за два дня до своего 41-го дня рождения.


 //-- Светлана Иосифовна Сталина (Светлана Аллилуева, Лана Питерс) --// 


   Родилась 28 февраля 1926 года. Ей было шесть лет, когда ушла из жизни ее мать, Надежда Аллилуева. С семнадцати лет Светлана стала жить отдельно от отца в выделенной ей по ее просьбе квартире – в так называемом «доме на набережной», известном по одноименному роману Трифонова.

   Она закончила Московский университет по специальности «новейшая история», защитила кандидатскую диссертацию в Академии общественных наук ЦК КПСС, была сотрудницей Института мировой литературы РАН, работая переводчицей английского языка и литературным редактором. В 1956 году сменила фамилию Сталина на Аллилуева. У нее было три официальных мужа (от каждого она имела по ребенку) и три «гражданских».

    В числе мужей были Григорий Морозов (одноклассник ее брата Василия), Юрий Жданов (сын секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Жданова, впоследствии ученый-химик, лауреат Государственной премии СССР, член-корреспондент РАН), кинодраматург Алексей Каплер. С некоторыми из них она расставалась по принуждению отца.
   В 1967 году Светлана Аллилуева отправилась в Индию, чтобы сопроводить прах своего близкого друга на его родину, и отказалась возвращаться в СССР. В том же году на Западе вышла написанная ею ранее книга «Двадцать писем к другу», где она рассказывала о своем отце и о кремлевской жизни. Книга сразу же стала мировой сенсацией. В СССР она была запрещена до 1989 года.

Став «невозвращенкой», Светлана жила в Швейцарии, США, Англии. Но в ноябре 1984 года неожиданно появилась в Москве с дочерью Ольгой, которая родилась в США в 1971 году от пятого мужа, архитектора Вильяма Весли Питерса. Возвращение объяснила тем, что на Западе «ни одного дня не была свободной». Советские власти встретили ее с энтузиазмом, незамедлительно восстановили ей советское гражданство. Но вскоре наступило разочарование. Светлана не смогла найти общего языка ни с сыном Иосифом, ни с дочерью Екатериной, которых она бросила на родине в 1967 году. Ее отношения с советским правительством ухудшались день ото дня. Она уехала в Грузию. Ее встретили с пониманием, по указанию из Москвы создали для нее все условия. Светлану поселили в двухкомнатной квартире, ей было установлено денежное содержание, специальное обеспечение, предоставлена возможность в любое время вызвать «Волгу» из гаража Совета Министров Грузинской ССР.

   Шестидесятилетие Аллилуевой было отмечено в Гори, в помещении музея Сталина. Ее дочь Ольга ходила в школу, занималась конным спортом. Преподаватели на дому бесплатно обучали девушку русскому и грузинскому языкам. Но и в Грузии у Аллилуевой было много столкновений и с властями, и с бывшими друзьями.

   Прожив на родине неполных два года, Аллилуева направила письмо в ЦК КПСС с просьбой разрешить ей выезд из СССР. После личного вмешательства Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева в ноябре 1986 года ей было разрешено вернуться в США. Уезжая, Аллилуева сохранила за собой двойное гражданство – СССР и США.

   В США она поселилась в штате Висконсин. Однако в сентябре 1992 года корреспонденты нашли ее в доме для престарелых в Англии. Затем она некоторое время жила в монастыре св. Иоанна в Швейцарии. В декабре 1992 года ее видели в Лондоне в районе Кенсингтон-Челси.

      Отношение к отцу Светлана выразила в своей книге «Всего один год», которая вышла на Западе в 1970 году. Она писала:

   «Он дал свое имя системе кровавой единоличной диктатуры. Он знал, что делал, он не был ни душевнобольным, ни заблуждавшимся. С холодной расчетливостью утверждал он свою власть и больше всего на свете боялся ее потерять. Поэтому первым делом всей его жизни стало устранение противников и соперников».

   А свое политическое кредо она изложила в заключительных строках «Книги для внучек» (1991 год):
   «Я лишь мечтаю о том времени, когда с плеч многонационального, великого народа свалится, наконец, тяжелое бремя ленинской партии убийц и обманщиков, и люди, наконец, вздохнут свободно. Это не за горами. Мои внучки, конечно, доживут до тех дней. Мне же остается только видеть сны в предвкушении».

Единственная дочь И. Сталина Светлана Аллилуева, с 1970г. носившая имя Лана Петерс, скончалась 22 ноября в американском городе Ричленд ( штат Висконсин ) на 86-м году жизни.


Рекомендуем почитать:

Отец народов Иосиф Сталин. Жены, подруги

Отец народов Иосиф Сталин. Становление вождя

Мифы США. Отсталость советской компьютерной техники


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить