1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Парадокс украинской экономики заключается в том, что при достаточно развитой металлоемкой промышленности (машиностроение, металлургия, горнодобывающий сектор), довольно разветвленной инфраструктуре и немалых объемах жилого фонда и коммерческих зданий и сооружений, потребление стали на душу населения в стране вот уже несколько лет подряд не превышает 170 кг. Мало того, металлофонд страны из года в год постоянно сокращается. Что это значит? Это значит, что Украину нельзя отнести ни к развитым, ни к развивающимся странам.

 

Обычно невысокие темпы прироста металлофонда характерны для двух типов стран: экономически развитых, чей ВВП на душу населения превышает $ 15 тыс., и отсталых, где этот показатель ниже $ 1 тыс. В первом случае экономический рост или его стабилизация не обязательно приводят к увеличению потребления стали (оно остается стабильно высоким). Условно говоря, в таких странах все, что было нужно, уже построено и функционирует. Сталь потребляется не на расширение инфраструктуры, а на ее поддержание в надлежащем виде. В нищих же странах фактически нет промышленности, инфраструктура ограничена грунтовыми дорогами, а значит, и там нет потребности в металлопродукции как конструкционном материале и потребление стали там остается стабильно низким.

Но со своим уровнем ВВП ($ 4 тыс. на человека за 2013 г.) Украина как раз попадает в поле данной зависимости. Такие страны справедливо называются развивающимися, в них потребление стали на душу населения должно определенными темпами расти, что свидетельствовало бы  о росте экономики. Тем не менее в Украине этот показатель, во‑первых, крайне низкий, а во-вторых — стабильно падает: если в 1992 г. каждый украинец условно потребил 646 кг стали, то в прошлом году — 166 кг. И это при том, что отечественная инфраструктура и экономика как никогда нуждаются в росте металлопотребления.

Интересно, что в соседней России с распадом СССР наблюдались те же тенденции. Но в Украине объемы внутреннего потребления стали, по данным ассоциации Worldstell, резко снизившись за три года — с 33,6 млн т в 1992 г. до 7‑8 млн т в 1995 г. — остаются примерно на этом уровне и сегодня. А России за это время почти удалось вернуться к уровню потребления стали 1992 г. — 48‑50 млн т в год.

Потребности

В 2013 г. металлофонд страны (т. е. все функционирующее оборудование, транспортные средства, инфраструктурные объекты, дома и сооружения, изготовленные полностью или частично из металла) оценивался в 556 млн т. Из этого объема 536 млн т приходилось на основные фонды (здания и сооружения, жилой фонд, оборудование, трубопроводы, транспортная инфраструктура, коммунальное хозяйство), а 20 млн т составляли транспортные средства — автомобили, железнодорожные вагоны и локомотивы, суда, сельхозтехника. При этом, как утверждает директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимир Власюк, еще 30 лет назад отечественный металлофонд был на треть объемнее и в 1982 г. оценивался в 780 млн т.

С тех пор металлофонд страны постоянно уменьшался, правда, разными темпами. Например, в 1982‑1995 гг. средняя «скорость» сокращения составляла примерно 4 млн т в год. Заметное ускорение негативных тенденций наблюдалось в 1996‑2006 гг., когда темпы падения объемов металлофонда увеличились в три раза — до 12 млн т в год. Именно в эти годы экспорт лома резко увеличился за счет массовой вырезки металла на остановленных заводах, заброшенных трубопроводах и других объектах, а внутреннее потребление проката уменьшилось до 2‑3 млн т в год. Естественно, это не могло компенсировать потери. В 2007‑2013 гг. темпы сокращения металлофонда существенно замедлились — примерно до 5,5 млн т в год. Но ни разу за это время не происходило прироста металлофонда (даже в те годы, когда потребление росло, потери были выше).

«В результате мы имеем две проблемы: продолжающееся сокращение накопленного металлофонда и увеличение степени износа почти по всей его структуре, что свидетельствует о начавшейся деиндустриализации страны», — говорит Владимир Власюк, уточняя, что средний показатель износа по Украине составляет около 70 %. Это свидетельствует о деградации страны, ведь износились не только индустриальные или инфраструктурные объекты и активы, но и дома украинцев. В жилом фонде наблюдается один из самых высоких уровней износа металлоконструкций (72 %), а значит, и зданий в целом. В коммунальном хозяйстве, на трубопроводном транспорте, в автомобильной и железнодорожной транспортной инфраструктурах этот показатель достигает 78 %. На этом фоне наиболее благополучно выглядит украинский транспортный парк — износ всего 48 %. Правда, обеспечено это в основном за счет резкого всплеска потребления легковых автомобилей в предкризисный период. Причем если рассматривать отдельно износ автомобилей в стране, то их доля составит 30‑33 %, а износ железнодорожного транспорта (вагоны и локомотивы) зафиксирован на уровне 75 %.

Отечественное промышленное оборудование изношено на 70 %, что, собственно, и является причиной технической и технологической отсталости многих предприятий и даже целых отраслей. Общий объем изношенного металла составляет примерно 390 млн т, и все это устаревшее железо требует обновления, иначе страна скоро просто посыплется.

Проекты

Беда жилого фонда и коммунального хозяйства заключается не только в том, что там довольно высокий уровень износа металлофонда. Во‑первых, его там очень много, а во‑вторых — проекты по его обновлению, считают эксперты, фактически лишены коммерческой составляющей, хотя и являются крайне необходимыми с точки зрения обеспечения качественной жизни населения. Это реконструкция коммунальной инфраструктуры (котельных, водопроводов, канализации, тепловых и электрических сетей, насосных станций, очистных сооружений). Во все это необходимо вложить не менее 41 млн т металлопроката. Строительство социального жилья увеличило бы потенциальный спрос на металлопрокат в объеме 12 млн т. На конец 2013 г. улучшение жилищных условий требовалось более 6 млн человек, но платежеспособный спрос на новые квартиры способны обеспечить не более 15‑20 % из них.

Даже столь стратегически важные проекты, как обновление транспортной инфраструктуры и парков, не требуют такого количества металла. Например, по прогнозам аналитиков, спрос на вагоны и локомотивы до 2023 г. составит 230 тыс. единиц, реализация проекта по их производству позволила бы увеличить внутреннее потребление металлопроката за этот период всего на 5 млн т. Модернизация портовой инфраструктуры вообще ничего не стоит по сравнению с обновлением ЖКХ. В частности, расширение пропускной способности железнодорожных путей припортовых станций позволит увеличить спрос на металлопрокат лишь на 0,065 млн т, обновление парка портовых кранов (износ которых составляет 96 %) даст возможность повысить внутреннее потребление стального проката лишь на 0,25 млн т.

Даже обновление железнодорожного полотна, общий вес которого составляет 6,6  млн т (67 % его требует срочной замены) обусловит рост спроса на металлопрокат ненамного — лишь на 4,4 млн т.

Высокую ставку аналитики делают на восстановление некогда утраченных Украиной позиций в области водного транспорта, в частности речного. Развитие только отечественного судостроения могло бы способствовать приросту спроса на металлопрокат на 6 млн т. Сегодня около 98 % (170 млн т) украинских грузов перевозятся иностранным флотом. Не сбрасывают эксперты со счетов и перспективы развития производства сельскохозяйственной техники (износ парка тракторов и комбайнов составляет 70‑80 %), что послужит увеличению спроса на отечественный металлопрокат на 1 млн т.

Но одно дело — прикинуть, сколько железа нужно заменить в стране, другое — найти на это деньги. К примеру, для модернизации припортовой инфраструктуры требуется не менее 7,5 млрд грн. На интенсивное обновление вагонного парка необходимо 100 млрд грн. Но если эти проекты еще имеют, как писалось выше, коммерческую отдачу и могут быть стимулированы специальным госрегулированием (например, предлагается законодательно сократить допустимый срок эксплуатации вагонов), то модернизация металлофонда ЖКХ нуждается в колоссальных инвестициях (около 1,6 трлн грн), источником которых в ближайшие годы не в состоянии выступить никто.

Участие

Но беда в том, что, даже изыскав все эти средства, невозможно в обозримые сроки переориентировать украинскую металлургию на обеспечение внутренних потребностей. С того же 1992 г. по 2013 г. производство стали в стране сократилось на 8,9 млн т — до 32,8 млн т. Но самое главное, украинская металлургия полностью переориентировалась на экспортные поставки (80 % металлопродукции вывозится из страны) и экспортный сортамент (на те же 80 % состоящий из полуфабрикатов).

«Если для модернизации металлофонда будет потребляться импортная сталь, это станет ощутимым ударом и для металлургов, и для экономики в целом, так как экономическая эффективность реализации модернизационных проектов будет мизерной», — предостерегает Владимир Власюк.

Хотя многие представленные выше проекты можно реализовать, используя производимый в Украине сортамент металлопродукции, необходим будет также прокат, который у нас не выпускается или выпускается в ограниченном объеме, особенно для модернизации индустриального оборудования, автотранспорта… Причем именно по высокотехнологическим сортаментным позициям украинские металлурги уступают зарубежным конкурентам — в частности, по прокату из легированных сталей: плоскому прокату с покрытием, холоднокатаным рулонам, оцинкованному прокату, машиностроительным пруткам. Объемы импорта по этим товарным позициям стабильно растут. Всего же доля импорта в покрытии внутриукраинского спроса с 2007 по 2013 гг. выросла с 17 % до 22 %.

А в прошлом году наметилась и вовсе интересная тенденция — заметно увеличились поставки товарных позиций, которые в избытке выпускают наши комбинаты. «В 2013 г. около 40‑50 % ввозимой в Украину металлопродукции можно было заменить товаром отечественного производства», — отмечает начальник отдела анализа рынков черной металлургии ГП «Держзовнішінформ» Александр Шейко. К примеру, наши потребители (вагоностроители) переходили на поставку российских листов, так как те были на 10‑15 % дешевле украинских.

1,6 трлн грн нужно вложить в обновление металлофонда одного только жилищно-коммунального хозяйства

Не исключено, что в гипотетический период роста внутреннего потребления стали (что будет спровоцировано реализацией проектов по обновлению металлофонда) импортная металлопродукция также окажется дешевле и качественнее отечественных аналогов. По словам аналитиков, украинская металлургия технологически и технически отстает от основных конкурентов — России, Турции, ЕС и того же Китая. Высоко энергозатратная украинская сталь до сих пор варится в мартеновских печах (20 % от общего производства) и разливается в изложницы, тогда как мир практически полностью отказался от этих технологий. Только 50 % отечественной стали было произведено на машинах непрерывной разливки заготовок (МНЛЗ), тогда как в мире — 97 %.

По словам вице-президента Ассоциации предприятий черной металлургии Владимира Гра­новского, сегодня в мире для производства листовой продукции используются более современные технологии — тонкослябовые машины непрерывной разливки, потребляющие около 800 МДж на тонну, в то время как технология разливки на МНЛЗ и транзитная прокатка листа требует расхода 1500 МДж на тонну, разливка в слитки и прокат листа — 2600 МДж на тонну. Естественно, столь значительные энергозатраты непосильным грузом ложатся на себестоимость конечной продукции.

«Чтобы поддерживать металлургию на эффективном уровне, надо вкладывать около $ 150 инвестиций на каждую тонну выпускаемой стали (мировая практика). Россия тратит на эти цели около $ 100 на тонну стали», — отметил Грановский, уточнив, что по результатам прошлого года Украина вложила в каждую тонну сваренной стали всего $ 20.

Источник: http://www.capital.ua/ru/publication/29120-ukraina-vozvraschaetsya-v-kamennyy-vek-strane-ne-khvataet-metalla


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить