1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

После относительно непродолжительного периода успехов во Второй мировой войне к началу 1942 года для немецкой военной авиации (люфтваффе) наступили тяжелые времена. Была проиграна «Битва за Англию», а в ходе неудавшегося «блицкрига» против Советского Союза были потеряны тысячи летчиков и огромное количество самолетов. Ближайшие перспективы также не сулили ничего хорошего – производственные мощности авиационной промышленности стран антигитлеровской коалиции во много раз превосходили возможности немецких авиационных фирм, заводы которых к тому же всё чаще подвергались опустошительным налетам авиации противника.

Единственный выход из создавшегося положения командование люфтваффе усматривало в разработке принципиально новых систем оружия. В приказе одного из руководителей люфтваффе генерал-фельдмаршала Мильха от 10 декабря 1942 года говорится:

«Безусловное требование обеспечить качественное превосходство вооружения германских ВВС над вооружением ВВС противника побудило меня распорядиться о начале реализации чрезвычайной программы разработки и производства новых систем оружия под кодовым названием “Вулкан”».

В соответствии с этой программой приоритет отдавался разработке реактивных самолетов, а также самолетов с дистанционным управлением «FZG-76».

Самолет-снаряд конструкции немецкого инженера Фрица Глоссау, вошедший в историю под названием «Фау-1» («V-1»), с июня 1942 года разрабатывала фирма «Физелер» («Fisseler»), ранее выпустившая несколько вполне приемлемых беспилотных летательных аппаратов-мишеней для тренировки расчетов зенитных орудий. В целях обеспечения секретности работ над самолетом-снарядом он также назывался мишенью для зенитной артиллерии – Flakzielgerat или сокращенно FZG. Существовало и внутрифирменное обозначение «Fi-103», а в секретной переписке использовалось кодовое обозначение «Kirschkern» – «Вишневая косточка».

Основной новинкой самолета-снаряда был пульсирующий воздушно-реактивный двигатель, разработанный в конце 1930-х годов немецким аэродинамиком Паулем Шмидтом на основании схемы, предложенной еще в 1913 году французским конструктором Лорином. Промышленный образец этого двигателя «As109-014» создала фирма «Аргус» в 1938 году.

В техническом отношении самолет-снаряд «Fi-103» был точной копией морской торпеды. После пуска снаряда он летел с помощью автопилота по заданному курсу и на заранее определенной высоте.

«Fi-103» имел фюзеляж длиной 7,8 метра, в носовой части которого помещалась боеголовка с тонной аматола. За боеголовкой располагался топливный бак с бензином. Затем шли два оплетенных проволокой сферических стальных баллона сжатого воздуха для обеспечения работы рулей и других механизмов. Хвостовая часть была занята упрощенным автопилотом, который удерживал самолет-снаряд на прямом курсе и на заданной высоте. Размах крыльев составлял 530 сантиметров.

Вернувшись однажды из ставки фюрера, рейхсминистр доктор Геббельс опубликовал в «Фолькишер Беобахтер» следующее зловещее заявление:

«Фюрер и я, склонившись над крупномасштабной картой Лондона, отметили квадраты с наиболее стоящими целями. В Лондоне на узком пространстве живет вдвое больше людей, чем в Берлине. Я знаю, что это значит. <…> В Лондоне вот уже три с половиной года не было воздушных тревог. Представьте, какое это будет ужасное пробуждение!..»

В начале июня 1944 года в Лондоне было получено донесение о том, что на французское побережье Ла-Манша доставлены немецкие управляемые снаряды. Английские летчики сообщали, что вокруг двух сооружений, напоминавших лыжи, замечена большая активность противника. Вечером 12 июня немецкие дальнобойные пушки начали обстрел английской территории через Ла-Манш, вероятно, с целью отвлечь внимание англичан от подготовки к запуску самолетов-снарядов.

В 4 часа ночи обстрел прекратился. Через несколько минут над наблюдательным пунктом в Кенте был замечен странный «самолет», издававший резкий свистящий звук и испускавший яркий свет из хвостовой части. Через 18 минут «самолет» с оглушительным взрывом упал на землю в Суонскоуме, близ Грейвсенда. В течение последующего часа еще три таких «самолета» упали в Какфилде, Бетнал-Грине и в Плэтте. В результате взрывов в Бетнал-Грине было убито шесть и ранено девять человек. Кроме того, был разрушен железнодорожный мост.

В ходе войны по Англии было выпущено 8070 (по другим источникам – 9017) самолетов-снарядов «V-1». Из этого количества 7488 штук были замечены службой наблюдения, а 2420 (по другим источникам – 2340) достигли района целей. Истребители английской ПВО уничтожили 1847 «V-1», расстреливая их бортовым оружием или сбивая спутным потоком. Зенитная артиллерия уничтожила 1878 самолетов-снарядов. Об аэростаты заграждения разбилось 232 снаряда. В целом было сбито почти 53 % всех самолетов-снарядов «V-1», выпущенных по Лондону, и только 32 % (по другим источникам – 25,9 %) самолетов-снарядов прорвалось к району целей.

Но даже этим количеством самолетов-снарядов немцы нанесли Англии большой ущерб. Было уничтожено 24 491 жилое здание, 52 293 постройки стали непригодными для жилья. Погибли 5 864 человека, 17 197 были тяжело ранены.

Последний самолет-снаряд «V-1», запущенный с французской территории, упал на Англию 1 сентября 1944 года. Англо-американские войска, высадившись во Франции, уничтожили установки для их запуска.

* * *

В начале 1930-х годов началась реорганизация и перевооружение Красной армии. Одним из наиболее деятельных сторонников этих преобразований, призванных сделать рабоче-крестьянские батальоны самыми мощными воинскими подразделениями в мире, был «красный маршал» Михаил Николаевич Тухачевский. Современная армия виделась ему как бесчисленные армады легких и тяжелых танков, поддерживаемых дальнобойной химической артиллерией и сверхвысотной бомбардировочной авиацией. Изыскивая всевозможные изобретательские новинки, которые могли бы изменить характер войны, дав Красной армии очевидное преимущество, Тухачевский не мог не поддержать работы над созданием телеуправляемых танков-роботов, которые велись Остехбюро Владимира Бекаури, а позднее – в Институте телемеханики (полное название – Всесоюзный Государственный Институт Телемеханики и Связи, ВГИТиС).

Первым советским телеуправляемым танком стал трофейный французский танк «Рено». Серия его испытаний прошла в 1929-30 годах, но при этом управлялся он не по радио, а по кабелю. Однако уже через год испытывался танк отечественной конструкции – «МС-1» («Т-18»). Он управлялся по радио и, двигаясь со скоростью до 4 км/час, выполнял команды «вперед», «вправо», «влево» и «стоп».

Весной 1932 года аппаратуру телеуправления «Мост-1» (позднее – «Река-1» и «Река-2») был оснащен двухбашенный танк «Т-26». Испытания этого танка проводились в апреле на Московском химполигоне. По их результатам было заказано изготовление четырех телетанков и двух танков управления. Новая аппаратура управления, изготовленная сотрудниками Остехбюро, позволяла выполнять уже 16 команд.

Летом 1932 года в Ленинградском военном округе был сформирован специальный танковый отряд № 4, главной задачей которого стало изучение боевых возможностей телеуправляемых танков. Танки прибыли в расположение отряда только в конце 1932 года, и с января 1933 года в районе Красного Села начались их испытания на местности.

В 1933 году телеуправляемый танк под индексом «ТТ-18» (модификация танка «Т-18») испытывался с аппаратурой управления, размещенной на месте водителя. Этот танк тоже мог выполнять 16 команд: поворачиваться, менять скорость, останавливаться, снова начинать движение, подрывать фугасный заряд, ставить дымовую завесу или выпускать отравляющие вещества. Дальность действия «ТТ-18» была не более нескольких сотен метров. В «ТТ-18» переоборудовали не менее семи штатных танков, но на вооружение эта система так и не поступила.

Новый этап в разработке телеуправляемых танков наступил в 1934 году.

Под шифром «Титан» был разработан телетанк «ТТ-26», оснащенный приборами выпуска боевой химии, а также съемным огнеметом с дальностью стрельбы до 35 метров. Было выпущено 55 машин этой серии. Управление телетанками «ТТ-26» велось с обычного танка «Т-26».

На шасси танка «Т-26» в 1938 году был создан танк «ТТ-ТУ» – телемеханический танк, который подходил к укреплениям противника и сбрасывал подрывной заряд.

На базе быстроходного танка «БТ-7» в 1938-39 годах был создан телеуправляемый танк «А-7». Телетанк был вооружен пулеметом системы Силина и приборами выпуска отравляющего вещества «КС-60» производства завода «Компрессор». Само вещество размещалось в двух баках – его должно было хватить на гарантированное заражение местности площадью 7200 квадратных метров. Кроме того, телетанк мог ставить дымовую завесу протяженностью в 300-400 метров. И, наконец, на танке была установлена мина, содержавшая килограмм тротила, дабы в случае попадания в руки врага имелась возможность уничтожить это секретное оружие.

Оператор управления размещался на линейном танке «БТ-7» со штатным вооружением и мог подавать на телетанк 17 команд. Дальность управления танком на ровной местности достигала 4 километров, время непрерывного управления составляло от 4 до 6 часов.

Испытания танка «А-7» на полигоне выявили множество конструктивных недоработок, начиная от многочисленных отказов системы управления и до полной бесполезности пулемета Силина.

Разрабатывались телетанки и на базе других машин. Так, предполагалось переоборудовать в телетанк танкетку «Т-27». Проектировались телемеханический танк «Ветер» на базе плавающего танка «Т-37А» и телемеханический танк прорыва на базе огромного пятибашенного «Т-35».

После упразднения Остехбюро за проектирование телетанков взялся НИИ-20. Его сотрудники создали телемеханическую танкетку «Т-38-ТТ». Телетанкетка была вооружена пулеметом «ДТ» в башне и огнеметом «КС-61-Т», а также снабжалась химическим баллоном емкостью 45 литров и оборудованием для постановки дымовой завесы. Танкетка управления с экипажем из двух человек имела такое же вооружение, но с большим боекомплектом.

Телетанкетка выполняла следующие команды: запуск двигателя, увеличение оборотов двигателя, повороты вправо и влево, переключение скоростей, включение тормозов, остановка танкетки, подготовка к стрельбе из пулемета, стрельба, огнеметание, подготовка к взрыву, взрыв, отбой подготовки. Однако радиус действия телетанкетки не превышал 2500 метров. В итоге выпустили опытную серию телетанкеток «Т-38-ТТ», но на вооружение они приняты не были.

 

Боевое крещение советские телетанки прошли 28 февраля 1940 года в районе Выборга в ходе Зимней войны с Финляндией. Перед наступающими линейными танками были пущены телетанки «ТТ-26». Однако все они застряли в воронках от снарядов и были расстреляны финскими противотанковыми пушками практически в упор.

Этот печальный опыт заставил советское командование пересмотреть свое отношение к телеуправляемым танкам, и в конце концов оно отказалось от идеи их массового производства и применения.

* * *

Противник такого опыта, очевидно, не имел, а потому во время Второй мировой войны немцы неоднократно пытались применять танки и танкетки, управляемые по проводам и по радио.

На фронтах появлялись: легкий танк «Голиаф» («В-I») весом 870 килограммов, средний танк «Шпрингер» (Sd.Kfz.304) весом 2,4 тонны, а также «B-IV» (Sd.Kfz.301) весом от 4,5 до 6 тонн.

Разработкой телеуправляемых танков с 1940 года занималась немецкая фирма «Боргвард» («Borgward»). С 1942 по 1944 годы фирма выпускала танк «B-IV» под названием «Тяжелый носитель зарядов Sd.Kfz.301». Он был первой машиной такого рода, серийно поставлявшийся в вермахт. Танкетка служила в качестве управляемого на расстоянии носителя взрывчатых веществ или боезарядов. В ее носовой части размещался заряд взрывчатого вещества весом в полтонны, который сбрасывался по радиокоманде. После сброса танкетка возвращалась к тому танку, из которого велось управление. Оператор мог передавать на телетанк десять команд на дистанцию до четырех километров. Было выпущено около тысячи экземпляров этой машины.

С 1942 года рассматривались различные варианты конструкции «В-IV». В целом использование немцами этих телетанков было не очень удачно. К концу войны офицеры вермахта окончательно осознали это, и с «B-IV» стали выбрасывать аппаратуру телеуправления, взамен сажая за броню двух танкистов с безоткатной пушкой – в этом качестве «B-IV» действительно мог представлять угрозу средним и тяжелым танкам противника.

Куда большее распространение и известность получил «Легкий носитель зарядов Sd.Kfz.302» под названием «Голиаф». Этот небольшой танк высотой всего 610 миллиметров, разработанный фирмой «Боргвард», был оснащен двумя электродвигателями на батареях и управлялся по радио. Он нес на себе заряд взрывчатого вещества весом 90,7 килограммов. Более поздняя модификация «Голиафа» был переоборудована для работы на бензиновом двигателе и на управление по проводам. В таком виде этот аппарат летом 1943 года и пошел в крупную серию. Последующая модель «Голиафа» в качестве специальной машины «Sd.Kfz.303» имела двухцилиндровый двухтактный двигатель с воздушным охлаждением и управлялся по разматываемому тяжелому полевому кабелю. Вся эта «игрушка» имела размеры 1600х660х670 миллиметров, перемещалась со скоростью от 6 до 10 км/ч и весила всего 350 килограммов. Аппарат мог перевозить 100 килограммов груза, в его задачу входило разминирование и устранение завалов на дорогах в зоне боевых действий. До окончания войны, по предварительным оценкам, было изготовлено около 5000 единиц этого небольшого телетанка. «Голиаф» был главным оружием по меньшей мере в шести саперных ротах танковых войск.

Общественности эти миниатюрные машины были известны довольно широко после того, как в последние годы войны они стали упоминаться в пропагандистских целях как «секретное оружие Третьего рейха». Вот, например, что писала по поводу «Голиафа» советская пресса в 1944 году:

«На советско-германском фронте немцы применили танкетку-торпеду, в основном предназначенную для борьбы с нашими танками. Эта самодвижущаяся торпеда несет на себе заряд взрывчатого вещества, который взрывается замыканием тока в момент соприкосновения с танком. <…>

Управляется торпеда с дистанционного пункта, который связан с ней проводом длиной от 250 м до 1 км. Этот провод намотан на катушку, находящуюся в кормовой части танкетки. По мере удаления танкетки от пункта провод с катушки сматывается.

Во время движения на поле боя танкетка может менять направление. Это достигается переключением попеременно правого и левого моторов, питающихся аккумуляторами.

Наши войска быстро распознали многочисленные уязвимые части торпед и последние сразу же подверглись массовому уничтожению.

Танкистам и артиллеристам не стоило большого труда расстреливать их издалека. При попадании снаряда танкетка просто взлетала на воздух, – она, так сказать, “самоуничтожалась” при помощи своего же собственного взрывчатого заряда.

Танкетка легко выводилась из строя бронебойной пулей, а также пулеметным и винтовочным огнем. В таких случаях пули поражали переднюю и бортовую части танкетки и пробивали ее гусеницу. Иногда бойцы попросту перерезали тянущийся за торпедой провод и слепой зверь становился совершенно безвредным…»

И, наконец, был «Средний носитель зарядов Sd. Kfz. 304» («Шпрингер»), разработка которого осуществлялась в 1944 году на Объединенных заводах по производству транспортных средств «Неккарзульм» с использованием деталей гусеничного мотоцикла. Аппарат был рассчитан на перевозку полезного груза в 300 килограммов. Эта модель должна была выпускаться в 1945 году большой серией, однако вплоть до окончания войны были изготовлены лишь несколько экземпляров машины…

 

Рекомендуем почитать:

ЧЕЛОВЕКОПОДОБНЫЕ БОЕВЫЕ РОБОТЫ: ОТ ГЕФЕСА ДО НАТО (Часть первая)

«Панцирь-С1» сплетни и слухи

Первые автомобили


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить