1 1 1 1 1 1 Рейтинг 1.00 (1 Голос)

Как ни парадоксально, но политический миф о том, что Украина может интегрироваться в ЕС, все годы независимости держался лишь на чиКак ни парадоксально, но политический миф о том, что Украина может интегрироваться в ЕС, все годы независимости держался лишь на чиновничьем мифе о якобы реальном процессе украинской «евроинтеграции».


Когда я слышу навязшие в зубах разговоры украинских журналистов, политиков и чиновников о не простом и тернистом пути европейской интеграции, по которому неуклонно идет Украина, то всегда вспоминаю старый анекдот о советском поезде, неумолимо двигавшемся к коммунизму.

Помните, как это происходило при Брежневе? Состав стоял, но партийный актив со всей политической принципиальностью идейных коммунистов дружно раскачивал вагоны и бегал с березками мимо окон. Население Союза, которому был обещан коммунизм в 2000 году, ни сколько верило в то, что страна двигается к коммунизму, сколько хотело верить, что «еще чуть-чуть», «еще немножко» и «от каждого будет по способностям, но зато каждому – по потребностям». Ведь тогда для простого народа коммунизм представлялся воплощением мифической «халявы для всех» в отдельно взятой стране.

Коммунизм тогда советские граждане прохлопали, проболтали и проспали на разнообразных пленумах, конференциях, собраниях партийных и рабочих коллективов. Теперь у нас новый курс на новую мифическую «халяву» – Европейский союз. Но что забавно, один из вагонов СССР под названием «Украина» двигается к очередным «зияющим высотам» точно так же, как когда-то к коммунизму. «Партхозактив» независимой Украины (только на этот раз демократического образца) с глубокой верой в торжество европейских идеалов, энергично раскачивает старый ржавый советский вагон, загнанный в тупик на запасном пути, и бегает мимо его окон с калиновыми ветками, неустанно скандируя – «ев-ро-ин-тег-ра-ция-ев-ро-ин-тег-ра-ция»!

И если с высоких трибун украинские евроинтеграторы вдохновенно рассказывают о великих европейских ценностях и идеалах, которыми якобы бредит украинский народ, мечтая попасть в Евросоюз, то простые граждане в очередной раз надеются лишь на то, что после присоединения к ЕС начнется сплошная «халява» для всех. Причем возможность неограниченного и изнуряющего шопинга они хотят получить от богатых и счастливых европейцев в качестве ни к чему не обязывающего подарка. Как ни парадоксально, но напрягаться ради этой заветной мечты наши граждане не желают. По сути, украинцы продолжают мечтать об утерянном когда-то социалистическом достатке и мифическом потребительском рае коммунизма, который нашел свое воплощение в отдельно взятых семьях правящей украинской элиты.

Топтание на месте в никуда

Первым решительным шагом Украины на пути к европейской «халяве» стало подписание в июне 1994 года т.н. «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» (СПС). Однако данный дипломатический прорыв был несколько омрачен тем фактом, что ратифицировали его страны-члены ЕС лишь в марте 1998-го. Не сложно понять, что такая стремительность европейцев наглядно демонстрировала, насколько сильно им было необходимо «партнерство и сотрудничество» с Украиной.

В соответствии с СПС, Украина должна была на протяжении 10 лет «осуществить мероприятия по трансформации экономической системы, повышению уровня благосостояния населения и максимального правовых основ экономики к нормам и правилам ЕС». Однако почти десять лет существования этого стратегического соглашения никоим образом не повлияло на действительную реальность. Даже самый неистовый украинский евроинтегратор вряд ли сумеет показать принципиальные позитивные изменения как внутри страны, так и в отношениях между Украиной и ЕС которые должны были произойти после ратификации СПС. Их просто нет. «Соглашение» есть, а изменений нет. Семь приоритетов сотрудничества, которые фигурировали в нем (энергетика, торговля и инвестиции, юстиция и внутренние дела, приближение законодательства Украины к законодательству Европейского союза, охрана окружающей среды, транспортная сфера, трансграничное сотрудничество и сотрудничество в сфере науки, технологий и космоса) в целом остались на бумаге. Взаимоотношения между Украиной и Евросоюзом развивались независимо от «Соглашения» естественным путем через подписание разнообразных дополнительных договоров, решающих те или иные насущные проблемы.

После того как «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве», все-таки было ратифицировано европейской стороной, украинские чиновники решили замахнуться на большее, и в июне 1998 года указом Л.Кучмы была утверждена «Стратегия интеграции Украины в ЕС». Этот документ определял основные направления работы исполнительной власти до 2007 года, по созданию условий, необходимых для получения Украиной полноправного членства в ЕС, а так же вхождения в европейское политическое, экономическое и правовое пространство.

После этого украинскую государственную номенклатуру как прорвало. Поток евроинтеграционных указов, постановлений планов и т.п. хлынули из Администрации президента Украины как из рога изобилия. И каждый такой документ порождал новые. Битва за Европу в чиновничьих кабинетах на Банковой, Грушевского и Михайловской площади носила затяжной и крайне упорный характер. Несмотря на эти титанические усилия, евроинтеграционные указы каким-то таинственным образом проявляли удивительную сопротивляемость в плане своего исполнения. Однако украинская номенклатура не падала духом и с удвоенной энергией штамповала новые документы, мудро считая, что они обеспечат исполнение предыдущих.

Так в сентябре 2000 года, очередной указ президента утвердил на этот раз «Программу интеграции Украины в ЕС», которая должна была обеспечить выполнение вышеупомянутой «Стратегии интеграции Украины в ЕС». Данная «Программа» предусматривала последовательные шаги, направленные на приближение Украины к тем евроинтеграционным критериям, которые были определены Советом ЕС в июне 1993 г. в Копенгагене.

Украинские чиновники четырнадцать лет бодро шагали в этом направлении, но у осторожных европейцев существуют на данный момент серьезные сомнения в том, что Украина таки смогла существенно приблизиться к этим заветным критериям, без которых, по мнению ЕС, украинская евроинтеграция невозможна.

В июне 2002 года, выступая с посланием к Верховной Раде, Л.Кучма вновь мудро предначертал последовательность стратегических шагов Украины в направлении Евросоюза («Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002 - 2011 годы»). По замыслу украинской власти, страна должна была обрести членство в ВТО в 2002 – 2003 году, подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации в течение 2003 – 2004 гг., тогда же договориться с ЕС о создании зоны свободной торговли, а в 2005 – 2007 гг. заключить таможенный союз. В целом все это создало бы необходимые предпосылки для вступления Украины в Евросоюз к 2011.

Для реализации этого плана, в конце 2003 года Кучма подписал очередной указ «О государственных программах по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины на 2004 – 2007 годы». При этом он призвал к более активным усилиям при осуществлении курса Украины на европейскую интеграцию, подчеркнув, что «нам нужно усилия в этом направлении удвоить или утроить, а в диалоге с Европейским Союзом быть более настойчивыми, стойкими, прагматичными, не прибегать безосновательно к риторике и не останавливаться перед трудностями».

Трудности украинских чиновников не испугали. Вышеуказанный план евроинтеграции был успешно провален. Не смотря на это, Леонид Данилович не унывал и продолжал с завидным упорством убеждать европейцев в том, что «будущий европейский дом не будет удобным, если там не будет Украины». Все украинские чиновники и политики как китайские болванчики одобрительно кивали головами, создавая необходимый консенсус для коллективного рывка в сторону прекрасного и удивительного мира европейских супермаркетов. Однако в практическом плане, как всегда, ничего не происходило.

Новый стиль евроинтеграции – убей себя об стену

Во времена «антинародного режима» у многих прогрессивно мыслящих украинских патриотов, свято верящих в идеалы евроинтеграции, закралось сомнение в искренности Леонида Даниловича, самоотверженно возглавлявшего национальный поход в Европу. Они заподозрили его в саботаже и тайном стремлении отдать Родину на растерзание «русскому медведю». Самое забавное, что такие мысли господствовали и в европейских столицах. Так у отца украинской евроинтеграции было украдено его любимое детище.

Но потом, грянула зима 2004-2005-го и враждебные вихри «оранжевой» революции развеяли затхлый воздух «кучмизма». Новая украинская власть, с новыми силами вступила в битву за Евросоюз. Однако ее энергичные действия на разнообразных саммитах, конференциях и заседаниях, а так же громкая и навязчивая риторика традиционно не несли в себе практического содержания.

Не смотря на это, евроинтеграционный шум, непрерывно исходящий из Киева, все-таки привлек к себе внимание Брюсселя. Европейский парламент неожиданно вспомнил, что в 2008 году заканчивается действие вышеупомянутого «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве». Естественно, что правила приличия требуют чем-то заполнить намечающийся дипломатический вакуум в отношениях между Украиной и ЕС.

Наивные европейские парламентарии, зная, что Украина «евроинтегрируется» с 1998 года, решили, что этого срока вполне достаточно, чтобы подготовиться хотя бы к ассоциированному членству. В связи с этим, в апреле 2006 Европарламент призвал Еврокомиссию начать переговоры с Украиной об ассоциированном членстве. Самое забавное, что заявку на ассоциацию украинская сторона подала в Брюссель еще в мае 2002 года, а отреагировали на нее европейцы лишь спустя четыре года (!). И что характерно, ведь никого ж не беспокоила, никому не мешала жить на столько лет зависшая ситуация с данным вопросом.

Впрочем, все разговоры об ассоциированном членстве, длившиеся почти год, как и следовало ожидать, оказались абсолютно пустыми. В марте 2007 года комиссар Еврокомиссии по вопросам внешней политики и Европейской политике соседства Б.Ферреро-Вальднер сообщила, что будущее соглашение Евросоюза с Украиной не будет документом об ассоциации. «Это будет углубленное соглашение в рамках Европейской политики соседства. Эта политика не предусматривает вступление в Евросоюз». По ее словам, новое соглашение позволит ЕС и Украине больше сотрудничать по многим вопросам – энергетики, окружающей среды, прав человека, борьбы с коррупцией и т.д.

Иначе говоря, Киеву в очередной раз предложили «углублять» и «расширять» те отношения, которые уже существуют. Подобная позиция европейцев у знающих людей вызывает усмешку. Дело в том, что бóльшая часть инициатив в рамках ЕПС Евросоюзом уже давно предложена, и украинские чиновники не первый год «борются» в своих кабинетах за их реализацию. Евроинтеграторы из Кабмина и МИДа хотят новизны и даже мощного прорыва в отношениях с ЕС, а еврочиновники – реальных действий в плане уже достигнутых договоренностей. Понятно, что подобная разновекторность устремлений вряд ли приведет к позитивным результатам.

Еще 16 мая 2006 года тогадшний министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк на пресс-конференции заявил: «пока что существуют расхождения между позицией Украины и ЕС относительно подписания будущего договора». При этом он пояснил, «позиция Украины в том, что характер будущего договора должен быть таким: это должен быть договор про ассоциацию с перспективой членства Украины в ЕС. Но позиция ЕС такова, что этот договор должен носить только углубленный характер».

Не сложно понять, что прошлогодние «расхождения» никуда не делись. А мечты Бориса Ивановича о том, что новый базовый договор будет касаться ассоциированного членства, и что он сменит общий характер отношений между Украиной и ЕС с партнерских на интеграционные, так и остались мечтами. Правда, это не заставило экс-министра иностранных дел усомниться в своей адекватности. Наоборот, он решительно указал на очевидную тупость чиновников и политиков Европы, заявив 6 марта 2007 года, во время проведения круглого стола «Выполнение плана действий Украина-ЕС: общественный мониторинг», что «предложенная ЕС политика соседства по определению не является верной, поскольку Украина не сосед Европы, а находится в ее географическом центре». Действительно как уж тут европейцам разобраться без Бориса Ивановича в том, что для них Украина, и где она для них находится.

Впрочем, дипломатический стиль Б.Тарасюка всегда отличался крайней степенью абстрактности и отсутствием конкретного наполнения во всем том, что он делал в кресле главы внешнеполитического ведомства. Идеализм – прекрасное человеческое качество, но он крайне плохая основа для внешней политики. Именно поэтому весьма сомнительно, что вся евроинтеграторская деятельность Бориса Ивановича, даже в далекой перспективе, увенчалась бы успехом. Слишком много предвзятых установок, идеологических штампов, несбалансированных движений и слишком мало четкого, ясного мышления, продуманности действий, взвешенности позиций и самое главное – элементарного реализма.

Таким образом, можно с полной уверенностью говорить, что в процессе переговоров по поводу нового базового договора Киев будет стремиться сменить общий характер отношений с «партнерских» на «семейные», а Брюссель, соответственно, установить четкую линию политико-экономических «буйков», за которые Украине будет предложено не заплывать.

Иначе говоря, украинская сторона готовится с новыми силами биться о прочную европейскую стену восточной границы ЕС.

Очередное «углубление» и «расширение»

Что же будет собой представлять этот новое «Соглашение»?

«Соглашение» не будет касаться каких-либо сроков и гарантий полноценного членства в Евросоюзе. Об этом разговор вообще идти не будет, так как данный документ не выходит за рамки программы «Европейской политики соседства», предусматривающей лишь «углубление» и «расширение» разнопланового сотрудничества с соседними странами, которые никогда не станут членами Европейского союза.

«Соглашение» не будет предусматривать ни создания таможенного союза, ни общего рынка, ни, уж тем более, экономического союза (которые украинский МИД планировал предусмотреть в рамках соглашения об ассоциированном членстве). Этого переговоры, даже не затронут, так как путь к такому высокому уровню экономической интеграции, с учетом украинских и европейских реалий, может еще продлиться десятилетия, если он, конечно, вообще возможен.

Максимум, чего могут достичь Киев и Брюссель в процессе намеченного диалога, это подписания «Договора о свободной торговле» между Украиной и ЕС, да и то с существенными ограничениями. Только это может стать реальным наполнением нового базового договора.

Любые разговоры на иные темы будут всего лишь пустым и бессмысленным сотрясанием воздуха в гламурных и дорогих интерьерах европейских конференц-залов. По этому поводу, уже сейчас в украинском МИДе ни у кого из здравомыслящих чиновников нет ни малейшего сомнения. Другое дело, что эти простые истины старательно умалчиваются не только от общественности, но даже от первых лиц государства. Ведь если бы визит В.Януковича в Европу в конце февраля 2007 года был должным образом подготовлен, ему бы не пришлось совершенно неадекватно, вызывая усмешки у европейцев, в очередной раз проговаривать шпаргалки киевских евроинтеграторов про отсутствие «четкой позиции Евросоюза по поводу перспективы членства Украины в этом объединении». Позиция Евросоюза более чем четкая, хотя прямо на официальных встречах с украинскими делегациями она и не заявляется, – УКРАИНА НИКОГДА НЕ СТАНЕТ ПОЛНОЦЕННЫМ ЧЛЕНОМ ЕС, НО, ЕСЛИ ПОСТАРАЕТСЯ, В ПЕРСПЕКТИВЕ ОНА ИМЕЕТ РЕАЛЬНЫЙ ШАНС СОЗДАТЬ ЗОНУ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ С ЕВРОСОЮЗОМ.

Впрочем, относительно ЗСТ тоже не все так просто. Даже если раздел о создании зоны свободной торговли будет успешно интегрирован в текст нового базового договора, это еще не означает, что на следующий день будут отменены таможенные тарифы. Подобный шаг всегда обусловлен выполнением необходимого комплекса предварительных/подготовительных условий. А вот относительно способности украинской стороны эти условия выполнить существует большое сомнение. Очевидно, тут о себе дает знать импульсивно-хаотическая славянская душа украинцев «европейского происхождения». За долгие годы «евроинтеграции» они так и не научились подтверждать свои слова делами и «отвечать за базар». Дальше приятных, но пустых разговоров и подписания документов, которые на практике не выполнялись, процесс «украинской евроинтеграции» никогда не шел.

В связи с этим, возникает закономерный вопрос, а что, собственно говоря, реально изменится после того как будет подписан очередной базовый договор? Ответ напрашивается весьма короткий и предельно простой – ничего. Подобная категоричность легко объяснима.

Дело в том, что кроме вышеупомянутого «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» между Украиной был подписан так называемый «План действий Украина – ЕС», успешная реализация которого уже сама по себе предусматривала создание необходимых предпосылок для свободной торговли. Являясь составной частью «Европейской политики соседства» (т.е. углубленного сотрудничества без всяких перспектив полноценного членства в ЕС), он одновременно рассматривался сторонами как комплексная, трехлетняя подготовка к подписанию в 2008 году нового базового договора. Т.е. по итогам реализации этого «Плана» должен быть выработан текст этого базового договора. Таким образом, его успешная реализация была крайне необходима Киеву для того, чтобы сделать, наконец, существенный шаг в направлении Евросоюза.

Безусловно, его исполнение было блестяще осуществлено, но… лишь в номенклатурной реальности отчетов о проделанной работе «за звітний період». Когда читаешь многостраничную «информацию» Кабмина о выполнении «Плана», в душе рождается благоговение перед масштабом проделанной титанической работы украинских чиновников. Но стоит только вернуться в действительную реальность, и становится крайне сложно удержатся от хохота. Уж слишком резкий контраст. Дело в том, что если бы «План» был успешно реализован, то Украина уже имела бы с ЕС «Соглашение о свободной торговле», ведь чтобы его подписать, новый базовый договор не нужен.

Процесс – всё, результат – ничто!

По поводу евроинтеграционных усилий Украины, еще 20 мая 2002 года известный польский политолог Здислав Найдер на страницах газеты «Речь Посполита» («Rzeczpospolita») язвительно заметил: «Так называемый европейский выбор Украины это не что иное, как декларация, за которой никогда не шли ни изменения в строе, ни результаты в экономических реформах. Из Брюсселя Украина выглядит как невыразительный придаток России».

С поляком сложно не согласиться. Действительно, все усилия украинских евроинтеграторов традиционно сводятся лишь к написанию всевозможных соглашений, договоров, деклараций и планов которые в реальности никогда не выполнялись. Подобные документы для украинских чиновников не несут практического, прикладного характера, являясь своеобразным номенклатурным украшением их деятельности (точнее – ее имитации). Если взять текст вышеупомянутого «Плана» и сравнить его с текстом позиционного документа, подготовленного МИД Украины, относительно «Европейского соглашения об ассоциации между Украиною и Европейским Союзом» [1], то можно обнаружить целые абзацы, перекочевавшие из «Плана» в позиционный документ. Это ярко свидетельствует о том, суть «интеграционных» бумаг не меняется, так же как не меняется реальность, на которую якобы эти бумаги влияют.

Те евроинтеграторы которые по сообразительней, уже поняли, что все их усилия абсолютно бесперспективны, что евроинтеграция зависит не от работы МИДа, а от тех объективных процессов в экономической и политической сфере, на которые периодически подписываемые украинско-еэсовские «планы», «договоры», «соглашения» и т.п. никоем образом не воздействуют. Понятно, что из нового базового договора украинская евроинтеграция в реальность не вывалится, зато можно будет написать хорошие отчеты в конце года и пропиарить в СМИ «великие достижения» внешней политики Украины.

Кроме того для украинских чиновников и политиков крайне привлекателен сам процесс «евроинтеграции». Ну нравится им ездить за казенный счет в Европу на всевозможные конференции, брифинги и семинары и приятно проводить там время. Красиво жить не запретишь. Это их стиль жизни. Так они острее ощущают свою избранность и значимость. Вопрос о практических результатах таких мероприятий никогда не ставился. И это понятно, ведь все эти «заседания», «конгрессы», «круглые столы», «симпозиумы», «семинары» и т.п. не предназначены для решения конкретных проблем, а являются лишь фактором статуса для наших чиновников и политиков.

Таким образом, подписание между Киевом и Брюсселем нового базового договора это всего лишь очередная формальность дипломатического этикета. Раз есть международные субъекты, то должен быть и договор, регулирующий и направляющий их отношения. Но это только по форме. А, по сути, наличие или отсутствие такого договора ни на что не влияет. Каждый будет жить так, как жил до этого.

Подводя итог, можно констатировать, что все усилия украинских евроинтеграторов на тернистом пути «евроинтеграции», представляют собой всего лишь пустопорожние разговоры «уважаемых персон» на абстрактные темы в перерывах между шикарными фуршетами и увеселительными экскурсиями. За почти десять лет «интеграции» они не дали никаких реальных результатов, ярко продемонстрировав Украине и Европе бесперспективность ее «европейского выбора».

 

Киев, Март 2007

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 


1 Позиционный документ, подготовленный МИД Украины (19.08.2006.), относительно Европейского соглашения об ассоциации между Украиною и Европейским Союзом и его государствами-членами (на исполнение поручения Кабинета Министров № 1008-ск/23 от 09.08.2006 г.). | в текстновничьем мифе о якобы реальном процессе украинской «евроинтеграции».


Когда я слышу навязшие в зубах разговоры украинских журналистов, политиков и чиновников о не простом и тернистом пути европейской интеграции, по которому неуклонно идет Украина, то всегда вспоминаю старый анекдот о советском поезде, неумолимо двигавшемся к коммунизму.

Помните, как это происходило при Брежневе? Состав стоял, но партийный актив со всей политической принципиальностью идейных коммунистов дружно раскачивал вагоны и бегал с березками мимо окон. Население Союза, которому был обещан коммунизм в 2000 году, ни сколько верило в то, что страна двигается к коммунизму, сколько хотело верить, что «еще чуть-чуть», «еще немножко» и «от каждого будет по способностям, но зато каждому – по потребностям». Ведь тогда для простого народа коммунизм представлялся воплощением мифической «халявы для всех» в отдельно взятой стране.

Коммунизм тогда советские граждане прохлопали, проболтали и проспали на разнообразных пленумах, конференциях, собраниях партийных и рабочих коллективов. Теперь у нас новый курс на новую мифическую «халяву» – Европейский союз. Но что забавно, один из вагонов СССР под названием «Украина» двигается к очередным «зияющим высотам» точно так же, как когда-то к коммунизму. «Партхозактив» независимой Украины (только на этот раз демократического образца) с глубокой верой в торжество европейских идеалов, энергично раскачивает старый ржавый советский вагон, загнанный в тупик на запасном пути, и бегает мимо его окон с калиновыми ветками, неустанно скандируя – «ев-ро-ин-тег-ра-ция-ев-ро-ин-тег-ра-ция»!

И если с высоких трибун украинские евроинтеграторы вдохновенно рассказывают о великих европейских ценностях и идеалах, которыми якобы бредит украинский народ, мечтая попасть в Евросоюз, то простые граждане в очередной раз надеются лишь на то, что после присоединения к ЕС начнется сплошная «халява» для всех. Причем возможность неограниченного и изнуряющего шопинга они хотят получить от богатых и счастливых европейцев в качестве ни к чему не обязывающего подарка. Как ни парадоксально, но напрягаться ради этой заветной мечты наши граждане не желают. По сути, украинцы продолжают мечтать об утерянном когда-то социалистическом достатке и мифическом потребительском рае коммунизма, который нашел свое воплощение в отдельно взятых семьях правящей украинской элиты.

Топтание на месте в никуда

Первым решительным шагом Украины на пути к европейской «халяве» стало подписание в июне 1994 года т.н. «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» (СПС). Однако данный дипломатический прорыв был несколько омрачен тем фактом, что ратифицировали его страны-члены ЕС лишь в марте 1998-го. Не сложно понять, что такая стремительность европейцев наглядно демонстрировала, насколько сильно им было необходимо «партнерство и сотрудничество» с Украиной.

В соответствии с СПС, Украина должна была на протяжении 10 лет «осуществить мероприятия по трансформации экономической системы, повышению уровня благосостояния населения и максимального правовых основ экономики к нормам и правилам ЕС». Однако почти десять лет существования этого стратегического соглашения никоим образом не повлияло на действительную реальность. Даже самый неистовый украинский евроинтегратор вряд ли сумеет показать принципиальные позитивные изменения как внутри страны, так и в отношениях между Украиной и ЕС которые должны были произойти после ратификации СПС. Их просто нет. «Соглашение» есть, а изменений нет. Семь приоритетов сотрудничества, которые фигурировали в нем (энергетика, торговля и инвестиции, юстиция и внутренние дела, приближение законодательства Украины к законодательству Европейского союза, охрана окружающей среды, транспортная сфера, трансграничное сотрудничество и сотрудничество в сфере науки, технологий и космоса) в целом остались на бумаге. Взаимоотношения между Украиной и Евросоюзом развивались независимо от «Соглашения» естественным путем через подписание разнообразных дополнительных договоров, решающих те или иные насущные проблемы.

После того как «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве», все-таки было ратифицировано европейской стороной, украинские чиновники решили замахнуться на большее, и в июне 1998 года указом Л.Кучмы была утверждена «Стратегия интеграции Украины в ЕС». Этот документ определял основные направления работы исполнительной власти до 2007 года, по созданию условий, необходимых для получения Украиной полноправного членства в ЕС, а так же вхождения в европейское политическое, экономическое и правовое пространство.

После этого украинскую государственную номенклатуру как прорвало. Поток евроинтеграционных указов, постановлений планов и т.п. хлынули из Администрации президента Украины как из рога изобилия. И каждый такой документ порождал новые. Битва за Европу в чиновничьих кабинетах на Банковой, Грушевского и Михайловской площади носила затяжной и крайне упорный характер. Несмотря на эти титанические усилия, евроинтеграционные указы каким-то таинственным образом проявляли удивительную сопротивляемость в плане своего исполнения. Однако украинская номенклатура не падала духом и с удвоенной энергией штамповала новые документы, мудро считая, что они обеспечат исполнение предыдущих.

Так в сентябре 2000 года, очередной указ президента утвердил на этот раз «Программу интеграции Украины в ЕС», которая должна была обеспечить выполнение вышеупомянутой «Стратегии интеграции Украины в ЕС». Данная «Программа» предусматривала последовательные шаги, направленные на приближение Украины к тем евроинтеграционным критериям, которые были определены Советом ЕС в июне 1993 г. в Копенгагене.

Украинские чиновники четырнадцать лет бодро шагали в этом направлении, но у осторожных европейцев существуют на данный момент серьезные сомнения в том, что Украина таки смогла существенно приблизиться к этим заветным критериям, без которых, по мнению ЕС, украинская евроинтеграция невозможна.

В июне 2002 года, выступая с посланием к Верховной Раде, Л.Кучма вновь мудро предначертал последовательность стратегических шагов Украины в направлении Евросоюза («Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002 - 2011 годы»). По замыслу украинской власти, страна должна была обрести членство в ВТО в 2002 – 2003 году, подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации в течение 2003 – 2004 гг., тогда же договориться с ЕС о создании зоны свободной торговли, а в 2005 – 2007 гг. заключить таможенный союз. В целом все это создало бы необходимые предпосылки для вступления Украины в Евросоюз к 2011.

Для реализации этого плана, в конце 2003 года Кучма подписал очередной указ «О государственных программах по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины на 2004 – 2007 годы». При этом он призвал к более активным усилиям при осуществлении курса Украины на европейскую интеграцию, подчеркнув, что «нам нужно усилия в этом направлении удвоить или утроить, а в диалоге с Европейским Союзом быть более настойчивыми, стойкими, прагматичными, не прибегать безосновательно к риторике и не останавливаться перед трудностями».

Трудности украинских чиновников не испугали. Вышеуказанный план евроинтеграции был успешно провален. Не смотря на это, Леонид Данилович не унывал и продолжал с завидным упорством убеждать европейцев в том, что «будущий европейский дом не будет удобным, если там не будет Украины». Все украинские чиновники и политики как китайские болванчики одобрительно кивали головами, создавая необходимый консенсус для коллективного рывка в сторону прекрасного и удивительного мира европейских супермаркетов. Однако в практическом плане, как всегда, ничего не происходило.

Новый стиль евроинтеграции – убей себя об стену

Во времена «антинародного режима» у многих прогрессивно мыслящих украинских патриотов, свято верящих в идеалы евроинтеграции, закралось сомнение в искренности Леонида Даниловича, самоотверженно возглавлявшего национальный поход в Европу. Они заподозрили его в саботаже и тайном стремлении отдать Родину на растерзание «русскому медведю». Самое забавное, что такие мысли господствовали и в европейских столицах. Так у отца украинской евроинтеграции было украдено его любимое детище.

Но потом, грянула зима 2004-2005-го и враждебные вихри «оранжевой» революции развеяли затхлый воздух «кучмизма». Новая украинская власть, с новыми силами вступила в битву за Евросоюз. Однако ее энергичные действия на разнообразных саммитах, конференциях и заседаниях, а так же громкая и навязчивая риторика традиционно не несли в себе практического содержания.

Не смотря на это, евроинтеграционный шум, непрерывно исходящий из Киева, все-таки привлек к себе внимание Брюсселя. Европейский парламент неожиданно вспомнил, что в 2008 году заканчивается действие вышеупомянутого «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве». Естественно, что правила приличия требуют чем-то заполнить намечающийся дипломатический вакуум в отношениях между Украиной и ЕС.

Наивные европейские парламентарии, зная, что Украина «евроинтегрируется» с 1998 года, решили, что этого срока вполне достаточно, чтобы подготовиться хотя бы к ассоциированному членству. В связи с этим, в апреле 2006 Европарламент призвал Еврокомиссию начать переговоры с Украиной об ассоциированном членстве. Самое забавное, что заявку на ассоциацию украинская сторона подала в Брюссель еще в мае 2002 года, а отреагировали на нее европейцы лишь спустя четыре года (!). И что характерно, ведь никого ж не беспокоила, никому не мешала жить на столько лет зависшая ситуация с данным вопросом.

Впрочем, все разговоры об ассоциированном членстве, длившиеся почти год, как и следовало ожидать, оказались абсолютно пустыми. В марте 2007 года комиссар Еврокомиссии по вопросам внешней политики и Европейской политике соседства Б.Ферреро-Вальднер сообщила, что будущее соглашение Евросоюза с Украиной не будет документом об ассоциации. «Это будет углубленное соглашение в рамках Европейской политики соседства. Эта политика не предусматривает вступление в Евросоюз». По ее словам, новое соглашение позволит ЕС и Украине больше сотрудничать по многим вопросам – энергетики, окружающей среды, прав человека, борьбы с коррупцией и т.д.

Иначе говоря, Киеву в очередной раз предложили «углублять» и «расширять» те отношения, которые уже существуют. Подобная позиция европейцев у знающих людей вызывает усмешку. Дело в том, что бóльшая часть инициатив в рамках ЕПС Евросоюзом уже давно предложена, и украинские чиновники не первый год «борются» в своих кабинетах за их реализацию. Евроинтеграторы из Кабмина и МИДа хотят новизны и даже мощного прорыва в отношениях с ЕС, а еврочиновники – реальных действий в плане уже достигнутых договоренностей. Понятно, что подобная разновекторность устремлений вряд ли приведет к позитивным результатам.

Еще 16 мая 2006 года тогадшний министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк на пресс-конференции заявил: «пока что существуют расхождения между позицией Украины и ЕС относительно подписания будущего договора». При этом он пояснил, «позиция Украины в том, что характер будущего договора должен быть таким: это должен быть договор про ассоциацию с перспективой членства Украины в ЕС. Но позиция ЕС такова, что этот договор должен носить только углубленный характер».

Не сложно понять, что прошлогодние «расхождения» никуда не делись. А мечты Бориса Ивановича о том, что новый базовый договор будет касаться ассоциированного членства, и что он сменит общий характер отношений между Украиной и ЕС с партнерских на интеграционные, так и остались мечтами. Правда, это не заставило экс-министра иностранных дел усомниться в своей адекватности. Наоборот, он решительно указал на очевидную тупость чиновников и политиков Европы, заявив 6 марта 2007 года, во время проведения круглого стола «Выполнение плана действий Украина-ЕС: общественный мониторинг», что «предложенная ЕС политика соседства по определению не является верной, поскольку Украина не сосед Европы, а находится в ее географическом центре». Действительно как уж тут европейцам разобраться без Бориса Ивановича в том, что для них Украина, и где она для них находится.

Впрочем, дипломатический стиль Б.Тарасюка всегда отличался крайней степенью абстрактности и отсутствием конкретного наполнения во всем том, что он делал в кресле главы внешнеполитического ведомства. Идеализм – прекрасное человеческое качество, но он крайне плохая основа для внешней политики. Именно поэтому весьма сомнительно, что вся евроинтеграторская деятельность Бориса Ивановича, даже в далекой перспективе, увенчалась бы успехом. Слишком много предвзятых установок, идеологических штампов, несбалансированных движений и слишком мало четкого, ясного мышления, продуманности действий, взвешенности позиций и самое главное – элементарного реализма.

Таким образом, можно с полной уверенностью говорить, что в процессе переговоров по поводу нового базового договора Киев будет стремиться сменить общий характер отношений с «партнерских» на «семейные», а Брюссель, соответственно, установить четкую линию политико-экономических «буйков», за которые Украине будет предложено не заплывать.

Иначе говоря, украинская сторона готовится с новыми силами биться о прочную европейскую стену восточной границы ЕС.

Очередное «углубление» и «расширение»

Что же будет собой представлять этот новое «Соглашение»?

«Соглашение» не будет касаться каких-либо сроков и гарантий полноценного членства в Евросоюзе. Об этом разговор вообще идти не будет, так как данный документ не выходит за рамки программы «Европейской политики соседства», предусматривающей лишь «углубление» и «расширение» разнопланового сотрудничества с соседними странами, которые никогда не станут членами Европейского союза.

«Соглашение» не будет предусматривать ни создания таможенного союза, ни общего рынка, ни, уж тем более, экономического союза (которые украинский МИД планировал предусмотреть в рамках соглашения об ассоциированном членстве). Этого переговоры, даже не затронут, так как путь к такому высокому уровню экономической интеграции, с учетом украинских и европейских реалий, может еще продлиться десятилетия, если он, конечно, вообще возможен.

Максимум, чего могут достичь Киев и Брюссель в процессе намеченного диалога, это подписания «Договора о свободной торговле» между Украиной и ЕС, да и то с существенными ограничениями. Только это может стать реальным наполнением нового базового договора.

Любые разговоры на иные темы будут всего лишь пустым и бессмысленным сотрясанием воздуха в гламурных и дорогих интерьерах европейских конференц-залов. По этому поводу, уже сейчас в украинском МИДе ни у кого из здравомыслящих чиновников нет ни малейшего сомнения. Другое дело, что эти простые истины старательно умалчиваются не только от общественности, но даже от первых лиц государства. Ведь если бы визит В.Януковича в Европу в конце февраля 2007 года был должным образом подготовлен, ему бы не пришлось совершенно неадекватно, вызывая усмешки у европейцев, в очередной раз проговаривать шпаргалки киевских евроинтеграторов про отсутствие «четкой позиции Евросоюза по поводу перспективы членства Украины в этом объединении». Позиция Евросоюза более чем четкая, хотя прямо на официальных встречах с украинскими делегациями она и не заявляется, – УКРАИНА НИКОГДА НЕ СТАНЕТ ПОЛНОЦЕННЫМ ЧЛЕНОМ ЕС, НО, ЕСЛИ ПОСТАРАЕТСЯ, В ПЕРСПЕКТИВЕ ОНА ИМЕЕТ РЕАЛЬНЫЙ ШАНС СОЗДАТЬ ЗОНУ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ С ЕВРОСОЮЗОМ.

Впрочем, относительно ЗСТ тоже не все так просто. Даже если раздел о создании зоны свободной торговли будет успешно интегрирован в текст нового базового договора, это еще не означает, что на следующий день будут отменены таможенные тарифы. Подобный шаг всегда обусловлен выполнением необходимого комплекса предварительных/подготовительных условий. А вот относительно способности украинской стороны эти условия выполнить существует большое сомнение. Очевидно, тут о себе дает знать импульсивно-хаотическая славянская душа украинцев «европейского происхождения». За долгие годы «евроинтеграции» они так и не научились подтверждать свои слова делами и «отвечать за базар». Дальше приятных, но пустых разговоров и подписания документов, которые на практике не выполнялись, процесс «украинской евроинтеграции» никогда не шел.

В связи с этим, возникает закономерный вопрос, а что, собственно говоря, реально изменится после того как будет подписан очередной базовый договор? Ответ напрашивается весьма короткий и предельно простой – ничего. Подобная категоричность легко объяснима.

Дело в том, что кроме вышеупомянутого «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» между Украиной был подписан так называемый «План действий Украина – ЕС», успешная реализация которого уже сама по себе предусматривала создание необходимых предпосылок для свободной торговли. Являясь составной частью «Европейской политики соседства» (т.е. углубленного сотрудничества без всяких перспектив полноценного членства в ЕС), он одновременно рассматривался сторонами как комплексная, трехлетняя подготовка к подписанию в 2008 году нового базового договора. Т.е. по итогам реализации этого «Плана» должен быть выработан текст этого базового договора. Таким образом, его успешная реализация была крайне необходима Киеву для того, чтобы сделать, наконец, существенный шаг в направлении Евросоюза.

Безусловно, его исполнение было блестяще осуществлено, но… лишь в номенклатурной реальности отчетов о проделанной работе «за звітний період». Когда читаешь многостраничную «информацию» Кабмина о выполнении «Плана», в душе рождается благоговение перед масштабом проделанной титанической работы украинских чиновников. Но стоит только вернуться в действительную реальность, и становится крайне сложно удержатся от хохота. Уж слишком резкий контраст. Дело в том, что если бы «План» был успешно реализован, то Украина уже имела бы с ЕС «Соглашение о свободной торговле», ведь чтобы его подписать, новый базовый договор не нужен.

Процесс – всё, результат – ничто!

По поводу евроинтеграционных усилий Украины, еще 20 мая 2002 года известный польский политолог Здислав Найдер на страницах газеты «Речь Посполита» («Rzeczpospolita») язвительно заметил: «Так называемый европейский выбор Украины это не что иное, как декларация, за которой никогда не шли ни изменения в строе, ни результаты в экономических реформах. Из Брюсселя Украина выглядит как невыразительный придаток России».

С поляком сложно не согласиться. Действительно, все усилия украинских евроинтеграторов традиционно сводятся лишь к написанию всевозможных соглашений, договоров, деклараций и планов которые в реальности никогда не выполнялись. Подобные документы для украинских чиновников не несут практического, прикладного характера, являясь своеобразным номенклатурным украшением их деятельности (точнее – ее имитации). Если взять текст вышеупомянутого «Плана» и сравнить его с текстом позиционного документа, подготовленного МИД Украины, относительно «Европейского соглашения об ассоциации между Украиною и Европейским Союзом» [1], то можно обнаружить целые абзацы, перекочевавшие из «Плана» в позиционный документ. Это ярко свидетельствует о том, суть «интеграционных» бумаг не меняется, так же как не меняется реальность, на которую якобы эти бумаги влияют.

Те евроинтеграторы которые по сообразительней, уже поняли, что все их усилия абсолютно бесперспективны, что евроинтеграция зависит не от работы МИДа, а от тех объективных процессов в экономической и политической сфере, на которые периодически подписываемые украинско-еэсовские «планы», «договоры», «соглашения» и т.п. никоем образом не воздействуют. Понятно, что из нового базового договора украинская евроинтеграция в реальность не вывалится, зато можно будет написать хорошие отчеты в конце года и пропиарить в СМИ «великие достижения» внешней политики Украины.

Кроме того для украинских чиновников и политиков крайне привлекателен сам процесс «евроинтеграции». Ну нравится им ездить за казенный счет в Европу на всевозможные конференции, брифинги и семинары и приятно проводить там время. Красиво жить не запретишь. Это их стиль жизни. Так они острее ощущают свою избранность и значимость. Вопрос о практических результатах таких мероприятий никогда не ставился. И это понятно, ведь все эти «заседания», «конгрессы», «круглые столы», «симпозиумы», «семинары» и т.п. не предназначены для решения конкретных проблем, а являются лишь фактором статуса для наших чиновников и политиков.

Таким образом, подписание между Киевом и Брюсселем нового базового договора это всего лишь очередная формальность дипломатического этикета. Раз есть международные субъекты, то должен быть и договор, регулирующий и направляющий их отношения. Но это только по форме. А, по сути, наличие или отсутствие такого договора ни на что не влияет. Каждый будет жить так, как жил до этого.

Подводя итог, можно констатировать, что все усилия украинских евроинтеграторов на тернистом пути «евроинтеграции», представляют собой всего лишь пустопорожние разговоры «уважаемых персон» на абстрактные темы в перерывах между шикарными фуршетами и увеселительными экскурсиями. За почти десять лет «интеграции» они не дали никаких реальных результатов, ярко продемонстрировав Украине и Европе бесперспективность ее «европейского выбора».

1 Позиционный документ, подготовленный МИД Украины (19.08.2006.), относительно Европейского соглашения об ассоциации между Украиною и Европейским Союзом и его государствами-членами (на исполнение поручения Кабинета Министров № 1008-ск/23 от 09.08.2006 г.). | в текст

Источник: http://zvezda.ru/politics/2007/03/26/euroimitation.htm


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить