Категория: Альтернативная медицина
Обновлено: 03 Август 2015
Просмотров: 1058
рак   лечение  
1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Этот вопрос наиболее часто звучит на приеме из уст больных и их родственников, ведь он является жизненно важным. Помогают ли травы онкологическим больным, а если помогают, то в чем и до какой степени? 

Возможно, кто-то, хмыкнув и удивленно пожав плечами (мол, чего спрашивать, и так ясно), скажет: «Конечно помогают! Вы что, газет не читаете?!» При этом имеются в виду различные отзывы, истории и письма, публикуемые в популярной периодике: «Вот, мол, одна из Воронежа (Донецка, Улан-Удэ, Сызрани и т. д.) принимала (имярек, методика), и у нее все рассосалось!» Безусловно, такое случается, и люди, больные или бывшие больные, пишут от чистого сердца, чтобы поделиться радостью и, возможно, помочь своим примером кому-то в аналогичной ситуации.

Тем не менее не стоит забывать, что эффективность того или иного метода нужно оценивать не на единичных и разнородных случаях (не говоря уже о точности диагноза «до» и «после»), а на основании большого количества наблюдений, позволяющих уловить статистическую закономерность события.
В связи с необходимостью именно так подходить к определению действенности методики, современную медицину стали называть доказательной. Причем неважно, что вы изучаете: суперсовременный антибиотик или цветки ромашки.

Требования, которые выдвигает наука к медицинскому эксперименту (а изучение эффективности трав для лечения онкологии и есть не что иное, как медицинский эксперимент), вполне логичны и возникли не из капризов ученых мужей, а исходя из элементарной логики.

Во-первых, в эксперименте нужно что-то с чем-то сравнивать. То есть должно быть как минимум две группы больных, одна из которых получает лечение исследуемой травой, а другая – нет. Если в первой группе будут зафиксированы положительные результаты, то данное растение помогает при раке. Во-вторых, нужно исключить «эффект пустышки» (по-научному – плацебо-эффект). Известно, что до трети больных с головной болью, если им дать вместо
обезболивающего препарата таблетку, допустим, глюкозы и при этом, надув щеки, сказать, что это, мол, «новейшее импортное средство от головы», чувствуют облегчение.

Играет роль психологический фактор. Для того чтобы этого избежать, проводят так называемый слепой эксперимент. То есть больные как в первой, так и во
второй группе не знают, дают им настоящее лекарство или пустышку. А чтобы устранить психологическое влияние на пациента, врач тоже не знает, кому дал
пустышку, а кому лекарство. Это называется «двойной слепой опыт».

И наконец, в-третьих, чтобы ни больные, ни лечащий доктор не догадались, кто и что получал, отбор в экспериментальную группу и в группу контроля
происходит в случайном порядке с помощью компьютера. Это называется «рандомизация». О достоверной пользе лекарства можно говорить только тогда, когда она доказана у большого количества (сотни и тысячи) пациентов, прошедших через двойной слепой, плацебоконтролируемый, рандомизированный опыт. Многие онкологические больные, особенно жители центральных городов (Москвы, Санкт-Петербурга), участвуют в лечении, что называется, «по протоколу».

Думаю, теперь многим стало понятно, сколь смехотворно выглядят утверждения и выводы о «неоспоримой эффективности» того или иного метода (взять не только травы, но и перекись по Неумывакину, метод Шевченко и т. п.), сделанные на основании единичных популярных публикаций и в большинстве случаев непрофессиональных наблюдений. Я пишу это не для того, чтобы кого-то критиковать или выбивать эмоциональную почву, и без того зыбкую, из-под ног больных и их близких, а для того, чтобы люди могли трезво и непредвзято оценивать факты и сложившуюся ситуацию. Человек крайне редко рождается больным. Однако, глядя на его родителей и примерно зная, где, в каких условиях он будет жить и работать, можно прогнозировать появление у него той или иной патологии. Это называется предрасположенностью, и кодируется она на уровне генома клетки. Изменять геном клетки у живого человека пока, к сожалению (а может быть, и к счастью), еще не научились. Таким образом, нельзя говорить об исцелении как о полной победе не только над симптомами болезни, но и над предрасположенностью к ней.

Становится понятным (и это исключительно важно!), что невозможно излечить болезнь одними лекарствами. Нужно еще научить человека жить так, чтобы свести к минимуму повреждающее действие окружающей среды, способное превратить вероятность заболевания в свершившийся факт. Все это имеет прямое отношение к онкобольному, так как в его случае речь идет не просто о злокачественном узле, а об опухолевой болезни со своими закономерностями возникновения и развития, в результате которых и появляется узел. В связи с этим вполне логично предположить, что главным критерием эффективности
лечения онкобольного является не только (и даже не столько) ликвидация опухолевого узла, а продолжительность и качество жизни.

Комитетом экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) рекомендованы четыре градации лечебного эффекта при солидных опухолях.

1. Полная регрессия – исчезновение всех поражений. 

2. Частичная регрессия – большее или равное 50% уменьшение всех или отдельных опухолей при отсутствии прогрессирования других очагов.

3. Стабилизация (без изменений) – уменьшение менее чем на 50% при отсутствии новых поражений или увеличение не более чем на 25%.

4. Прогрессирование – большее или равное 25% увеличение размеров одной и более опухолей или появление новых поражений.

Опухоли измеряются по двум наибольшим взаимно перпендикулярным диаметрам. Эффект лечения оценивается в течение четырех недель.

Таким образом, об эффективности траволечения можно говорить в том случае, когда достигнута как минимум стабилизация, а лучше – частичная или полная регрессия. Так нужно ставить вопрос, если мы хотим оценить фитотерапию в качестве основного метода лечения. Напомню, что в онкологии таковыми считают оперативный метод, лучевую и химиотерапию.

Существует ряд методик, направленных на решение вспомогательных задач, например: устранение побочных эффектов химии и облучения; противорвотные;
седативно-снотворные средства; средства, стимулирующие кроветворение и иммунитет; детоксиканты и т. д. Эти вспомогательные методы с точки зрения излечения не так  важны, как основные.

Однако есть группа онкологических больных (а именно IV клиническая группа), которым нельзя по разным причинам применять основные методы лечения. У таких больных вспомогательные методы автоматически становятся основными, а их совокупность называется паллиативной помощью.

Основное требование к лекарствам паллиативной помощи – безвредность. Любому ясно, что траволечение здесь как нельзя кстати. Как же оценить эффективность лечения в этом случае?

Понятно, что речь уже не идет о регрессии опухолевых узлов. Во главу угла ставится улучшение качества жизни больного:

• уменьшение и нивелирование боли;
• сохранение работоспособности и способности к самообслуживанию;
• стабильный ночной сон;
• сохранение состояния психоэмоционального комфорта.

Критерии пользы лечения в паллиативной помощи носят субъективный характер и во многом зависят от того, как сам больной оценивает свое состояние. Тем не менее разработаны специальные методы. Так, силу боли определяют по шкале вербальных оценок (ШВО) или по визуально-аналоговой шкале (ВАШ).

Ночной сон – по его продолжительности в часах, смотрят также, приносит ли он отдых. Работоспособность и качество жизни устанавливают по различным опросникам. 

Оценить эффект траволечения можно по двум критериям:

1) научность (научная или эмпирическая информация);
2) положение в структуре помощи больному, то есть место среди основных онкологических методов и среди методов паллиативной помощи.

Накопленная на данный момент научная информация говорит о том, что травы обладают замечательным набором вспомогательных лечебных свойств при условии практически полной безвредности (если не считать аллергических реакций, проявляющихся, по моим наблюдениям, менее чем в 1% случаев). В этом
утверждении я ссылаюсь на собственный опыт, а также на опыт коллег, зафиксированный в статьях и монографиях.

Так, С. В. Стражев с соавторами (Омский областной онкодиспансер, Медицинская академия, Омск), изучив у 124 пациентов с угнетением лейкоцитов действие фитосбора из растений Омской области (чага, солодка и др.) совместно с внутривенным лазерным облучением крови, получили улучшение уже через 3 – 5 сеансов, что выразилось в увеличении количества лейкоцитов, нормализации уровня гемоглобина, улучшении качества иммунограмм.

Такое действие позволяет значительно ускорить реабилитацию после лучевой и химиотерапии.Эти же авторы сообщают о разработке травяного сбора
«Сибирское здоровье», в состав которого входят фармакопейные лекарственные растения Омской области. Исследование проводилось в соответствии с требованиями доказательной медицины. Оно показало достоверное, более чем двукратное уменьшение частоты тошноты и рвоты, улучшение состояния иммунитета и качества ночного сна, ощущение бодрости в начале дня, желание сотрудничать с врачом в плане лечения заболевания и другие  положительные моменты.

В. Г. Сбежнева и В. А. Югин (Государственная фармацевтическая академия, Пятигорск) в течение 10 лет изучали возможность устранения пострадиационных
осложнений с помощью растений, содержащих полиацетилены и полифенолы. Было изучено 83 растения.  Ученые пришли к выводу, что можно добиться
значительного эффекта у 50 – 65% пациентов, применяя плоды маклюры оранжевой и бузины травянистой, траву дурнишника колючего, кипрея узколистного, лапчатки гусиной, корень одуванчика лекарственного. У больных прекращалось снижение массы тела, возрастало число эритроцитов на 40% , лейкоцитов на 14%, повышалась на 40% фагоцитарная активность макрофагов.

Показательна работа А. В. Важенина с соавторами (Челябинский областной онкодиспансер, Уральская ГМАДО). Авторы изучали влияние траволечения на
качество жизни онкологических больных IV клинической группы. Применялась водочная настойка препарата «Фитомакс», в состав которого включено 25 наименований трав (алтей, багульник, бессмертник, девясил, зверобой,  календула, солодка, чистотел, шалфей и др.) с преимущественно противовоспалительными, антиоксидантными, адаптогенными свойствами.

Одновременно с препаратом «Фитомакс» больные получали водочную настойку фитосборов из лекарственных растений, обладающих направленным терапевтическим действием на ту или иную систему органов: «Фитовит легочный», «Фитовит желудочный» и т. п.

По результатам исследования были сделаны, в частности, выводы о том, что траволечение с использованием многокомпонентных сборов способствует улучшению качества жизни онкологических больных и длительная фитокоррекция улучшает переносимость противоопухолевого лечения.

Эти же авторы изучали эффективность вспомогательного траволечения у больных с костными метастазами рака молочной железы. Они отметили, что применение трав позволило снизить частоту и выраженность токсических эффектов лучевой и химиотерапии. 

И. Б. Судаков с соавторами (РГМУ, Рязань) исследовали применение растений для профилактики осложнений лучевой терапии. Они использовали 40%-ную спиртовую настойку сбора смолевки татарской и смолевки поникшей. Проведенные наблюдения показали улучшение переносимости лучевой терапии, уменьшение частоты появления и степени выраженности лучевых осложнений, а также гемостимулирующий и иммуностимулирующий эффекты.

И мы, и наши коллеги, проводя вспомогательное лечение травами в качестве единственного метода, нередко отмечали частичный регресс и стабилизацию. Значительно реже встречается полное исчезновение поражений. Так, например, мы наблюдали регресс во многих случаях меланомы различной локализации, рака молочной железы, стабилизацию рака легких, предстательной железы, желудка. Сообщения о таких единичных случаях встречаются в научной периодике. Еще больше их в популярной литературе.

Несмотря на то что в таких ситуациях эффект фитотерапии сравним с эффектом основных методов, пока нельзя подменять химиотерапию, операцию и облучение лечением травами.

От чего зависит результат фитотерапии?

1. Индивидуальные особенности больного и опухолевой болезни: состояние иммунитета, гистологическое строение опухоли, ее размер, наличие метастазов, длительность заболевания, проведенное лечение и т. п.

2. Многоплановость воздействия травами с учетом максимально доступных для лечения механизмов противоопухолевого и вспомогательного действия.

3. Длительность траволечения. С одной стороны, есть ли еще время, а с другой – хватит ли терпения у больного пить травы.

4. Использование всего многообразия трав, произрастающих на территории России. Проблема заключается в том, что, несмотря на неплохую изученность
подавляющего большинства лекарственных растений как с точки зрения академической науки, так и с точки зрения народного и медико-исторического опыта, в Государственную фармакопею включены от силы две с половиной сотни растений, в то время как в реальной практике любого травника их насчитывается в несколько раз больше.

5. Качество сырья (комментарии излишни).

Итак, есть ли польза от лечения травами онкобольного? Безусловно! Можно ли добиться разрушения опухоли, применяя только травы? Можно, но не так часто, как хотелось бы, и только в определенных условиях.

В какой ситуации можно применять травы в качестве единственного метода? В первую очередь в паллиативной помощи, то есть больным, у которых официально признанные методы уже (или изначально) не могут дать лечебного эффекта либо вред от их применения значительно превысит пользу.
Так выглядит ситуация в настоящий момент. Однако я глубоко убежден, что со временем, по мере накопления опыта и научных данных, она обязательно претерпит изменения и снисходительно-пренебрежительное отношение к травам сменится заслуженным уважением. Чего я желаю как докторам, так и больным.

Источник: Алефиров А. "Фитотерапия против онкологии"

Онкология. Траволечение и официальная медицина