1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

 //-- Как вождь умирал (официальная версия) --// 

   Вождь Советского Союза прожил достаточно долгую жизнь, он умер в возрасте 74 лет.

   Все началось 1 марта 1953 года.

    В этот день Сталин, находясь на своей даче в подмосковном Кунцеве, ни разу не дал о себе знать: он не выходил из кабинета, не заказывал обед, никого к себе не вызывал и даже не просмотрел почту. А беспокоить его без вызова было категорически запрещено, и в течение всего дня никто не решался к нему войти. К вечеру сотрудники аппарата не на шутку встревожились, и незадолго до полуночи один из них, взяв почту, все же осмелился переступить порог кабинета.

   Вождя в кабинете не было, вошедший стал осматривать остальные комнаты и обнаружил Сталина в малой столовой. Тот лежал на полу, одетый в нижнюю рубаху и пижамные брюки. Говорить Сталин не мог и был практически парализован. Он смог лишь едва поднять руку, как бы призывая сотрудника помочь ему.

   Как впоследствии установили врачи, столь тяжелое состояние было вызвано кровоизлиянием в мозг. Оказались парализованными правая сторона тела и речевой центр, были серьезно нарушены сердечная деятельность и дыхание. Это было началом конца, и, хотя медики еще несколько дней боролись за жизнь главы государства, они уже ничего не смогли сделать.

   Парадокс ситуации заключался в том, что именно Сталин создал в стране ту бюрократическую систему, которая «сработала» столь трагическим образом в отношении его самого.

   Во-первых, никто не имел права войти в кабинет вождя без вызова, и, после того как случился удар, он пролежал на полу в полном одиночестве около десяти часов.

   Во-вторых, его телохранители не имели права немедленно вызвать врачей, для этого требовалось личное распоряжение министра внутренних дел Лаврентия Берии. Пока его разыскивали, пока его уверяли в серьезности опасений за жизнь товарища Сталина, прошло еще 10–12 часов, и только после этого медики смогли наконец осмотреть умирающего вождя.

   В-третьих, Сталина пытались спасти врачи, которые увидели его как пациента впервые и ничего не знали об истории его болезни. А случилось это потому, что выдающийся терапевт, Герой Социалистического труда академик Владимир Никитич Виноградов, много лет наблюдавший за здоровьем вождя, сидел в тот момент в тюрьме, как и другие видные деятели медицины, осужденные в 1951 году по сфабрикованному Министерством госбезопасности так называемому «делу врачей».

   По воспоминаниям Светланы, дочери Сталина, в действиях приехавших медиков было много боязливой суеты. Они одновременно пытались проводить исследования и второпях делали какие-то процедуры, ставили пиявки на затылок и шею, кололи подряд какие-то лекарства, несколько раз снимали кардиограмму и делали рентген легких. Все эти действия тщательно фиксировались в специальном журнале. Тут же толпились члены высшего руководства Советского Союза – Берия, Маленков, Хрущев, [Хрущев Никита Сергеевич (1894–1971) – в 1939–1964 годах член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС.] Ворошилов, Каганович. Время от времени в зал вваливался пьяный Василий, сын вождя, и орал на всех: «Сволочи, загубили отца!» Члены Президиума ЦК КПСС не отходили от ложа больного ни на шаг, Берия то и дело просил Сталина сказать что-нибудь. Скорее всего, все ждали последнего распоряжения диктатора – кто станет его преемником, но все было тщетным.

   Состояние здоровья «отца народов» ухудшалось с каждым днем. Кровоизлияние в мозг, распространяясь, постепенно охватывало все центры управления организмом. Когда оказался пораженным и центр дыхания, здоровое и сильное сердце Сталина не выдержало. Он стал задыхаться, дыхание учащалось, наступало кислородное голодание организма.

   Жестокий тиран умирал очень тяжело. Его лицо потемнело, губы почернели, черты лица изменились настолько, что оно стало почти неузнаваемым. Он задыхался у всех на глазах, и никто не мог ему помочь. Казалось, такая мучительная, медленная смерть была чем-то вроде расплаты за его злодеяния.

    Развязка наступила 5 марта около 10 часов утра. В последние минуты жизни лишившийся дара речи диктатор обводил всех присутствующих каким-то страшным, нечеловеческим взглядом. В нем словно бы отражалось все: безумие, гнев, ужас перед приблизившейся кончиной, страх и мольба. Вдруг Сталин поднял вверх левую руку – не то грозя всем, не то указывая куда-то наверх.

   Это было последнее движение Иосифа Виссарионовича. После этого он умер.

   Кончина первого лица государства, тем более правителя такого масштаба, не могла не вызвать предположений о насильственном характере его смерти. И для этого имелись основания.

   Прежде всего обсуждалась вероятность отравления, но не исключались и другие варианты убийства вождя.
   В роли основных подозреваемых фигурировали три-четыре высших советских руководителя, однако главным заговорщиком называли Берию.

  //-- Так он умер или убит? И вообще, он ли это был? --// 

   В последнее время открывается все больше документов, содержащих доказательства отравления Сталина.

   Официальная версия, что кровоизлияние в мозг и быстрая кончина вождя явились следствием его плохого здоровья, полностью опровергается результатами медицинских обследований на протяжении более чем тридцати лет.

   Вот данные обследования шестидесятисемилетнего Иосифа Виссарионовича перед курортными процедурами в Мацесте 16 сентября 1947 года:

   «Диагноз: основной – гипертония в начальной стадии; сопутствующий – хронический суставной ревматизм, переутомление. Пульс 74 в 1 мин. Артериальное давление 145/85. Леч. врач Кириллов».

   А вот выписки из его медицинской карты.

   Сталину 70 лет.
   «4.09.50 г. Пульс до ванной 74 в 1 мин. Давление 140/80. После ванной пульс 68 в 1 мин., ритм. Давление 138/75. Тоны сердца стали лучше. Сон удовлетворительный. Кишечник регулярно. Общее состояние хорошее. Кириллов».
   Сталину 72 года.
   «09.01.52. Пульс 70, полный, правильный. Давление 140/80…»

   Вряд ли каждый, даже гораздо более молодой и здоровый человек может похвастаться подобными цифрами. Обращает на себя внимание и тот факт, что даже о «начальной стадии гипертонии» больше нигде не говорится!

   Вывод: заявления, что «Сталин был серьезно болен, особенно после тяжелейшего напряжения в годы Второй мировой войны», не соответствуют действительности.

   Кто автор этих заявлений, становится понятным, когда узнаешь время их появления. Они стали раздаваться сразу, как только 4 марта 1953 года начали печатать бюллетени о состоянии здоровья вождя.

   В них (вопреки действительному положению, неоднократно отраженному в прижизненных медицинских картах) официально утверждалось:

   «В ночь на второе марта у И. В. Сталина произошло кровоизлияние в мозг… на почве гипертонической болезни и атеросклероза».

   На самом же деле есть веские основания утверждать, что вождя отравили, и что сделали это Берия и его сообщники – Маленков и Хрущев.

 //-- Когда и как ему дали яд? --// 

   Обнаруженные документы свидетельствуют, что отравление состоялось 28 февраля – 1 марта 1953 года, то есть в ночь с субботы на воскресенье и до понедельника, когда основной медперсонал отдыхает и нужного врача сразу не найдешь. В этом отчетливо просматривается основательная продуманность отравления – на случай, если яд не окажет мгновенного действия, что потом и случилось. Официальное освещение событий, не соответствующее их действительному развитию, наводит на мысль об участии в них двойника Сталина. Вначале мог быть мгновенно отравлен сам Сталин, и только потом – его двойник.

Но есть документальные свидетельства, что такое затянувшееся отравление в планы Берии не входило, и он сильно нервничал. Зато потом, «когда все было кончено», Берия (как вспоминали многие, в том числе и дочь Сталина) не мог «скрыть своего торжества». А перед этим с его стороны наблюдалась какая-то суета, она даже отразилась в Правительственном сообщении от 4 марта 1953 года, опубликованном в подконтрольных тогда только ему средствах массовой информации: «В ночь на 2-е марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг…»

   Зачем Берии понадобилось врать про Москву, что изменилось бы, сообщи он правду, что произошло это на даче, или не сообщи вообще, где это случилось?! Явно Берии это было зачем-то нужно. Может, чтобы «вывести на сцену» двойника, когда настоящий Сталин сразу умер на даче, а предполагаемый двойник срочно «заболел» в Кремле, откуда его в течение ночи с 1 на 2 марта и доставили на дачу для подмены быстро скончавшегося Хозяина?

   Короче говоря, с отравлением что-то не заладилось. Недаром же, когда со Сталиным (а также с возможным его двойником) все было кончено, Берия вскоре арестовал Григория Моисеевича Майрановского – начальника лаборатории по разработке ядов для тайных убийств. И тот потом еще долго писал из тюрьмы на адрес Берии: дескать, виновен, что сила моих ядов оказалась не такой, как рекламировал, и при этом еще обещал положение исправить. Так он оправдывался перед Лаврентием Павловичем, не зная, что того уже самого давно арестовали.

   На допросе 23 сентября 1953 года Майрановский рассказывал: «Мы яды давали через пищу, различные напитки, вводили яды при помощи уколов шприцем, тростью, ручкой и других колющих, специально оборудованных предметов. Также вводили яды через кожу, обрызгивая и поливая ее».

   А то, что Лаврентий готовился к «войне против Сталина», не отрицает даже его сын Серго (ведь Берия знал, что Сталин готовит его арест): «В 1952 году мой отец уже понимал, что терять ему нечего… Мой отец не был ни трусом, ни бараном, послушно идущим на бойню. Я не исключаю, что он мог что-то замышлять… Для этого в органах у него всегда были свои люди… Кроме того, у него была своя разведывательная служба, которая не зависела ни от какой существующей структуры».

   Из воспоминаний сталинских охранников выходит, что, скорее всего, Сталин отравился сразу, как только выпил минеральной воды. Об этом свидетельствует тот факт, что его нашли лежащим у стола, на котором стояли бутылка с этой водой и стакан, из которого он пил. А поскольку яд действовал «почти моментально», Сталин тут же упал… по одним данным – замертво, по другим – потеряв сознание, во всяком случае – дар речи потерял точно. Тут его якобы и увидела дачная обслуга, взломав двери в покои Хозяина после длительных согласований в верхах…

   Одна из загадок как раз и связана с упомянутой бутылкой.

   Из архивных документов следует, что 8 ноября 1953 года Музею Ленина решили передать из Санитарного управления Кремля для музея Сталина «медикаменты и три бутылки из-под минеральных вод…» Но отчего-то, по неуказанным причинам, 9 ноября передали лишь «2 бутылки (одна из-под нарзана, другая из-под боржоми)». Возникают вопросы: почему не передана третья бутылка, где она находится и какие тайны она могла бы открыть после соответствующих анализов?

   Недавно был рассекречен рукописный журнал десяти врачей о последних днях Сталина.

   Из записей, которые велись непрерывно с момента обнаружения Сталина в бессознательном состоянии и до его кончины, следует, что врачи понимали истинную причину болезни вождя – отравление, но не решались написать об этом прямо. Поэтому среди лечебных назначений есть почти все, что применяется при поражении ядами: холодный компресс (пузырь со льдом) на голову, сладкий чай с лимоном, очистка желудка сернокислой магнезией и т. д.

Кстати, из книги Светланы Аллилуевой «Двадцать писем к другу» можно сделать вывод, что тогда дочь не узнала отца, объясняя впоследствии это тем, что болезнь изменила его до неузнаваемости. Впрочем, быть может, это все-таки был двойник, и узнать отца дочь просто не могла?

   Среди документов, связанных со смертью Сталина, один представляется особенно загадочным. Он касается последних уколов, которые делала медсестра Моисеева.

   Согласно этому документу, в 20 час. 45 мин. она ввела Сталину глюконат кальция. До этого такой инъекции за все время болезни вождю не делали ни разу. В 21 час. 48 мин. она же ставит роспись, что ввела 20-процентное камфорное масло. И наконец в 21 час. 50 мин. Моисеева расписывается, что впервые за все лечение осуществила инъекцию адреналина… После чего Сталин И. В. тут же скончался.

   Кстати, медикам известно, что при состоянии, которое наблюдалось у Сталина в последние часы жизни, уколы адреналина категорически противопоказаны, так как вызывают спазмы сосудов большого круга кровообращения.

   Примечательно и то, что патологоанатомы, производившие посмертное вскрытие тела вождя, оценок увиденному не дают, но вместе с тем достаточно добросовестно описывают все, что обнаружили. Возможно, врачи предполагали, что когда-нибудь к их акту обязательно вернутся и сделают на его основании выводы об истинных причинах смерти Сталина…

   И все-таки даже в те смутные времена среди медиков нашелся человек, которому эта явно «преднамеренная смерть» не давала покоя. И именно ему, профессору Лукомскому, задним числом было поручено оформить «Историю болезни И. В. Сталина, составленную на основе журнальных записей течения болезни со 2 по 5 марта 1953 года».

   Важно отметить, что «История болезни И. В. Сталина, составленная на основании журнальных записей…»

переделывалась Лукомским и другими не менее четырех раз. Последняя правка сделана в июле 1953 года. Почему? Да потому, что в конце июня был арестован Берия, который во время майских праздников прямо сказал Молотову, что это он спас всех от Сталина!..

   Все исследователи болезни и смерти вождя берут за основу воспоминания помощника коменданта дачи, где умер Сталин, – Петра Лозгачева, который якобы первым увидел смертельно больного вождя. Лозгачев утверждает: «Сталин лежал на ковре около стола… Я быстро по домофону вызвал Старостина, Тукова и Бутусову. Видно было, что он уже озяб в одной нижней солдатской рубашке… Бутусова отвернула ему завернутые рукава сорочки… Сталина положили на диван и укрыли пледом… В 9 часов 2 марта прибыли врачи… Начали осматривать Сталина…»

   А о том, как все было в действительности, свидетельствуют записи в журнале врачей:

   «Первый осмотр больного был произведен в 7 часов утра 2 марта профессорами… в присутствии Начальника Лечсанупра Кремля тов. Куперина… Больной лежал на диване в бессознательном состоянии в костюме».

   Значит, во-первых, врачи были вызваны до 7 часов утра. Во-вторых, Лозгачев нигде не говорит, что Сталина к приезду врачей одели. Почему? Не потому ли, что его сразу нашли мертвым, а потом полураздетого покойного вождя заменили «срочно заболевшим» двойником, одетым в костюм? Кстати, о том, что Сталина сразу нашли мертвым, говорил, со слов коменданта дачи Орлова, и Геннадий Коломейцев, отвечавший за кремлевское питание.

   Куда дели мертвого Сталина – неизвестно. Не исключено, что вначале спрятали на даче в огромную имевшуюся там холодильную камеру. Потом тайно захоронили.

   Или замуровали в подвале. Так могло быть и с самим Сталиным, и с его двойником. А вот то, что на патологоанатомическую экспертизу доставили не Сталина (если верить акту исследования), сомнений не вызывает. Чтобы прийти к такому выводу, достаточно сравнить акт патологоанатомического исследования тела Сталина с врачебными описаниями живого вождя.

Например, что при наружном осмотре покойного не обнаружено, что 2-й и 3-й пальцы на левой ноге срослись, хотя при жизни Сталина (при аресте в 1904 году и медобследованиях в 20-е годы) специально отмечалось наличие такого срастания. Так, в «Амбулаторной истории болезни» в 1925 и 1926 годах врачи Крауз, Ферстер, Розанов, Обросов и Елистратов отмечают «сращение пальцев на левой ступне» у Сталина И. В., 46 лет от роду.

   Тело патологоанатомы описывают очень подробно: пятна, порезы, шрамы, углубления, рябины, цвет…

   Возникает вопрос: почему при столь тщательном осмотре 19 светил медицинской науки не заметили, что левая неразгибавшаяся рука явно отличается от правой, о чем свидетельствуют многие прижизненные обследования Сталина?! В частности, 11 августа 1926 года консультанты Тарасевич, Щуровский и Обросов записали в «Истории болезни»: «Левая рука с периартикулярной атрофией плечевого и локтевого сустава, вследствие ушиба в шестилетнем возрасте, с последующим длительным нагноением в области локтевого сустава, которое, однако, не повлекло за собой заращения сустава…» Или: «Неполные движения в левом плечевом суставе и атрофические явления в мышцах левой руки вокруг локтевого и плечевого сустава». На всех кадрах кинофотохроники Сталин одинаково характерно держит поврежденную левую руку.

   Окончательно и более всего наталкивает на мысль о двойнике то, что ведущие патологоанатомы страны не обнаружили явное, определяемое даже на глаз различие ног Сталина по толщине, описанное в медкарте профессорами Валединским и Версиловым еще 2 сентября 1929 года: «Правая голень, измерена на расстоянии 20 см от колена, – 33 см, левая – 31, бедро на таком же расстоянии от колена – 51 пр., лев, – 48 см». Известно, что разница в толщине ног даже в 1 см бросается в глаза, не говоря уже об имевшей место у вождя разнице в 2 и 3 см. Такую разницу тем более не могли не заметить медики. Разумеется, если бы она имела место.

   Все это может означать только одно: вскрываемое тело умершего Сталина было не его телом!

 //-- Посмертная судьба: торжественное внесение в Мавзолей… --// 

   6 марта 1953 года состоялось необычное совместное заседание трех органов: ЦК КПСС, Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР. Помимо принятых предложений о кадровых перестановках в высшем партийном и государственном руководстве, было решено объявить в стране четырехдневный траур, а саркофаг с забальзамированным телом Сталина поместить в Мавзолее на Красной площади, рядом с саркофагом Ленина. В постановлении также говорилось, что будет сооружен Пантеон – памятник вечной славы великих людей Советской страны, и что следует «по окончании сооружения Пантеона перенести в него саркофаг с телом В. И. Ленина и саркофаг с телом И. В. Сталина и останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлевской стены».

   Народ воспринял все эти решения как должное.

   Созвучен этому постановлению был также изданный в связи с кончиной Сталина приказ войскам военного министра Булганина. В нем одно за другим следовали слова «великий», «гениальный», «бессмертный». В час погребения в столицах союзных республик, городах-героях и некоторых других прозвучали тридцать артиллерийских залпов. Прославленные маршалы Советского Союза, генералы и адмиралы несли ордена и медали генералиссимуса.
   На похороны главы советского государства прилетели высшие руководители Китая, Румынии, Чехословакии, Польши, Венгрии, ГДР, Монголии, Болгарии, Финляндии, многие другие политические государственные деятели и политики со всех концов света.

   После траурной церемонии, на которой главными действующими лицами были Хрущев (председатель комиссии по организации похорон), Маленков, Берия и Молотов, тело умершего вождя внесли в Мавзолей. Однако еще восемь месяцев он был закрыт для посещения: продолжался процесс бальзамирования – ведь мумия должна была, по идее, оставаться здесь на века.
 //-- И тайный вынос из Мавзолея… --// 

   Годы после XX съезда КПСС были довольно-таки странным временем. Критика культа личности все еще продолжалась, но активность ораторов явно пошла на спад. В стране нарастала угроза возврата к прошлому.

   И тогда Хрущев решился вынести Сталина из Мавзолея. Узаконил он свой замысел в 1961 году, на XXII съезде КПСС.
   В те годы Девятое Управление КГБ возглавлял генерал Николай Захаров. «Девятка» не только охраняла руководителей партии и правительства. Этому Управлению поручали выполнять самые щекотливые и ответственные поручения. После XXII съезда партии именно Захаров руководил операцией по выносу тела Сталина из Мавзолея. По сути, это он забил последний гвоздь в гроб «отца народов».

   Вот как вспоминает о тех событиях сам генерал.

   «Мы с комендантом Кремля генерал-лейтенантом Ведениным о готовящемся решении узнали заранее. Нас вызвал Хрущев и сказал:
   „Прошу иметь в виду, что сегодня, вероятно, состоится решение о перезахоронении Сталина. Место обозначено. Комендант Мавзолея знает, где рыть могилу, – добавил Никита Сергеевич, – Решением Президиума ЦК КПСС создана комиссия из пяти человек во главе со Шверником: [33 - Шверник Николай Михайлович (1888–1970) – советский политический деятель. В 1956–1966 годах – председатель Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС.] Мжаванадзе – первый секретарь ЦК Компартии Грузии, Джавахишвили – председатель Совета министров Грузии, Шелепин – председатель КГБ, Демичев – первый секретарь Московского горкома партии и Дыгай – председатель исполкома Моссовета".

 Далее нас собрал Шверник и подсказал, как тайно организовать перезахоронение. Поскольку седьмого ноября предстоял парад на Красной площади, то под предлогом репетиции парада ее следовало оцепить, чтобы туда никто не проник. Общий контроль за ходом работ был поручен моему заместителю – генералу Чекалову. Командиру Отдельного полка специального назначения комендатуры Московского Кремля Коневу было приказано в столярной мастерской сделать из хорошей сухой древесины гроб. Гроб сделали в тот же день. Древесину обтянули черным и красным крепом, так что выглядел гроб очень неплохо и даже богато. От комендатуры Кремля было выделено шесть солдат для рытья могилы и восемь офицеров для того, чтобы сперва вынести саркофаг из Мавзолея в лабораторию, а потом опустить гроб с телом в могилу.

   Ввиду особой деликатности поручения я попросил генерала Веденина подобрать людей надежных, проверенных и ранее хорошо себя зарекомендовавших. Маскировку обеспечивал начальник хозяйственного отдела комендатуры Кремля полковник Тарасов. Ему предстояло закрыть фанерой правую и левую стороны за Мавзолеем, чтобы место работы ниоткуда не просматривалось. В это же время в мастерской арсенала художник Савинов изготовил широкую белую ленту с буквами „ЛЕНИН". Ею надо было закрыть на Мавзолее надпись „ЛЕНИН СТАЛИН", пока не будут выложены буквы из мрамора. В 18.00 проходы на Красную площадь были перекрыты, после чего солдаты принялись копать яму под захоронение…»

   XXII съезд КПСС проходил в Кремле с 17 по 31 октября 1961 года. В последний день работы партийного форума первый секретарь Ленинградского обкома партии Спиридонов после краткого выступления сделал предложение о выносе тела Сталина из Мавзолея. Председательствовавший Хрущев поставил предложение на голосование.

   Предложение было принято единогласно, после чего Хрущев объявил работу съезда законченной.

   «Но, как показали последующие события, – продолжает генерал Захаров, – единодушие делегатов было призрачным. Почти сразу после голосования член комиссии Мжаванадзе… улетел в Грузию…Когда все члены комиссии, кроме Мжаванадзе, в 21 час прибыли в Мавзолей, Сталин в форме генералиссимуса лежал на постаменте. Восемь офицеров взяли саркофаг и понесли его вниз, в подвал, где размещается лаборатория…

   С саркофага сняли стекло, и офицеры аккуратно и даже бережно переложили тело Сталина в гроб. Было видно, что даже на забальзамированном лице Сталина все равно прорисовывались оспинки. Позднее по Москве ходили слухи, что тело Сталина чуть ли не вытряхнули из мундира. Это не так. Никто Сталина не раздевал. Единственно, Шверник приказал снять с мундира Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Другую свою награду – Звезду Героя Советского Союза – Сталин никогда не носил, поэтому и в саркофаге ее не было. После этого председатель комиссии распорядился заменить золотые пуговицы мундира на латунные. Все это выполнял комендант Мавзолея Машков. Снятую награду и пуговицы он передал в специальную Охранную комнату, где находились награды всех зарытых у Кремлевской стены.
   Драма приближалась к развязке. Когда гроб с телом Сталина накрывали крышкой, Шверник и Джавахишвили зарыдали. Потом гроб подняли, и все двинулись к выходу. Расчувствовавшегося Шверника поддерживал телохранитель, за ним шел Джавахишвили. Кроме этих двоих, не плакал никто.

   В обитую фанерой могилу офицеры осторожно опустили гроб. Кто-то бросил горсть земли, как полагается, по-христиански. Могилу зарыли. Сверху положили плиту из белого мрамора с лаконичной надписью: „СТАЛИН ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ 1879–1953". Потом она еще долго служила надгробием, пока сравнительно недавно здесь не установили бюст вождя.

   Захоронив Сталина, мы со всей комиссией вернулись в Кремль, где Шверник дал подписать акт о перезахоронении Сталина. Потом я вместе с офицерами и научными работниками лаборатории вернулся в Мавзолей. Нужно было еще поставить саркофаг Ленина на центральное место, туда, где он стоял до первых похорон Сталина в 1953 году. К нашему приходу солдаты уже протерли мрамор на том месте, где только что стоял саркофаг. От „вождя нации" спустя час даже следа на постаменте не осталось…»

   Историк и писатель Дмитрий Антонович Волкогонов очень точно подобрал слова двух надгробных надписей – эпитафий – для выражения диаметрально противоположного отношения людей к личности Сталина.

   Первая: «Ошибки твои известны. Заслуги твои бесспорны».

   И вторая: «Преступлениям твоим нет прощения. Тяжек груз твоего наследия».

   Обе эти оценки полностью соответствуют действительности. Все свершения, преступления и деяния Сталина отданы на суд истории, и неизвестно, когда она вынесет ему окончательный приговор

Источник: Ильин В. "Тайны смерти великих людей"

Рекомендуем почитать:

Отец народов Иосиф Сталин. Становление вождя

Отец народов Иосиф Сталин. Жены, подруги

Отец народов Иосиф Сталин. Дети Сталина


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить