4 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (1 Голос)

Лаврентий Павлович Берия родился 17(29) марта 1899 года в селе Мерхеули близ Сухуми, в крестьянской семье. После окончания в 1914 году начального училища в Сухуми поступил в механико-строительное техническое училище в Баку. В марте 1917 года Берия вступил в РСДРП(б). В том же году он был мобилизован в армию и направлен на Румынский фронт. В конце 1917 года вернулся в Баку. В 1919 году, после окончания технического училища, поступил в Бакинский политехнический институт.


 //-- Взлет к вершинам власти --// 

В 1918 году Берия был сотрудником Бакинского совета (Бакинская коммуна), затем помощником Анастаса Ивановича Микояна, который возглавлял в Азербайджане большевистское подполье. В 1920 году находился в Грузии, где его дважды арестовывали по подозрению в шпионаже в пользу Советской России, а в августе выслали в Азербайджан.
   С 1921 года деятельность Берии протекала в органах госбезопасности Закавказья. С декабря 1926 года он – председатель Грузинского ГПУ и заместитель председателя Закавказского ГПУ. В 1931–1932 годах он – первый секретарь ЦК компартии Грузии, затем – руководитель Закавказского крайкома ВКП(б), контролировавшего деятельность компартий Закавказья.
   В июле 1935 года Берия выступил на собрании партактива в Тбилиси с докладом, в котором впервые выдвинул пропагандистский тезис о том, что большевистская партия – это «партия Ленина-Сталина». Своим быстрым продвижением в партии и карательных органах он был обязан Сталину, которому поставлял компрометирующие материалы на руководителей закавказских республик.

 В 1938 году Берия был переведен в Москву, где стал заместителем наркома внутренних дел, а затем – наркомом. Первоначально перед ним ставилась задача ликвидировать «ежовщину», приостановить маховик репрессий, принявших ужасающий размах. Со временем Берия придал государственному террору планомерный характер, значительно усовершенствовал методы репрессий.

 

Он был одним из организаторов системы ГУЛАГа, [35 - ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения) – в СССР в 1934–1956 годах подразделение НКВД (МВД), осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). После выхода в свет книги А. И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» (1973) термин «ГУЛАГ» стал синонимом лагерей и тюрем НКВД, тоталитарного режима в целом.] инициатором создания каторжных и специальных лагерей с наиболее бесчеловечным режимом. При его руководстве аппарат госбезопасности использовался как орудие в борьбе руководителей партийных группировок за власть.

   В 1939 году Берия становится кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б). Лично преданный Сталину, он был исполнителем его воли, организатором многочисленных дел по устранению «неугодных» лиц, лично участвовал в пыточных следствиях. В 1940 году под его руководством было осуществлено убийство Троцкого в Мексике. Он курировал и внешнюю советскую разведку.

   С 1941 года Берия назначается заместителем председателя Совнаркома СССР. В годы войны 1941–1945 годов он был членом Государственного комитета обороны, курировал оборонную промышленность. По его указанию в начале войны были организованы процессы против военачальников, завершившиеся смертными приговорами. Он руководил карательными действиями органов СМЕРШ и заградительных отрядов. [36 - СМЕРШ (сокр. от «Смерть шпионам») – Главное управление военной контрразведки в системе Народного Комиссариата Обороны (НКО) СССР в 1943–1946 годах, подчинявшееся лично И. В. Сталину.

Органы СМЕРШ занимались разоблачением вражеских агентов, противодействовали их диверсионной и подрывной деятельности в советском тылу, районах боевых действий и на освобожденных территориях, а также осуществляли проверку благонадежности советских военнослужащих, бежавших из плена, вышедших из окружения и оказавшихся на оккупированной немецкими войсками территории.Заградительные отряды – обеспечивали выполнение приказа Сталина № 227: «Без приказа старшего командования ни шагу назад». На фронте имели право расстреливать паникеров на месте.] В 1944 году Берия возглавлял операции органов госбезопасности по насильственному переселению – депортации народов Северного Кавказа и Крыма. Он был одним из организаторов массовых расстрелов польских военнопленных в Катыни (1940 г.). С 1944 года Берия курировал все работы и исследования, связанные с созданием атомного оружия, проявил при этом незаурядные организаторские способности.

   В 1943 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а в 1945-м он стал Маршалом Советского Союза. С 1946 года – член Политбюро ЦК ВКП(б).
В послевоенные годы органы госбезопасности под руководством Берии еще больше расширили и укрепили свою власть.
   После смерти Сталина Берия стал министром внутренних дел и заместителем председателя Совета Министров СССР. Он сосредоточил в своих руках контроль над всеми правоохранительными органами и продолжал наращивать свое влияние. Очевидно, он намеревался стать первым лицом страны.

 //-- Как пауки в банке --// 

   Будучи прагматиком, Берия отлично понимал необходимость перемен во внутренней и внешней политике. Как считают некоторые исследователи, он готов был отказаться от идеологических крайностей, пойти на некоторые шаги по реформированию тоталитарного режима, склонялся к более реалистическому курсу по отношению к странам Восточной Европы.

   Но партийная и государственная верхушка всерьез опасалась за свое будущее в случае захвата Берией власти в стране. Хрущеву удалось организовать против Берии заговор – привлечь на свою сторону членов Политбюро и группу военачальников во главе с заместителем министра обороны маршалом Жуковым.

   По признанию Маленкова, вопрос о необходимости устранить Берию возник после заседания Президиума ЦК 12 июня 1953 года, на котором обсуждались его очередные предложения о кардинальных изменениях в экономической политике. Как считают многие историки, инициаторами сговора выступали Маленков и Хрущев. Они провели индивидуальные беседы со всеми членами президиума. В поддержку устранения «лубянского маршала» сразу выступили Молотов, Булганин, Каганович. Чтобы уломать Ворошилова, явно опасавшегося провокации, потребовалось вмешательство Молотова. Вначале не был согласен на полное устранение Берии и Микоян. Он предлагал использовать Берию на хозяйственной работе. Как и Ворошилов, Микоян не усматривал никакого заговора министра внутренних дел.

   Верили ли в заговор сами Маленков и Хрущев? Вряд ли. Думается, они просто опасались потеряться на фоне своего куда более энергичного коллеги, прямо-таки пульсировавшего реформаторскими начинаниями, боялись обнаружить свою никчемность. В конце концов двоим руководителям удалось уломать всех членов Президиума ЦК.

   26 июня 1953 года Берию пригласили на заседание Президиума ЦК КПСС и там арестовали. Арест произвела группа военных во главе с заместителем министра обороны маршалом Жуковым. До наступления темноты теперь уже бывшего министра внутренних дел продержали в Кремле, а затем перевезли на гауптвахту столичного гарнизона. На следующий день, из опасения, что люди, верные Берии, могут попытаться освободить его, было выбрано новое место содержания – бункер на территории штаба Московского военного округа.

   Здесь Берия, добившись бумаги и карандаша, нацарапал письмо «товарищу Маленкову». Оно заслуживает того, чтобы привести его целиком (сохранены стиль и орфография автора):

   «Дорогой Георгий.
   Я был уверен, что из той большой критики на президиуме я сделаю все необходимые для себя выводы и буду полезен в коллектив. Но ЦК решил иначе, считаю, что ЦК поступил правильно. Считаю необходимым сказать, что всегда был беспредельно предан партии Ленина-Сталина, – своей родине, был всегда активен в работе.

Работая в Грузии, в Закавказье, в Москве МВД, Совете Министров СССР и вновь в МВД все, что мог отдавал работе, старался подбирать кадры по деловым качествам, принципиальных, преданных нашей партии товарищей. Это же относится к Специальному комитету, Первому и Второму главным управлениям занимающихся атомными делами и управляемыми снарядами. Такое же положение Секретариата и помощников по Совмину.

Прошу Товарищей Маленкова Георгия, Молотова Вячеслава, Ворошилова Клементия, Хрущева Никиту, Кагановича Лазаря, Булганина Николая, Микояна Анастаса и других пусть простят, если и что и было за эти пятнадцать лет большой и напряженной совместной работы. Дорогие товарищи желаю всем Вам больших успехов за дело Ленина-Сталина, за единство и монолитность нашей партии, за расцвет нашей Славной Родины.
   Георгий, прошу, если это сочтете возможным семью (жена и старуха-мать) и Сына Серго, которого ты знаешь не оставить без внимания.
   Лаврентий Берия».



   Видно, что в письме нет проявлений особенного страха или смятения. Возможно, первому заместителю премьера и министру внутренних дел думалось, что «посадили» его для острастки – подержат в заключении, попугают и выпустят. Ведь не при Сталине же! Да и Президиум ЦК поддержал многие из тех нововведений, которые он, Берия, предложил.

   Но даже изощренный ум Лаврентия Павловича не позволил ему предвидеть, каких «собак» навешают на него вчерашние коллеги и конкуренты. А те уж постарались от души. Берия – министр внутренних дел! – был объявлен агентом иностранных разведок.

   Многолетний секретарь ЦК Андрей Андреев, личность, в общем, достаточно бесцветная, способная лишь безропотно выполнять указания вождей, будь то Сталин или Хрущев, говорил с трибуны июльского пленума о Берии, не утруждая себя поисками доказательств:

   «Он, безусловно, был международным агентом империалистов… Возможно, что на него делали ставку как на диктатора фашистского типа. И я думаю, что из этого мерзавца надо вытянуть все жилы, чтобы была ясна картина его отношений с заграницей, кому и как он служил… Ясно, что он имел тщательно разработанный, конечно, не им одним, а продиктованный его хозяевами план ликвидации советского строя в нашей стране».

   10 июля советские газеты опубликовали сообщение:

   «На днях состоялся Пленум ЦК КПСС, который, заслушав и обсудив доклад члена Президиума ЦК тов. Маленкова Г. М. о преступных антипартийных действиях JI. П. Берии, направленных на подрыв Советского государства в интересах иностранного капитала и выразившихся в вероломных попытках поставить Министерство внутренних дел СССР над Правительством и Коммунистической партией Советского Союза, принял решение – вывести JI. П. Берию из состава ЦК КПСС и исключить его из рядов Коммунистической партии Советского Союза как врага Коммунистической партии и советского народа».

 //-- Расправа --// 

   Следствие по делу бывшего наркома и министра растянулось на полгода, суд проходил с 18 по 23 декабря.
   В приговоре судьи объявили Берию иностранным шпионом (правда, упомянув и другие преступления, в том числе ряд изнасилований несовершеннолетних). Некоторое время после вынесения приговора (смертная казнь) Берия находился в реактивном, возбужденном состоянии. Но затем успокоился и в день расстрела вел себя достаточно хладнокровно.

   Казнили его, по официальной версии, 23 декабря 1953 года в том же бункере штаба МВО, где он содержался после ареста. При казни присутствовали главнокомандующий сухопутными войсками маршал Конев, командующий Московским военным округом генерал Москаленко, первый заместитель командующего войсками ПВО Батицкий, подполковник Юферев, начальник Политуправления Московского военного округа полковник Зуб и ряд других военных, причастных к аресту и охране бывшего наркома.

   Вот как описывает казнь Берии один из присутствовавших:
   «С него сняли гимнастерку, оставив белую нательную рубаху, скрутили веревкой сзади руки и привязали к крюку, вбитому в деревянный щит. Этот щит предохранял присутствующих от рикошета пули. Генеральный прокурор Руденко зачитал приговор.

   Берия: Разрешите мне сказать…

   Руденко: Ты уже все сказал. (Военным.) Заткните ему рот полотенцем.

   Москаленко (Юфереву): Ты у нас самый молодой, хорошо стреляешь. Давай.

   Батицкий: Товарищ командующий, разрешите мне (достает свой „Парабеллум"). Этой штукой я на фронте не одного мерзавца на тот свет отправил.

   Руденко: Прошу привести приговор в исполнение.

   Батицкий вскинул руку. Над повязкой сверкнул дико выпученный глаз, второй Берия прищурил. Батицкий нажал на курок, пуля угодила в середину лба. Тело повисло на веревках».

   После врачебного освидетельствования труп увезли в крематорий.

   В тот же день, когда Батицкий застрелил Берию, в подвалах Лубянки расстреляли шестерых его подручных: В. Н. Меркулова (бывшего министра госбезопасности СССР, накануне ареста – министра Госконтроля СССР), В. Г. Деканозова (бывшего начальника одного из управлений НКВД СССР, затем министра внутренних дел Грузинской ССР), Б. 3. Кобулова (бывшего замминистра госбезопасности, затем замминистра внутренних дел СССР), С. А. Гоглидзе (бывшего наркома внутренних дел Грузинской ССР, впоследствии начальника одного из управлений МВД СССР), П. Я. Меншика (министра внутренних дел Украинской ССР), Л. Е. Влодзимирского (бывшего начальника следственной части по особо важным делам МВД СССР).

 //-- Когда же его убили? --// 

   Сомнения в том, что все происходило именно так, как излагается в официальной версии, появились еще при Хрущеве и получили подтверждение в наши дни. Когда открыли архивы, выяснилось, что в акте о расстреле Берии, констатирующем его смерть, нет подписи врача. В документе же, касающемся смерти тех, кого судили и расстреляли в один день с Берией, врач расписался.

Сохранился также акт о кремировании их тел, но акт о кремировании тела Берия отсутствует.

   Не случайно некоторые исследователи выдвигают гипотезу, что Берия был убит до суда, а судебный процесс был устроен уже над его двойником. В пользу этой версии говорит и тот факт, что самые последние протоколы допросов Берии подписаны в конце июля – начале августа 1953 года, то есть за четыре месяца до суда. А это вполне достаточный срок для того, например, чтобы подготовить двойника подсудимого. Такой ход был тем более вероятен, что процесс над Берией был закрытым, и даже члены Президиума ЦК, которые хорошо знали подсудимого в лицо, не присутствовали на заседаниях суда, а слушали их трансляцию в своих кабинетах.
   Существует и еще одна версия смерти Берии. Его сын Серго утверждал, что 26 июня 1953 года отец был не арестован, а убит без суда и следствия. Сообщение о стрельбе около своего дома он получил по телефону от знакомого.
   Когда Серго приехал к особняку у площади Восстания, его туда не пустили, но он увидел разбитые окна в кабинете отца. Это были следы перестрелки между охранниками, защищавшими дом министра внутренних дел, и военными, которые пытались взять его штурмом. Возможно, Лаврентий Берия был убит именно там и именно тогда.

   Историк и писатель Абдурахман Геназович Авторханов также уверен, что Берию убили гораздо раньше, без всякого следствия и суда, а все последующие партийные и судебные мероприятия, связанные с его осуждением, были инсценировкой.

   По его мнению, «и пленум ЦК в июле 1953 года, и Верховный суд СССР в декабре 1953 года судили не живого Берию из тюрьмы, а мертвеца. Поэтому не зачитывались показания Берии на предварительном следствии перед пленумом ЦК в июле 1953 года, поэтому не сообщались показания Берии и перед Верховным судом в декабре 1953 года. Вероятно, большинство членов Пленума ЦК были о смерти Берии информированы, кроме его близких друзей и подручных Берии в аппарате партии, как, например, первый секретарь ЦК Азербайджана и кандидат в члены Президиума ЦК КПСС Багиров. Отсюда понятен смех в зале, вызванный ответом Багирова на одну из реплик Маленкова. Багиров в своей очень путаной и пугливой речи начал рассказывать, что Берия недавно звонил ему, что он хочет создать новые республиканские ордена. Когда Маленков начал атаковать Багирова вопросами, какие ордена и для кого, то растерявшийся Багиров сказал: спросите об этом Берию, что и вызвало смех в зале».

   Авторханов считает, что сначала четверка – Берия, Маленков, Хрущев и Булганин – совершила политический переворот во время болезни Сталина, а после смерти вождя трое, сговорившись, поспешили избавиться от четвертого.

   О том, что стало с телом Берии, не известно, никаких документов об этом нет. В октябре 1999 и в мае 2000 года Военная коллегия Верховного суда России рассматривала вопрос о реабилитации Берии, поднятый его родственниками, но в обоих случаях оснований для изменения приговора, вынесенного в декабре 1953 года, не нашла

Источник: Ильин В. "Тайны смерти великих людей"

Рекомендуем почитать:

Перетолчин Д. Пёрл-Харбор - конспирология атаки

Молодежь против сталинизма

Акимов О.Е. О подлинности портретов Нефертити


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить