1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Картина в публикациях последних десятилетий (Волков, Жиромская и Андреев, Дарский, Харькова), рисуется приблизительно таким образом. Дескать перепись 1937 открыла страшную правду о численности населения, репрессиях, и голоде 1932-1933 годов. Была засекречена, а организаторы переписи репрессированы. При этом подчеркивается вмешательство товарища Сталина, который строил всяческие козни статистикам и мешал им провести грамотно перепись. В результате современные демографы рассматривают перепись 1937 года, чуть ли не как единственно точную за всю историю существования нашей родины. К примеру господин Андреев Е.М. мужественно корректирует и рвет покровы со всех переписей – 1959, 1970, 1979 и 1989 гг., не обошел своим вниманием и современные переписи населения РФ 2002, и 2010 гг., где непосредственные результаты переписей превысили расчетные данные на 2,8 млн. человек (это при отсутствии товарища Сталина и СССР)1, но к переписи 1937 года он сохраняет трепетное отношение. И вот причинах этого парадокса, мы и постараемся разобраться.

Перепись населения, после неоднократных переносов с 1932 года, постановлением СНК от 28 апреля 1936 г. - была назначена на январь 1937.

«Главные особенности переписи 1937 г. состояли в следующем:

1) это была единственная «однодневная» советская перепись населения;

2) впервые основным формуляром стал не индивидуальный личный листок, а переписной лист формы списка;

3) достаточно специфична была ее программа — круг изучаемых признаков жителей;

4) объектом переписи было наличное население.

«Однодневность» переписи заключалась в следующем. Вся перепись подразделялась как бы на три этапа: а) с 1 по 5 января 1937 г. предварительно заполняются переписные листы ; б) в один день 6 января с 8 ч асов утра до 12 часов ночи производится сама перепись, т. е. счет населения, проверка и сбор предварительно заполненных переписных листов, а также дополнительное внесение в листы тех лиц, которые почему-либо не были внесены в них при предварительном заполнении ; в) с 7 по 11 января производится проверка правильности всего счета населения и заполнения переписных листов.»2

И хотя книге «Население Советского Союза 1922-1991» Андреев, Дарский и Харькова пишут, что «в последние годы был проведен тщательный анализ как методологии переписи 1937 г., так и ее организации и показано, что выдвигавшиеся против нее обвинения беспочвенны (Ф.Д. Лившиц, А.Г. Волков, М.С. Тольц).»3, то как раз в публикациях, на которые ссылаются авторы, эти обвинения по большому счету и подтверждаются. И Лившиц и Волков отмечают следующие факты:

1. Что сокращение и упрощение вопросов переписного листа, не позволяли получить полную картину переписываемого населения.

2. «Принцип «однодневности», впервые положенный в основу основ переписи 1937 г., но после нее навсегда оставленный , повлек за собой многие неблагоприятные последствия — и прямые и косвенные. Прежде всего для совершения переписи «в один день», точнее за 16 часов дня 6 января , а последующих контрольных обходов — за пять дней потребовалось небывало большое число работников переписи — счетчиков, контролеров-инструкторов, заведующих переписными отделами и их помощников, помощников городских и районных инспекторов народно-хозяйственного учета по делам переписи и т. д. Персонал переписи состоял из 1,1 млн. человек, в том числе 913 тыс. счетчиков и 132 тыс. контролеров-инструкторов»4.

И этот штат требовалось набрать в весьма сжатые сроки, за три месяца с 1 августа до 1 ноября 1936 года, и подготовить до 15 декабря, что в свою очередь не могло сказаться на качестве подготовки исполнителей переписи.

3. «Несомненный ущерб переписи населения нанесло и ограничение категорий населения лишь одной - наличным населением. Уже тогда было хорошо известно в статистике, что учет двух категорий населения - постоянного и наличного - дает более точные результаты также и общего счета. Регистрация только наличного населения явно ухудшала дело»5.

Помимо вышеперечисленного, основным камнем преткновения, а в 1937-ом и обвинением во вредительстве, явилось расхождение п. 2 «Инструкции к заполнению переписного листа», утвержденной СНК СССР, и п. 4 «Памятки для счетчика».

Если в п.2 Инструкции было написано, что

Перепись производится по месту жительства в каждом жилом помещении. В переписной лист должны быть записаны:

«а) все лица, которые ночевали в данном помещении в ночь с 5 на 6 января 1937 г.

б) работники ночной смены и дежурившие ночью на постах или в учреждениях, а также железнодорожники (машинисты, кочегары, кондуктора, проводники и т.п.), бывшие в ночь с 5 на 6 января 1937 г. при исполнении служебных обязанностей, хотя бы и вне населенного пункта, в котором они живут, и лица, выехавшие с вечера 5 января 1937 г. на базар или в извоз. Эти лица записываются в переписные листы вне зависимости от того, ночевали они дома или не ночевали».

То в п. 4 Памятки

«4. 6 января в день переписи обойдите свой участок, проверьте и исправьте все переписные листы. При проверке листов:

а) перепишите всех, кто ночевал в данной квартире, хате, избе и т.д. в ночь с 5 на 6 января, но не записан при предварительном заполнении (родившихся, приехавших после предварительного заполнения листа, до 12 час. ночи с 5 на 6 января);

б) вычеркните всех, кто записан в переписные листы при предварительном заполнении, но отсутствовал в ночь с 5 на 6 января (умершие, уехавшие до 12 час. ночи с 5 на 6 января и т.п.).

Проверяя и исправляя переписные листы, точно соблюдайте пп. 1,2 и 3 Инструкции»6.

Т.е. Инструкция требует вписать, а Памятка вычеркнуть отсутствующих, причем Памятка при этом еще и умудряется сослаться на соответствующие пункты инструкции.

Для сравнения приведем критику переписи, бывшим начальником ЦСУ П.И.Поповым в 1937 году.

«Неправильный организационный план привел:

а) к неправильному выбору метода переписи. Исчислению только наличного населения вместо наличного и постоянного,

б) отказу регистрации по семьям

в) неправильному приему исчисления населения в две стадии, предварительной (1-5 января) и окончательной 6 января

г) неправильному выбору дней переписи – начало предварительной записи 1/I новый год, самой переписи 6/I – сочельник – канун рождества,

д) неправильному решению провести перепись в один день, в следствии этого создание огромной армии счетчиков, недостаточно подготовленных к производству переписи

е) дефективности инструкционных показаний»7.

Не трудно заметить, что «нападки на перепись» образца 1937 года, практически один в один идентичны высказываниям тех исследователей, которые утверждают «что выдвигавшиеся против нее обвинения беспочвенны».

Но и это не все. Так, согласно закрытого письма Бюро Всесоюзной Переписи Населения 1939 года, от 10 декабря 1937 года, «по Калмыцкой АССР выявлено при переписи 932 населенных пункта, не показанных в списке населенных мест, по Северному Краю - 555 населенных пунктов, по Бурято-Монгольской АССР около 600 населенных пунктов, по Дагестанской АССР - 686 населенных пунктов, по Киргизской ССР – 115 населенных пунктов, по Западной области -948 населенных пунктов, по Свердловской области около 900 населенных пунктов, по Западно-Сибирскому Краю - 468 населенных пунктов, по Алма-Атинской области -135 населенных пунктов, по Кустанайской -19»8.  А забегая вперед, можно отметить следующие факты. При подготовке к переписи 1939 года, на 15.6.1938 г., при проверке домовладений и населенных пунктов на основе данных переписи 1937 года, было выявлено

Населенных мест 4174

Населения 219 263 чел.

Домовладений 3820

Населения 248 455 чел.9

И на этом беды переписи не закончились. Вопреки расхожему мнению, что «после постановления Совнаркома от 25 сентября 1937 г. ругать перепись 1937 г., ее методику, результаты и организаторов стало непременным атрибутом едва ли не каждой статистико-демографической публикации»10, критика обрушилась на перепись с самого начала ее проведения. К примеру в газете Советская Сибирь с 3-го по 10 января, вырисовывается следующая картина:

№ 2 от 3 января 1937 г.

Стр. 1 «Первые дни переписи населения в Нарыме»

«В Колпашёве, например, счётчик обнаружил, что дом на углу Советской и Дзержинской улиц не числится ни в одном переписном участке».

Стр. 2 «Перепись началась»

«Заполнение переписных листов по городу проходит в общем гладко, но случаются и шероховатости. Является, например, 31 декабря счётчик в общежитие Запсибзолота и жителям всех 20 квартир объявляет: «Буду у вас завтра в восемь утра». Фактически счётчик пришёл ровно в восемь только в одну квартиру, большинство же жильцов, прождав счётчика по несколько часов, разошлись».

№ 3 от 4 января 1937 г.

Стр. 2 «Грубое нарушение правил переписи»

«… переписные листы не должны заполняться со слов посторонних лиц, счётчики обязаны опросить всех граждан лично. Но это правило грубо нарушается.

Таких фактов много. Даже на заместителя председателя горсовета т. Герасимова подписной лист был заполнен со слов соседки по квартире.

… в доме № 24-26 по ул. Рыкова счётчики совсем не были. Пропущены так же жильцы трёх домов, находящихся в ограде стройдвора жилкомстроя.

Счётчики не заходят в те учреждения и конторы, где живут уборщицы и сторожа. Даже в помещении, где расположено городское бюро переписи, семья сторожа пока осталась неучтённой.

№ 4 от 5 января 1937 г.

Стр. 2. «Максимум организованности»

«В Кемерове грубо нарушают правила переписи, заполняя переписные листы заочно, в Новосибирске отдельные счётчики разглашают данные переписи, дают неправильные советы и т. п.

Стр. 2. «Ход переписи по краю»

Томск

… некоторые счётчики, получив переписные бланки, до 4 января ещё не приступали к обходу своих участков».

№ 5 от 6 января 1937 г.

Стр. 1 «Решающий день переписи»

«В Славгороде кадры счётчиков подобрали плохо и не кем было заменить непригодных для этой работы людей.

В Кемерове и ряде других мест счётчики пропускали отдельных граждан, так как они записывали только тех, кто оказывался налицо к их приходу на квартиру.

В Сталинске даже инструкторский состав путается в вопросах переписи».

№ 6 от 8 января 1937 г.

Стр. 2. «Завершающий этап переписи»

«… сигнализируют из Сталинска. … обнаружен двухэтажный дом, не занесённый в список и пожарное депо, в котором живёт 59 человек. В 4-м переписном отделе выявлено 17 неучтённых домиков. Даже в центре города на проспекте Кирова был пропущен при предварительной переписи дом № 8. Есть так же случай, когда жилые помещения попали сразу в список двух счётчиков».

№ 7 от 9 января 1937 г.

Стр. 2. «Особо тщательно провести контрольные обходы»

«Анжерка

Во втором переписном отделе в 8 часов вечера обнаружилось, что 18 семей работников горноспасательного отряда не учтены во время предварительного заполнения переписных листов, а в день переписи – 6 января – счётчик Фёдоров пропустил на своём участке больше 100 жителей. … счётчики стали переписывать этих работников, пока они ожидали киносеанса. Была нарушена тайна переписи: счётчики опрашивали всех в общей комнате, и глава семьи давал сведения на всех членов семьи, в том числе и на отсутствующих».

№ 8 от 10 января 1937 г.

Стр. 2. «Во избежание неприятностей»

«Начальник 7-го переписного отдела тов. Титов так же мало контролирует работу счётчиков и плохо знает свой район. Когда ему сообщили, что по улице им. Дзержинского шесть членов семьи гражданина Плотникова, …, не записаны во время предварительного заполнения листов и переписи 6 января, он заявил: «Это не мой участок».

Стр. 2. «Перепись в далёких урочищах и стойбищах Ойротии»

«В селе Вирюля на переписной участок явились 11 человек. Они заявили, что пропущены счётчиком».

В конечном итоге, предварительный результат переписи - 162 039 470 человек, вместо ожидаемых 170 млн.  Курман в своей записке писал, что «однодневное проведение переписи 1937 г. привело, как показала проверка, к некоторому недоучету населения. При различных оценках степени недоучета можно полагать, что в среднем по СССР перепись 1937 г. недоучла 0,5-0,6% населения, что составляет около 1 млн. человек»11.

Старовский В.Н. в 1965 году, будучи на должности начальника ЦСУ, с поправками на недоучет оценил численность населения в 1937 году, в 164 млн., и в 1973 году в справочнике «Население СССР» была опубликована цифра на начало 1937 года в 163 772 тыс. чел.

Как мы видим, все вышеперечисленные источники, вносят поправочные коэффициенты от 0,5 до 1,2%, при этом Курман ссылается на проведенную проверку. Частично об этих проверках пишут Андреев, Дарский и Харькова.

«Сохранившиеся материалы некоторых проверок свидетельствовали, что даже при большом желании найти недоучет его размеры не были столь ужасными, как хотелось проверяющим. Так, бригада под руководством И.Д. Верменичева (вскоре назначенного на место репрессированного И Л. Краваля, начальника ЦУНХУ), проверявшая точность переписи по Казахстану, выбрала для проверки районы, где отмечалось наибольшее уменьшение численности по сравнению с переписью 1926 г. Всего было проверено 23 района с численностью населения, по переписи 1937 г., 655,9 тыс. человек. При весьма большой придирчивости и трактовке каждого сомнительного случая как пропуска величина недоучета, оказалась в этих районах всего 0,99%. Однако полученные результаты путем ничем не обоснованных предположений были произвольно преувеличены. В докладной записке на имя заместителя председателя Комитета народного контроля Я.Л. Яковлева, И.Д. Верменичев сообщает окончательную оценку недоучета по Казахстану - 4,7%.»12

Хотя если заглянуть в записку Верменичева, то можно прочесть вывод, который в ее заключительной части звучит так

«…В итоге число пропущенных должно быть поднято до 2,7%.

Из этого недоучета можно считать документально установленным пропуск до 1,5%*, о чем было сообщено тов. Мирзояну и Исаеву, которые признали это правильным.

ЦУНХУ СССР сообщило в ЦК 14/I-37 г. о том, что по срочным донесениям численность населения в Казахстане без контингентов НКВД, НКОбороны и без переписанных по жел. дорогам, составила 4820 тыс. человек. В день отъезда из гор. Алма-Ата, начальник Бюро переписи населения УНХУ КазАССР представил нам предварительные итоги переписи (по ф.7), по которым численность населения Казахстана составляет 4 928 216 чел.

Если прибавить к этой цифре 2,7% принятого нами недоучета, по сравнению с цифрой, сообщенной ЦУНХУ в ЦК ВКП(б), численность населения на самом деле выше на 4,7%, или на 220 тыс.»13

* Подчеркнуто в документе.

Т.е. 4,7% недоучёта, это суммарная величина уточненных данных УНХУ Казахской ССР, и результатов комиссии Верменичева, а не буйная фантазия комиссии, как это нам подают Андреев, Дарский и Харькова. Из них 1,5% Верменичев считает документально подтвержденными, а разница «необоснованных предположений» между 1,5 и 2,7 процентами, это часть городков и поселков, которые как мы уже выяснили, вообще не были охвачены переписью. Плюс лица, скрывающиеся от переписи.

Можно добавить тот факт, что к примеру аналогичная проверка проводилась в Одесской области. Были проверены три района Одессы -51 635 чел, по Николаеву - 9 823 чел., и три района сельской местности – 110 526 чел. всего 171 984 человека14.

Результат проверки

«1. Поправка внесенная в результате контрольного подсчета предварительных данных -1%

2. Поправка населения, вычеркнутого 6-го января из переписных листов заполняемых 1-5 января – 0,52%.

3. Поправка на лиц не переписанных по переписи 1,5%

4. Поправка на лиц на тех лиц, которые показали что они были переписаны - …%*

Итого 3,79-3,8%»

Плюс, 0,2% оцениваются лица уклонившиеся от переписи.15

* Так в тексте

В записке «О итогах численности населения по переписи 1937 года» с расчетами Ленинградского УНХУ, недоучет переписи  по Ленинграду составлял «около 35,5 тыс.чел. (1,3%) и по области около 128,9 тыс.чел.(3,2%)»16.

Как мы видим, существует еще целый ряд документов с поправками от 1,5% до 4%, при этом ситуация осложняется тем, что точного способа определения поправки не существует.

Некоторые современные демографы , отметая приведенные цифры проверок, приводят встречную цифру недоучета в 450 тыс. человек, или около 0,3%. Цифра эта взята из статьи Ф.Д. Лившица «Перепись населения 1937 года». Причем приводят ее как единственно верную и обоснованную.

И тут только можно развести руками, от такой своеобразности приводимого довода. В своей статье Лившиц не оценивает недоучет переписи. Лившиц высчитывает только возможный недоучет в результате расхождений между Инструкцией и Памяткой. Причем высчитывает его тоже весьма оригинально. Как мы помним, по инструкции счетчики должны были вписать следующие категории граждан:

«работники ночной смены и дежурившие ночью на постах или в учреждениях, а также железнодорожники (машинисты, кочегары, кондуктора, проводники и т.п.), бывшие в ночь с 5 на 6 января 1937 г. при исполнении служебных обязанностей, хотя бы и вне населенного пункта, в котором они живут».

Пользуясь открытыми статистическими источниками, Лившиц высчитывает эту величину в 399 тыс. А «лиц, выехавших с вечера 5 января 1937 г. на базар или в извоз», перед рождеством, в стране со 110-ю миллионным сельскохозяйственным населением, он почему то скромно оценил в 50 тыс. человек17.

Обосновывая тем, что «сколько нибудь приближенно оценить теперь численность этих двух подгрупп населения нет возможности , однако не следует и преувеличивать их возможную численность, а следовательно и возможный недоучет их при переписи»18.

Подведем краткий итог. Как прекрасно видно, перепись 1937 года, изначально не задалась. Ни в плане методологии, ни в плане подготовки, ни в плане проведения. И результат, в котором перепись была признана недействительной, выглядит вполне закономерным. В принципе, руководство страны могло поступить просто. Накинуть 2-4 процента на полученную цифру, натянуть нужный результат, благо есть все основания, и закрыть вопрос. Тем более, такие предложения поступали из ЦУНХУ и Госплана. Ан нет, вопреки расхожему мнению о тотальной фальсификации всего и вся в СССР, перепись была признана недействительной, и было решено провести новую в 1939 году. А вот усилиями современных исследователей, вырисовывается весьма сюрреалистическая картинка. Результаты переписи, причем результаты предварительные, некоторые исследователи оставляют практически неизменными, внося в лучшем случае, незначительную корректировку, только на одну, самую явную методологическую ошибку. И результат выглядит весьма парадоксальным. Перепись, которая выглядит по большому счету как сплошное недоразумение, вдруг показывает, пожалуй самый точный результат, в истории отечественных переписей.

____________________________

1 http://www.demoscope.ru/weekly/2013/0549/analit01.php

2 Ф.Д. Лившиц «Перепись населения 1937 года».  Демографические процессы в СССР. М. Наука. 1990. Стр. 178

3 Е.М.Андреев, Л.Е.Дарский, Т.Л. Харькова «Население Советского Союза: 1922-1991» М., Наука, 1993, стр. 24

4 Ф.Д. Лившиц «Перепись населения 1937 года».  Демографические процессы в СССР. М. Наука. 1990. Стр. 183.

5 А.Г. Волков Перепись населения 1937 года: вымыслы и правда. http://demoscope.ru/weekly/knigi/polka/gold_fund08.html#53

6 В. Б. Жиромская, И. Н. Киселев, Ю.А. Поляков «Полвека под грифом секретно» М. Наука. 1996. Стр. 14, 16

7 РГАЭ 105.1.10 Л.8-9

8 РГАЭ 1562.1.978 Л.191 об

9 РГАЭ 1562.336.1282 Л.8,10

10 Е.М.Андреев, Л.Е.Дарский, Т.Л. Харькова «Население Советского Союза: 1922-1991» М., Наука, 1993, стр. 23

11 Докладная записка о естественном движении населения в период между двумя переписями 17.12.1926 - 6.01.1937 гг. РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329.Д. 132. Л.25-27

12 Е.М.Андреев, Л.Е.Дарский, Т.Л. Харькова «Население Советского Союза: 1922-1991» М., Наука, 1993, Стр. 26

13 Из докладной записки об итогах проверки переписи населения в Казахской ССР. 29.2.1937 (датировано по соседн. документу) РГАЭ 1562.1.967 Л.47-48

14 РГАЭ 105.1.82 Л.1

15 Объяснительная записка П.И. Попова о результатах проверки переписи населения по Одесской области РГАЭ 105.1.82 Л.14

16 РГАЭ 1562.329.151 Л.19

17 Ф.Д. Лившиц «Перепись населения 1937 года».  Демографические процессы в СССР. М. Наука. 1990 Стр. 197

18 Там же Стр. 206

Источник: http://lost-kritik.livejournal.com/24173.html


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить